1. Поток

«Кремниевая долина — истинное зло»: новая книга о власти корпораций над нашими умами

Как IT-корпорации построили цифровое средневековье и что с этим можно сделать

© Shutterstock

Кни­га быв­ше­го главре­да The New Re­pub­lic Фран­кли­на Фо­е­ра «Без сво­е­го мне­ния. Как Google, Face­book, Ama­zon и Ap­ple ли­ша­ют вас ин­ди­ви­ду­аль­но­сти» по­свя­ще­на опас­но­стям, ко­то­рым мы под­вер­га­ем себя, из­лишне до­ве­ря­ясь IT-кор­по­ра­ци­ям. «Цех» пе­ре­ска­зы­ва­ет са­мые ин­те­рес­ные идеи.







  • Упо­ря­до­че­ние зна­ния — древ­нее ре­мес­ло. Те, кто слу­жил ему на про­тя­же­нии сто­ле­тий: биб­лио­те­ка­ри, кни­го­тор­гов­цы, уче­ные, ар­хи­ва­ри­усы, — были обу­че­ны де­лать свою ра­бо­ту с лю­бо­вью, гра­ни­ча­щей с ре­ли­ги­оз­ным по­кло­не­ни­ем. К слу­жи­те­лям зна­ния от­но­си­лись, как к жре­цам. Ко­декс про­фес­си­о­наль­ной че­сти тре­бо­вал от них от­но­сить­ся к сво­е­му гру­зу так, как буд­то весь мир за­ви­сел от его без­опас­ной пе­ре­да­чи че­рез по­ко­ле­ния. Тех­но­ло­ги­че­ские ком­па­нии не бес­по­ко­ят­ся ни о чем по­доб­ном. Под их ру­ко­вод­ством со­вер­шил­ся кол­лапс эко­но­ми­че­ской цен­но­сти зна­ния, ко­то­рый рез­ко осла­бил по­зи­ции га­зет, жур­на­лов и из­да­тельств. По­сколь­ку эко­но­ми­че­ская цен­ность зна­ния до­стиг­ла нуля, по­столь­ку упа­ло и их ка­че­ство.
  • Преж­ние стра­жи не все­гда были до­стой­ны ува­же­ния, но их по край­ней мере было мно­го. И это их раз­но­об­ра­зие было ос­но­вой де­мо­кра­тии. Если мы возь­мем се­го­дняш­ние ре­а­лии и точ­ку зре­ния, к при­ме­ру, Ama­zon, то их ис­тин­ное же­ла­ние сле­ду­ю­щее — кон­тро­ли­ро­вать по­ток зна­ния долж­ны толь­ко они. Пока что Джефф Без­ос про­пус­ка­ет всех без раз­бо­ра, но бу­ду­щее из­да­тель­ской от­рас­ли от­да­но на ми­лость од­ной-един­ствен­ной ком­па­нии. Даже будь она бла­го­на­ме­рен­ным мо­но­по­ли­стом, та­кое по­ло­же­ние ве­щей ина­че как пу­га­ю­щим на­звать нель­зя.
  • Если бы судь­ба зна­ния была от­да­на во власть сво­бод­но­го рын­ка, его цена быст­ро упа­ла бы до нуля в силу лег­ко­сти бес­плат­но­го ко­пи­ро­ва­ния. Но го­су­дар­ство (ав­тор го­во­рит про го­су­дар­ство США) не до­пус­ка­ет это­го. Одна из его важ­ней­ших за­дач в эко­но­ми­ке — за­щи­та цен­но­сти зна­ния. Оно за­щи­ща­ет со­зда­те­лей зна­ния от сти­хии рын­ка, га­ран­ти­руя им вре­мен­ную мо­но­по­лию в виде па­тен­тов и ко­пи­рай­та.
  • Ин­тел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность — на­столь­ко древ­няя и ува­жа­е­мая тра­ди­ция, что Джеймс Мэ­ди­сон от­во­дит ей ме­сто уже в пер­вой ста­тье Кон­сти­ту­ции США, в вось­мом раз­де­ле. За­да­ча этой пра­во­вой нор­мы — най­ти ком­про­мисс меж­ду дву­мя про­ти­во­по­лож­ны­ми со­об­ра­же­ни­я­ми, ко­то­рый со­здаст усло­вия, сти­му­ли­ру­ю­щие твор­че­ское мыш­ле­ние и де­я­тель­ность изоб­ре­та­те­лей. Кто ста­нет тра­тить свою жизнь на со­зда­ние чего бы то ни было, если лю­бой пи­рат мо­жет без осо­бых уси­лий вос­про­из­ве­сти это и раз­бо­га­теть? С дру­гой сто­ро­ны, за­кон по­сте­пен­но лик­ви­ди­ру­ет мо­но­по­лии (хотя Walt Dis­ney умуд­ря­ет­ся по­сто­ян­но ме­нять усло­вия за­ко­нов об ав­тор­ских пра­вах так, что­бы со­хра­нять за со­бой жест­кий кон­троль над об­ра­зом Мик­ки-Мау­са).
Unsplash

  • Зна­ние слиш­ком важ­но, что­бы на­все­гда оста­вать­ся соб­ствен­но­стью ка­кой бы то ни было ком­па­нии или част­но­го лица. Мы зна­ем, что бу­ду­щие до­сти­же­ния ос­но­ва­ны на до­сти­же­ни­ях про­шло­го; в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве мо­но­по­лия из­го­ня­ет твор­че­ское мыш­ле­ние из эко­но­ми­ки.
  • Ат­мо­сфе­ра пер­вых про­ек­тов в ин­тер­нет-жур­на­ли­сти­ке была вос­хи­ти­тель­на. Чи­та­те­ли вос­при­ни­ма­ли текст с экра­на, и от­сю­да сле­до­ва­ла по­треб­ность ра­бо­тать в раз­ных сти­лях. Но ка­ких имен­но? Мы боль­ше не были огра­ни­че­ны поч­той и ти­по­гра­фи­ей, но как ча­сто мы долж­ны были те­перь пуб­ли­ко­вать но­вые ма­те­ри­а­лы? Каж­дый день? Каж­дый час? Все сло­жив­ши­е­ся в на­шей про­фес­сии прак­ти­ки мож­но было пе­ре­смот­реть, и это было непе­ре­да­ва­е­мое чув­ство. Ошиб­ка Mi­crosoft, где я то­гда ра­бо­тал, со­сто­я­ла в том, что она сама ста­ла про­из­во­дить ме­дий­ный кон­тент. Ее по­сле­до­ва­те­ли: Face­book, Google, Ap­ple, — этой ошиб­ки не по­вто­ри­ли. Они обо­шли Mi­crosoft бла­го­да­ря вы­бран­ной ими ре­во­лю­ци­он­ной так­ти­ке: до­ми­ни­ро­ва­ние ме­диа, не на­ни­ма­ю­щих ни жур­на­ли­стов, ни ре­дак­то­ров, не вла­де­ю­щих прак­ти­че­ски ни­чем.
  • Га­зе­ты в Аме­ри­ке су­ще­ству­ют 250 лет, но идея, что жур­на­ли­сты ста­нут го­то­вить но­во­сти бес­страст­но, без укло­на в сто­ро­ну той или иной пар­тии, в со­от­вет­ствии с ка­но­на­ми про­фес­си­о­на­лиз­ма — со­всем но­вая вещь, ей едва ис­пол­ни­лось сто лет.
  • Жур­на­лы и га­зе­ты дол­го не счи­та­ли нуж­ным ука­зы­вать име­на ав­то­ров ста­тей — на­столь­ко низ­ко они це­ни­ли ав­то­ров. New York Times, на­при­мер, со­про­тив­ля­лась этой прак­ти­ке до 1920-х го­дов.
Unsplash

  • В мою быт­ность жур­на­ли­стом мне при­хо­ди­лось на­блю­дать, как вла­дель­цы га­зет и жур­на­лов при­хо­дят к вы­во­ду, что на са­мом деле нет при­чин пла­тить ав­то­рам боль­шие день­ги. Моя ка­рье­ра на­ча­лась в Slate, ко­то­рый был од­ним из пер­вых жур­на­лов, рас­счи­тан­ных на су­ще­ство­ва­ние ис­клю­чи­тель­но в Ин­тер­не­те. В те зо­ло­тые годы, в се­ре­дине 90-х, мы пла­ти­ли по 1000 дол­ла­ров за книж­ный об­зор, а неко­то­рым на­шим звез­дам даже боль­ше. Се­го­дня в Slate го­но­рар за об­зор со­став­ля­ет при­мер­но 300 дол­ла­ров.
  • Ко­гда ис­то­рик тех­но­ло­гий Джордж Дай­сон по­се­тил Google­plex, один ин­же­нер за­ме­тил буд­нич­но, слов­но речь шла о чем-то само со­бой ра­зу­ме­ю­щем­ся: «Мы ска­ни­ру­ем все эти кни­ги не для лю­дей, а для ИИ». Если это прав­да, то ста­но­вит­ся бо­лее по­нят­на сек­рет­ность, ко­то­рой Google окру­жил свое ме­ро­при­я­тие. Ве­ли­чай­шее со­бра­ние зна­ний мира по­слу­жи­ло про­сто ма­те­ри­а­лом для обу­че­ния ма­шин, жерт­вой, при­не­сен­ной на ал­тарь тех­но­ло­ги­че­ской син­гу­ляр­но­сти.
Google Press Corner

  • До­воль­но страш­но слу­шать Лар­ри Пей­джа, ко­гда он раз­мыш­ля­ет вслух, как в Google ко­гда-ни­будь бу­дет ра­бо­тать свы­ше мил­ли­о­на че­ло­век, в два­дцать раз боль­ше, чем се­го­дня. Это не про­сто за­яв­ка на до­ми­ни­ро­ва­ние в от­рас­ли, где у ком­па­нии нет на­сто­я­щих со­пер­ни­ков, а нечто го­раз­до бо­лее се­рьез­ное: кон­ста­та­ция го­тов­но­сти Google на­вя­зать свои цен­но­сти и бо­го­слов­ские убеж­де­ния все­му миру.
  • На про­тя­же­нии сто­ле­тий ин­же­не­ры ав­то­ма­ти­зи­ро­ва­ли руч­ной труд, а се­го­дня но­вая ин­же­нер­ная эли­та ав­то­ма­ти­зи­ро­ва­ла мыш­ле­ние.
  • 60% поль­зо­ва­те­лей Face­book не по­до­зре­ва­ют, что лен­та но­во­стей со­ци­аль­ной сети фор­ми­ру­ет­ся при по­мо­щи слож­ней­ших ал­го­рит­мов.
  • Крем­ни­е­вая до­ли­на се­го­дня — во мно­гом ско­рее зло, чем бла­го. И очень важ­но во­вре­мя это осо­знать и про­го­ва­ри­вать вслух как мож­но чаще. Ко­ли­че­ство ры­ча­гов для про­ти­во­сто­я­ния это­му злу по­сто­ян­но и стре­ми­тель­но умень­ша­ет­ся.
  • Взгляд Крем­ни­е­вой до­ли­ны на твор­че­ство — сред­не­ве­ко­вый. До эпо­хи Про­све­ще­ния в Ев­ро­пе ав­тор по­чти ни­че­го не зна­чил. Ори­ги­наль­но­сти тоже не при­да­ва­лось осо­бо­го зна­че­ния. Един­ствен­ным ис­точ­ни­ком твор­че­ства при­зна­ва­лось Бо­же­ствен­ное вдох­но­ве­ние («Толь­ко Бог мо­жет тво­рить», — утвер­ждал Фома Ак­вин­ский). Че­ло­ве­ку под силу про­из­ве­сти толь­ко сла­бое под­ра­жа­ние Бо­же­ствен­но­го ори­ги­на­ла. Пи­са­те­ли были за­ви­си­мы­ми, до­воль­но бес­по­мощ­ны­ми су­ще­ства­ми. Ис­точ­ни­ком фи­нан­си­ро­ва­ния их ра­бо­ты и во­об­ще средств к су­ще­ство­ва­нию была бла­го­склон­ность по­кро­ви­те­лей, в роли ко­то­рых вы­сту­па­ли ко­ро­ли и ари­сто­кра­ты. Как толь­ко пи­са­тель про­да­вал ру­ко­пись, он пол­но­стью утра­чи­вал кон­троль над ней. Пе­ре­пис­чик или пе­чат­ник мог из­ме­нить текст, удли­нить его или раз­де­лить на фраг­мен­ты по сво­е­му усмот­ре­нию. Пи­са­те­лю не оста­ва­лось ни­че­го дру­го­го, кро­ме как сми­рить­ся.
  • Окру­жа­ю­щая сре­да, и непри­кос­но­вен­ность част­ной жиз­ни — цен­но­сти, ко­то­рые ры­нок раз­ру­шил бы, если бы его ни­что не сдер­жи­ва­ло. Обес­пе­че­ние этих цен­но­стей тре­бу­ет от кор­по­ра­ций слиш­ком боль­ших трат, нести ко­то­рые они не хо­тят.
  • Из про­шло­го мы зна­ем, что Крем­ни­е­вая до­ли­на — не обя­за­тель­но неиз­беж­ное пред­на­чер­та­ние судь­бы. От мо­но­по­лий мож­но уйти. Су­ще­ству­ет пре­це­дент, ко­гда по­тре­би­те­ли от­ка­за­лись счи­тать при­о­ри­те­том низ­кие цены и удоб­ство и вос­ста­ли про­тив при­ну­ди­тель­но­го од­но­об­ра­зия. Сво­и­ми день­га­ми они под­дер­жа­ли ре­мес­лен­ные про­из­вод­ства, счи­тав­ши­е­ся об­ре­чен­ны­ми. Оп­ти­ми­сти­че­ская пер­спек­ти­ва вы­рвать­ся из при­тя­же­ния Face­book, Google и Ama­zon у нас пе­ред гла­за­ми — в виде йо­гур­та, гра­но­лы и по­ле­во­го са­ла­та. Су­ще­ствен­ной доле на­се­ле­ния небез­раз­лич­но, что она ест, сле­до­ва­тель­но, ее мож­но убе­дить так же тща­тель­но за­бо­тить­ся об ум­ствен­ной пище.