1. Перезагрузка

«Писать сценарии — самая сложная работа, которая может быть» — интервью с Еленой Ваниной

ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ

Почему важно сталкиваться с реальностью и оставаться в разных форматах

Еле­на Ва­ни­на лю­бит рас­ска­зы­вать ис­то­рии. В лю­бом фор­ма­те. Она мно­го лет про­ра­бо­та­ла жур­на­ли­стом: со­труд­ни­ча­ла с жур­на­ла­ми «Афи­ша», «Боль­шой го­род» и Es­quire. Была за­ме­сти­те­лем главре­да «Афи­ши». С 2012 года она рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рии че­рез сце­на­рии — ра­бо­та­ла над се­ри­а­ла­ми «Зав­тра», «Квест» и «Лон­дон­град». В рам­ках про­ек­та «Цех. Пе­ре­за­груз­ка» мы по­го­во­ри­ли с Еле­ной о слож­но­стях про­фес­сии, про­фес­си­о­наль­ном раз­ви­тии и кри­ти­ке об­ще­ства.







О ка­рье­ре

Все на­ча­лось в Пи­те­ре: я учи­лась на фи­ло­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те, мне по­зво­ни­ла по­дру­га и ска­за­ла: «Лена, от­кры­ва­ет­ся но­вая про­грам­ма на «Пя­том Ка­на­ле». Хо­чешь по­быть ре­пор­те­ром?». Нам всем было по 23 года. Ка­за­лось, что мы та­кие ли­хие и сей­час по­вто­рим то, что де­лал Пар­фе­нов в Москве. Мы на­зы­ва­ли себя «Дет­ским «На­мед­ни».

Я про­ра­бо­та­ла так лет семь, а по­том пе­ре­еха­ла в Моск­ву. И как-то раз за­шла про­ве­дать дру­га в «Афи­шу. Мир», а он мне го­во­рит: «Мы ищем ре­дак­то­ра. Не хо­чешь стать ре­дак­то­ром?». Я пол­го­да про­ез­ди­ла по пре­крас­ным стра­нам, пи­са­ла ре­пор­та­жи с Май­ор­ки и Сан­то­ри­ни. И вдруг по­ня­ла, что мне жут­ко скуч­но. Мне ка­за­лось, что я ка­кой-то кон­фор­мист: живу в до­ро­гих оте­лях, езжу на ка­кие-то ост­ро­ва и ни­че­го не про­из­во­жу, ни­ка­ко­го смыс­ла. Я пе­ре­ш­ла в «Афи­шу», и там слу­чил­ся са­мый пре­крас­ный мо­мент моей жур­на­лист­ской ка­рье­ры. Это был 2012-й год. В этом году ста­ло по­нят­но, что ло­зунг «Афи­ши» — «быть вне по­ли­ти­ки» — уже не ак­туа­лен. Либо ты жи­вешь в этом го­ро­де, в этой жиз­ни, либо нет. Ина­че это бу­дет про­сто вра­ньем.

Мы с Ильей Кра­силь­щи­ком сде­ла­ли несколь­ко но­ме­ров, ко­то­ры­ми я страш­но гор­жусь до сих пор. То­гда было по­нят­но, ради чего ты ра­бо­та­ешь. Было ощу­ще­ние, что мож­но что-то из­ме­нить. Но по­том я по­ня­ла, что ни­че­го мы не смог­ли сде­лать. Мне за­хо­те­лось уйти из жур­на­ли­сти­ки и как раз то­гда по­зво­нил Рома Во­ло­бу­ев (ки­но­кри­тик, ре­жис­сёр и сце­на­рист ко­ме­дии «Блок­ба­стер», сце­на­рист се­ри­а­ла «Квест») и ска­зал: «Слу­шай, я пом­ню, что ты хо­чешь пи­сать сце­на­рии. Да­вай на­пи­шем сце­на­рий про лю­дей, ко­то­рые пы­та­ют­ся за­хва­тить власть?». Вот с это­го и на­чал­ся мой путь в сце­на­ри­сти­ке.

О при­зва­нии

Я очень дол­го не мог­ла по­нять и по­чув­ство­вать, что это моя про­фес­сия, по­то­му что в Рос­сии все, что свя­за­но с кино, не име­ет ни­ка­кой до­ка­за­тель­ной базы. Но если ты чув­ству­ешь, что тебе нуж­но что-то го­во­рить и быть сце­на­ри­стом, ты про­сто не мо­жешь им не быть.

Сто­ит ли в Рос­сии идти в сце­на­ри­сты, что­бы за­ра­бо­тать огром­ное ко­ли­че­ство де­нег? Нет. Мил­ли­о­ны здесь за­ра­бо­тать слож­но, это точ­но. Но ин­ду­стрия нуж­да­ет­ся в та­лант­ли­вых, све­жих, силь­ных лю­дях, ко­то­рые го­то­вы го­во­рить от­кро­вен­но и кру­то. В этом смыс­ле в Рос­сии воз­мож­но­стей сей­час го­раз­до боль­ше, чем в той же Аме­ри­ке, по­то­му что сце­на­ри­ев очень не хва­та­ет.

О раз­ви­тии

Сей­час я чет­ко по­ни­маю, что мне важ­но оста­вать­ся в раз­ных фор­ма­тах. Ко­гда пи­шешь сце­на­рий, ино­гда хо­чет­ся взять и на­пи­сать жур­на­лист­ское рас­сле­до­ва­ние или текст ка­кой-то, по­то­му что это со­всем дру­гой спо­соб вза­и­мо­дей­ствия с дей­стви­тель­но­стью.

Зи­мой я два ме­ся­ца пи­са­ла текст для «Ме­ду­зы» про Сашу Рас­тор­гу­е­ва. Для меня это было вы­хо­дом из зоны ком­фор­та. Но лю­бое столк­но­ве­ние с ре­аль­но­стью очень силь­но по­мо­га­ет сце­на­ри­сту, по­то­му что, чем боль­ше ты себя трав­ми­ру­ешь (в хо­ро­шем смыс­ле), тем боль­ше сил по­лу­ча­ешь для того, что­бы на­пи­сать что-то на­сто­я­щее.

Ху­дож­ник ни­ко­гда не мо­жет су­ще­ство­вать в ком­форт­ном мире — это невоз­мож­но. Тот, кто су­ще­ству­ет в по­сто­ян­ном ком­фор­те, в ито­ге ста­но­вит­ся по­сред­ствен­но­стью.

О на­сто­я­щем

Сей­час я сни­маю вто­рой се­зон «Оп­ти­ми­стов». Сижу на пло­щад­ке, по­то­му что на боль­шом про­ек­те сце­на­рист все­гда ну­жен: нуж­но по ходу что-то ме­нять и пе­ре­пи­сы­вать. Еще мы с Ро­мой Во­ло­бу­е­вым на­пи­са­ли гро­теск­ную ко­ме­дию про чи­нов­ни­ков — «Ми­ни­стер­ство». Ка­жет­ся, по­лу­чи­лось смеш­но. А с Ле­шей По­по­греб­ским (ре­жис­се­ром «Оп­ти­ми­стов») пи­шем пол­ный метр — это фэн­те­зи для под­рост­ков, слож­ный фильм.

О кри­ти­ке об­ще­ства

Мне пле­вать на кри­ти­ку: я не гуг­лю себя и не чи­таю пло­хих ре­цен­зий. Так было все­гда. Я страш­но тре­бо­ва­тель­на к себе и очень силь­но себя ру­гаю, ко­гда чув­ствую, что сде­ла­ла что-то непра­виль­но. Но ко­гда я знаю, что сде­ла­ла все, что от меня за­ви­сит, мне во­об­ще не важ­но, что про это го­во­рят. Пока кто-то ру­га­ет­ся, я пой­ду и сде­лаю но­вое.

О сча­стье

Я очень хочу сни­мать в ка­че­стве ре­жис­се­ра. У меня есть ис­то­рия про Са­ха­лин, и я на­де­юсь, что справ­люсь сама и сни­му ее. Но опять же: у меня нет внут­рен­не­го спо­ра. Я хочу быть сце­на­ри­стом, ре­жис­се­ром, жур­на­ли­стом. Про­сто хочу рас­ска­зы­вать ис­то­рии так, как они бу­дут рас­ска­зы­вать­ся.

Но рас­ска­зы­вать ис­то­рии хо­ро­шо — это очень слож­но. Это все­гда борь­ба. Пи­сать сце­на­рии — са­мая слож­ная ра­бо­та, ко­то­рая мо­жет быть. Зато ко­гда по­лу­ча­ет­ся — это та­кое сча­стье. Ты по­бе­дил!

О вдох­но­ве­нии

Если ты хо­чешь прий­ти к луч­шей вер­сии себя и ска­зать важ­ные вещи, надо все вре­мя при­слу­ши­вать­ся к важ­но­му. Это в ка­ком-то смыс­ле твоя мис­сия. Ори­ен­ти­ро­вать­ся на луч­ших и учить­ся у кого-то — кру­то. Меня вдох­нов­ля­ют сме­лые люди, что-то но­вое, сме­на фор­ма­тов. И по­сто­ян­ный рост.