1. Перезагрузка

«Парикмахерство — это свобода». Александр Матвеев — о работе в Chop-Chop

ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ

Как тяжелый труд сочетается с искусством

Ма­стер сети муж­ских па­рик­ма­хер­ских Chop-Chop Алек­сандр Мат­ве­ев не про­сто за­ни­ма­ет­ся лю­би­мым де­лом, но и рас­ска­зы­ва­ет об этом сту­ден­там в Ака­де­мии Chop-Chop и сам бес­ко­неч­но учит­ся и раз­ви­ва­ет­ся. В рам­ках про­ек­та «Цех. Пе­ре­за­груз­ка» мы по­го­во­ри­ли с ним о том, как не уста­вать от лю­дей, где чер­пать вдох­но­ве­ние, и узна­ли, чем па­рик­ма­хер­ство по­хо­же на по­езд­ку в по­ез­де.







О ка­рье­ре

К па­рик­ма­хер­ству я при­шел слу­чай­но: у мо­е­го дру­га те­туш­ка была пре­по­да­ва­те­лем, и она про­сто пред­ло­жи­ла пой­ти по­учить­ся. Так и за­кру­ти­лось. По спе­ци­аль­но­сти я порт­ной верх­ней муж­ской одеж­ды, по­это­му у меня все­гда была тяга ра­бо­тать ру­ка­ми. Мне ка­жет­ся, па­рик­ма­хер­ство — это все-таки неда­ле­ко от порт­нов­ско­го дела, по­то­му что это кра­си­во и ме­ня­ет лю­дей.

Я устро­ил­ся па­рик­ма­хе­ром к Зай­це­ву в Дом моды, по­ра­бо­тал там и в один мо­мент по­нял, что очень устал. Не фи­зи­че­ски, а имен­но пси­хо­ло­ги­че­ски. По­то­му что надо уметь пе­ре­стра­и­вать­ся с од­но­го че­ло­ве­ка на дру­го­го. Люди при­хо­дят с раз­ным на­стро­е­ни­ем, и всем надо уго­дить.

По­сле это­го я ушел ра­бо­тать в офис. Ра­бо­тал у бра­та в се­мей­ном биз­не­се, за­ни­мал­ся за­куп­ка­ми. Это была пя­ти­днев­ка с де­ся­ти до семи. Вро­де и день­ги были, и на се­мью ра­бо­та­ешь, но я по­нял, что мне это во­об­ще не надо. Это чи­сто до­быть еду — скуч­но. И в ито­ге сно­ва вер­нул­ся в па­рик­ма­хер­ство.

Сей­час я в пол­ней­шем, сто­про­цент­ном удо­воль­ствии на­хо­жусь, чего и всем же­лаю.

О ка­че­ствах, ко­то­рые важ­ны в па­рик­ма­хер­ском деле

Пер­вое — это же­ла­ние. Но од­но­го же­ла­ния недо­ста­точ­но. Очень важ­но упор­ство. На­при­мер, что­бы на­ра­бо­тать кли­ен­та, надо ми­ни­мум пол­го­да си­деть на ма­лень­ких день­гах. Это надо вы­дер­жать. Мно­гие бро­са­ют на пол­пу­ти, не до­жи­да­ясь ре­зуль­та­та.

Есте­ствен­но, дол­жен быть ху­до­же­ствен­ный вкус. По­то­му что муж­ская стриж­ка — это гео­мет­рия, ба­ланс, ма­те­ма­ти­ка, про­стран­ствен­ное по­ни­ма­ние форм. То есть эта ра­бо­та со­че­та­ет­ся с ар­хи­тек­ту­рой, леп­кой, ри­со­ва­ни­ем.

И при этом эта ра­бо­та — ре­мес­лен­ни­че­ство и тя­же­лый труд. Но быть про­сто ре­мес­лен­ни­ком с ря­дом свойств зна­чит быть од­ним из тол­пы. Важ­но раз­ви­вать в себе ху­до­же­ствен­ные за­дат­ки, по­сто­ян­но учить­ся. Это де­ла­ет из ре­мес­лен­ни­ка ху­дож­ни­ка. В этом на­чи­на­ет­ся са­мый кайф, ко­гда ты на­чи­на­ешь ри­со­вать во­ло­са­ми фак­ти­че­ски.

О ра­бо­те со сту­ден­та­ми в ака­де­мии Chop-Chop

Ко­гда сту­ден­ты пер­вый раз при­хо­дят, они ис­пы­ты­ва­ют ужас. По­то­му что это вал ин­фор­ма­ции. Ко­гда я учил­ся на па­рик­ма­хе­ра, это были обыч­ные трех­ме­сяч­ные или ме­сяч­ные кур­сы. До обе­да рас­ска­зы­ва­ли про ин­стру­мен­ты и как ими поль­зо­вать­ся, по­сле обе­да са­жа­ли ка­ких-то ба­бу­шек и де­ду­шек. И ни­кто тебе не по­ка­зы­вал, что и куда там от­тя­ги­вать, за­че­сы­вать. Я учил­ся в со­сто­я­нии по­сто­ян­ной па­ни­ки и стрес­са.

Сей­час сту­ден­ты тоже в ужа­се — уже от об­рат­но­го, ведь им объ­яс­ня­ют все ме­ло­чи и ню­ан­сы, а их бес­ко­неч­но мно­го.

Чест­но го­во­ря, меня ра­бо­та в ака­де­мии вы­ма­ты­ва­ет боль­ше, чем ра­бо­та у крес­ла. Имен­но то­гда ты по­ни­ма­ешь, на­сколь­ко было тя­же­ло тво­им учи­те­лям в шко­ле. Я в ака­де­мии ра­бо­таю с 11:00 до 18:00 и не могу оста­но­вить­ся. Но ко­гда ухо­жу, во­об­ще вы­клю­чаю те­ле­фон, по­то­му что го­во­рить боль­ше не могу.

О том, как не уста­вать от лю­дей

Па­рик­ма­хер пом­нит про каж­до­го сво­е­го кли­ен­та: у од­но­го дети, дру­гой на ра­бо­ту устро­ил­ся, тре­тий на со­бе­се­до­ва­ние идет сей­час. И в этот мо­мент есть этот че­ло­век, и я сей­час с ним. Он вы­шел — и тебя как буд­то пе­ре­клю­чи­ли на дру­гой ка­нал. Это по­хо­же на ис­то­рию, ко­гда ты едешь в по­ез­де, встре­ча­ешь лю­дей в купе, и вы ста­но­ви­тесь прак­ти­че­ски дру­зья­ми на ко­рот­кое вре­мя. Но как толь­ко ты вы­хо­дишь из по­ез­да, по­ни­ма­ешь, что с этим че­ло­ве­ком боль­ше не уви­дишь­ся.

Ко­гда на­би­ра­ешь­ся опы­та, то вы­пол­ня­ешь уже роль не столь­ко па­рик­ма­хе­ра, сколь­ко пси­хо­ло­га: учишь­ся успо­ка­и­вать лю­дей и под­дер­жи­вать.

О пре­иму­ще­ствах про­фес­сии

Па­рик­ма­хер­ство — это сво­бо­да. Фи­нан­со­вая и гео­гра­фи­че­ская. Мне ка­жет­ся, это са­мое важ­ное в этой ис­то­рии. Ко­неч­но, со все­ми плюш­ка­ми и плю­са­ми по­яв­ля­ет­ся и мно­го ми­ну­сов, но они ни­что по срав­не­нию со сво­бо­дой.

Глав­ное — хо­теть. Если ты хо­чешь, то все по­лу­чит­ся. Еще хочу ска­зать, что стресс яв­ля­ет­ся при­зна­ком того, что что-то ме­ня­ет­ся в луч­шую сто­ро­ну. По­то­му что стресс — ко­гда ты вы­хо­дишь из зоны ком­фор­та и ока­зы­ва­ешь­ся на чу­жой тер­ри­то­рии. Это пе­ре­ме­ны к луч­ше­му.

Я счи­таю, что дру­гих ва­ри­ан­тов нет, и я не имею ни­ка­ко­го мо­раль­но­го пра­ва упу­стить этот шанс.

О вдох­но­ве­нии

Я по­лю­бил об­щать­ся с лю­дь­ми. По­то­му что на­столь­ко раз­ные люди, на­столь­ко раз­ные судь­бы, на­столь­ко раз­ную ин­фор­ма­цию по­лу­ча­ешь. Одни ка­кие-то про­дви­ну­тые в на­уч­ных де­лах, дру­гие — мод­ни­ки, тре­тьи рас­ска­зы­ва­ют про кни­ги или филь­мы. И ты за­ря­жа­ешь­ся этим об­ще­ни­ем.

Недав­но я ле­тал в Лон­дон, в ака­де­мию. Я про­шел за неде­лю око­ло 200 км, по­то­му что не мог оста­но­вить­ся. Там та­кие люди хо­дят! Смот­ришь на них и ду­ма­ешь: «Вот тут шнур­ки к цве­ту во­лос по­до­бра­ны или цвет во­лос к шнур­кам?» На­столь­ко вкус от­то­чен у них! Это очень вдох­нов­ля­ет.