1. Перезагрузка

«Зона комфорта — первый шаг к болоту». Интервью директора по бренду и маркетинговым коммуникациям МегаФона Снежаны Черногорцевой

ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ

Что общего между работой и современным искусством

Глав­ный прин­цип в ра­бо­те для Сне­жа­ны — по­сто­ян­ное раз­ви­тие. В рам­ках од­ной ком­па­нии (в «Red Bull» она про­ра­бо­та­ла 10 лет) или при смене ра­бо­ты, Сне­жа­на все­гда ищет то на­прав­ле­ние, в ко­то­ром мож­но от­крыть что-то но­вое и ори­ги­наль­ное. Мы по­го­во­ри­ли со Сне­жа­ной о ка­рьер­ном ро­сте, ка­че­ствах, ко­то­рые она це­нит в со­труд­ни­ках, и спо­со­бах не по­гряз­нуть в ру­тине.







О ка­рье­ре

Я от­но­шусь к чис­лу счаст­ли­вых лю­дей: я учи­лась на со­цио­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те, по­сту­пи­ла в ас­пи­ран­ту­ру на эко­но­ми­че­ское от­де­ле­ние и всю жизнь я за­ни­ма­юсь тем, на что учи­лась. Мой ка­рьер­ный путь на­чал­ся в ре­клам­ном агент­стве — од­ном из круп­ней­ших на тот мо­мент. Я за­ни­ма­лась раз­ны­ми на­прав­ле­ни­я­ми, в боль­шей сте­пе­ни — стра­те­ги­че­ским пла­ни­ро­ва­ни­ем, и это было очень ин­те­рес­но. Но мне не хва­та­ло той са­мой бли­зо­сти к при­ня­тию фи­наль­ных ре­ше­ний. Я стре­ми­лась внут­ренне пе­рей­ти на сто­ро­ну кли­ен­та и за­нять­ся пол­но­цен­ным мар­ке­тин­гом, от­ве­чать за весь ин­флю­ент-про­цесс: от за­да­чи до воз­мож­но­сти по­смот­реть и оце­нить ре­зуль­тат.

Вто­рая боль­шая часть моей жиз­ни — ра­бо­та в ком­па­нии «Red Bull» на про­тя­же­нии 10 лет. Это фан­та­сти­че­ская ком­па­ния: она раз­ви­ва­ет ан­тре­пре­нер­ский дух в кор­по­ра­ции и де­ла­ет­ся муль­ти­функ­ци­о­наль­ной. Ну и, соб­ствен­но, сле­ду­ю­щая ис­то­рия — ком­па­нии «Вым­пел­ком» и те­перь «Ме­га­фон».

Если сум­ми­ро­вать весь мой опыт, могу ска­зать, что я все­гда стре­ми­лась туда, где мож­но пой­мать вос­хо­дя­щие трен­ды, где про­ис­хо­дит раз­ви­тие. Даже вы­бор фа­куль­те­та со­цио­ло­гии был очень рис­ко­ван­ным: в на­ча­ле 90-х, ко­гда ры­ноч­ная эко­но­ми­ка не при­сут­ство­ва­ла как та­ко­вая, было не очень по­нят­но, что это за про­фес­сия. Что зна­чит быть ис­сле­до­ва­те­лем и ка­кая в этом цен­ность, кро­ме как хо­дить по ули­цам и за­пол­нять ан­ке­ты? Ре­кла­ма не была нор­мой в Со­вет­ском Со­ю­зе.

И соб­ствен­но «Red Bull» со сво­ей ис­то­ри­ей — тоже не са­мый клас­си­че­ский кли­ент. Это бренд и ком­па­ния, ко­то­рые бро­са­ют вы­зов всем сте­рео­ти­пам и ищут свой путь. Те­ле­ком-ин­ду­стрия сей­час тоже пе­ре­жи­ва­ет но­вую веху, по­то­му что ста­рые ме­то­ды не ра­бо­та­ют.

Ко­гда все по­нят­но, ты про­сто при­хо­дишь и на­чи­на­ешь ра­бо­тать, как вин­тик в ма­шине. Но я все­гда была дви­жи­ма ка­ким-то на­сто­я­щим, силь­ным со­сто­я­ни­ем раз­ви­тия. Мне ка­жет­ся, что в та­ких ве­щах мож­но дей­стви­тель­но сыг­рать ка­кую-то роль, быть со­при­част­ным к со­зда­нию чего-то, даже если ты за­ни­ма­ешь не очень вы­со­кую по­зи­цию.

О слож­но­стях

Как че­ло­ве­ку и про­фес­си­о­на­лу, мне важ­но по­ни­мать, для чего я ра­бо­таю. Долж­на быть по­нят­ная за­да­ча. По­то­му что ино­гда за ме­ло­ча­ми на­чи­на­ешь те­рять смысл. В этот мо­мент опус­ка­ют­ся руки. То­гда я оста­нав­ли­ва­юсь, са­жусь с ли­сточ­ком и на­чи­наю себе вы­пи­сы­вать ба­наль­но плю­сы-ми­ну­сы: что хо­ро­шо, а что — невы­но­си­мо боль­но. И ре­шаю: а дей­стви­тель­но ли пе­ре­до мной столь важ­ные вещи? Надо ли на эти ми­ну­сы об­ра­щать вни­ма­ние, иг­но­ри­руя те вещи, ко­то­рые есть со сто­ро­ны ко­лон­ки плю­сов?

Ра­бо­та — боль­шая часть на­шей жиз­ни: 8-9 ча­сов каж­дый день. По­это­му так важ­но по­ни­мать, ка­кой в ней смысл. Не толь­ко день­ги, но и при­чи­ны, по­че­му я тра­чу вре­мя на ра­бо­ту, а не на себя, се­мью или свои увле­че­ния.

О вы­хо­де из зоны ком­фор­та

Зона ком­фор­та — это пер­вый шаг к бо­ло­ту. Я ушла из «Red Bull», несмот­ря на то, что по­сле де­ся­ти лет ра­бо­ты там было все зна­ко­мо. Но надо дви­гать­ся даль­ше. Пока ты го­тов ин­ве­сти­ро­вать в соб­ствен­ное раз­ви­тие, из зоны ком­фор­та нуж­но вы­хо­дить, толь­ко по­ни­мать, что это: зона ком­фор­та или все еще chal­leng­ing en­vi­ron­ment, сре­да, в ко­то­рой ты раз­ви­ва­ешь­ся.

Я та­ким об­ра­зом по­лу­чи­ла еще одно об­ра­зо­ва­ние и ста­ла ди­зай­не­ром ин­те­рье­ров. Это та­кой двух­лет­ний ма­ра­фон — боль­шая и су­ще­ствен­ная ис­то­рия с боль­шим ко­ли­че­ством вре­ме­ни. Обу­че­ние по­мог­ло мне в соб­ствен­ной эф­фек­тив­но­сти. По­то­му что, если воз­вра­щать­ся к смыс­лам и к сути ве­щей, мно­гие вещи мож­но про­сто убрать, и ре­зуль­тат не по­ме­ня­ет­ся, а оста­нет­ся сво­бод­ное про­стран­ство для за­пол­не­ния его либо дру­ги­ми ин­те­ре­са­ми, либо но­вы­ми вы­зо­ва­ми в той или иной ра­бо­чей сре­де.

О раз­ви­тии

Я по­ня­ла, что я — кол­лек­ци­о­нер впе­чат­ле­ний. Ну не могу я на всю жизнь увлечь­ся ба­боч­ка­ми. Меня мо­гут ин­те­ре­со­вать раз­ные темы. Все, что их объ­еди­ня­ет, — это впе­чат­ле­ния. Они за­мо­ра­жи­ва­ют­ся во фра­зах, кар­тин­ках, но­вых об­ра­зах. Они де­ла­ют мой мир раз­но­об­раз­нее и ярче.

И еще в по­след­нее вре­мя меня силь­но увле­ка­ет со­вре­мен­ное ис­кус­ство. Я за­ни­ма­юсь этим по­след­ние пять лет, но к ис­кус­ству у меня дав­но очень тре­пет­ное от­но­ше­ние. Я учи­лась в ху­до­же­ствен­ной шко­ле, учи­лась на ди­зай­нер­ском от­де­ле­нии при МАР­ХИ при по­вы­ше­нии ква­ли­фи­ка­ции. По­это­му эта тема мне до­ста­точ­но близ­ка, но в ка­кой-то мо­мент я пой­ма­ла себя на мыс­ли, что по­нят­ные эта­пы для меня за­кон­чи­лись вре­ме­на­ми кон­струк­ти­ви­стов и аван­гар­ди­стов. А мно­гие со­вре­мен­ные вещи эс­те­ти­че­ски мне не близ­ки: ка­кая-то маз­ня и ерун­да. Но по­ни­ма­ние, что боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей этим за­ни­ма­ют­ся, со­би­рая, вы­став­ляя, ана­ли­зи­руя, опи­сы­вая, под­ска­зы­ва­ло мне что я чего-то не по­ни­маю.

И сей­час, спу­стя пять лет, у меня на­чи­на­ет воз­ни­кать неко­то­рое осо­знан­ное по­ни­ма­ние. Я хожу на вы­став­ки и вер­ни­са­жи, об­ща­юсь близ­ко с со­вре­мен­ны­ми ху­дож­ни­ка­ми, у нас вы­стра­и­ва­ет­ся нор­маль­ный диа­лог — не strangers, а уров­ня про­дви­ну­то­го лю­би­те­ля. Я могу, в том чис­ле, фор­ми­ро­вать ка­кое-то свое от­но­ше­ние к тем или иным ху­дож­ни­кам, на­прав­ле­ни­ям.

Со­вре­мен­ное ис­кус­ство — тот же са­мый пат­терн, что и в ра­бо­те. Вскры­вать что-то непо­нят­ное, не рас­кры­тое, най­ти для себя ка­кие-то смыс­лы, ин­тер­пре­ти­ро­вать по-сво­е­му, вы­дав в ито­ге пе­ре­ра­бо­тан­ный про­дукт, тем са­мым обо­га­тив свою жизнь.

О со­труд­ни­ках

Для на­ча­ла я счи­таю, что об­ра­зо­ва­ние — это важ­но. Мо­жет быть, та­кая по­зи­ция — ол­дскул, но мне ка­жет­ся, что в хо­ро­шие вузы по­па­да­ют дей­стви­тель­но луч­шие и ум­ней­шие, по­то­му что там огром­ный кон­курс. Мас­сив ака­де­ми­че­ско­го, уни­вер­си­тет­ско­го об­ра­зо­ва­ния поз­во­ля­ет лю­дям на­хо­дить спо­со­бы ра­бо­ты с огром­ным объ­е­мом дан­ных, син­те­зи­ро­вать, обоб­щать, ана­ли­зи­ро­вать. То есть на­ра­ба­ты­ва­ют­ся те са­мые на­вы­ки, ко­то­рые по­том важ­ны в лю­бой ра­бо­те.

Глав­ное, что для меня цен­но в ра­бо­те, — пра­виль­ное от­но­ше­ние. Внут­рен­няя мо­ти­ва­ция и го­тов­ность со­зда­вать. Я — не кон­трол­лер. Не буду про­ве­рять каж­дый шаг. Для меня важ­но с лю­дь­ми до­го­во­рить­ся, най­ти об­щий язык и даль­ше дать сво­бо­ду, по­ни­мая, что че­ло­век мо­жет при­вне­сти что-то свое. Но сво­бо­да под­ра­зу­ме­ва­ет боль­шой уро­вень от­вет­ствен­но­сти.

Для меня важ­но со­зда­вать ре­зуль­тат с мак­си­маль­ной эф­фек­тив­но­стью, а для кого-то важ­но про­сто хо­дить на ра­бо­ту. Мы — не еди­но­мыш­лен­ни­ки, у нас раз­но­на­прав­лен­ные фо­ку­сы.

Плюс есть вещи для меня, ко­то­рые no go: по­те­ря адек­ват­но­сти и от­кро­вен­ная, при­род­ная глу­пость. Как ни стран­но и то, и дру­гое бы­ва­ет. Ка­кая здесь опас­ность и риск? Это как обе­зья­на с гра­на­той — непред­ска­зу­е­мые вещи, а в лю­бой ор­га­ни­за­ции важ­но иметь спо­соб­ность мак­си­маль­но про­гно­зи­ро­вать. По­это­му са­мая боль­шая цен­ность — не со­зда­ние вау-ре­зуль­та­та один раз, а со­зда­ние ре­зуль­та­та выше сред­не­го по­сто­ян­но, по­то­му что это го­во­рит об управ­ля­е­мо­сти, а не спон­тан­но­сти и ха­о­тич­но­сти в ком­па­нии.

О вдох­но­ве­нии

Меня ко­гда-то на­учи­ли, что не нуж­но ждать, что к тебе при­дут и что-то рас­ска­жут, нуж­но а) прий­ти по­про­сить, б) са­мо­му сде­лать. Noth­ing is given, every­thing is pos­si­ble.

Но мне, на­вер­ное, и здесь по­вез­ло: в моей жиз­ни, где-то ря­дом в до­ступ­но­сти были люди, к ко­то­рым я мог­ла прий­ти за со­ве­том, ко­то­рые мне вдох­нов­ля­ли и ме­ня­ли. На­при­мер, сей­час я — че­ло­век-си­сте­ма. Но это аб­со­лют­но при­об­ре­тен­ный на­вык. Ко­гда я на­чи­на­ла ра­бо­тать, я была че­ло­век-хаос. Мыс­ли бе­гут быст­рее, чем я могу их про­го­во­рить и уж точ­но об­ду­мать. Так как я ра­бо­та­ла в кли­ент­ском сер­ви­се, это была прак­ти­че­ски проф­не­при­год­ность. Но мне очень нра­ви­лась ком­па­ния, в ко­то­рой я ра­бо­та­ла, и я по­ни­ма­ла, что хочу там быть успеш­ной.

И вот был че­ло­век — кре­а­тив­ный ди­рек­тор ком­мер­че­ско­го агент­ства, по пер­во­му об­ра­зо­ва­нию — во­ен­ный пе­ре­вод­чик. По­нят­но, что че­ло­век с очень чет­ким ло­ги­че­ским моз­гом, у него очень ма­те­ма­ти­че­ский склад ума. Я к нему при­хо­ди­ла пе­ред встре­ча­ми, он да­вал мне свои ре­ко­мен­да­ции, ко­то­рые пре­об­ра­зо­ва­лись по­том в несколь­ко очень про­стых упраж­не­ний. И пе­ред каж­дой встре­чей или со­зво­ном я пи­са­ла себе сце­на­рий, как долж­но быть. Если ты де­ла­ешь так несколь­ко раз, это ста­но­вит­ся нор­мой. То есть я по­ня­ла, что яв­ля­ет­ся моей про­бле­мой, и на­шла че­ло­ве­ка, ко­то­рый, луч­ше, чем кто-то дру­гой, по­мог мне с этим спра­вить­ся.

И в «Red Bull» у меня был один из ге­не­раль­ных ди­рек­то­ров. Он из все­го неэф­фек­тив­но­го де­лал эф­фек­тив­ную ра­бо­чую ма­ши­ну. В ка­кой-то мо­мент мне ка­за­лось, что это нечто безум­но ин­те­рес­ное и по­лез­ное, и я на­ча­ла, за ним на­блю­дать и за­да­вать во­про­сы.

По ка­ким-то ярко вы­де­лен­ным па­ра­мет­рам у меня не было на­став­ни­ка и сей­час нет. Но, воз­мож­но, дол­жен по­явить­ся, по­то­му что у меня есть во­прос от­но­си­тель­но того, что даль­ше со мной долж­но про­ис­хо­дить. Он и ка­рьер­ный, и смыс­ло­вой. И здесь, мо­жет быть, было пра­виль­но иметь че­ло­ве­ка, с ко­то­рым мож­но на эту тему по­го­во­рить. Но пока та­ко­го че­ло­ве­ка для меня не на­шлось.