1. Практика

Можно ли научиться писать поп-хиты? Интервью с Надеждой Грицкевич

«Songwriting — это прежде всего умение придумать идею для песни»

Со­лист­ка груп­пы «На­а­дя» На­деж­да Гриц­ке­вич — одна из са­мых яр­ких фи­гур рос­сий­ской инди-сце­ны. Она ра­бо­та­ет с Thomas Mraz, пи­шет му­зы­ку для филь­мов, вы­сту­па­ет на фе­сти­ва­лях в Рос­сии и за ру­бе­жом. Те­перь она за­ни­ма­ет­ся об­ра­зо­ва­ни­ем взрос­лых лю­дей: в ок­тяб­ре под ее ру­ко­вод­ством в Moscow Mu­sic School стар­ту­ет курс Song­writ­ing. «Цех» по­го­во­рил с На­деж­дой о му­зы­каль­ной ин­ду­стрии, роли на­став­ни­ка и о том, по­че­му на­чи­на­ю­щим му­зы­кан­том сей­час быть про­ще, чем рань­ше.







О том, как при­ш­ла в об­ра­зо­ва­ние

Мне ча­сто пи­са­ли зна­ко­мые и незна­ко­мые му­зы­кан­ты, при­сы­ла­ли свою му­зы­ку, спра­ши­ва­ли: «По­слу­шай, ска­жи, что ты ду­ма­ешь». Я слу­ша­ла, и у меня по­яв­ля­лись ка­кие-то идеи: здесь, на­при­мер, мож­но было со­кра­тить, а тут — на­о­бо­рот до­ба­вить. То­гда я за­ду­ма­лась, что было бы здо­ро­во за­нять­ся этим на бо­лее про­фес­си­о­наль­ном уровне.

Я услы­ша­ла о про­грам­ме Song­writ­ing, ко­гда она по­яви­лась в про­шлом году и ку­ра­тор­ство пред­ло­жи­ли Паше Ар­те­мье­ву. Пом­ню, в тот мо­мент по­ду­ма­ла: «По­че­му не мне!» А спу­стя год Дима Па­нов, ди­рек­тор шко­лы, свя­зал­ся со мной и пред­ло­жил стать ку­ра­то­ром. Ко­неч­но, я со­гла­си­лась — это дей­стви­тель­но ин­те­рес­но и здо­ро­во. То, чего мне хо­те­лось, само до меня до­бра­лось.

Ку­ра­тор­ство для меня — это не со­всем пре­по­да­ва­ние. Я вос­при­ни­маю это как на­блю­де­ние, на­прав­ле­ние та­лан­та. Пре­по­да­ва­тель обу­ча­ет ка­ким-то кон­крет­ным тех­ни­кам, на­вы­кам, а то, чем за­ни­ма­юсь я, на­хо­дит­ся в об­ла­сти аб­страк­ции, ка­ких-то чув­ствен­ных вку­со­вых вос­при­я­тий. Я могу дать со­вет или ре­ко­мен­да­цию. Но я не могу это объ­яс­нить ка­кой-то кон­крет­ной фор­му­лой, кро­ме того, что, на мой взгляд, так бу­дет луч­ше и ин­те­рес­нее. Роль ку­ра­то­ра — это ско­рее роль на­став­ни­ка.

Song­writ­ing — это пре­жде все­го уме­ние при­ду­мать идею для пес­ни и раз­ра­бо­тать ее в ин­те­рес­ном неоче­вид­ном клю­че. Бы­ва­ют слу­чаи, ко­гда пес­ня «на­чи­на­ет­ся» с при­пе­ва, с ка­ко­го-то хука, но во­круг это­го хука все рав­но нуж­но вы­стро­ить нар­ра­тив. Это и есть song­writ­ing — скон­стру­и­ро­вать, скон­цен­три­ро­вать идею в необыч­ной фор­ме.

Я где-то слы­ша­ла фра­зу, что стих — это кон­цен­три­ро­ван­ная муд­рость. Пес­ня — это тоже кон­цен­три­ро­ван­ная муд­рость. Ты бе­решь ка­кую-то си­ту­а­цию, эмо­ции или ощу­ще­ния и пы­та­ешь­ся их вы­ра­зить так, что­бы люди с со­вер­шен­но дру­гим жиз­нен­ным опы­том смог­ли это при­ме­рить на себя и по-сво­е­му про­жить.

О том, как ра­бо­та­ет про­грам­ма Song­writ­ing

Эта про­грам­ма су­ще­ству­ет толь­ко год. Сей­час у Паши Ар­те­мье­ва се­ре­ди­на пре­по­да­ва­ния — все обу­че­ние идет два года. Я на­би­раю свой от­дель­ный курс: у меня уже было два по­то­ка аби­ту­ри­ен­тов и эк­за­ме­нов.

Про­грам­му мы со­став­ля­ли так: встре­ти­лись с Ди­мой Па­но­вым и об­су­ди­ли, что и в ка­кой мо­мент ре­бя­там было бы по­лез­но узнать. Я в ос­нов­ном ори­ен­ти­ро­ва­лась на свой опыт. Сей­час мы бу­дем встре­чать­ся с пре­по­да­ва­те­ля­ми дру­гих кур­сов и при­ду­ма­ем еще кучу вся­ких ин­те­рес­ных штук вме­сте.

Ито­гом пер­во­го года обу­че­ния долж­на стать пер­вая демо-за­пись, а ито­гом вто­ро­го — го­то­вая кон­церт­ная про­грам­ма и один боль­шой аль­бом или два ЕР (по же­ла­нию) — с уже сфор­ми­ро­ван­ным об­ра­зом и фи­ло­со­фи­ей. Са­мое глав­ное, что­бы ре­бя­та по­сле вы­пус­ка мог­ли ле­том пой­ти на ка­кой-то фе­сти­валь, по­дать за­яв­ку и сыг­рать.

Вся ра­бо­та над ма­те­ри­а­лом бу­дет про­ис­хо­дить внут­ри шко­лы. У ре­бят есть сту­дия зву­ко­за­пи­си, где мож­но сво­дить, за­пи­сы­вать во­кал и де­лать аран­жи­ров­ки. Аран­жи­ров­ка­ми бу­дут за­ни­мать­ся сту­ден­ты с кур­са про­дакш­на, так что ни­ка­ких до­пол­ни­тель­ных вло­же­ний для это­го не по­тре­бу­ет­ся. Все это бу­дет про­ис­хо­дить в рам­ках за­ня­тий и вне­класс­ных ча­сов, если кто-то бу­дет что-то не успе­вать, но в шко­ле.

Мы бу­дем ста­рать­ся как мож­но чаще де­лать свои фе­сти­ва­ли, что­бы у ре­бят было мень­ше стра­ха сце­ны и что­бы они уже с са­мо­го на­ча­ла го­то­ви­лись к тому, что эта ра­бо­та из себя пред­став­ля­ет. Недав­но Шко­ла де­ла­ла фе­сти­валь сту­ден­тов на «Вин­за­во­де» и в Pow­er­house. Мы на­де­ем­ся, что смо­жем до­го­ва­ри­вать­ся и с дру­ги­ми кру­ты­ми пло­щад­ка­ми.

О Moscow Mu­sic School и эво­лю­ции ин­ду­стрии

Я за­ни­ма­юсь инди-му­зы­кой уже боль­ше 10 лет и могу ска­зать, что неко­то­рые вещи у меня за­ня­ли очень мно­го вре­ме­ни, по­то­му что мне не хва­та­ло ба­зо­вых на­вы­ков. Я чему-то учи­лась сама, что-то узна­ва­ла «где-то у кого-то» — в об­щем, это был ха­о­тич­ный про­цесс.

Кайф этой шко­лы в том, что она дает на­чи­на­ю­щим му­зы­кан­там тех­ни­че­скую базу. Их учат об­ра­щать­ся с ин­стру­мен­том, на вы­бор — кла­ви­ши или ги­та­ра, учат ра­бо­тать в про­грам­ме Able­ton, в ко­то­рой они смо­гут по­том все это за­пи­сы­вать и сво­дить. Здесь пре­по­да­ют ком­по­зи­цию и аран­жи­ров­ку, тео­рию му­зы­ки. Очень кру­то, что ре­бя­та при­ду­ма­ли уме­стить в два года. Это удар­ная доза зна­ний и уме­ний, ко­то­рые мож­но тут же на­чи­нать при­ме­нять. Я, ко­гда услы­ша­ла об этом, была про­сто в вос­тор­ге. Для на­чи­на­ю­ще­го ар­ти­ста — это имен­но то, что надо.

Сей­час в шко­ле уже бу­дут ре­бя­та с пер­во­го года, с кур­сов му­зы­каль­но­го прод­каш­на и зву­ко­ре­жис­су­ры. Мы хо­тим со­здать та­кое боль­шое му­зы­каль­ное комью­ни­ти. Это на са­мом деле то, чего в Рос­сии лю­дям в прин­ци­пе не хва­та­ет — со­об­ществ, в ко­то­рых мож­но было бы об­суж­дать ка­кие-то во­про­сы, про­бле­мы или на­о­бо­рот успе­хи. Пре­жде все­го нам хо­чет­ся со­здать та­кое со­об­ще­ство для сту­ден­тов, но и для себя тоже.

Ко­гда мы на­чи­на­ли за­ни­мать­ся му­зы­кой, не было во­об­ще прак­ти­че­ски ни­че­го. Са­мым слож­ным для нас было от­сут­ствие ка­кой-либо ин­ду­стрии и по­ни­ма­ния цик­ла про­из­вод­ства — ло­ги­ки ра­бо­ты с му­зы­каль­ным ма­те­ри­а­лом. А сей­час, что тоже кру­то, у ре­бят в шко­ле есть от­дель­ный курс, на ко­то­ром на­ко­нец-то учат му­зы­каль­но­му ме­недж­мен­ту. Мне ка­жет­ся, эта струк­ту­ра в Рос­сии на­ча­ла вы­стра­и­вать­ся.

Сей­час го­раз­до при­коль­нее быть на­чи­на­ю­щим му­зы­кан­том. Тут хотя бы бо­лее-ме­нее по­нят­но, что де­лать. Все ре­сур­сы, плат­фор­мы уже су­ще­ству­ют, функ­ци­о­ни­ру­ют по ка­ким-то пра­ви­лам, ко­то­рые мож­но уже для себя объ­яс­нить, про­сле­дить.

О тех, кто при­хо­дит учить­ся

Ре­бя­та, с ко­то­ры­ми я об­ща­юсь, все су­перк­ле­вые, и я пред­вку­шаю, что это бу­дет очень ин­те­рес­ный опыт и глав­ное, очень по­лез­ный, как для них, так и для меня.

Пе­ред тем как при­гла­сить ре­бят на эк­за­ме­на­ци­он­ное со­бе­се­до­ва­ние, мы про­сим их при­слать нам несколь­ко сво­их ра­бот. Для меня име­ет зна­че­ние, мо­жет ли че­ло­век об­ра­щать­ся со сло­ва­ми. Это сра­зу чув­ству­ет­ся, ко­гда ты слы­шишь, что сло­ва гар­мо­нич­но сло­же­ны, что они под­хо­дят друг к дру­гу, что в этом из­на­чаль­но есть ка­кая-то об­щая идея и она про­сле­жи­ва­ет­ся в куп­ле­те и при­пе­ве.

Мне не очень хо­чет­ся со­би­рать ко­ман­ду из по­хо­жих лю­дей, мне на­о­бо­рот ка­жет­ся, что чем бо­лее раз­но­об­раз­ным бу­дет со­став, тем боль­ше­му ре­бя­та смо­гут друг и дру­га на­учить­ся. Чем даль­ше му­зы­ка и вос­при­я­тие мира че­ло­ве­ка, ко­то­рый при­хо­дит ко мне на со­бе­се­до­ва­ние, от мо­е­го, тем боль­ше он мне ин­те­ре­сен. Это как на­блю­дать за тем, как рас­тет ка­кой-то пре­крас­ный и необыч­ный цве­ток. Про­сто его нуж­но во­вре­мя по­лить.

Воз­раст, раз­ная база — все не име­ет зна­че­ния. Глав­ное, что­бы у них были хо­ро­шие ра­бо­ты и го­ря­щие гла­за, ко­гда они при­хо­дят на со­бе­се­до­ва­ние, а все осталь­ное — это серд­це под­ска­жет и судь­ба ре­шит. Я не де­лаю ни­ка­ких со­зна­тель­ных огра­ни­че­ний для бу­ду­щих сту­ден­тов. Если че­ло­век все про­ду­мал — у него есть план, меч­та, за­дат­ки, то со­вер­шен­но нор­маль­но, если он ре­шил рез­ко сме­нил сфе­ру де­я­тель­но­сти и стать му­зы­кан­том.

Люди еще не по­ни­ма­ют, чем хо­тят за­ни­мать­ся, ко­гда по­сту­па­ют в уни­вер­си­тет (за ред­ким ис­клю­че­ни­ем). На­вер­ное, есть те, кто сра­зу зна­ет, что хо­чет стро­ить са­мо­ле­ты или зубы ле­чить. Но чаще все­го че­ло­век по­ни­ма­ет, кем он хо­тел бы быть и чем он хо­тел бы за­ни­мать­ся на 2-3 кур­се или во­об­ще бли­же к 30-ти.

Чест­но го­во­ря, мой ди­плом мне не при­го­дил­ся во­об­ще ни разу. Я знаю несколь­ко очень успеш­ных лю­дей, ко­то­рые не по­лу­чи­ли выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния и до­би­лись неве­ро­ят­ных успе­хов в сво­ей об­ла­сти. Это ско­рее для ро­ди­те­лей. «А как ты без „ко­роч­ки“? Вот куда ты без „ко­роч­ки“ пой­дешь? Нуж­но, что­бы у тебя в „ко­роч­ке“ было на­пи­са­но, что ты юрист, а по­том уже хо­чешь, иди там хлеб пеки, хо­чешь — иди на вейк­бор­де ка­тай­ся, но что­бы в ко­роч­ке было на­пи­са­но!»