1. Жизнь

«Большинство болтологических практик психотерапии — легкий способ состричь бабла»

Интервью с биологом и популяризатором науки Ириной Якутенко

Мы ча­сто чет­ко по­ни­ма­ем, чего хо­тим до­бить­ся в жиз­ни, стро­им по­дроб­ные пла­ны раз­ви­тия ка­рье­ры, по­лу­че­ния но­вых на­вы­ков и от­ка­за от вред­ных при­вы­чек. Но ино­гда все уси­лия раз­би­ва­ют­ся о сте­ну от­сут­ствия сили воли и са­мо­кон­тро­ля — мы сры­ва­ем­ся. По­пу­ля­ри­за­тор на­у­ки, ав­тор кни­ги «Воля и са­мо­кон­троль: как гены и мозг ме­ша­ют нам бо­роть­ся с со­блаз­на­ми» Ири­на Яку­тен­ко счи­та­ет, что мы не все­гда долж­ны ко­рить себя — ино­гда здесь ни­че­го сде­лать нель­зя, но мож­но боль­ше об этом узнать и под­го­то­вить­ся. «Цех» по­го­во­рил с ней об этом, а та­к­же о боль­шом кру­ге во­про­сов, на ко­то­рые у со­вре­мен­ной био­ло­гии есть свои от­ве­ты: пси­хо­ло­гии, ге­не­ти­че­ских те­стах, нера­вен­стве спо­соб­но­стей, сек­се, обу­че­нии, ме­ди­та­ции и биох­а­кин­ге.







О тре­ни­ях меж­ду уче­ны­ми и по­пу­ля­ри­за­то­ра­ми

По­пу­ля­ри­за­то­ры ред­ко ру­га­ют друг дру­га в от­кры­тую. Этот круг по-преж­не­му узок и боль­шо­го смыс­ла чмо­рить кол­лег — если речь не идет об от­кро­вен­ной чуши — нет. А вот сре­ди уче­ных есть те, кто счи­та­ет, что они бо­го­из­бран­ные, по­то­му что за­ни­ма­ют­ся на­у­кой, та­кие лю­бят при­хо­дить и ру­гать по­пу­ля­ри­за­то­ров.

Все де­ла­ют ошиб­ки, и у каж­до­го по­пу­ля­ри­за­то­ра бы­ва­ли слу­чаи, ко­гда дру­же­ствен­ные кол­ле­ги пи­са­ли, типа «чу­вак, что-то ты тут не то на­пи­сал». И боль­шин­ство ис­прав­ля­ют. А ко­гда че­ло­век ве­дет себя неадек­ват­но, его за­ча­стую про­сто ба­нят и даже на ра­зум­ную кри­ти­ку с его сто­ро­ны не об­ра­ща­ют вни­ма­ния. Так что в ито­ге веж­ли­вость го­раз­до эф­фек­тив­нее для об­ще­го бла­га про­све­ще­ния.

С од­ной сто­ро­ны, я по­ни­маю чув­ства уче­ных. Неко­то­рые из них за­ни­ма­ют­ся класс­ны­ми ве­ща­ми и у них пря­мо зу­дит от неточ­но­стей. Но они так агрес­сив­но и с пе­ре­хо­дом на лич­но­сти вы­ска­зы­ва­ют это, что за­кра­ды­ва­ет­ся по­до­зре­ние на­счет их ис­тин­ной цели. Со­зна­тель­но фор­ми­ро­вать от­но­ше­ние к по­пу­ля­ри­за­то­рам как к лю­дям вто­ро­го сор­та в корне непра­виль­но.

По­пу­ля­ри­за­ция де­ла­ет очень важ­ную вещь: до­но­сит до­сти­же­ния уче­ных до про­стых лю­дей. 99% на­се­ле­ния во­об­ще не в кур­се ве­ли­ких от­кры­тий уче­ных, и в этом смыс­ле роль по­пу­ля­ри­за­то­ров слож­но пе­ре­оце­нить. Бла­го­да­ря им о на­уч­ных от­кры­ти­ях, узна­ют люди, при­ни­ма­ю­щие ре­ше­ния. Да, ра­зу­ме­ет­ся, при них все­гда есть экс­перт­ные ко­мис­сии и кон­суль­тан­ты, но еще эти люди чи­та­ют ме­диа и смот­рят те­ле­ви­зор и фор­ми­ру­ют от­ту­да свое соб­ствен­ное пред­став­ле­ние о мире и о том, что кру­то­го про­ис­хо­дит в на­у­ке.

На­у­ка сей­час де­ла­ет фан­та­сти­че­ские вещи, бла­го­да­ря ей у нас в неко­то­рых об­ла­стях на­ту­раль­но уже на­сту­пи­ло бу­ду­щее. Узна­вать об этом очень важ­но для об­ще­ства. По­это­му та­кое хей­тер­ство со сто­ро­ны уче­ных идет не на поль­зу об­ще­му бла­гу — хотя они уве­ря­ют, что сме­ши­ва­ют с чем-то по­пу­ля­ри­за­то­ров ис­клю­чи­тель­но ради об­ще­ствен­ной поль­зы.

О прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии

У меня дав­но были по­до­зре­ния, что с этой стран­ной на­у­кой что-то не так. Аналь­ная ста­дия, ораль­ная ста­дия… Ни на чем не ос­но­ван­ные вы­во­ды и, что хуже, ре­ко­мен­да­ции. Бо­лее того, ко­гда я учи­лась в уни­вер­си­те­те, на био­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те МГУ, меня все­гда сму­ща­ло от­сут­ствие в пси­хо­ло­гии нор­маль­ных экс­пе­ри­мен­тов. Ко­гда ты изу­ча­ешь био­ло­гию, то по­ни­ма­ешь, как важ­но, что­бы у тебя были кон­троль­ные груп­пы, адек­ват­ные раз­ме­ры вы­бор­ки, не остав­ля­ю­щий ме­ста для дво­я­ких трак­то­вок ди­зайн экс­пе­ри­мен­та — без это­го твои ре­зуль­та­ты ни­че­го не зна­чат. И од­но­вре­мен­но ты ви­дишь пси­хо­ло­ги­че­ские экс­пе­ри­мен­ты, в ко­то­рых пять че­ло­век что-то рас­ска­за­ли экс­пе­ри­мен­та­то­ру о сво­их ощу­ще­ни­ях и на ос­но­ве это­го сде­ла­ли гло­баль­ные вы­во­ды.

В слу­чае с си­лой воли пси­хо­ло­ги­че­ские ста­тьи о том, как её укре­пить, раз­би­ва­ют­ся о био­ло­ги­че­ские до­ка­за­тель­ства. Воля очень силь­но ге­не­ти­че­ски обу­слов­ле­на и — если очень огруб­лять — за­ви­сит от того, как у вас в моз­гу вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся и рас­пре­де­ля­ют­ся опре­де­лен­ные ней­ро­ме­ди­а­то­ры. Это до­воль­но по­нят­но объ­яс­ня­ет­ся на при­ме­ре с де­прес­си­ей: неко­то­рые люди к ней ге­не­ти­че­ски склон­ны. На одно и то же со­бы­тие, на­при­мер, смерть близ­ко­го че­ло­ве­ка у лю­дей бу­дет раз­ная ре­ак­ция: один по­го­рю­ет, опра­вит­ся и про­дол­жит жить даль­ше, а вто­рой сва­лит­ся в тя­же­лей­шее со­сто­я­ние. При­чи­на — в раз­ной ра­бо­те ней­ро­ме­ди­а­то­ров, на­при­мер, се­ро­то­ни­на.

Чем даль­ше ты изу­ча­ешь ней­ро­био­ло­гию, тем боль­ше со­мне­ний за­кра­ды­ва­ет­ся на­счет пси­хо­ло­гии. И не толь­ко у меня. Кли­ни­че­ские пси­хо­ло­ги (те, ко­то­рые на­хо­дят­ся «на сто­роне добра», то есть за­ни­ма­ют­ся на­сто­я­щей на­у­кой) ре­гу­ляр­но пуб­ли­ку­ют ста­тьи с по­сы­лом: нас очень бес­по­ко­ит, что боль­шин­ство ме­то­дик прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии не ос­но­ва­но ни на чем, и что пси­хо­ло­ги не чи­та­ют на­ших ста­тей и не в кур­се, ка­кие ме­то­ди­ки до­ка­за­тель­ные, а ка­кие нет.

Если вы во­бье­те в гуг­ле «пси­хо­лог москва», вы уви­ди­те мил­ли­он пси­хо­ло­гов, ко­то­рые со­би­ра­ют­ся ле­чить вас арт-те­ра­пи­ей, по Фрей­ду, де­сен­си­би­ли­за­ци­ей и пе­ре­ра­бот­кой дви­же­ни­я­ми глаз, рас­ста­нов­ка­ми по Хел­лин­ге­ру и про­чи­ми ме­то­ди­ка­ми, про ко­то­рые даже «Ви­ки­пе­дия» уже зна­ет, что нет до­ка­за­тельств их эф­фек­тив­но­сти. Взять тот же фрей­дов­ский пси­хо­ана­лиз. Он был ва­жен как ис­то­ри­че­ская веха и в це­лом при­дал пси­хо­ло­гии об­раз на­у­ки, но при этом Фрейд глу­бо­ко оши­бал­ся. Та­кое бы­ва­ет. Но куча лю­дей не в кур­се, что с ними «ра­бо­та­ют» по ме­то­ди­кам, пред­став­ля­ю­щим ис­клю­чи­тель­но ис­то­ри­че­скую цен­ность, и го­да­ми тра­тят по пять ты­сяч руб­лей за сес­сию, на­де­ясь, что это улуч­шит их жизнь.

О том, по­че­му по­сле ви­зи­тов к пси­хо­ло­гу ста­но­вит­ся луч­ше

Во-пер­вых, ни­кто не от­ме­нял эф­фект пла­це­бо. Во-вто­рых, здо­ро­вой пси­хи­ке во­об­ще свой­ствен­но вы­здо­рав­ли­вать. Это как с про­сту­дой. По­че­му у нас до сих пор по­ку­па­ют «ле­кар­ства от про­сту­ды»? Обыч­но люди идут в ап­те­ку на тре­тий день, ко­гда у них пик симп­то­мов. Им очень пло­хо, у них соп­ли, бо­лит го­ло­ва, они каш­ля­ют, нет сил боль­ше тер­петь. И тут они при­ни­ма­ют «ле­кар­ство» и хоп — им ста­но­вит­ся луч­ше. Если бы че­ло­век не по­шел в ап­те­ку и не ку­пил этот пре­па­рат, про­изо­шло бы тоже са­мое. Та­ко­во есте­ствен­ное раз­ви­тие про­сту­ды: при­мер­но на чет­вер­тый день твой ор­га­низм, если у тебя не ослаб­лен­ный им­му­ни­тет, сам справ­ля­ет­ся. Ле­карств от про­сту­ды не су­ще­ству­ет. Ни­кто не бу­дет тра­тить день­ги на раз­ра­бот­ку ле­кар­ства от бо­лез­ни, ко­то­рая длит­ся пять дней, про­хо­дит без сле­да, а ее но­си­те­ли при этом му­ти­ру­ют с кос­ми­че­ской ско­ро­стью и мо­мен­таль­но раз­ви­ва­ют устой­чи­вость к лю­бо­му пре­па­ра­ту.

Не ис­клю­че­но, что то же са­мое ра­бо­та­ет и с пси­хо­ло­ги­ей. Люди идут к пси­хо­ло­гу на пике сво­их нега­тив­ных пе­ре­жи­ва­ний, но если бы они не по­шли, вско­ре им тоже ста­ло бы луч­ше. Се­год­ня люди чуть что бе­гут к пси­хо­ло­гам: нын­че у нас от все­го трав­мы. Мама тебя от­шле­па­ла в дет­стве или не по­хва­ли­ла цве­то­чек, ко­то­рый ты на­ри­со­вал в млад­шей груп­пе дет­ско­го сада, и те­перь у тебя на всю жизнь глу­бо­кая пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма. Ре­бя­та, вид Homo sapi­ens по­явил­ся две­сти ты­сяч лет на­зад, и как-то мы за всю про­шед­шую с тех пор дико кро­ва­вую ис­то­рию че­ло­ве­че­ства вы­жи­ва­ли. Сей­час са­мое спо­кой­ное вре­мя из тех, что пе­ре­жи­вал наш вид. У нас оста­лись толь­ко ло­каль­ные вой­ны, лю­дей обыч­но не уби­ва­ют на ули­цах, мы не уми­ра­ем пач­ка­ми при ро­дах и от мно­го­чис­лен­ных ин­фек­ций, хотя рань­ше это была нор­маль­ная ис­то­рия. По­ло­ви­на ро­див­ших­ся де­тей уми­ра­ли от бо­лез­ней, от ко­то­рых сей­час есть при­вив­ки. Если бы наша пси­хи­ка была на­столь­ко хруп­кой, если бы «непо­хва­ла» мамы ока­зы­ва­ла столь глу­бо­кую пси­хо­ло­ги­че­скую трав­му, что она пус­ка­ет всю жизнь под от­кос, мы с вами не хо­ди­ли бы к пси­хо­ло­гам и не рас­ска­зы­ва­ли бы им о сво­их глу­бо­чай­ших пси­хо­ло­ги­че­ских трав­мах. Нас бы про­сто уже не один де­ся­ток ты­сяч лет не было как вида.

Ис­сле­до­ва­ния травм есть: мы ви­дим, как из­ме­ня­ет­ся ра­бо­та ней­ро­ме­ди­а­то­ров в моз­гу, в ДНК по­яв­ля­ют­ся осо­бые над­строй­ки, на­зы­ва­е­мые эпи­ге­не­ти­че­ски­ми. Но это про­ис­хо­дит по­сле та­ких страш­ных со­бы­тий как ге­но­цид: если ре­бе­нок ви­дел, как «вы­ре­за­ли» всю его се­мью, из­на­си­ло­ва­ли мать, пред­ва­ри­тель­но по­ве­си­ли отца, уби­ли всех его бра­тьев и се­стер. Та­кие со­бы­тия, дей­стви­тель­но, на­но­сят пси­хо­ло­ги­че­скую трав­му и у де­тей, пе­ре­жив­ших по­доб­ное, немнож­ко по-дру­го­му ра­бо­та­ет мозг. Им жи­вет­ся тя­же­ло. В част­но­сти, мы зна­ем, что у них пе­ре­раз­ви­та си­сте­ма от­ве­та на стресс. В ран­нем дет­стве наш ор­га­низм очень быст­ро при­спо­саб­ли­ва­ет­ся к окру­жа­ю­щей сре­де. И если в дет­стве ре­бе­нок стал­ки­ва­ет­ся с та­ки­ми жут­ки­ми со­бы­ти­я­ми, его мозг по­ни­ма­ет, что мир — крайне опас­ное ме­сто, он по­лон опас­но­сти и боли и по­это­му нуж­но все­гда дер­жать на­го­то­ве си­сте­му от­ве­та на стресс. Не оце­нен­ный по до­сто­ин­ству цве­то­чек не при­во­дит к ра­ди­каль­ным из­ме­не­ни­ям ра­бо­ты моз­га — по край­ней мере та­ким, ко­то­рые мож­но об­на­ру­жить в экс­пе­ри­мен­тах.

Но есть и бо­лее непри­ят­ные при­ме­ры, по­ка­зы­ва­ю­щие, что ра­бо­та с пси­хо­ло­га­ми мо­жет быть со­всем небез­обид­ной. Ко­гда слу­ча­ет­ся ка­кая-ни­будь ка­та­стро­фа, мы все­гда слы­шим в но­во­стях: на ме­сто при­бы­ли МЧС и бри­га­да пси­хо­ло­гов. На эту тему были ис­сле­до­ва­ния: смот­ре­ли, на­сколь­ко быст­ро по­сле пе­ре­жи­той тра­ге­дии вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся люди, ко­то­рые ра­бо­та­ли с пси­хо­ло­гом и люди, ко­то­рые с пси­хо­ло­гом не ра­бо­та­ли. В луч­шем слу­чае раз­ни­цы не было, в худ­шем — за­мед­лял­ся есте­ствен­ный про­цесс вос­ста­нов­ле­ния по­сле стрес­са. Вме­сто того, что­бы че­ло­век по­го­ре­вал, от­влек­ся на дру­гие дела, он все это бес­ко­неч­но пе­ре­ти­ра­ет.

По­сле стрес­са наш ор­га­низм по­сте­пен­но воз­вра­ща­ет­ся к нор­маль­но­му функ­ци­о­ни­ро­ва­нию — это ди­на­ми­че­ский ба­ланс. Если бы каж­дый стресс на­столь­ко сби­вал нас с пути, че­ло­ве­че­ство бы не раз­ви­лось.

Ме­то­ди­ки пси­хо­те­ра­пии, у ко­то­рых есть до­ка­за­тель­ная база, су­ще­ству­ют. Су­ще­ству­ют ма­ну­а­лы для пси­хо­ло­гов, в ко­то­рых пе­ре­чис­ле­ны прак­ти­ки, име­ю­щие и не име­ю­щие до­ка­зан­ной эф­фек­тив­но­сти. Я спе­ци­аль­но ска­ча­ла себе это ру­ко­вод­ство: при­мер­но 80% ме­то­дик, эф­фек­тив­ность ко­то­рых по­ка­за­на на со­лид­ных вы­бор­ках в хо­ро­ших экс­пе­ри­мен­тах — это ме­ди­ка­мен­тоз­ная те­ра­пия. В це­лом, это неуди­ви­тель­но, по­то­му что если некий пре­па­рат вы­пус­ка­ют, то обыч­но хотя бы при­мер­но по­нят­но, что он под­кру­чи­ва­ет у вас в моз­гах. Бо­лее того, с пре­па­ра­том мож­но про­ве­сти ис­сле­до­ва­ния: взять две груп­пы па­ци­ен­тов, од­ним да­вать эти таб­лет­ки, дру­гим пу­стыш­ки и срав­ни­вать ре­зуль­та­ты. С «раз­го­вор­ны­ми» ме­то­ди­ка­ми та­кое про­вер­нуть го­раз­до слож­нее. Но несколь­ко ме­то­дик, для ко­то­рых были по­лу­че­ны некие до­ка­зан­ные ре­зуль­та­ты, все же есть. На­при­мер, к ним от­но­сит­ся ко­гни­тив­но-по­ве­ден­че­ская те­ра­пия.

Но для боль­шин­ства «бол­то­ло­ги­че­ских» прак­тик до­ка­за­тельств эф­фек­тив­но­сти нет или даже есть до­ка­за­тель­ства неэф­фек­тив­но­сти, но при этом их во­всю ис­поль­зу­ют, по­то­му что это лег­кий спо­соб со­стричь ба­б­ла. На­ив­но по­ла­гать, что все пси­хо­ло­ги — доб­рые са­ма­ри­тяне и ра­бо­та­ют с вами ис­клю­чи­тель­но из гу­ман­ных со­об­ра­же­ний.

О ге­не­ти­че­ских те­стах

Есть до­воль­но мно­го стро­го до­ка­зан­ных, на­деж­ных ге­не­ти­че­ских те­стов. На­при­мер, неин­ва­зив­ный тест для бе­ре­мен­ных, что­бы опре­де­лить, нет ли у пло­да хро­мо­сом­ных на­ру­ше­ний. Есть тест для тех, кто со­би­ра­ет­ся за­чать де­тей, он опре­де­ля­ет, яв­ля­е­тесь ли вы но­си­те­лем раз­лич­ных за­бо­ле­ва­ний. Эти те­сты без­услов­но крайне по­лез­ны и их обя­за­тель­но нуж­но де­лать. В иде­а­ле их во­об­ще хо­ро­шо бы вклю­чить в ОМС. Они поз­во­ля­ют по­чти со 100% ве­ро­ят­но­стью ис­клю­чить рож­де­ние ре­бен­ка со мно­ги­ми тя­же­лей­ши­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми. Если вдруг мама или папа ви­дят, что они но­си­те­ли, то они де­ла­ют ЭКО с от­бо­ром здо­ро­вых эм­бри­о­нов. Если это­го не сде­лать, то с боль­шой ве­ро­ят­но­стью у них ро­дит­ся боль­ной ре­бе­нок с неиз­ле­чи­мым за­бо­ле­ва­ни­ем. Но рас­про­стра­не­нию этих те­стов ме­ша­ют бор­цы за некую эти­ку: мо­жем ли мы «от­би­рать» де­тей, ре­шая, кто из них име­ет пра­во ро­дить­ся, а кто нет, не фа­шизм ли это. Та­кие ар­гу­мен­ты не вы­дер­жи­ва­ют кри­ти­ки. Мы про­сто об­ре­ка­ем на де­ся­ти­ле­тия стра­да­ний ни в чем непо­вин­ных де­тей.

С ком­мер­че­ски­ми те­ста­ми, ко­то­рые каж­дый че­ло­век мо­жет пой­ти и сде­лать ради ин­те­ре­са, все пока не так ра­дуж­но. Это при­коль­но, узнать от­ку­да ты ро­дом, кто были твои пред­ки. Ино­гда неожи­дан­но узна­ешь что-то ин­те­рес­ное о сво­их ро­ди­те­лях — на­при­мер, твои ли это ро­ди­те­ли… и та­кое бы­ва­ет. Но все это пред­ска­за­ния, вро­де «риск диа­бе­та по­вы­шен на 15%» или «есть склон­но­сти к вер­баль­но­му кре­а­тив­но­му твор­че­ству», бе­рут­ся из на­уч­ных ра­бот, ре­зуль­та­ты ко­то­рых, ска­жем так, очень воль­но трак­ту­ют­ся. От­ку­да по­яв­ля­ют­ся по­доб­ные за­ко­но­мер­но­сти? Ис­сле­до­ва­те­ли изу­ча­ют ге­но­ти­пы лю­дей и смот­рят на фе­но­ти­пы, то есть на внеш­ние про­яв­ле­ния. Так они вы­яс­ня­ют, что у но­си­те­лей опре­де­лен­но­го на­бо­ра ге­нов диа­бет в сред­нем бы­ва­ет чуть чаще, чем обыч­но. Но это не озна­ча­ет при­го­во­ра или даже уве­рен­но­сти. По­то­му что риск диа­бе­та и дру­гие слож­ные со­сто­я­ния — это по­ли­ген­ные при­зна­ки. Они за­ви­сят от де­сят­ков и со­тен ген­ных ва­ри­ан­тов, и по од­но­му гену аб­со­лют­но невоз­мож­но сде­лать вы­вод, что у вас разо­вьет­ся диа­бет или вы ста­не­те по­этом. Бо­лее того, эти пред­ска­за­ния бес­по­лез­ны в прак­ти­че­ском смыс­ле.

Что озна­ча­ет по­вы­шен­ный на 15% риск диа­бе­та? Мне бе­жать сроч­но кровь сда­вать на са­хар или про­сто мень­ше бу­ло­чек есть? Или во­об­ще ни­че­го не де­лать? В бу­ду­щем, ко­гда у нас на­бе­рет­ся ста­ти­сти­ка и пол­но­ге­ном­ное се­кве­ни­ро­ва­ние бу­дет сто­ить де­шев­ле, эти те­сты ста­нут бо­лее на­деж­ны­ми. Но про­бле­ма еще в том, что все эти кон­то­ры со­би­ра­ют соб­ствен­ные базы и не де­лят­ся ими. Гру­бо го­во­ря, кон­то­ра А на­бра­ла себе 100 ты­сяч че­ло­век, про­ана­ли­зи­ро­ва­ла что-то у них и сде­ла­ла вы­вод, что та­кие-то гены свя­за­ны с тем-то и тем-то, а кон­то­ра Б со­бра­ла 150 ты­сяч и тоже сде­ла­ла свои вы­во­ды. Обе вы­бор­ки не очень мощ­ные, по­это­му пред­ска­за­ния не силь­но обос­но­ва­ны. Если бы кон­то­ры объ­еди­ни­ли базы, ис­сле­до­ва­ние и вы­во­ды были бы куда на­деж­нее.

Еще очень пло­хо, что фир­мы, ста­ра­ясь про­дать свои услу­ги, ис­поль­зу­ют некор­рект­но ши­ро­кую ин­тер­пре­та­цию. На­при­мер, сло­га­ны в духе «Узнай, бу­дет ли твой ре­бе­нок бе­гу­ном?». Ге­нов бе­гу­на не су­ще­ству­ет в при­ро­де, они про­сто смот­рят ка­кие гены свя­за­ны, ска­жем, с ме­та­бо­лиз­мом кис­ло­ро­да и ро­стом мы­шеч­ной тка­ни. Это некор­рект­ный мар­ке­тинг. У лю­дей, да­ле­ких от все­го это­го, бу­дет ощу­ще­ние, что ге­не­ти­че­ский тест — это ка­кая-то ми­сти­ка. Но ду­маю, это «бо­лезнь взрос­ле­ния», ско­ро все ста­нет бо­лее осмыс­лен­но.

Не могу не от­ме­тить, что в Рос­сии все это су­ще­ству­ет на уровне ев­ро­пей­ских стран и даже луч­ше. Это не «мок­рая» на­у­ка, ко­гда нуж­ны слож­ные экс­пе­ри­мен­ты на до­ро­гих при­бо­рах с ис­поль­зо­ва­ни­ем ре­ак­ти­вов, ко­то­рые труд­но до­ста­вать, а био­ин­фор­ма­ти­ка и ана­лиз боль­шо­го ко­ли­че­ства дан­ных. И в этой об­ла­сти мы аб­со­лют­но на уровне.

О био­ло­ги­че­ском нера­вен­стве

Смот­ри­те: мир неспра­вед­лив. Нам всем очень хо­чет­ся спра­вед­ли­во­сти, у нас се­год­ня дви­же­ние за ра­вен­ство воз­мож­но­стей, но по­че­му-то этот те­зис плав­но пе­ре­те­ка­ет во «все люди оди­на­ко­вые», что неправ­да. Наша неоди­на­ко­вость — база для от­бо­ра бо­лее при­спо­соб­лен­ных, для эво­лю­ции, для со­зда­ния бо­лее про­дви­ну­тых ви­дов. Имен­но это нера­вен­ство, ко­гда одни ум­нее, дру­гие кра­си­вее, а тре­тьи бо­лее во­ле­вые, дает нам тот са­мый вы­бор, ко­то­рый поз­во­ля­ет ви­дам при­спо­саб­ли­вать­ся к из­ме­ня­ю­щим­ся усло­ви­ям сре­ды. Нера­вен­ство за­ло­же­но в нас — это ос­но­ва ос­нов. Люди не рав­ны по сво­им воз­мож­но­стям. Сей­час про­да­ют­ся книж­ки, где пи­шут, что из лю­бо­го ре­бен­ка мож­но сде­лать Эйн­штей­на. Нет, нель­зя. Если бы все были оди­на­ко­вы­ми, в слу­чае рез­ко­го из­ме­не­ния сре­ды все бы и по­гиб­ли — по­то­му что не на чем было бы со­зда­вать но­вые при­зна­ки, раз эти ока­за­лись непод­хо­дя­щи­ми.

В ге­нах, свя­зан­ных с си­лой воли, люди точ­но так же не рав­ны. Кому-то до­ста­лись бо­лее удач­ные ва­ри­ан­ты, ко­то­рые поз­во­ля­ют им дол­гое вре­мя ра­бо­тать, не от­вле­ка­ясь на по­сто­рон­ние сти­му­лы. У них так ра­бо­та­ют ней­ро­ме­ди­а­то­ры — тот же аце­тил­хо­лин, ко­то­рый поз­во­ля­ет дли­тель­но со­хра­нять кон­цен­тра­цию. Они хо­ро­шо пред­став­ля­ют себе бу­ду­щую цель и до­фа­мин вы­де­ля­ет­ся на нее, а не на сию­ми­нут­ное от­вле­че­ние типа фейс­бу­ка или тор­ти­ка.

То, что до­фа­мин и есть мо­ти­ва­ция — одно из ве­ли­чай­ших от­кры­тий ней­ро­био­ло­гии по­след­них де­ся­ти­ле­тий. Пси­хо­ло­ги лю­бят при­ду­мы­вать про мо­ти­ва­цию раз­ные сказ­ки, но это все­го лишь до­фа­мин. И если его нет — нет мо­ти­ва­ции. Если силы воли нет из­на­чаль­но, вам все­гда бу­дет слож­нее.

Есть спе­ци­аль­ная по­ро­да быч­ков — бель­гий­ские го­лу­бые ко­ро­вы, они все — одна сплош­ная мыш­ца, и есть люди, у ко­то­рых есте­ствен­ным об­ра­зом гены, свя­зан­ные с ро­стом мышц, бо­лее ак­тив­ны. Если та­кой че­ло­век идет в спорт­зал и ле­ни­во за­ни­ма­ет­ся два раза в неде­лю, то у него бу­дет го­раз­до боль­ше успе­хов, чем у че­ло­ве­ка с ме­нее ак­тив­ны­ми ге­на­ми. Они мо­гут оди­на­ко­во на­пря­гать­ся, по­теть и уста­вать, но пер­вый че­рез ме­сяц уви­дит ре­зуль­тат и ему все ска­жут, ка­кой он стал кра­си­вый, а вто­рой до­бьет­ся хоть ка­ких-то из­ме­не­ний едва ли че­рез пол­го­да. Это та­кая са­мо­под­дер­жи­ва­ю­ща­я­ся спи­раль: не осо­бо на­пряг­ся, уви­дел ре­зуль­тат, про­дол­жа­ешь хо­дить. А дру­гой че­ло­век, у ко­то­ро­го пло­хо рас­тут мыш­цы, уби­ва­ет­ся в спорт­за­ле и мо­ти­ва­ция у него не очень, по­то­му что ре­зуль­та­та нет. Вы­со­ка ве­ро­ят­ность, что он сой­дет с ди­стан­ции. Об этом надо пом­нить и ис­поль­зо­вать свою «ум­ную» часть моз­га, пре­фрон­таль­ную кору, что­бы не рас­слаб­лять­ся. Осо­знав про­бле­му, боль­ше шан­сов про­дер­жать­ся доль­ше.

О вли­я­нии окру­же­ния

Еще одно из­ме­ре­ние — сре­да. До­сто­вер­но вы­ве­сти в про­цен­тах, сколь­ко нам дает сре­да, а сколь­ко на­след­ствен­ность, нель­зя, в слу­чае раз­ных при­зна­ков вклад обе­их ком­по­нент раз­ный.

Но неко­то­рые эф­фек­ты мы зна­ем хо­ро­шо — и они, к со­жа­ле­нию, ра­бо­та­ют не в нашу поль­зу. На­при­мер, эф­фект Мат­фея, ко­гда со вре­ме­нем бед­ный ста­но­вит­ся бед­нее, бо­га­тый бо­га­че. Ода­рен­ный ре­бе­нок быст­рее учит­ся чи­тать, в ито­ге ему про­ще усва­и­вать ма­те­ри­ал, он луч­ше учит­ся, по­сту­па­ет в бо­лее пре­стиж­ный вуз. Точ­но так же ра­бо­та­ет и до­ста­ток се­мьи: ве­ро­ят­ность, что обес­пе­чен­ные ро­ди­те­ли бу­дут боль­ше вкла­ды­вать­ся в ре­бен­ка, а не гор­ба­тить­ся на трех ра­бо­тах, выше. В ито­ге он рань­ше учит­ся чи­тать, боль­ше раз­ви­ва­ет свои склон­но­сти и так да­лее. Но нель­зя вы­ве­сти точ­ный ко­эф­фи­ци­ент, сколь­ко дол­ла­ров еже­ме­сяч­но­го до­хо­да се­мьи «урав­ни­ва­ют», ска­жем, пять бал­лов IQ. В мире нет спра­вед­ли­во­сти и ее не надо ис­кать. Если ты ро­дил­ся в бед­ной се­мье, тебе бу­дет тя­же­лее, чем если бы ты ро­дил­ся в бо­га­той. Надо это по­ни­мать и боль­ше ра­бо­тать, по­то­му что твоя стар­то­вая точ­ка со­всем дру­гая. Не надо пре­бы­вать в ил­лю­зи­ях о том, что все мы рав­ны, по­то­му что ты раз за ра­зом бу­дешь бить­ся лбом о ре­аль­ность. Луч­ше по­нять, как оно все на са­мом деле ра­бо­та­ет и дей­ство­вать, ис­хо­дя из это­го зна­ния.

О мо­ти­ва­ции к сек­су

В со­вре­мен­ном мире секс у боль­шин­ства лю­дей пе­ре­шел из раз­ря­да удо­воль­ствия в раз­ряд тя­же­лой ра­бо­ты. Рань­ше с сек­сом было про­ще: в пе­ще­ре силь­ный са­мец мог по­лу­чить его прак­ти­че­ски от лю­бой сам­ки. Сей­час есть риск, что дру­гой сто­роне не по­нра­вят­ся уха­жи­ва­ния, она мо­жет об­ви­нить тебя в ха­рас­смен­те, плюс пра­ви­ла при­ли­чия в об­ще­стве — все это силь­но услож­ня­ет про­цесс до­бы­чи сек­са. Удо­воль­ствие он, ко­неч­но, при­но­сит, хотя и не всем, но за­ча­стую, что­бы до это­го удо­воль­ствия до­брать­ся, надо про­сто убить­ся и неве­ро­ят­но на­прячь­ся. А за­чем и ради чего, если я сей­час пой­ду съем вкус­ный бур­гер с кар­то­шеч­кой фри и по­лу­чу до­фи­га удо­воль­ствия.

Еда — очень силь­ный ис­точ­ник удо­воль­ствия. Без еды ни­ка­ко­го сек­са не бу­дет: ты не смо­жешь им за­нять­ся, вы­но­сить и ро­дить ре­бен­ка. По­это­му еда важ­нее, чем секс, она мно­гим при­но­сит боль­ше удо­воль­ствия, а до­быть ее лег­че. Си­ту­а­ция ме­ня­ет­ся раз­ве что, ко­гда че­ло­век влюб­лен. В этом слу­чае секс обе­ща­ет ему су­перу­до­воль­ствие, он го­тов в впря­гать­ся в эту во­лын­ку, так как сти­мул ста­но­вит­ся неадек­ват­но цен­ным. А обыч­но мозг оце­ни­ва­ет си­ту­а­цию с сек­сом и го­во­рит: да ну на­фиг, я луч­ше поем или се­ри­аль­чик по­смот­рю. В со­вре­мен­ном мире секс пе­ре­стал быть обя­за­тель­ной цен­но­стью.

О мо­ти­ва­ции к обу­че­нию

Тут опять все дело в до­фа­мине: он чрез­вы­чай­но ва­жен не толь­ко для того, что­бы мы ели и за­ни­ма­лись сек­сом, но и чрез­вы­чай­но ва­жен для обу­че­ния. Что та­кое обу­че­ние: мы за­по­ми­на­ем то, что дей­стви­тель­но важ­но для нас. А как эво­лю­ция и мозг мар­ки­ру­ют важ­ное? При по­мо­щи эмо­ций. По­это­му со­вре­мен­ный под­ход, ко­гда де­тей ограж­да­ют от всех опас­но­стей, вы­гля­дит не очень ра­зум­ным. Ко­гда ре­бе­нок сует па­лец в ки­пя­ток и об­жи­га­ет­ся, он мо­мен­таль­но по­ни­ма­ет, что это пло­хо и за­пом­нит: то, что сто­ит на пли­те — го­ря­чее, и оно опас­но. Если он не обо­жжет­ся, не про­изой­дет эмо­ци­о­наль­но­го за­креп­ле­ния и он не за­пом­нит.

Если тебя ро­ди­те­ли от­да­ли в пре­стиж­ный юри­ди­че­ский вуз, а тебе все это на­фиг не надо, эф­фек­тив­ность обу­че­ния бу­дет крайне низ­кая, по­то­му что вся эта му­то­та не вы­зы­ва­ет ни­ка­ких по­ло­жи­тель­ных эмо­ций, а зна­чит до­фа­мин — ней­ро­ме­ди­а­тор пред­вку­ше­ния удо­воль­ствия — не вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся. Если же че­ло­ве­ку ин­те­рес­но, он бу­дет хо­ро­шо за­по­ми­нать все, так как удо­воль­ствие того, что он раз­би­ра­ет­ся в та­кой слож­ной теме, бу­дет про­во­ци­ро­вать син­тез до­фа­ми­на и мо­ти­ва­цию за­по­ми­нать тер­ми­ны.

Ча­сто мож­но услы­шать: нач­ни в чем-то раз­би­рать­ся и тебе ста­нет ин­те­рес­но. Да, есть та­кой спо­соб. Если до­пу­стим ты вы­учил один ино­стран­ный язык, то со вто­рым тебе бу­дет ин­те­рес­нее, по­то­му что ты зна­ешь, что мо­жешь. До­фа­мин вы­де­ля­ет­ся на ре­зуль­тат. Но если тебе для жиз­ни ну­жен толь­ко один ино­стран­ный язык, а кай­фа от изу­че­ния грам­ма­ти­ки и са­мо­го фак­та, что ты мо­жешь го­во­рить на еще вче­ра незна­ко­мом язы­ке, ты не по­лу­ча­ешь, то на вто­рой мо­жет и не хва­тить.

Что­бы за­пом­нить но­вые зна­ния, нуж­но по­ни­мать, для чего мы это де­ла­ем. Цели мо­гут быть раз­ны­ми: тще­слав­но­му че­ло­ве­ку, на­при­мер, мо­жет быть важ­но вы­пенд­ри­вать­ся пе­ред дру­ги­ми. Нуж­но по­нять, что имен­но мо­ти­ви­ру­ет тебя изу­чать но­вое (если та­кое во­об­ще есть) и от­тал­ки­вать­ся от это­го. Пы­тать­ся за­по­ми­нать что-то, что тебе ни в ка­ком виде не обе­ща­ет кай­фа, бес­по­лез­но, это страш­но неэф­фек­тив­ная по­те­ря вре­ме­ни.

При­чем даже пе­ре­езд не все­гда ока­зы­ва­ет­ся до­ста­точ­ной мо­ти­ва­ци­ей. В лю­бой стране есть люди, ко­то­рые го­да­ми жи­вут там и не го­во­рят на язы­ке, бес­ко­неч­но ищут рус­ско­языч­ных вра­чей и ма­га­зи­ны. А с дру­гой сто­ро­ны, мы ви­дим, на­при­мер, жен­щин, ко­то­рые по­зна­ко­ми­лись с ино­стран­цем, вы­шли за­муж по люб­ви, уеха­ли и от­лич­но раз­го­ва­ри­ва­ют, у них нет ни­ка­ких про­блем с тем, что­бы вы­учить язык. Лю­би­мый че­ло­век — очень силь­ная мо­ти­ва­ция.

О ней­ро­ге­не­зе и непре­рыв­ном обу­че­нии

Ней­ро­ге­нез у взрос­лых озна­ча­ет, что неко­то­рые нерв­ные клет­ки у них мо­гут раз­мно­жать­ся, и это класс­ное от­кры­тие. Оно го­во­рит о пла­стич­но­сти моз­га, но обу­че­ние — это немно­го о дру­гом. Это не раз­мно­же­ние кле­ток, а об­ра­зо­ва­ние но­вых си­нап­сов, то есть ко­гда меж­ду су­ще­ству­ю­щи­ми ней­ро­на­ми по­яв­ля­ют­ся но­вые свя­зи. Обу­че­ние на­пря­мую с ней­ро­ге­не­зом не свя­за­но.

Ней­ро­ге­нез не ну­жен, что­бы при­спо­со­бить­ся к со­вре­мен­но­му миру. А вот по­сто­ян­ное обу­че­ние — да. Се­год­ня во мно­гих про­фес­си­ях зна­ния, ко­то­рые че­ло­век по­лу­чил на пер­вом кур­се уни­вер­си­те­та, уста­ре­ва­ют к пя­то­му. И если рань­ше че­ло­век мог по­лу­чить выс­шее об­ра­зо­ва­ние и всю жизнь ра­бо­тать, ис­поль­зуя эти зна­ния, то сей­час так не по­лу­чит­ся. Учить­ся нуж­но все вре­мя. К тому же есть дан­ные, что люди, ко­то­рые мно­го учат­ся, поз­же стал­ки­ва­ют­ся с де­мен­ци­ей и луч­ше вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся по­сле ин­суль­тов. Люди бо­ят­ся уме­реть от стран­ных ве­щей вро­де гор­мо­нов в ку­ри­це или нит­ра­тов, а на са­мом деле с ве­ро­ят­но­стью 85% умрут от ба­наль­ных сер­деч­но-со­су­ди­стых за­бо­ле­ва­ний.

Это как у спортс­ме­нов: у них мно­го мы­шеч­ной мас­сы, и даже если они ни­чем не за­ни­ма­ют­ся, то де­гра­да­ция на­сту­па­ет мед­лен­нее, по­то­му что точ­ка от­сче­та на­мно­го выше. То же са­мое с моз­гом: если у вас в моз­гу мно­го свя­зей меж­ду раз­лич­ны­ми ча­стя­ми, то при ин­суль­те вам даже ней­ро­ге­нез не ну­жен. Меж­ду ней­ро­на­ми так мно­го свя­зей, что они лег­че бе­рут на себя функ­ции по­вре­жден­ных зон. Мож­но ска­зать, что свя­зи меж­ду ней­ро­на­ми — это до­ро­ги, и если до­рог мно­го, то проб­ка на од­ной из них не при­ве­дет к пол­но­му кол­лап­су, так как тра­фик пе­ре­на­пра­вит­ся на со­сед­ние. А вот если до­рог мало, та­кой ва­ри­ант невоз­мо­жен.

О «про­кач­ке» моз­га и биох­а­кин­ге

К биох­а­кин­гу я от­но­шусь крайне нега­тив­но. Мы же не до­ве­ря­ем че­ло­ве­ку, ко­то­рый про­чел мно­го по­пу­ляр­ной ли­те­ра­ту­ры о са­мо­ле­тах и ре­шил по­чи­нить са­мо­лет, на ко­то­ром мы со­бра­лись ле­теть. А про свой ор­га­низм мы по­че­му-то ду­ма­ем: раз я в нем живу, то я его по­ни­маю. Тем бо­лее вот еще лек­цию по­пу­ля­ри­за­то­ра по­слу­шал. Та­ких таб­ле­то­чек по­пью, по­том та­ких, буду спать по рас­пи­са­нию, ис­клю­чу уг­ле­во­ды и сде­лаю себе луч­ше. Это ил­лю­зия, что если мы жи­вем внут­ри ор­га­низ­ма, то зна­ем, как он ра­бо­та­ет. Даже уче­ные это­го пока не по­ни­ма­ют.

Биох­а­ке­ры — ча­сто про­сто невеж­ды, ко­то­рые на­хва­та­лись ка­ких-то зна­ний. Уче­ные не ис­поль­зу­ют их ме­то­ды не по­то­му, что они ду­ра­ки и не про­чли некую ста­тью, а как раз по­то­му, что они не ду­ра­ки и про­чли еще 20 дру­гих ста­тей. Они зна­ют, что бу­дут по­боч­ные эф­фек­ты, что одни таб­лет­ки не со­че­та­ют­ся с дру­ги­ми.

Ка­ких-то уни­каль­ных со­ве­тов по ги­ги­ене моз­га я не дам. Надо боль­ше учить­ся: если мозг не тре­ни­ру­ет­ся, то он уга­са­ет, ему ста­но­вит­ся слож­нее, мо­ти­ва­ция учить­ся уга­са­ет еще боль­ше — это за­мкну­тый круг. Дви­гать­ся: си­дя­чий об­раз жиз­ни крайне пло­хо ска­зы­ва­ет­ся на здо­ро­вье, а ко­гда ты бо­лен, тебе уже не до упраж­не­ний для моз­га. Физ­куль­ту­ра по­мо­га­ет не толь­ко не по­тол­стеть, она сни­жа­ет риск мно­гих бо­лез­ней: диа­бе­та, сер­деч­но-со­су­ди­стых за­бо­ле­ва­ний, рака. По­это­му даже если вы су­перум­ный про­грам­мист, це­лы­ми дня­ми си­ди­те и фи­га­чи­те код на ком­пью­те­ре, обя­за­тель­но за­ни­май­тесь спор­том. Про­грам­ми­сту ка­жет­ся, что нера­ци­о­наль­но тра­тить вре­мя на ка­кое-то глу­пое кру­че­ние пе­да­лей в спорт­за­ле, ко­гда мож­но еще по­ко­дить, но это ро­ко­вая ошиб­ка. Фи­зи­че­ская ак­тив­ность необ­хо­ди­ма всем, осо­бен­но лю­дям ум­ствен­но­го тру­да. Это не вы­бро­шен­ное вре­мя. И, ко­неч­но, нуж­но боль­ше спать: недо­ста­ток сна кри­ти­че­ски ска­зы­ва­ет­ся на ра­бо­те моз­га.

На­счет по­пу­ляр­ной сей­час ме­ди­та­ции: не су­ще­ству­ет ра­бот, ко­то­рые бы до­ка­зы­ва­ли эф­фек­тив­ность ме­ди­та­ции и прак­тик осо­знан­но­сти. Это миф, точ­но так же, как йога — мар­ке­тин­го­вая при­дум­ка про древ­нюю муд­рость ве­ков. В про­шлом люди не были муд­рее, чем сей­час — по­смот­ри­те хотя бы на ко­ли­че­ство войн и про­дол­жи­тель­ность жиз­ни. Если вам нра­вит­ся ме­ди­ти­ро­вать — окей, но не сто­ит ду­мать, что вы по­ме­ди­ти­ру­е­те и у вас сра­зу бу­дет +10 бал­лов к ин­тел­лек­ту и осо­знан­но­сти. По­ле­жать в ван­ной с кни­жеч­кой бу­дет ни­чуть не хуже.