1. Деньги

Ученые тоже ошибаются. Почему это нормально и даже полезно для науки

Абсолютной истины не существует. Зато недочеты позволяют нам посмотреть на проблему под другим углом

Сен­са­ци­он­ные от­кры­тия в на­у­ке неред­ко со­про­вож­да­ют­ся та­ки­ми же сен­са­ци­он­ны­ми «раз­об­ла­че­ни­я­ми». Вот толь­ко спра­вед­ли­во ли во­об­ще счи­тать ошиб­ку уче­но­го про­ва­лом? Ко­гни­тив­ный пси­хо­лог и жур­на­лист Мэри Уид­дикс рас­суж­да­ет о том, по­че­му ошиб­ки в ис­сле­до­ва­ни­ях мо­гут быть так же цен­ны, как и иде­аль­но про­ве­ден­ный экс­пе­ри­мент.







В про­шлом году ла­у­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии по хи­мии Фр­эн­сис Ар­нольд опуб­ли­ко­ва­ла ис­сле­до­ва­ние про но­вые фер­мен­ты, уско­ря­ю­щие хи­ми­че­ские ре­ак­ции. В ее ста­тье речь шла о бета-мо­ле­ку­лах лак­та­ма, ко­то­рые яв­ля­ют­ся важ­ным ком­по­нен­том мно­гих ле­карств и яко­бы мо­гут стать клю­чом к со­зда­нию ан­ти­био­ти­ков но­во­го по­ко­ле­ния — го­раз­до бо­лее эф­фек­тив­ных в борь­бе с устой­чи­вы­ми к ан­ти­би­от­кам бак­те­ри­я­ми.

Од­на­ко вто­ро­го ян­ва­ря Ар­нольд объ­яви­ла в твит­те­ре о том, что ее ис­сле­до­ва­ние не дей­стви­тель­но: в даль­ней­ших экс­пе­ри­мен­тах уче­ной не уда­лось под­твер­дить ре­зуль­та­ты. Так­же она не на­шла несколь­ко важ­ных за­пи­сей и сы­рые дан­ные пер­во­го те­ста.

Хотя боль­шин­ство под­пис­чи­ков уче­ной под­дер­жа­ли ее от­кры­тость и чест­ность, пуб­лич­ное «по­ка­я­ние» Ар­нольд вы­зва­ло ожив­лен­ную дис­кус­сию и спро­во­ци­ро­ва­ло нема­ло агрес­сив­ных тви­тов. Один из ком­мен­та­то­ров на­пи­сал: «Хо­ти­те знать, по­че­му люди не до­ве­ря­ют на­у­ке? Из-за та­кой хре­ни». Дру­гой поль­зо­ва­тель усо­мнил­ся в ком­пе­тент­но­сти все­го но­бе­лев­ско­го ко­ми­те­та и пред­по­ло­жил, что при­суж­де­ние пре­мии Ар­нольд было по­ли­ти­че­ским ре­ше­ни­ем.

Мэри Уид­дикс от­ме­ча­ет, о ре­ак­ция об­ще­ства на за­яв­ле­ние Ар­нольд от­ра­жа­ет по­пу­ляр­ное за­блуж­де­ние от­но­си­тель­но на­у­ки. На­уч­ное зна­ние так дол­го и ак­тив­но пре­воз­но­си­лось, что нам хо­чет­ся ве­рить: опуб­ли­ко­ван­ные ис­сле­до­ва­ния и об­на­ру­жен­ные уче­ны­ми фак­ты все­гда вер­ны, од­на­ко это не так. Оно ни­ко­гда не стро­ит­ся на от­кры­ти­ях од­но­го уче­но­го; за каж­дой круп­ной на­ход­кой сто­ит кол­лек­тив­ная ра­бо­та, пе­ре­про­вер­ка дан­ных и раз­ви­тие тео­рий. В этом смыс­ле, неудач­ный экс­пе­ри­мент или об­на­ру­же­ние ошиб­ки пост­фак­тум так же важ­но, как и удач­ное ис­сле­до­ва­ние. А пуб­лич­ный ажи­о­таж, ко­то­рый обыч­но окру­жа­ет круп­ные на­уч­ные со­бы­тия, сти­му­ли­ру­ет дис­кус­сии на до­воль­но уз­кие, но зна­чи­мые для всей ци­ви­ли­за­ции, темы.

На­при­мер, в 2018 году мно­го шума на­де­ла­ло ис­сле­до­ва­ние, по­свя­щен­ное но­во­му спо­со­бу вы­чис­ле­ния тем­пе­ра­ту­ры оке­а­нов: ав­то­ры тек­ста утвер­жда­ли, что яко­бы оке­ан по­гло­ща­ет на 60% боль­ше теп­ла, чем пред­по­ла­га­лось ра­нее. Ре­зуль­та­ты вы­зва­ли па­ни­ку сре­ди ак­ти­ви­стов: если вы­чис­ле­ния были вер­ны­ми, то ни одна стра­те­гия борь­бы с по­след­стви­я­ми кли­ма­ти­че­ско­го кри­зи­са не сра­бо­та­ла бы. Впро­чем, уче­ные от­нес­лись к та­ким дан­ным со скеп­си­сом. И не зря: неза­ви­си­мый ис­сле­до­ва­тель и кри­тик Ни­ко­лас Лью­ис об­на­ру­жил фун­да­мен­таль­ные ошиб­ки в вы­чис­ле­ни­ях ав­то­ров; фи­наль­ные рас­че­ты ока­за­лись при­бли­же­ны к бо­лее ран­ним дан­ным. Тем не ме­нее, ме­то­ди­ка, опи­сан­ная в той са­мой про­ти­во­ре­чи­вой ста­тье из Na­ture, дей­стви­тель­но мо­жет быть по­лез­на для бо­лее удоб­но­го под­сче­та тем­пе­ра­ту­ры оке­а­на.

Или вот еще один при­мер. Если бы не экс­пе­ри­мен­ты док­то­ра Го­раса Уэлл­са с за­ки­сью азо­та, ко­то­рую так­же на­зы­ва­ют ве­се­ля­щим га­зом, то, воз­мож­но, мы бы так и не на­учи­лись ис­поль­зо­вать это со­еди­не­ние для ане­сте­зии. В 1840-е годы Уэллс про­во­дил ис­пы­та­ния на виду у пуб­ли­ки и не смог пра­виль­но рас­счи­тать дозу газа, за­ста­вив од­но­го из сво­их па­ци­ен­тов кри­чать от боли. Этот слу­чай, ко­неч­но, нега­тив­но от­ра­зил­ся на ка­рье­ре дан­ти­ста, зато при­влек вни­ма­ние уче­ных сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний, чьи экс­пе­ри­мен­ты при­ве­ли к успеш­но­му и без­опас­но­му при­ме­не­нию ве­се­ля­ще­го газа в ме­ди­цине.

Пер­во­про­ход­цы на­у­ки, та­кие как Фр­эн­сис Ар­нольд, долж­ны вос­хи­щать нас не толь­ко сво­ей сме­ло­стью и го­тов­но­стью при­знать ошиб­ку, — хотя и это важ­но в эпо­ху пост-прав­ды — но и цен­ны­ми дан­ны­ми, ко­то­рые по­мо­га­ют пе­ре­фор­му­ли­ро­вать и уточ­нить про­бле­му. Мэри Уид­дикс счи­та­ет, что цель на­у­ки — за­да­вать пра­виль­ные во­про­сы, на ко­то­рые мы не все­гда и не сра­зу спо­соб­ны най­ти от­ве­ты. Как по­ка­зы­ва­ет одно мета-ис­сле­до­ва­ние, боль­шин­ство на­уч­ных от­кры­тий по­лу­ча­ют раз­ви­тие, ко­то­рое пре­вос­хо­дит пер­во­на­чаль­ные на­ра­бот­ки.

Уид­дикс про­дол­жа­ет свою мысль: есть ве­ро­ят­ность, что при долж­ной кор­рек­ти­ров­ке ме­то­до­ло­гия Ар­нольд ока­жет­ся не ме­нее зна­чи­тель­ной и жиз­не­спо­соб­ной, чем от­кры­тие Уэлл­са. Ино­гда се­рьез­ные ошиб­ки учат нас ра­ди­каль­но ме­нять угол зре­ния, и в этом их цен­ность.