1. Практика

«Нет никаких барьеров, кроме твоих внутренних». Интервью с соосновательницей PechaKucha Moscow Анной Гилёвой

Почему нам всем нужно неформальное образование

Анна Ги­лё­ва — со­ос­но­ва­тель­ни­ца ум­ных ве­че­ри­нок PechaKucha Night Moscow, ко­то­рым в этом году ис­пол­ня­ет­ся де­сять лет. За свою ка­рье­ру она была ди­рек­то­ром пуб­лич­ных про­грамм «Тео­рий и прак­тик» и про­грамм­ным ди­рек­то­ром кон­фе­рен­ции о но­вых ме­диа Me­dia­Mak­ers. С 14 ок­тяб­ря в «Ша­нин­ке» Анна ве­дет ав­тор­ский курс «Про­дю­си­ро­ва­ние об­ра­зо­ва­тель­ных со­бы­тий». Она рас­ска­за­ла «Цеху», как устро­е­но нефор­маль­ное об­ра­зо­ва­ние и по­че­му важ­но учить­ся друг у дру­га в лю­бом воз­расте.







«Мы все учим­ся друг у дру­га, вне за­ви­си­мо­сти от воз­рас­та»

Нефор­маль­ное об­ра­зо­ва­ние ча­сто под­ра­зу­ме­ва­ет эдью­тей­н­мент — об­ра­зо­ва­ние плюс раз­вле­че­ние. Важ­но по­ни­мать, что се­год­ня вы мо­же­те узна­вать что-то но­вое где угод­но. Сей­час про­грес­сив­ные шко­лы и вузы го­во­рят, что весь мир — это класс­ная ком­на­та. Как пра­ви­ло, нефор­маль­ное об­ра­зо­ва­ние — что-то крат­ко­сроч­ное и не тре­бу­ю­щее кар­ди­наль­ных ре­ше­ний. Не нуж­но ду­мать, что ты сей­час с по­мо­щью кур­са ме­ня­ешь свою жизнь раз и на­все­гда.

В сфе­ре нефор­маль­но­го об­ра­зо­ва­ния немно­го сни­жен уро­вень па­фо­са и се­рьез­но­сти. По­чти ни­кто не рас­суж­да­ет сей­час так: «За­чем я буду пы­тать­ся пи­сать рас­ска­зы, все рав­но не по­лу­чу Но­бе­лев­скую пре­мию?». Или: «Ну что я буду учить­ся иг­рать на скрип­ке в 40 лет, если все рав­но не вы­иг­раю кон­курс Чай­ков­ско­го?». Мож­но за­ни­мать­ся чем угод­но, если есть же­ла­ние. На са­мом деле нет ни­ка­ких ба­рье­ров, кро­ме тво­их внут­рен­них.

В боль­шин­стве слу­ча­ев со­вре­мен­ное ака­де­ми­че­ское об­ра­зо­ва­ние не го­то­вит к жиз­ни. Че­ло­век окон­чил вуз, при­хо­дит ра­бо­тать и по­ни­ма­ет, что все не так. Про­грам­мы уста­ре­ли, а мир ме­ня­ет­ся стре­ми­тель­но: все вре­мя по­яв­ля­ют­ся но­вые спе­ци­аль­но­сти или на­прав­ле­ния. Даже если ты оста­ешь­ся в рам­ках од­но­го ка­рьер­но­го пути, все рав­но нуж­но по­сто­ян­но чему-то учить­ся, что­бы быть вос­тре­бо­ван­ны­ми, рас­ти, по­лу­чать зар­пла­ту по­вы­ше. А еще мож­но учить­ся, что­бы луч­ше себя чув­ство­вать. На­при­мер, ри­со­ва­ние ак­ва­ре­лью или ме­ди­та­ция про­сто по­вы­ша­ют твое еже­днев­ное ка­че­ство жиз­ни, де­ла­ют ее при­коль­нее.

Мне недав­но при­спи­чи­ло учить­ся дра­ма­тур­гии и сце­нар­но­му делу. Я на­ча­ла за­ни­мать­ся и част­ным об­ра­зом, и на кур­сах, и в Мос­ков­ской шко­ле кино. Глав­ное — мо­ти­ва­ция и же­ла­ние на­учить­ся, осво­ить но­вое дело и пре­успеть. По ка­ким па­ра­мет­рам вы­брать лек­цию? Тебе ин­те­рес­на тема, а за­яв­лен­ный лек­тор вы­гля­дит в тво­их гла­зах про­фес­си­о­на­лом.

Мы все учим­ся друг у дру­га, вне за­ви­си­мо­сти от воз­рас­та. В од­них ауди­то­ри­ях я вы­сту­паю как экс­перт, в дру­гих — как слу­ша­тель. На­при­мер, чи­та­ла лек­цию в «Нето­ло­гии», а на сле­ду­ю­щий день при­хо­ди­ла как сту­дент в Мос­ков­скую шко­лу кино и ни­че­го не зна­ла. Вот это пе­ре­клю­че­ние мне очень нра­вит­ся — оно дер­жит в то­ну­се.

«Я хо­те­ла де­лать осмыс­лен­ные ме­ро­при­я­тия, где люди де­лят­ся опы­том и зна­ни­я­ми»

Ко­гда я учи­лась в ас­пи­ран­ту­ре, все мои меч­ты были свя­за­ны с жур­на­ли­сти­кой. Я ра­бо­та­ла ре­дак­то­ром, про­дю­се­ром и жур­на­ли­стом во все­воз­мож­ных СМИ. В жур­на­ли­сти­ке я разо­ча­ро­ва­лась, ко­гда при­ш­ла про­дю­се­ром на НТВ в нелуч­шие для ка­на­ла вре­ме­на и от­ве­ча­ла за со­ци­о­куль­тур­ные темы. В стране на­рас­та­ло по­ли­ти­че­ское на­пря­же­ние: Бо­лот­ная, Ок­ку­пай Абай, а цен­зу­ра уси­ли­ва­лась даже в ре­пор­та­жах не о по­ли­ти­ке, над ко­то­ры­ми я ра­бо­та­ла. Ка­за­лось, что она не от­ве­ча­ет на вы­зо­вы вре­ме­ни. Я пе­ре­ста­ла по­ни­мать, где мой вклад, и ре­зуль­тат кол­лек­тив­но­го тру­да меня ка­че­ствен­но не устра­и­вал.

Па­рал­лель­но я за­ни­ма­лась сво­и­ми про­ек­та­ми. На­при­мер, де­ла­ла в клу­бе «Ки­тай­ский лет­чик Джао Да» «Раз­го­вор­чи­ки» — пуб­лич­ные ин­тер­вью с раз­ны­ми вы­да­ю­щи­ми­ся лич­но­стя­ми. Од­на­ж­ды в ком­па­нии ма­ло­зна­ко­мых лю­дей мы об­суж­да­ли, что же нам сде­лать, что­бы нас на­пе­ча­та­ли на об­лож­ке «Афи­ши». Женя Ка­зач­ков, дра­ма­тург, до недав­не­го вре­ме­ни арт-ди­рек­тор фе­сти­ва­ля «Лю­би­мов­ка», рас­ска­зал про фор­мат PechaKucha. Мы по­ду­ма­ли, что это при­коль­но, и так все на­ча­лось.

В тот мо­мент я не фор­му­ли­ро­ва­ла для себя это как: «Я хочу за­ни­мать­ся эдью­тей­н­мен­том». Я про­сто хо­те­ла де­лать осмыс­лен­ные ме­ро­при­я­тия, где люди де­лят­ся опы­том и зна­ни­я­ми. Клас­си­че­ским пре­по­да­ва­те­лем в вузе я не могу быть. Я пы­та­лась, но очень быст­ро устаю из-за бю­ро­кра­тии, от­че­тов и дав­ле­ния си­сте­мы.

«Наш курс для тех, кому с ми­ни­маль­ным бюд­же­том хо­чет­ся де­лать хо­ро­шо, осмыс­лен­но и с поль­зой»

Во вре­мя обу­че­ния сце­нар­но­му ма­стер­ству был пе­ри­од, ко­гда мне ка­за­лось, что у меня ни­че­го не по­лу­ча­ет­ся. Ка­за­лось, все, что я де­ла­ла рань­ше, об­ну­ли­лось. Я ста­ла вспо­ми­нать о сво­ем опы­те и в раз­мыш­ле­ни­ях об этом сфор­му­ли­ро­ва­ла курс «Про­дю­си­ро­ва­ние об­ра­зо­ва­тель­ных со­бы­тий» в «Ша­нин­ке». За­да­ча — по­де­лить­ся де­ся­ти­лет­ним опы­том про­дю­си­ро­ва­ния PechaKucha, а та­к­же дру­гих кон­фе­рен­ций, фе­сти­ва­лей и лек­то­ри­ев.

Об­ра­зо­ва­тель­ное со­бы­тие — это не кон­церт и не раз­вле­ка­тель­ное шоу, в нем есть по­лез­ное со­дер­жа­ние. И оно все­гда ре­ша­ет опре­де­лен­ную за­да­чу, а не ви­сит в ва­ку­у­ме. На­при­мер, брен­ду важ­но себя ас­со­ци­и­ро­вать с ин­тел­лек­ту­аль­ным по­лем и за­крыть об­ра­зо­ва­тель­ные по­треб­но­сти сво­их со­труд­ни­ков, или кафе нуж­но со­здать комью­ни­ти. От цели за­ви­сит ра­бо­та с кон­тен­том.

Наш курс для на­чи­на­ю­щих про­дю­се­ров об­ра­зо­ва­тель­ных со­бы­тий и тех, кому с ми­ни­маль­ным бюд­же­том хо­чет­ся де­лать хо­ро­шо, осмыс­лен­но и с поль­зой. Во вре­мя обу­че­ния мы пред­ло­жим сту­ден­там по­ра­бо­тать над соб­ствен­ны­ми про­ек­та­ми, а в кон­це устро­им пит­чинг для экс­пер­тов в этой сфе­ре.Пер­вые два года мы де­ла­ли PechaKucha, не вкла­ды­вая ни ко­пей­ки. Для ко­ман­ды это был фан и со­ци­аль­ные свя­зи, мы все па­рал­лель­но где-то ра­бо­та­ли. Пло­щад­ке мы при­но­си­ли хо­ро­ший кон­тент, спи­ке­ра­ми вы­сту­па­ли дру­зья, дру­зья дру­зей и те, кого нам уда­лось увлечь иде­ей. Афи­ши нам де­лал папа Жени Ка­зач­ко­ва. Фото и ви­део сни­ма­ли во­лон­те­ры.

Че­ты­ре года на­зад, ко­гда я ра­бо­та­ла в «Тео­ри­ях и Прак­ти­ках», нам по­сту­пил за­прос от куль­тур­но­го цен­тра «Мо­сАРТ» в Но­во­ги­ре­еве. Они про­си­ли ор­га­ни­зо­вать лек­то­рий: «Мы на­хо­дим­ся на пер­вом эта­же па­нель­ной вы­сот­ки в Но­во­ги­ре­еве. Нам де­пар­та­мент куль­ту­ры вы­де­лил день­ги на ре­монт фа­са­да, но они еще при­дут неско­ро. А внут­ри уже все класс­но, но мы аб­со­лют­но неви­ди­мы». В то вре­мя мы мно­го ра­бо­та­ли с ху­дож­ни­цей Panika Derevya, и она при­ду­ма­ла се­рию ворк­шо­пов раз в две неде­ли, каж­дый из ко­то­рый ме­нял фа­сад Мо­сАР­Та. При­хо­дят люди лю­бо­го воз­рас­та, осва­и­ва­ют но­вую тех­ни­ку стрит-арта или па­б­лик-арта, на­при­мер, граф­фи­ти, и фа­сад пре­об­ра­жа­ет­ся. Кста­ти, несмот­ря на то, что все было со­гла­со­ва­но с мест­ной ад­ми­ни­стра­ци­ей, при­е­ха­ла по­ли­ция. Ее вы­зва­ли люди — ре­ши­ли, что здесь ору­ду­ют ху­ли­га­ны.

Та­ким об­ра­зом со­дер­жа­ние об­ра­зо­ва­тель­ных со­бы­тий ста­ло ин­стру­мен­том из­ме­не­ний. В этом смыс­ле это очень класс­ный кейс. Это была жи­вая ис­то­рия — люди сво­и­ми ру­ка­ми ме­ня­ли ме­сто, где они жи­вут.