1. Жизнь

Чему мы все можем научиться у казанских группировок?

Неформальные структуры организаций, soft skills и пересечение дискриминаций

© Казанский феномен / ВКонтакте

Учить­ся мож­но не толь­ко в ауди­то­рии. В неко­то­ром смыс­ле, каж­дый че­ло­век — учи­тель. «Цех» по­про­сил Ро­бер­та Га­ра­е­ва, ис­сле­до­ва­те­ля «ка­зан­ско­го фе­но­ме­на», по­раз­мыш­лять о том, ка­кие уро­ки мы мо­жем из­влечь из жиз­ни ор­га­ни­зо­ван­ных пре­ступ­ных груп­пи­ро­вок.







Непи­са­ный за­кон важ­нее пи­са­но­го

Ка­зан­ские груп­пи­ров­щи­ки жили по неофи­ци­аль­ным пра­ви­лам — все об­ла­сти их жиз­ни были под­чи­не­ны си­сте­ме мо­раль­ных и ду­хов­ных прин­ци­пов, ко­то­рые на­зы­ва­ют­ся по­ня­ти­я­ми, и ча­сто бы­ва­ют го­раз­до важ­нее пи­са­ных за­ко­нов, вспом­ни­те хотя бы нашу Кон­сти­ту­цию. За ос­но­ву па­цан­ских пра­вил взя­ты так на­зы­ва­е­мые «во­ров­ские по­ня­тия», сфор­ми­ро­вав­ши­е­ся в си­сте­ме ла­ге­рей ГУ­ЛАГ в 30-х го­дах про­шло­го века. Но так как тер­ри­то­рия рас­про­стра­не­ния нуж­ных нам пра­вил ули­ца, а не тюрь­ма, то эти пра­ви­ла были зна­чи­тель­но ре­фор­ми­ро­ва­ны — па­ца­ны в от­ли­чие от во­ров и бро­дяг мог­ли слу­жить в ар­мии, за­во­дить се­мью, иметь офи­ци­аль­ную ра­бо­ту и иму­ще­ство. Да и во­об­ще жизнь па­ца­на была за­то­че­на на до­сти­же­ние успе­ха лю­бым спо­со­бом, со­вер­шен­но не обя­за­тель­но кри­ми­наль­ным.

Па­ца­ны были го­то­вы сесть за ре­шет­ку даже на до­воль­но дли­тель­ные сро­ки, толь­ко по­то­му что «па­цан­ские по­ня­тия» за­пре­ща­ют лю­бое со­труд­ни­че­ство с пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми, при­чем клю­че­вое «не сда­вать сво­их» рас­про­стра­ня­ет­ся не толь­ко на участ­ни­ков сво­ей груп­пи­ров­ки, но и лю­бых дру­гих, пусть даже не дру­же­ствен­ных. Это, ко­неч­но, в иде­а­ле, а в жиз­ни слу­ча­ет­ся че­ло­ве­че­ский фак­тор. Про мен­тов, си­дя­щих в те лю­тые годы на зар­пла­те у груп­пи­ро­вок на­слы­ша­ны мно­гие, но это уже дела «стар­ших», а зна­чит уже вы­хо­дят за пре­де­лы ком­пе­тен­ции ря­до­вых участ­ни­ков.

Пра­ви­ла мож­но и нуж­но на­ру­шать

Груп­пи­ров­ки нас учат тому, что лю­бые, даже са­мые важ­ные пра­ви­ла мо­гут и долж­ны ино­гда на­ру­шать­ся — в этом и есть дви­же­ние впе­ред. Вли­я­ние на жизнь груп­пи­ров­ки по­ли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских и со­ци­аль­ных со­бы­тий внеш­не­го мира го­во­рит о том, что го­су­дар­ство ей не враг, груп­пи­ров­ка стро­ит свои от­но­ше­ния с ним ис­хо­дя из це­ле­со­об­раз­но­сти. Хотя по­ня­тия «незыб­ле­мы как гра­нит», на деле они ме­ня­ют­ся вме­сте с ми­ром. На­при­мер, до гор­ба­чев­ских ука­зов о сво­бод­ном пред­при­ни­ма­тель­стве па­цан (а та­к­же его стар­ший брат бан­дит и Вор) не мог быть «ком­мер­сом», «ба­ры­гой» или сам ста­но­вить­ся за при­ла­вок — в про­тив­ном слу­чае груп­пи­ров­ка име­ла пра­во уже сама по­лу­чать про­цент с него.

Са­мая мас­штаб­ная ка­зан­ская кри­ми­наль­ная вой­на 90-х слу­чи­лась меж­ду Жил­кой и Се­ва­сто­поль­ски­ми. Она по­де­ли­ла го­род по­по­лам и фор­маль­но на­ча­лась по­сле от­ка­за ли­де­ра Жил­ки Хай­де­ра за­ни­мать­ся сов­мест­ным биз­не­сом с ли­де­ром Се­ва­сто­поль­ских Ле­на­ром Ре­ча­по­вым. На­зва­ние этой мо­гу­ще­ствен­ной dream tеаm ка­зан­ских ав­то­ри­тет­ных пред­при­ни­ма­те­лей по­яви­лось из-за того, что они вы­ку­пи­ли на На­хи­мов­ском про­спек­те в Москве го­сти­ни­цу «Се­ва­сто­поль­ская». Там была их кре­пость, ре­зи­ден­ция и штаб во­ен­ных дей­ствий — внут­ри го­сти­ни­цы ре­ша­лись во­про­сы биз­не­са, вой­ны и без­опас­но­сти сво­их се­мей, на вре­мя кон­флик­та они были пе­ре­ве­зе­ны туда. Се­ва­сто­поль­ские иг­ра­ли не по пра­ви­лам: им было со­всем не за­зор­но за­ни­мать­ся биз­не­сом и при­бе­гать в кон­флик­те к услу­гам пра­во­охра­ни­те­лей. Ре­зуль­тат — Ра­дик Юс­у­пов, он же Дра­кон, сей­час мил­ли­ар­дер, жи­ву­щий в Май­я­ми, а Ру­стем Сай­ма­нов — сей­час ген­ди­рек­тор фут­боль­но­го клу­ба «Ру­бин». Их вли­я­тель­ный враг — ле­ген­да ка­зан­ских окра­ин, по­бор­ник ста­рых пра­вил и бан­дит­ско­го об­ра­за жиз­ни Хай­дар За­ки­ров, хотя и под­чи­нил в свое вре­мя пер­вым из ка­зан­ских це­лый за­вод, вы­пус­ка­ю­щий по­ли­эти­ле­но­вую крош­ку, был убит в 1996 году в Пи­те­ре из-за гор­ды­ни и неже­ла­ния ме­нять­ся.

ЗОЖ и soft skills

За­пре­ты на ку­ре­ние, ал­ко­голь и нар­ко­ти­ки для млад­ших па­ца­нов под­чер­ки­ва­ют их бой­цов­скую улич­ную при­ро­ду. Па­цан дол­жен уметь «вы­вез­ти» и «раз­ру­лить» или хотя бы по­пы­тать­ся по­про­бо­вать лю­бую кон­фликт­ную си­ту­а­цию, уметь хо­ро­шо го­во­рить, ма­ни­пу­ли­руя по­ня­ти­я­ми в свою поль­зу. Ал­ко­голь и нар­ко­ти­ки по­ме­ша­ют ему быть со­сре­до­то­чен­ным и вни­ма­тель­ным. Об­ще­го­род­ской за­прет на ку­ре­ние в груп­пи­ров­ках бе­рет свое на­ча­ло из вре­мен Тяп Ляпа. В 70-х ее участ­ни­ки, гля­дя на неку­ря­ще­го и спор­тив­но­го ли­де­ра Сер­гея Ан­ти­по­ва та­к­же не ку­ри­ли и за­ни­ма­лись. Уже в 80-е от­каз от вред­ных при­вы­чек стал не ре­ко­мен­да­тель­ным, а обя­за­тель­ным. В Тяп Ляпе вре­мен Ан­ти­па и Джав­ды при­сут­ство­вал культ силы, став­ший ар­хе­ти­пич­ным для по­сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний ка­зан­ских груп­пи­ро­вок. В под­ва­ле, пе­ре­де­лан­ном в ка­чал­ку, ре­гу­ляр­но про­во­ди­лись бои, дра­лись толь­ко в бок­сер­ских пер­чат­ках, в них вы­яв­ля­лись са­мые креп­кие и «ду­хо­ви­тые». С по­мо­щью спар­рин­гов та­к­же ре­ша­лись кон­флик­ты внут­ри груп­пи­ров­ки. Сила и ор­га­ни­зо­ван­ность были глав­ны­ми на­вы­ка­ми улич­ных па­ца­нов — бла­го­да­ря им в пе­ри­од рас­па­да СССР ка­зан­ская брат­ва смог­ла стать та­кой вли­я­тель­ной и мо­гу­ще­ствен­ной. Это про­изо­шло, ко­гда па­ца­ны на­шли спо­соб об­ме­нять эту силу на ре­аль­ные ма­те­ри­аль­ные бла­га. И года до 96-го, пока в го­род в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах не за­вез­ли ге­ро­ин, ЗОЖ был не мо­дой как сей­час, а спо­со­бом вы­жи­ва­ния от­дель­но взя­той со­ци­аль­ной груп­пы.

От­сут­ствие дис­кри­ми­на­ции по на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку не от­ме­ня­ет дис­кри­ми­на­ции по по­ло­во­му

По па­цан­ским по­ня­ти­ям нель­зя было от­ка­зать при­нять кого-ни­будь в груп­пи­ров­ку по на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку. Это про­яв­ле­ние то­ле­рант­но­сти ста­ло воз­мож­ным бла­го­да­ря осо­бо­му мик­ро­кли­ма­ту го­ро­да, где та­та­ры с рус­ски­ми жили бок о бок пять ве­ков. Груп­пи­ров­ки были мно­го­на­ци­о­наль­ны, кри­те­ри­ем для от­бо­ра слу­жи­ли со­всем дру­гие ка­че­ства — му­же­ствен­ность, от­ва­га и уме­ние по­сто­ять за себя. По го­ро­ду даже хо­ди­ла ле­ген­да, что в 90-е с од­ной из улиц «мо­тал­ся» тем­но­ко­жий па­цан — дитя мос­ков­ской Олим­пи­а­ды. При­чем его сла­бой сто­ро­ной счи­та­лось толь­ко то, что он был слиш­ком за­мет­ным для мен­тов.

А вот по от­но­ше­нию к жен­ско­му полу груп­пи­ров­щи­ки в 80-е от­ли­чи­лись с пло­хой сто­ро­ны — груп­по­вые из­на­си­ло­ва­ния, «об­щие» де­воч­ки, в ка­кой-то мо­мент до­шло до того что па­цан дол­жен был «хо­дить», то есть встре­чать­ся, толь­ко с дев­ствен­ни­цей. И если па­цан по­сяг­нул на невин­ность, а по­сле рас­стал­ся со сво­ей де­вуш­кой, даль­ше ее ждал «ти­хий ад» — неко­то­рые де­воч­ки не мог­ли даже вый­ти на ули­цу за хле­бом одни, толь­ко в со­про­вож­де­нии ро­ди­те­лей или де­ду­шек с ба­буш­ка­ми. Ина­че из­на­си­ло­ва­ния, в том чис­ле груп­по­вые. На ис­хо­де 80-х этот ата­визм от­ва­лил­ся, но сколь­ко уже было по­ло­ма­но су­деб и сколь­ко про­изо­шло са­мо­убийств из­вест­но толь­ко од­но­му Б-гу.

День­ги все рав­но важ­нее

Па­ца­нов «при де­лах» в Ка­за­ни было слиш­ком мно­го и ко­гда на­чал­ся де­леж эко­но­ми­че­ско­го пи­ро­га, кус­ки до­ста­лись не всем. Со­ци­аль­ный раз­брос даже в от­дель­но взя­той груп­пи­ров­ке был ги­гант­ским: кто-то уже во­всю осва­и­вал но­вин­ки немец­ко­го ав­то­про­ма, дру­гие же ока­за­лись не в «струе», не ока­зав­шись в нуж­ное вре­мя в нуж­ном ме­сте. И несмот­ря на прин­ци­пы друж­бы и вза­и­мо­вы­руч­ки, сто­яв­шие во гла­ве по­ня­тий­ной си­сте­мы ули­цы, де­лить­ся за­хо­те­лось не всем. То­гда на­ча­лись са­мые страш­ные и кро­ва­вые вой­ны внут­ри груп­пи­ро­вок. Ведь го­раз­до лег­че «убрать» че­ло­ве­ка, ко­гда ты зна­ешь, где жи­вут его ро­ди­те­ли и во сколь­ко он вы­гу­ли­ва­ет со­ба­ку.

Ка­пи­та­лизм по­ме­нял пра­ви­ла. Те­перь ко­ли­че­ство бой­цов и ве­ли­чи­на тер­ри­то­рии от­дель­но взя­той ули­цы име­ли уже не клю­че­вое зна­че­ние. Клю­че­вым стал раз­мер об­ща­ка. В мире, где все мож­но ку­пить и про­дать, в том чис­ле бой­цов и тер­ри­то­рию, груп­пи­ров­ки по­сте­пен­но ушли в тень. Бан­ди­ты ста­ли ле­галь­ны­ми и по­лу­ле­галь­ны­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми и за­ко­но­мер­но за­хо­те­ли ди­стан­ци­ро­вать­ся от все­го это­го. Сра­щи­ва­ние элит уже про­изо­шло, а за день­ги мож­но даже вы­черк­нуть свое имя из спис­ков ОПГ. Ка­пи­та­лизм по­бе­дил!