1. Знание

Что в головах у творческих людей: 10 фильмов о креативности

Лекции дизайнеров, документалки и экранизации

Со­вре­мен­ное об­ще­ство пред­ла­га­ет ты­ся­чи кур­сов, на ко­то­рых вас обе­ща­ют на­учить мыс­лить кре­а­тив­но. Что это зна­чит? Как про­ис­хо­дит твор­че­ский про­цесс? В этой под­бор­ке мы со­бра­ли для вас 10 филь­мов о том, как устро­е­на ра­бо­та ди­зай­не­ров, ки­не­ма­то­гра­фи­стов, ре­клам­щи­ков, пран­ке­ров и даже фи­зи­ков.







«По­че­му мы кре­а­тив­ны?» / Why Are We Cre­ative? (2018)

Од­на­жды ве­че­ром кол­ле­ги ре­жис­се­ра Гер­ман­на Вас­ке за­ста­ви­ли его за­ду­мать­ся, что та­кое твор­че­ское мыш­ле­ние и как его об­ре­сти. Вас­ке все­рьез оза­да­чил­ся этим во­про­сом — так, что по­ис­ки пре­вра­ти­лись в трид­ца­ти­лет­нее пу­те­ше­ствие по стра­нам и про­фес­си­ям, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го по­лу­чил­ся фильм «По­че­му мы кре­а­тив­ны?».

Гер­ман Вас­ке за­да­вал этот во­прос ре­жис­се­рам, ак­те­рам, ар­хи­тек­то­рам, ду­хов­ны­ми ли­де­рам, ху­дож­ни­кам, му­зы­кан­там, фи­ло­со­фам. Сре­ди них были Дэ­вид Боуи, Джим Джар­муш, Сти­вен Хокинг, Ум­бер­то Эко, Дэ­вид Линч, Дэми­ен Хёрст, Бьорк, Ма­ри­на Аб­ра­мо­вич, Да­лай-лама, Квен­тин Та­ран­ти­но, Ник Кейв и Сла­вой Жи­жек. По­сле бе­се­ды с каж­дым но­вым ге­ро­ем по­иск от­ве­та ста­но­вил­ся все труд­нее. Впро­чем, в этом и со­сто­ит глав­ная пре­лесть филь­ма: у каж­до­го твор­че­ско­го че­ло­ве­ка свое пред­став­ле­ние о кре­а­тив­но­сти. Схо­дят­ся неко­то­рые из них лишь на том, что вдох­но­ве­ние ча­сто при­хо­дит вне­зап­но, на­при­мер, пока вы мо­е­тесь в душе.

«Ис­кус­ство и ко­пия» / Art & Copy (2009)

Фильм «Ис­кус­ство и ко­пия» по­мо­жет вам за­гля­нуть на внут­рен­нюю кух­ню ре­клам­ных агентств и узнать, что тво­рит­ся в го­ло­вах лю­дей, при­ду­мав­ших са­мые гром­кие ре­клам­ные кам­па­нии XX века — от за­ста­вок для MTV до пред­вы­бор­ных ро­ли­ков. По­вест­во­ва­ние на­чи­на­ет­ся с кре­а­тив­ной ре­во­лю­ции 1960-х, глав­ны­ми ге­ро­я­ми ко­то­рой были Джордж Лью­ис, Мэри Уэллс, Дэн Уи­ден, Ли Клоу и Хэл Рай­ни — ав­то­ры сло­га­нов «Just Do It», «I Love NY», «Got Milk» и «Think Dif­fer­ent».

По­ми­мо мно­го­чис­лен­ных ин­тер­вью в филь­ме есть эпи­зо­ды, сня­тые в офи­сах из­вест­ных кре­а­тив­ных агентств. Лю­бо­пыт­но уви­деть ин­те­рье­ры, в ко­то­рых со­зда­ют­ся зна­ко­вые ре­клам­ные кам­па­нии: мас­сив­ные мо­дер­нист­ские скульп­ту­ры, стек­лян­ные сту­пе­ни, аб­сурд­ные сло­га­ны, на­ца­ра­пан­ные на сте­нах, зал для кон­фе­рен­ций в фор­ме пти­чье­го гнез­да и сту­дия, где мож­но по­иг­рать на му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тах в сво­бод­ное вре­мя. Один из ге­ро­ев филь­ма опи­сы­ва­ет свой офис как «сред­нюю шко­лу, у ко­то­рой есть день­ги».

«Кре­а­тив­ный мозг» / The Cre­ative Brain (2019)

Сре­ди пер­со­на­жей филь­ма про­фес­со­ра Стэн­форд­ско­го уни­вер­си­те­та и ав­то­ра несколь­ких книг-бест­сел­ле­ров Дэ­ви­да Игл­ма­на — му­зы­кан­ты Ник Кейв и Граймс, со­труд­ник му­зея Гуг­ген­хайм, ди­рек­тор аме­ри­кан­ско­го Цен­тра на­у­ки и за­ко­на.

По­след­ние несколь­ко лет Дэ­вид Игл­ман про­вел над ис­сле­до­ва­ни­я­ми кре­а­тив­но­сти с точ­ки зре­ния ней­ро­на­ук. В том чис­ле он на­пи­сал кни­гу «Бун­та­ри: как че­ло­ве­че­ская кре­а­тив­ность ме­ня­ет мир» (The Run­away Species: How Hu­man Cre­ativ­ity Re­makes the World) в со­ав­тор­стве с ком­по­зи­то­ром Эн­то­ни Бранд­том. Из этой ра­бо­ты мож­но узнать, что в ос­но­ве лю­бо­го твор­че­ско­го акта ле­жит три дей­ствия: раз­ру­ше­ние, пе­ре­ме­ши­ва­ние и про­вер­ка на проч­ность. Кни­га на­пол­не­на мно­же­ством уди­ви­тель­ных на­блю­де­ний, на­уч­ных дан­ных и при­ме­ров. Одна из клю­че­вых мыс­лей: ра­ци­о­наль­ное мыш­ле­ние в от­ли­чие от под­со­зна­тель­ных про­цес­сов, на удив­ле­ние, ока­зы­ва­ет на нашу жизнь го­раз­до мень­ше вли­я­ния, чем мы при­вык­ли счи­тать. По­это­му, фильм пред­став­ля­ет из себя в том чис­ле по­пыт­ку ухва­тить то, что усколь­за­ет и от са­мих ав­то­ров в мо­мент твор­че­ско­го акта.

Се­рия лек­ций «Rebel De­sign» от TED

Участ­ни­ки этой се­рии лек­ций — из­вест­ные и дерз­кие ди­зай­не­ры и тео­ре­ти­ки. Они рас­ска­зы­ва­ют, как на­ру­шать су­ще­ству­ю­щие пра­ви­ла и со­зда­вать соб­ствен­ные. Сре­ди спи­ке­ров — ди­зай­не­ры Аарон Коб­лин, Сте­фан Загмай­стер и Том Хульм, ар­хи­тек­тор Фр­энк Гери и даже ак­ти­вист го­род­ско­го са­до­вод­ства Рон Фин­ли.

Элис Росторн

В од­ной из лек­ций кри­тик ди­зай­на Элис Ро­сторн при­во­дит три при­ме­ра в под­держ­ку идеи о ди­зай­не­ре как о меч­та­те­ле, сво­бод­ном мыс­ли­те­ле и ре­во­лю­ци­о­не­ре. Для нее твор­че­ское мыш­ле­ние свя­за­но с уме­ни­ем им­про­ви­зи­ро­вать и на­хо­дить нестан­дарт­ные ре­ше­ния. По­это­му хо­ро­ший ди­зай­нер — это тот, кто не бо­ит­ся экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать и идти на рис­ки. Для нее ге­рои — это пра­ви­тель, пи­рат и няня. Вот у кого ско­рее мож­но пе­ре­нять дух аван­тю­риз­ма, чем у ка­ко­го-ни­будь опыт­но­го про­фес­со­ра.

По­смот­реть мож­но на TED или на Youtube.

«Ове­ществ­ле­ние» / Ob­jec­ti­fied (2009)

Фильм по­свя­щен объ­ек­там про­мыш­лен­но­го ди­зай­на, ве­щам, с ко­то­ры­ми мы на­столь­ко ча­сто со­при­ка­са­ем­ся в жиз­ни, что пе­ре­ста­ем их за­ме­чать, хотя они и фор­ми­ру­ют нашу по­все­днев­ность. «Ове­ществ­ле­ние» — это вто­рая часть «ди­зайн-три­ло­гии» ре­жис­се­ра Гари Хастви­та. Пер­вая часть — «Гель­ве­ти­ка», о ти­по­гра­фи­ке и гра­фи­че­ском ди­зайне на при­ме­ре ис­то­рии од­но­имён­но­го шриф­та; тре­тья — «Ур­ба­ни­зи­ро­ван­ный», об ар­хи­тек­ту­ре и го­род­ском про­ек­ти­ро­ва­нии.

Хаствит дает сло­во мэт­рам объ­ект­но­го ди­зай­на — на­при­мер, Джо­на­та­ну Иву из Ap­ple, Бил­лу Моггри­джу, ко­то­рый из­ве­стен как «отец ин­тер­ак­тив­но­го ди­зай­на», Дэ­ви­ду Кел­ли и Тиму Бра­у­ну из IDEO, а так­же со­вре­мен­ным клас­си­кам Ка­ри­му Ра­ши­ду и Ди­те­ру Рам­су.

В то же вре­мя ре­жис­сер де­мон­стри­ру­ет и нега­тив­ную роль мас­со­во­го про­из­вод­ства и куль­ту­ры по­треб­ле­ния. В од­ном из эпи­зо­дов филь­ма мы ви­дим на бе­ре­гу идил­ли­че­ско­го пес­ча­но­го пля­жа зуб­ную щет­ку, пла­сти­ко­вый кор­пус ко­то­рый об­ле­пи­ли ра­куш­ки. В ка­кой-то мо­мент эту же щет­ку на­хо­дит ру­ко­во­ди­тель той са­мой ком­па­нии, ко­то­рая ее недав­но про­из­ве­ла. Этот слу­чай за­став­ля­ет его за­ду­мать­ся, как с по­мо­щью ди­зай­на не толь­ко ре­шать про­бле­мы, со­раз­мер­ные про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни че­ло­ве­ка, но и за­бо­тить­ся о бу­ду­щем сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний и дру­гих оби­та­те­лей пла­не­ты.

«Свал­ка» / Waste Land (2010)

На окра­ине Рио-де-Жа­ней­ро рас­по­ло­жен «Сад Гра­ма­чо» — до 2012 года (ко­гда ее на­ко­нец за­кры­ли) это была са­мая круп­ная в мире свал­ка, куда сво­зи­ли 70% го­род­ско­го му­со­ра и все 100% от­хо­дов из при­го­ро­дов. Здесь каж­дый день тру­ди­лось око­ло 3000 че­ло­век, вы­ис­ки­вая в му­сор­ных ку­чах ма­те­ри­а­лы, ко­то­рые мож­но было бы сдать в пе­ре­ра­бот­ку и та­ким об­ра­зом за­ра­бо­тать немно­го де­нег для сво­ей се­мьи.

Фильм Люси Уо­кер — это до­ку­мен­та­ция про­ек­та и пу­те­ше­ствия Вика Мю­ни­са из Брукли­на в род­ную Бра­зи­лию, куда ху­дож­ник от­прав­ля­ет­ся, что­бы по­мочь ка­та­до­рам (мест­ным со­би­ра­те­лям му­со­ра) и рас­ска­зать миру о мас­шта­бе му­сор­ной про­бле­мы в Бра­зи­лии. Идея про­ек­та Мю­ни­са та­ко­ва: ис­поль­зо­вать свал­ку как сце­ну и ис­точ­ник ма­те­ри­а­ла для се­рии фо­то­гра­фий, где сбор­щи­ки му­со­ра при­ме­ря­ют на себя роли пер­со­на­жей из­вест­ных жи­во­пис­ных по­ло­тен. За­тем фо­то­гра­фи­че­ские прин­ты про­да­ют­ся на аук­ци­оне — и все вы­ру­чен­ные сред­ства ху­дож­ник от­да­ет со­об­ще­ству ка­та­до­ров.

Ра­бо­та над филь­мом за­ня­ла око­ло трех лет. Уо­кер уда­лось за­пе­чат­лить ху­до­же­ствен­ный про­цесс «от» и «до», а так­же за­пи­сать ин­тер­вью с ше­стью раз­но­ха­рак­тер­ны­ми ге­ро­я­ми съем­ки Мю­ни­са. Бла­го­да­ря это­му кино вы узна­е­те, как мож­но кре­а­тив­но ре­шать даже са­мые ост­рые и слож­ные со­ци­аль­ные про­бле­мы.

«Свал­ку» по­ка­за­ли на всех глав­ных ки­но­фе­сти­ва­лях, и, в об­щей слож­но­сти, фильм по­лу­чил бо­лее 50 раз­ных на­град.

«Па­рал­лель­ный мир, па­рал­лель­ные жиз­ни» / Par­al­lel World, Par­al­lel Lives (2007)

Чем жил со­зда­тель тео­рии мно­же­ствен­ных ми­ров Хью Эве­ретт III? Этим во­про­сом за­да­ет­ся сын вы­да­ю­ще­го­ся фи­зи­ка и изоб­ре­та­те­ля, Марк Оли­вер Эве­ретт, фронт­мен рок-груп­пы Eels. Спу­стя мно­го лет по­сле смер­ти отца, Марк ре­ша­ет съез­дить в дом дет­ства, най­ти быв­ших кол­лег и од­но­группни­ков Хью по Прин­сто­ну, что­бы на­ко­нец по­нять, что за че­ло­ве­ком был Хью Эве­ретт III, и разо­брать­ся в тео­рии, став­шей де­лом всей жиз­ни уче­но­го.

Фильм, как и пес­ни Мар­ка, до­воль­но ка­мер­ный, иро­нич­ный и немно­го груст­ный. Несмот­ря на био­гра­фи­че­скую ос­но­ву, в нем боль­ше вре­ме­ни по­свя­ще­но бе­се­дам с фи­зи­ка­ми-тео­ре­ти­ка­ми, ко­то­рые до­ступ­но объ­яс­ня­ют слож­ную тео­рию Эве­рет­та, чем но­сталь­ги­че­ским вос­по­ми­на­ни­ям и ре­флек­сии о взрос­ле­нии и се­мье.

«Пять пре­пят­ствий» / The Five Ob­struc­tions (2003)

В 1967 году Юр­ген Лет снял 12-ми­нут­ный фильм «Иде­аль­ный че­ло­век». Как гла­сит ле­ген­да, Ларс фон Три­ер так силь­но вос­хи­щал­ся этим филь­мом, что пе­ре­смот­рел его бо­лее 20 раз за год. В 2003 году фон Три­ер ре­шил бро­сить вы­зов мэт­ру — смо­жет ли Лет пре­взой­ти са­мо­го себя и сде­лать ри­мейк соб­ствен­но­го ше­дев­ра? Уче­ник и учи­тель ме­ня­ют­ся ме­ста­ми, фон Три­ер ста­но­вит­ся вдох­но­ви­те­лем, му­чи­те­лем и су­дьей Юр­ге­на Лета.

Фильм «Пять пре­пят­ствий» до­ку­мен­ти­ру­ет твор­че­ский про­цесс ма­сте­ра, ко­то­рый пы­та­ет­ся раз­га­дать сек­рет соб­ствен­но­го ше­дев­ра и по­пут­но спра­вить­ся с пре­пят­стви­я­ми, ко­то­рые при­ду­мы­ва­ет для него Ларс фон Три­ер. Каж­дое пре­пят­ствие — это свое­об­раз­ный ан­ти­те­зис к тща­тель­но вы­ве­рен­но­му сти­лю Юр­ге­на Лета. Едва ли не са­мое слож­ное из усло­вий, при­ду­ман­ных уче­ни­ком Лета, — это от­сут­ствие пла­на и струк­ту­ры. Необ­хо­ди­мость пра­вил — один из глав­ных прин­ци­пов, ко­то­рый ко­гда-то фон Три­ер по­за­им­ство­вал у Лета. Од­на­ко, на­ру­ше­ние соб­ствен­ных по­ряд­ков — по­хо­же, един­ствен­ный спо­соб вый­ти на но­вый уро­вень и на­учить­ся чему-то но­во­му.

Юрген Лет, кадр из фильма «Пять препятствий»

«Неза­ви­си­мая игра: кино» / In­die Game: the Movie (2012)

«Неза­ви­си­мая игра: кино» — один из пер­вых до­ку­мен­таль­ных филь­мов, рас­ска­зы­ва­ю­щих о жиз­ни ко­манд, ко­то­рые си­ла­ми несколь­ких лю­дей и с по­чти ну­ле­вым стар­то­вым ка­пи­та­лом де­ла­ют то, на что у ком­па­ний-ги­ган­тов иг­ро­вой ин­ду­стрии за­то­чен труд де­сят­ков со­труд­ни­ков и рас­хо­ду­ют­ся ты­ся­чи дол­ла­ров. Бук­валь­но за пер­вые 15 ми­нут ав­то­ры вво­дят зри­те­ля в курс про­ис­хо­дя­ще­го се­го­дня в иг­ро­вой ин­ду­стрии и вкрат­це из­ла­га­ют ее ис­то­рию.

В цен­тре вни­ма­ния ре­жис­се­ров Ли­занн Пажо и Джейм­са Свир­ски ока­зы­ва­ют­ся три неза­ви­си­мых раз­ра­бот­чи­ка, ко­то­рые пы­та­ют­ся ре­а­ли­зо­вать свои про­ек­ты: Джо­на­тан Блоу толь­ко что за­кон­чил и вы­пу­стил игру — и оце­ни­ва­ет свои успе­хи и неуда­чи; Team Meat го­то­вят­ся к вы­пус­ку про­дук­та; а Фила Фиша ав­то­ры за­ста­ют на эта­пе твор­че­ских со­мне­ний и ре­ше­ния ра­бо­чих неуря­диц. Эти люди хо­ро­шо зна­ют, как ра­бо­та­ет ин­ду­стрия, и пред­по­чи­та­ют оста­вать­ся в сто­роне от боль­ших де­нег и боль­ших ком­про­мис­сов. Для них игра — это спо­соб са­мо­иден­ти­фи­ка­ции.

«Мы со­зда­ем сце­ны» / We Cause Scenes (2013)

Если вы все­гда хо­те­ли знать, как ста­но­вят­ся со­зда­те­ля­ми фл­эш­мо­бов и пран­ков (розыг­ры­шей), это кино для вас. В филь­ме Мэт­та Адам­са речь идет об ис­то­рии нью-йорк­ской груп­пе пран­ке­ров «Im­prov Every­where» и ее ос­но­ва­те­ле, Чар­ли Тод­де.

С мо­мен­та сво­е­го ос­но­ва­ния «Im­prov Every­where» пре­вра­тил­ся из неболь­шой груп­пы еди­но­мыш­лен­ни­ков, разыг­ры­вав­ших слу­чай­ных про­хо­жих, в ма­ши­ну по про­из­вод­ству ви­рус­ных ви­део и из­вест­ный во всем мире пранк-кол­лек­тив. Имен­но эти люди при­ду­ма­ли ак­цию «В мет­ро без шта­нов», ко­то­рая впо­след­ствии за­хва­ти­ла весь мир и ста­ла еже­год­ным со­бы­ти­ем. Во флеш­мо­бах «Im­prov Every­where» по­рой участ­ву­ют ты­ся­чи че­ло­век, а на­блю­да­ют за ними по все­му миру — мил­ли­о­ны.

Несмот­ря на то, что на мо­мент со­зда­ния филь­ма Мэтт Адамс сам яв­лял­ся участ­ни­ком кол­лек­ти­ва, ре­жис­сер не пы­та­ет­ся по­ка­зать па­рад­ную сто­ро­ну жиз­ни «Im­prov Every­where»: в этой ис­то­рии не обой­дет­ся без ис­пы­та­ний и столк­но­ве­ний в кол­лек­ти­ве.