1. Жизнь

Погоня за Илоном Маском — из офиса в могилу. Почему полезного трудоголизма не бывает

Доводы ученых против культуры hustle

Но­во­сти о лю­дях, ко­то­рые из-за по­сто­ян­ных пе­ре­ра­бо­ток по­до­рва­ли здо­ро­вье или во­все по­гиб­ли, в по­след­ние годы встре­ча­ют­ся по­сто­ян­но. Пре­успе­ва­ю­щий ад­во­кат из Крем­ни­е­вой до­ли­ны ра­бо­тал по 60 ча­сов в неде­лю, под­сел на нар­ко­ти­ки и умер в сво­ем доме от пе­ре­до­зи­ров­ки — на­шу­мев­шая ис­то­рия, опуб­ли­ко­ван­ная в New York Times в 2017 году. У 35-лет­ней гла­вы от­де­ле­ния боль­ни­цы, ра­бо­тав­шей по 60-75 ча­сов еже­не­дель­но, по­яви­лась силь­ная хро­ни­че­ская боль в жи­во­те и ощу­ще­ние экс­тре­маль­ной уста­ло­сти, она по­те­ря­ла кон­троль над упо­треб­ле­ни­ем пищи и ал­ко­го­ля. Жур­на­лист­ка от­ка­за­лась от вы­ход­ных, за ме­сяц на­бра­ла 159 ча­сов пе­ре­ра­бот­ки и умер­ла от сер­деч­ной недо­ста­точ­но­сти в 31 год.







Это ка­жет­ся стран­ным в де­ся­ти­ле­тие, ко­гда идея, что че­ло­век дол­жен за­бо­тить­ся о себе и стре­мить­ся быть счаст­ли­вым, транс­ли­ру­ет­ся по­все­мест­но. Но факт оста­ет­ся фак­том: на­ря­ду со все­лен­ной well-be­ing су­ще­ству­ет дру­гая — в ко­то­рой по­ощ­ря­ет­ся ра­бо­тать на из­нос для до­сти­же­ния мак­си­маль­но­го ре­зуль­та­та. Это куль­ту­ра hus­tle (hus­tle — мно­го­знач­ное ан­глий­ское сло­во, ко­то­рое пе­ре­во­ди­лось как «су­е­та», «афе­ра», «хал­ту­ра», а те­перь — и как «бе­ше­ная де­я­тель­ность»). В ней че­ло­век не спит. Не де­ла­ет пе­ре­ры­вов на обед. Не бе­рет от­пуск. По­па­да­ет до­мой бли­же к ночи, что­бы ран­ним утром вер­нуть­ся к ра­бо­те. Пе­ре­ста­ет счи­тать суб­бо­ту и вос­кре­се­нье вы­ход­ны­ми. Не вспо­ми­на­ет о ба­лан­се лич­ной и про­фес­си­о­наль­ной жиз­ни. Пре­одо­ле­вать, идти впе­ред, бо­роть­ся — вот де­виз куль­ту­ры hus­tle.

От Эди­со­на до Jay-Z

По­сто­ян­ный труд во имя ре­зуль­та­та не но­вая мысль. Го­су­дар­ствен­ные де­я­те­ли и пред­при­ни­ма­те­ли про­шло­го так же вос­пе­ва­ли ра­бо­ту и сво­им при­ме­ром по­ка­зы­ва­ли, что упор­ство при­во­дит к успе­ху. Вы­ра­же­ние То­ма­са Эди­со­на «Я не по­тер­пел неуда­чу, я про­сто на­шел 10 ты­сяч спо­со­бов, ко­то­рые не ра­бо­та­ют» ста­ло кры­ла­тым для мно­гих по­ко­ле­ний биз­не­сме­нов. Но по­хо­же, что мил­ле­ни­а­лы ока­за­лось осо­бен­но вос­при­им­чи­вы­ми к этой идее — в том чис­ле из-за раз­ви­тия тех­но­ло­гий.

По сло­вам Дже­ре­ми Лит­тау, до­цен­та жур­на­ли­сти­ки и ком­му­ни­ка­ций Ли­хай­ско­го уни­вер­си­те­та (США), циф­ро­вые ме­диа дра­ма­ти­че­ски из­ме­ни­ли по­ни­ма­ние об­ще­ния с окру­жа­ю­щи­ми, и это, в свою оче­редь, дало кон­цеп­ции hus­tle но­вую жизнь. «Циф­ро­вые ме­диа со­зда­ют об­щее ощу­ще­ние при­вя­зан­но­сти к сред­ствам свя­зи и сти­му­ли­ру­ют идею, что мы долж­ны не вы­пус­кать наши де­вай­сы из рук, — по­яс­ня­ет он. — Эта мысль про­ни­ка­ет в ра­бо­чую сфе­ру, и ваш на­чаль­ник ждет, что вы все­гда бу­де­те в пре­де­лах до­ся­га­е­мо­сти, что­бы сра­зу же ре­шить про­бле­му, если она воз­ник­нет».

Со­ци­аль­ные сети тоже вно­сят свой вклад. Они не толь­ко дают нам воз­мож­ность транс­ли­ро­вать имидж луч­шей вер­сии себя (ко­то­рый обыч­но не от­ра­жа­ет всей ре­аль­но­сти), но и со­зда­ют сре­ду, в ко­то­рой мы, бу­дучи по­сто­ян­но на свя­зи, срав­ни­ва­ем себя с дру­ги­ми и неиз­беж­но пы­та­ем­ся ка­зать­ся не хуже, то есть кон­ку­ри­ру­ем. Как от­ме­ча­ет Лит­тау, люди все­гда ис­ка­ли спо­соб де­мон­стри­ро­вать осталь­ным соб­ствен­ный успех, и со­ци­аль­ные сети предо­ста­ви­ли нам бес­пре­це­дент­ный до­ступ к ауди­то­рии. Если рань­ше че­ло­век срав­ни­вал себя с несколь­ки­ми со­се­дя­ми и дру­зья­ми, то в вир­ту­аль­ном мире «со­се­дя­ми» ста­ли сот­ни и ты­ся­чи лю­дей.

По­жа­луй, са­мый за­мет­ный по­сле­до­ва­тель и про­по­вед­ник куль­ту­ры hus­tle — ос­но­ва­тель Tesla и SpaceX Илон Маск. Пред­при­ни­ма­тель за­яв­ля­ет, что ра­бо­та­ет по 80-90 ча­сов в неде­лю, а пе­ред вы­пус­ком Tesla Model 3 тру­дил­ся и по 120 ча­сов. Он спит 6 ча­сов в сут­ки и про­пус­ка­ет зав­трак, «что­бы на­чать ра­бо­чий день как мож­но рань­ше». С та­ким ре­жи­мом при­дет­ся сми­рить­ся, если хо­чешь чего-то до­бить­ся, счи­та­ет Маск. «Мир пока ни разу не ме­нял тот, кто ра­бо­та­ет по 40 ча­сов», — го­во­рит он.

По­ми­мо гла­вы Tesla в спис­ках «хасле­ров», ко­то­рые неслож­но най­ти он­лайн, нема­ло дру­гих су­перуспеш­ных лю­дей изо всех сфер биз­не­са: от Ген­ри Фор­да и Уо­л­та Дис­нея до рэпе­ра Jay-Z, пред­при­ни­ма­те­ля Ричар­да Бр­эн­со­на, те­ле­ве­ду­щей Опры Уин­фри и ис­пол­ни­тель­но­го ди­рек­то­ра Face­book Ше­рил Сэнд­берг. Их ме­дий­ное вли­я­ние огром­но. К при­ме­ру, если мож­но счи­тать их ауди­то­ри­ей под­пис­чи­ков в Twit­ter, то сум­мар­ный охват все­го трех зна­ме­ни­тых се­го­дняш­них сто­рон­ни­ков hus­tle (кро­ме Jay-Z, с недо­ве­ри­ем от­но­ся­ще­го­ся к соц­се­тям) — 55 млн че­ло­век; вме­сте с Ило­ном Мас­ком — свы­ше 80 млн.

Ра­бо­та ради ра­бо­ты

«Тру­до­го­лизм стал сти­лем жиз­ни», кон­ста­ти­ру­ет де­ло­вой жур­на­лист NYT Эрин Гриф­фит. В со­вре­мен­ной куль­ту­ре по­сто­ян­ная ра­бо­та пе­ре­ста­ла быть про­сто сред­ством про­дви­же­ния по ка­рьер­ной лест­ни­це, она пре­вра­ща­ет­ся в глав­ную со­став­ля­ю­щую лич­но­сти. Осталь­ные же ак­тив­но­сти, ко­то­рые кто-то вос­при­ни­ма­ет как рав­но­цен­ные ра­бо­те, слу­жат вто­ро­сте­пен­ны­ми и вспо­мо­га­тель­ны­ми. Он­лайн-ре­сурс One37pm, став­ший од­ним из гла­ша­та­ев hus­tle, объ­яс­ня­ет: «жи­вой кон­церт под­пи­ты­ва­ет вашу кре­а­тив­ность, тре­ни­ров­ка обес­пе­чи­ва­ет по­ток эн­дор­фи­нов, вдох­нов­ля­ю­щий ли­дер рас­ши­ря­ет гра­ни­цы мыш­ле­ния». Дру­ги­ми сло­ва­ми, смысл по­се­ще­ния кон­цер­та или спорт­за­ла — по­лу­чить но­вые сти­му­лы для даль­ней­шей ра­бо­ты.

В этой но­вой ра­бо­чей куль­ту­ре вам недо­ста­точ­но про­сто по­лу­чать удо­вле­тво­ре­ние от про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти. Ее нуж­но го­ря­чо лю­бить, де­мон­стри­руя эту лю­бовь в соц­се­тях, та­ким об­ра­зом сли­ва­ясь во­еди­но с ком­па­ни­ей, в ко­то­рой ра­бо­та­ешь. Без­раз­ли­чие к сво­ей ра­бо­те в этом кон­тек­сте бо­лее не яв­ля­ет­ся чем-то со­ци­аль­но при­ем­ле­мым, а лю­бой че­ло­век дол­жен по­ни­мать: если он не нач­нет пре­не­бре­гать зав­тра­ком (и всем осталь­ным) во имя тру­да, как Илон Маск, его шан­сы до­стичь успе­ха по­стра­да­ют.

Мень­ше, да луч­ше

Без­услов­но, та­кое от­но­ше­ние вы­зы­ва­ет мно­го спо­ров. Мно­гие счи­та­ют, что за­ста­вить це­лое по­ко­ле­ние смот­реть на ра­бо­ту в та­ком све­те — меч­та ра­бо­то­да­те­лей, ко­то­рая не про­сто не вы­год­на, но и ток­сич­на для их со­труд­ни­ков. Даже стран­но, что по­кло­не­ние тру­ду вы­жи­ва­ет по­сле ис­сле­до­ва­ний, по­ка­зы­ва­ю­щих, что ни про­из­во­ди­тель­ность, ни кре­а­тив­ность не за­ви­сят от про­дол­жи­тель­но­сти ра­бо­че­го дня. Дол­гое си­де­ние в офи­се, чрез­мер­ные на­груз­ки и нехват­ка сна ста­ли зна­ка­ми по­че­та для со­вре­мен­ных про­фес­си­о­на­лов. А долж­ны бы стать при­зна­ком глу­по­сти — на этом на­ста­и­ва­ют ав­то­ры про­шло­год­не­го бест­сел­ле­ра New York Times под на­зва­ни­ем It Does­n’t Have to Be Crazy At Work.

Ис­сле­до­ва­ний, под­твер­жда­ю­щих та­кую точ­ку зре­ния, на­ко­пи­лось бо­лее чем до­ста­точ­но. Они, в част­но­сти, ука­зы­ва­ют на то, что слиш­ком дол­гие ра­бо­чие дни ас­со­ци­и­ру­ют­ся с по­вы­ше­ни­ем рис­ка по­яв­ле­ния де­прес­сии, склон­но­стью к зло­упо­треб­ле­нию ал­ко­го­лем и та­ба­ком. Даже неболь­шое пре­вы­ше­ние «нор­мы», за ко­то­рую взя­ли 40-ча­со­вую ра­бо­чую неде­лю, мо­жет за­мет­но уве­ли­чить риск раз­ви­тия сер­деч­но-со­су­ди­стых за­бо­ле­ва­ний. Пуб­ли­ка­ция в Amer­i­can Jour­nal of In­dus­trial Med­i­cine сви­де­тель­ству­ет, что труд по 61-70 ча­сов в неде­лю уве­ли­чи­ва­ет ве­ро­ят­ность по­яв­ле­ния ко­ро­нар­ной бо­лез­ни на 42%, а 71-80-ча­со­вая ра­бо­чая неде­ля — на 63%. Как объ­яс­ня­ют уче­ные, про­дол­жи­тель­ная на­груз­ка озна­ча­ет, что у ор­га­низ­ма не оста­ет­ся вре­ме­ни на вос­ста­нов­ле­ние по­сле ис­пы­тан­но­го стрес­са, а та­к­же со­кра­ща­ет­ся вре­мя сна, необ­хо­ди­мо­го для нор­ма­ли­за­ции ра­бо­ты тела.

Вли­я­ние недо­стат­ка сна на здо­ро­вье — от­дель­ная об­ласть для изу­че­ния, и ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ний убе­ди­тель­но до­ка­зы­ва­ют, что нехват­ка от­ды­ха ока­зы­ва­ет чрез­вы­чай­но се­рьез­ный эф­фект. Она вли­я­ет на ка­че­ство па­мя­ти, мо­жет вы­зы­вать пе­ре­па­ды на­стро­е­ния, нега­тив­но ска­зы­ва­ет­ся на кре­а­тив­но­сти, спо­соб­но­сти кон­цен­три­ро­вать­ся на те­ку­щих за­да­чах и при­ни­мать ре­ше­ния. По­сколь­ку сон необ­хо­дим для по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти им­мун­ной си­сте­мы, его недо­ста­ток ска­зы­ва­ет­ся на им­му­ни­те­те. У тех, кто мало спит, по­вы­ша­ет­ся со­дер­жа­ние са­ха­ра в кро­ви (вме­сте с риском раз­ви­тия диа­бе­та II типа), рас­тет кро­вя­ное дав­ле­ние, уве­ли­чи­ва­ет­ся ве­ро­ят­ность на­бо­ра лиш­не­го веса.

Ка­че­ство, а не ко­ли­че­ство

По­ми­мо все­го это­го, су­ще­ству­ет мас­са под­твер­жде­ний того, что бес­ко­неч­ная ра­бо­та во­все не кор­ре­ли­ру­ет с по­вы­ше­ни­ем про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. «Идея, что сек­рет про­фес­си­о­наль­но­го успе­ха за­клю­ча­ет­ся в дол­гом ра­бо­чем дне, невер­на, — за­яв­ля­ет вице-пре­зи­дент Twit­ter в стра­нах Ев­ро­пы Брюс Дэйс­ли. — Сред­ний со­труд­ник си­дит в офи­се доль­ше, но в дей­стви­тель­но­сти до­сти­га­ет мень­ше­го. Сле­ду­ет ста­рать­ся до­би­вать­ся боль­ше­го в те­че­ние бо­лее ко­рот­ких про­ме­жут­ков вре­ме­ни».

Дей­стви­тель­но, пи­шет Inc.com, в про­из­вод­ствен­ных от­рас­лях 10-про­цент­ное уве­ли­че­ние про­дол­жи­тель­но­сти ра­бо­че­го дня при­во­дит к сни­же­нию про­из­во­ди­тель­но­сти на 2,4%, а сре­ди офис­ных со­труд­ни­ков, ра­бо­та­ю­щих свы­ше 60 ча­сов в неде­лю, про­дук­тив­ность па­да­ет на 25%. В свою оче­редь, по­вы­шен­ная на­груз­ка на ор­га­низм вли­я­ет на здо­ро­вье, и в ком­па­ни­ях, где пе­ре­ра­бот­ки — нор­маль­ная прак­ти­ка, пер­со­нал чаще бе­рет боль­нич­ный.

Из­вест­ный швед­ский пси­хо­лог Ан­дерс Эрикс­сон, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щий­ся на изу­че­нии пи­ко­вой про­из­во­ди­тель­но­сти ор­га­низ­ма, утвер­жда­ет, что даже наи­бо­лее успеш­ные пред­ста­ви­те­ли боль­шин­ства про­фес­сий — от спор­та до му­зы­ки — не спо­соб­ны под­дер­жи­вать необ­хо­ди­мую для ра­бо­ты кон­цен­тра­цию доль­ше 4-5 ча­сов за раз. А на са­мом деле, кон­ста­ти­ру­ет он, боль­шин­ство экс­пер­тов и уче­ных от­во­дят себе на наи­бо­лее на­пря­жен­ную ум­ствен­ную ра­бо­ту лишь пару ча­сов в день, обыч­но утром. Дру­гие ис­сле­до­ва­ния и во­все об­на­ру­жи­ли, что кон­цен­тра­ция на од­ной за­да­че осла­бе­ва­ет уже спу­стя 20 ми­нут.

Тому, кто си­дит в офи­се 10 ча­сов под­ряд, это мо­жет по­ка­зать­ся ни­чтож­ным от­рез­ком, но ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что непо­сред­ствен­но ра­бо­та от­ни­ма­ет у сред­не­го че­ло­ве­ка мень­ше 3 ча­сов из 8 ра­бо­чих — осталь­ное вре­мя ухо­дит на чте­ние но­во­стей, про­вер­ку соц­се­тей, пе­ре­ку­ры, пе­ре­ку­сы и про­кра­сти­на­цию. Ве­ро­ят­но по­это­му ком­па­нии в раз­ных стра­нах, от Но­вой Зе­лан­дии до Ве­ли­ко­бри­та­нии и США, про­во­дят экс­пе­ри­мен­ты по со­кра­ще­нию ра­бо­чей неде­ли до 30-32 ча­сов и ра­пор­ту­ют о по­зи­тив­ных ре­зуль­та­тах.

Ра­бо­ты Эрикс­со­на, из­дан­ные в 90-х, по­слу­жи­ли фун­да­мен­том для зна­ме­ни­то­го «пра­ви­ла 10 ты­сяч ча­сов» Мал­коль­ма Гла­ду­эл­ла, ко­то­рое гла­сит, что что­бы в со­вер­шен­стве овла­деть на­вы­ком, необ­хо­ди­мо прак­ти­ко­вать­ся в нем ука­зан­ное ко­ли­че­ство вре­ме­ни. Но Эрикс­сон с кол­ле­га­ми под сло­вом «прак­ти­ка» под­ра­зу­ме­ва­ли ак­тив­ность, ко­то­рую мож­но под­дер­жи­вать лишь огра­ни­чен­ное вре­мя в те­че­ние дня. Что­бы пре­успеть, от­ме­ча­ли они, сле­ду­ет «из­бе­гать пе­ре­утом­ле­ния» и ра­бо­тать столь­ко, что­бы вы смог­ли пол­но­стью вос­ста­но­вить силы в кон­це дня и неде­ли. Дру­ги­ми сло­ва­ми, если прак­ти­ки слиш­ком мно­го, воз­рас­та­ет ве­ро­ят­ность трав­мы, «пе­ре­го­ра­ния» или ум­ствен­но­го ис­то­ще­ния. Это мож­но при­ме­нить и к офис­ной ра­бо­те.

Ищи, кому вы­год­но

Воз­мож­но, со­вре­мен­ная вер­сия hus­tle-куль­ту­ры вы­рос­ла из ис­крен­не­го стрем­ле­ния ра­бо­то­да­те­лей при­влечь луч­шие та­лан­ты и сде­лать жизнь со­труд­ни­ков мак­си­маль­но удоб­ной и эф­фек­тив­ной. Что­бы до­бить­ся это­го, ком­па­нии на­ча­ли пред­ла­гать не толь­ко обе­ды и ме­ди­цин­скую стра­хов­ку, но и спорт­за­лы, тре­не­ров по йоге, вра­чей, при­смотр за детьми и даже пра­чеч­ные — все в од­ном зда­нии, что­бы со­труд­ни­ки мог­ли про­во­дить в офи­се мак­си­мум вре­ме­ни. Но те­перь, кон­ста­ти­ру­ет Гриф­фит, все это боль­ше по­хо­же на обыч­ную про­па­ган­ду об­ра­за иде­аль­но­го со­труд­ни­ка.

Мно­гие вра­чи и пред­при­ни­ма­те­ли при­зы­ва­ют по­ло­жить ко­нец куль­ту­ре, вос­пе­ва­ю­щей бес­ко­неч­ный бег в ко­ле­се, срав­ни­вая тру­до­го­лизм с за­ви­си­мо­стью. В лю­дях, без­услов­но, при­ро­дой за­ло­же­но стрем­ле­ние кон­ку­ри­ро­вать. Но ко­гда каж­дый стре­мит­ся по­бе­дить каж­до­го, это стрем­ле­ние вниз — к вы­го­ра­нию, ухуд­ше­нию ре­зуль­та­тов и про­бле­мам со здо­ро­вьем. Или хуже. «Если в ва­ших кол­ле­гах есть дух со­пер­ни­че­ства, вы со сво­ей „нор­маль­ной ра­бо­чей неде­лей“ бу­де­те вы­гля­деть ха­ляв­щи­ком, — го­во­рит со­труд­ник круп­ной тех­но­ло­ги­че­ской ком­па­нии Бер­ни Клин­дер, ра­бо­та­ю­щий по 11 ча­сов 5 дней в неде­лю. — Но я ста­ра­юсь не за­бы­вать, что если зав­тра я сва­люсь за­мерт­во, объ­яв­ле­ние о ва­кан­сии на мою долж­ность по­явит­ся в га­зе­те рань­ше, чем некро­лог».