1. Практика

Искусство, дизайн, нейросети и философия: как устроено обучение в «электронном Баухаусе»

Интервью с философом, куратором и профессором HfG в Карлсруэ Людмилой Воропай

© Университет искусства и дизайна Карлсруэ

Уни­вер­си­тет ис­кус­ства и ди­зай­на (HfG) Карлсруэ — одно из немно­гих выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний в этой сфе­ре, где тео­ре­ти­ки и прак­ти­ки ра­бо­та­ют бок о бок над сов­мест­ны­ми про­ек­та­ми. Здесь не смот­рят на воз­раст и бэк­гра­унд сту­ден­тов и це­нят неза­ви­си­мость мыш­ле­ния, по­это­му на од­ном кур­се мо­гут учить­ся док­тор эко­но­ми­че­ских наук и вче­раш­ний школь­ник. Боль­шин­ство вы­пуск­ни­ков фа­куль­тетa ис­кус­ство­ве­де­ния это­го уни­вер­си­те­та ра­бо­та­ют ку­ра­то­ра­ми в из­вест­ных ев­ро­пей­ских му­зе­ях или вы­би­ра­ют ака­де­ми­че­скую ка­рье­ру. «Цех» по­го­во­рил с фи­ло­со­фом, ку­ра­то­ром и про­фес­со­ром HfG в Карлсруэ Люд­ми­лой Во­ро­пай об осо­бен­но­стях обу­че­ния в уни­вер­си­те­те.







На наш фа­куль­тет ис­кус­ство­ве­де­ния и ме­диа-фи­ло­со­фии обыч­но по­сту­па­ют люди, у ко­то­рых уже есть опыт обу­че­ния на ис­кус­ство­вед­че­ских про­грам­мах дру­гих ву­зов, где им не хва­та­ло ак­ту­аль­но­го ма­те­ри­а­ла, а та­к­же воз­мож­но­сти при­ме­не­ния тео­ре­ти­че­ских зна­ний к со­вре­мен­ным ху­до­же­ствен­ным прак­ти­кам и про­цес­сам. Ис­кус­ство­ве­дам хо­чет­ся быть бли­же к со­вре­мен­но­сти, луч­ше по­ни­мать осо­бен­но­сти ис­кус­ства, со­здан­но­го с по­мо­щью циф­ро­вых тех­но­ло­гий. Аби­ту­ри­ен­тов, ко­то­рые при­шли сра­зу по­сле шко­лы, обыч­но немно­го. Ино­гда к нам по­сту­па­ют люди, ко­то­рые уже со­сто­я­лись в ка­кой-то дру­гой сфе­ре, за­ра­бо­та­ли до­ста­точ­но де­нег и мо­гут себе поз­во­лить не ра­бо­тать. Они слу­ша­ют лек­ции по фи­ло­соф­ской эс­те­ти­ке или се­ми­на­ры по вли­я­нию пси­хо­ана­ли­за на со­вре­мен­ное ис­кус­ство — для души.

Немец­кое сло­во Gestal­tung в на­зва­нии вуза (Staatliche Hochschule für Gestal­tung или HfG) чаще все­го пе­ре­во­дят на дру­гие язы­ки как «ди­зайн». На са­мом деле, у него бо­лее ши­ро­кое зна­че­ние — про­цесс при­да­ния фор­мы, фор­мо­об­ра­зо­ва­ние. Ос­но­ва­тель HfG, из­вест­ный немец­кий ис­кус­ство­вед Хайн­рих Клотц счи­тал, что но­вые тех­но­ло­гии тре­бу­ют со­вер­шен­но ино­го под­хо­да в обу­че­нии. Он на­зы­вал ос­но­ван­ный им уни­вер­си­тет «элек­трон­ный Ба­уха­ус»: со­че­та­ние об­ра­зо­ва­тель­ных под­хо­дов и ме­то­дов клас­си­че­ско­го Ба­уха­у­са с со­вре­мен­ны­ми ком­пью­тер­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми.

Для на­ше­го уни­вер­си­те­та важ­но, что­бы пре­по­да­ва­те­ли не те­ря­ли связь с прак­ти­че­ской де­я­тель­но­стью в ка­че­стве ху­дож­ни­ков, ди­зай­не­ров или ку­ра­то­ров и зна­ко­ми­ли сту­ден­тов с со­вре­мен­ны­ми про­ек­та­ми и спо­со­ба­ми ра­бо­ты, а та­к­же со струк­ту­рой и прин­ци­па­ми функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ху­до­же­ствен­но­го и ди­зай­нер­ско­го рын­ка.

В HfG обу­че­ние стро­ит­ся на про­ект­ном под­хо­де: сту­дент сам на прак­ти­ке дол­жен прой­ти все эта­пы ре­а­ли­за­ции сво­е­го про­ек­та. На­при­мер, в слу­чае пред­мет­но­го ди­зай­на это путь от пер­вой идеи или эс­ки­за объ­ек­та до со­зда­ния его дей­ству­ю­щей мо­де­ли. На при­клад­ных на­прав­ле­ни­ях у нас пре­по­да­ют толь­ко дей­ству­ю­щие ди­зай­не­ры, сце­но­гра­фы, ре­жис­се­ры. В от­ли­чие от дру­гих немец­ких ху­до­же­ствен­ных ву­зов, где про­фес­сор мо­жет де­ся­ти­ле­ти­я­ми за­ни­мать­ся од­ной толь­ко пре­по­да­ва­тель­ской де­я­тель­но­стью, те­ряя тем са­мым связь с ак­ту­аль­ной прак­ти­кой в сво­ей сфе­ре, в на­шем уни­вер­си­те­те срок ра­бо­ты про­фес­су­ры на ху­до­же­ствен­ной спе­ци­аль­но­сти огра­ни­чен ше­стью го­да­ми, по­сле ко­то­рых че­ло­век воз­вра­ща­ет­ся к сво­ей прак­ти­че­ской де­я­тель­но­сти. Для сту­ден­тов это от­кры­ва­ет воз­мож­ность еще в про­цес­се уче­бы озна­ко­мить­ся со сво­ей бу­ду­щей про­фес­си­ей из­нут­ри. На­при­мер, если сце­но­граф ра­бо­та­ет над ка­ким-то те­ат­раль­ным про­ек­том, он мо­жет при­влечь сво­их уче­ни­ков в ка­че­стве ас­си­стен­тов.

Немец­кое на­зва­ние Staatliche Hochschule für Gestal­tung в до­слов­ном пе­ре­во­де на рус­ский озна­ча­ет Выс­шая Го­су­дар­ствен­ная Шко­ла Ди­зай­на, хотя ди­зайн — лишь одно из на­прав­ле­ний шко­лы. В этом смыс­ле ан­глий­ское на­зва­ние Uni­ver­sity of Arts & De­sign го­раз­до точ­нее от­ра­жа­ет и струк­ту­ру, и суть на­ше­го вуза. Все­го в HfG пять фа­куль­те­тов: ме­диа-ис­кус­ства, ком­му­ни­ка­ци­он­но­го ди­зай­на, про­мыш­лен­но­го ди­зай­на, вы­ста­воч­но­го ди­зай­на и сце­но­гра­фии, а та­к­же фа­куль­тет ис­кус­ство­ве­де­ния и ме­диа-фи­ло­со­фии. У по­след­не­го — боль­шая ис­то­рия: здесь в раз­ное вре­мя пре­по­да­ва­ли из­вест­ные фи­ло­со­фы и кри­ти­ки, на­при­мер, Бо­рис Гройс или Пе­тер Сло­тер­дайк, ко­то­рый был не толь­ко про­фес­со­ром, но и рек­то­ром уни­вер­си­те­та. По­след­ние два года один из кур­сов у нас ве­дет из­вест­ный со­цио­лог, со­зда­тель ак­тор­но-се­те­вой тео­рии Бру­но Ла­тур.

Для сту­ден­тов-ис­кус­ство­ве­дов есть обя­за­тель­ное усло­вие: по­ми­мо тео­ре­ти­че­ских кур­сов им нуж­но вы­брать не ме­нее двух до­пол­ни­тель­ных про­фи­лей из при­клад­ной сфе­ры — до­пу­стим, ме­диа-ис­кус­ство или вы­ста­воч­ный ди­зайн. Это по­лез­но, что­бы по­ни­мать из­нут­ри спе­ци­фи­ку со­зда­ния про­из­ве­де­ния и на­учить­ся ду­мать как ху­дож­ник. У нас ча­сто бы­ва­ют сов­мест­ные про­ек­ты, над ко­то­ры­ми ра­бо­та­ют сту­ден­ты раз­ных фа­куль­те­тов: на­при­мер, ис­кус­ство­ве­ды раз­ра­ба­ты­ва­ют кон­цепт вы­став­ки и пи­шут тек­сты для ка­та­ло­га, ху­дож­ни­ки со­зда­ют для нее свои ра­бо­ты, сце­но­гра­фы за­ни­ма­ют­ся экс­по­зи­ци­ей, а гра­фи­че­ские ди­зай­не­ры де­ла­ют к ней пла­ка­ты, ди­зайн ка­та­ло­га и т. д.

В HfG есть та­к­же ис­сле­до­ва­тель­ская про­грам­ма, по­свя­щен­ная изу­че­нию раз­ных ас­пек­тов при­ме­не­ния ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та. За­чем это нуж­но тео­ре­ти­кам? Это мод­ная тема, о ко­то­рой го­во­рят все, но мало кто по­ни­ма­ет, что это та­кое и к чему мо­жет при­ве­сти. По сути, мы за­ни­ма­ем­ся кри­ти­че­ским осо­зна­ни­ем и мо­де­ли­ро­ва­ни­ем по­след­ствий ши­ро­ко­го при­ме­не­ния этих тех­но­ло­гий в раз­ных сфе­рах де­я­тель­но­сти. Ведь раз­ра­бот­чи­ки не все­гда за­ду­мы­ва­ют­ся об эти­че­ских и со­ци­аль­ных по­след­стви­ях при­ме­не­ния ней­ро­се­тей, и кто-то дол­жен взять на себя мис­сию осмыс­ле­ния воз­ни­ка­ю­щих в этой сфе­ре про­блем.

В от­ли­чие от мно­гих дру­гих ву­зов, HfG уда­лось от­сто­ять клас­си­че­скую немец­кую об­ра­зо­ва­тель­ную мо­дель и не пе­ре­хо­дить на так на­зы­ва­е­мую Бо­лон­скую си­сте­му, ко­то­рая под­ра­зу­ме­ва­ет, по­ми­мо раз­де­ле­ния обу­че­ния на две фазы — ба­ка­лав­ра и ма­ги­стра, еще и чу­до­вищ­ную бю­ро­кра­ти­за­цию и фор­ма­ли­за­цию об­ра­зо­ва­тель­но­го про­цес­са. Для сфе­ры ис­кус­ства та­кое фор­маль­ное обу­че­ние не очень под­хо­дит, по­сколь­ку все пре­вра­ща­ет­ся в по­го­ню за бал­ла­ми. Кро­ме того, наша си­сте­ма дает сту­ден­там боль­шую сво­бо­ду вы­бо­ра: они сами ре­ша­ют, ка­кие кур­сы и в ка­кой срок им нуж­но сдать.

При­ят­ный бо­нус для сту­ден­тов HfG — по­тен­ци­аль­ная воз­мож­ность под­ра­ба­ты­вать в Цен­тре Ис­кус­ства и Ме­диа ZKM (zkm.de), ко­то­рый яв­ля­ет­ся круп­ней­шим в Ев­ро­пе му­зе­ем, по­свя­щен­ном ме­диа-ис­кус­ству, а та­к­же ис­кус­ству, свя­зан­но­му с ме­диа-тех­но­ло­ги­я­ми в ши­ро­ком смыс­ле это­го сло­ва. Это очень важ­ный опыт для на­чи­на­ю­щих ди­зай­не­ров, ку­ра­то­ров и ис­кус­ство­ве­дов, по­сколь­ку они мо­гут участ­во­вать в под­го­тов­ке ак­ту­аль­ных вы­ста­воч­ных про­ек­тов или ра­бо­тать для ар­хи­ва и ис­сле­до­ва­тель­ско­го от­де­ла ZKM. А еще это уни­каль­ная воз­мож­ность ра­бо­тать, прак­ти­че­ски не от­ры­ва­ясь от уче­бы, так как наш уни­вер­си­тет и Центр Ис­кус­ства и Ме­диа на­хо­дят­ся в од­ном зда­нии.

Ра­бо­ты сту­ден­тов HfG в Карлсруэ

«Ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект сти­ра­ет лю­дей», Ми­ха­ил Ры­ба­ков

Фа­куль­тет ис­кус­ство­ве­де­ния и ме­диа-фи­ло­со­фии

«Я ис­поль­зо­вал ней­ро­се­ти, что­бы рас­по­знать и убрать кон­ту­ры лю­дей в ви­део­ма­те­ри­а­ле, од­но­вре­мен­но за­пол­няя пу­сто­ту, воз­ник­шую на ме­сте че­ло­ве­ка. За­чем? По мере того, как мы не толь­ко де­ле­ги­ру­ем свои те­лес­ные дей­ствия ин­стру­мен­там, но и пе­ре­до­ве­ря­ем свои ре­ше­ния все­зна­ю­ще­му, все­лю­бя­ще­му ИИ, тра­ди­ци­он­ный, до­ступ­ный [че­ло­ве­че­ско­му] вос­при­я­тию об­раз че­ло­ве­че­ско­го тела ста­но­вит­ся уста­рев­шим».

Но­ябрь, 2018. Тест для вы­став­ки под ку­ра­тор­ством Бру­но Ла­ту­ра в the Crit­i­cal Zone.

По­дроб­нее о про­ек­те.

«Как зву­чит му­зы­ка для уха ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та?», Вин­сент Херр­манн

Фа­куль­тет ис­кус­ство­ве­де­ния и ме­диа-фи­ло­со­фии

В сво­ей ра­бо­те Вин­сент Хер­манн пы­та­ет­ся вы­яс­нить, на­сколь­ко раз­ли­ча­ет­ся вос­при­я­тие му­зы­ки у ней­ро­се­ти и че­ло­ве­ка. Ис­сле­до­ва­тель опи­ра­ет­ся на дан­ные о том, что неко­то­рые типы со­вре­мен­ных ней­ро­се­тей, со­здан­ных для клас­си­фи­ка­ции зву­ка, име­ют сход­ство с тем, как че­ло­век слы­шит зву­ки. Хер­манн ре­ша­ет на­тре­ни­ро­вать ма­ши­ну раз­ли­чать му­зы­каль­ные жан­ры, а за­тем за­ста­вить ее при­ду­мать соб­ствен­ные вер­сии ме­ло­дий, со­от­вет­ству­ю­щие од­но­му из жан­ров. Та­кие фраг­мен­ты мо­гут по­ка­зать­ся нам во­все не по­хо­жи­ми на му­зы­ку, но поз­во­лят нам чуть луч­ше по­нять (или услы­шать), как ней­ро­се­ти обу­ча­ют­ся со­зда­нию му­зы­каль­ных про­из­ве­де­ний.

«Поп-ап ла­бо­ра­то­рия DRAGlab», Фе­ликс Кал­ка

Фа­куль­тет ме­диа-ис­кус­ства

В ка­че­стве темы сво­е­го ди­пло­ма Фе­ликс Кал­ка вы­брал ра­бо­ту с ген­де­ром и фе­но­ме­ном драг-куль­ту­ры. Кал­ка со­здал поп-ап (вре­мен­ную — прим. Цеха) ла­бо­ра­то­рию, где каж­дый мог при­ме­рить на себя драг-об­раз и по­зна­ко­мить­ся луч­ше с ис­то­ка­ми этой куль­ту­ры.

Felix Kalka

Про­ект вклю­чал в себя ин­стал­ля­цию: сек­рет­ную ком­на­ту, где че­ло­век мог при­ме­рять на себя но­вый об­раз, а та­к­же се­рию пуб­лич­ных дис­кус­сий и ма­стер-клас­сов. По­се­ти­тель за­ра­нее бро­ни­ро­вал свое по­се­ще­ние ла­бо­ра­то­рии. В на­зна­чен­ный день его встре­ча­ла ко­ман­да ла­бо­ра­то­рии и по­сле ко­рот­ко­го раз­го­во­ра по­мо­га­ла ему/​​ей пе­ре­одеть­ся в лич­ность про­ти­во­по­лож­но­го пола. Че­ло­ве­ку де­ла­ли мейк-ап, на­де­ва­ли па­рик и под­би­ра­ли на­ряд. По­сле это­го устра­и­ва­ли фо­то­сес­сию. По­лу­чен­ные сним­ки пуб­ли­ко­ва­ли на сай­те про­ек­та или ве­ша­ли сна­ру­жи ком­на­ты, если че­ло­век да­вал на это свое со­гла­сие. Если же он не был го­тов к пуб­лич­но­му по­ка­зу сво­е­го но­во­го аль­тер-эго, то он/​​она мог/​​ла за­брать фо­то­гра­фии до­мой.

По­дроб­нее о про­ек­те.

Crea­tures of the Phan­tasm, Кри­сти­ан Рих­тер

Фа­куль­тет гра­фи­че­ско­го ди­зай­на

Кни­га Кри­сти­а­на Рих­те­ра по­свя­ще­на мон­страм, су­ще­ству­ю­щим в куль­ту­рах раз­ных на­ро­дов. Это про­из­ве­де­ние — от­ча­сти куль­ту­ро­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние, в рам­ках ко­то­ро­го ав­тор пы­та­ет­ся най­ти ис­то­ки ми­фов и по­нять, как по­яви­лись те или иные фан­та­сти­че­ские пер­со­на­жи. В Crea­tures of the Phan­tasm опи­са­ны 17 ти­пов мон­стров, струк­ту­ра по­вест­во­ва­ния на­по­ми­на­ет эн­цик­ло­пе­дию а ля La Pe­tite Larousse. Каж­дый тип про­ил­лю­стри­ро­ван кар­тин­ка­ми, вы­пол­нен­ны­ми в сти­ли­сти­ке ко­мик­сов. Кро­ме того, для каж­до­го пер­со­на­жа по­до­бран спи­сок филь­мов, где чу­до­ви­ще упо­ми­на­ет­ся. Все­го в спис­ке око­ло 750 филь­мов.По­дроб­нее о про­ек­те.

Университет искусства и дизайна Карлсруэ