1. Практика

«Портфолио — жизнь». Как финансовый аналитик решил стать рейнджером

Отрывок из книги «Осознанный выбор»

© Shutterstock

Кни­гу по­пу­ляр­но­го мо­ти­ва­ци­он­но­го спи­ке­ра Дже­фа Го­ин­са «Осо­знан­ный вы­бор» мож­но на­звать пу­те­во­ди­те­лем по опре­де­ле­нию сво­е­го пути к ра­бо­те меч­ты. Каж­дая гла­ва рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рию че­ло­ве­ка, ко­то­рый со­мне­вал­ся, оши­бал­ся, но пы­тал­ся най­ти свое при­зва­ние и вы­брать про­фес­сию осо­знан­но. «Цех» пуб­ли­ку­ет от­ры­вок из кни­ги, в ко­то­ром ав­тор объ­яс­ня­ет, что та­кое «порт­фо­лио-жизнь» и по­че­му нам, воз­мож­но, сто­ит по­про­бо­вать жить так же.







Бу­ду­щее при­над­ле­жит тем, кто изу­ча­ет боль­ше на­вы­ков и со­че­та­ет их кре­а­тив­но.

Ро­берт Грин

Ваше при­зва­ние — это не что-то одно, это несколь­ко ве­щей. Но суть не в том, что­бы быть ма­сте­ром на все руки, а в том, что­бы быть ма­сте­ром в чем-то од­ном.

В кол­ле­дже Джо­ди Мэ­бер­ри учил­ся фи­нан­сам и мар­ке­тин­гу. Ему не тер­пе­лось за­кон­чить обу­че­ние и по­гру­зить­ся в мир биз­не­са, он ждал того дня, ко­гда на­ко­нец-то бу­дет каж­дый день хо­дить в офис. В по­след­ний год сво­е­го обу­че­ния в уни­вер­си­те­те шта­та Ил­ли­нойс он от­крыл для себя Уни­вер­си­тет­скую про­грам­му пу­те­ше­ствий и до­су­га (Out­door Ad­ven­ture pro­gram. — Прим. пе­ре­вод­чи­ка). Он за­пи­сал­ся туда и вме­сте с од­но­группни­ка­ми на­чал пу­те­ше­ство­вать. Од­ним из та­ких пу­те­ше­ствий была по­езд­ка в Йел­ло­устон­ский на­ци­о­наль­ный парк, ко­то­рая про­из­ве­ла на Джо­ди неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние. «Я не смо­гу точ­но ска­зать, как там было хо­лод­но, — вспо­ми­на­ет он, — мой тер­мо­метр сло­мал­ся на ми­нус два­дца­ти. Это было жут­ко, но пре­крас­но. Ко­гда я вер­нул­ся, то мог ду­мать толь­ко об этой по­езд­ке».

По­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та Джо­ди от­пра­вил­ся в путь. Он ду­мал, что всю жизнь бу­дет жить и ра­бо­тать в цен­траль­ном Ил­ли­ной­се, но по­сле по­езд­ки в Йел­ло­усто­ун и впе­чат­ле­ний от нее ре­шил по­бы­вать где-ни­будь еще. Три ме­ся­ца он пу­те­ше­ство­вал по За­па­ду США, живя в па­лат­ке, и по­нял, что не толь­ко го­ло­са при­зы­ва­ют нас к делу на­шей жиз­ни. Ино­гда это де­ла­ют ме­ста. «Бро­сая кам­ни в воду в На­ци­о­наль­ном пар­ке Де­сепшн Пасс, — пи­сал он мне, — я по­нял, что не вер­нусь до­мой».

Несколь­ко недель спу­стя Джо­ди все же вер­нул­ся до­мой, но толь­ко для того, что­бы по­нять, что уви­ден­ное и про­чув­ство­ван­ное ни­ко­гда не прой­дет для него бес­след­но. Этот опыт все­гда бу­дет его пре­сле­до­вать. За ме­сяц пре­бы­ва­ния дома он упа­ко­вал все свои вещи, по­гру­зил их в ба­гаж­ник ма­ши­ны и сно­ва от­пра­вил­ся в пу­те­ше­ствие, че­рез две неде­ли ока­зав­шись в Ва­шинг­тоне без ра­бо­ты, дру­зей и с 300 дол­ла­ра­ми в кар­мане.

В сле­ду­ю­щие че­ты­ре года Джо­ди же­нил­ся и на­чал ра­бо­тать фи­нан­со­вым ана­ли­ти­ком в ком­мер­че­ском бан­ке. «Это была ра­бо­та, ради ко­то­рой я за­кан­чи­вал кол­ледж, — объ­яс­нял он, — ра­бо­та, ко­то­рую я дол­жен был де­лать». Но что-то в нем зна­ло, что это не его дело. Он втайне же­лал боль­ше­го. На его сча­стье, дол­гие лет­ние дни поз­во­ля­ли ему ез­дить на За­пад, что­бы ис­сле­до­вать тай­ные бо­гат­ства и тем­ные тро­пы Де­сепшн Пасс.

Вме­сте с же­ной Ре­бек­кой он по­стро­ил дом и на­чал обу­стра­и­вать жизнь. Он ра­бо­тал бан­ки­ром, она — учи­те­лем. Но од­на­жды их по­дру­га, по­мо­гав­шая с пе­ре­ез­дом в но­вый дом, про­из­нес­ла то, что из­ме­ни­ло всю их жизнь. Она ра­бо­та­ла в Ва­шинг­тон­ских на­ци­о­наль­ных пар­ках и невзна­чай ска­за­ла, что они на­ни­ма­ют в парк но­вых рейн­дже­ров. «По­сле это­го, — вспо­ми­на­ет Джо­ди, — я ре­шил, что буду рейн­дже­ром».

Это мо­жет уди­вить вас, но у фи­нан­со­во­го ана­ли­ти­ка нет всех необ­хо­ди­мых бу­маг, что­бы стать рейн­дже­ром. По­это­му на про­тя­же­нии еще года Джо­ди про­дол­жал ра­бо­тать в бан­ке, а но­чью хо­дил на обу­ча­ю­щие кур­сы. «В кон­це кон­цов я про­ме­нял ру­баш­ку и гал­стук на зна­чок и плос­кую шля­пу», — вспо­ми­нал он.

Пер­вый год Джо­ди ра­бо­тал в Спо­кане, при­ез­жая до­мой к жене на вы­ход­ные. По­сле года та­кой жиз­ни они на­ко­нец про­да­ли дом и вос­со­еди­ни­лись. Сра­зу по­сле пе­ре­ез­да они узна­ли, что ста­нут ро­ди­те­ля­ми. Он не по­до­зре­вал, как эта ра­дост­ная но­вость в ито­ге тоже по­вли­я­ет на его меч­ту.

Как про­шел ваш день?

На про­шлой неде­ле я был за гра­ни­цей. Че­рез несколь­ко дней от­прав­люсь в Сан-Фран­цис­ко. Но сей­час я дома, по­лу­чая удо­воль­ствие от пре­бы­ва­ния в Нэ­швил­ле — го­ро­де, в ко­то­рый пе­ре­ехал по­сле года пу­те­ше­ствий и ту­ров в ка­че­стве му­зы­кан­та. Каж­дый день я про­сы­па­юсь от го­ло­са мо­е­го двух­лет­не­го сына, ко­то­рый слы­шу че­рез ра­ди­о­ня­ню. Ино­гда он про­сы­па­ет­ся с пла­чем, но се­го­дня бол­та­ет.

Я вы­ни­маю Эй­де­на из кро­ват­ки и несу вниз, что­бы при­го­то­вить зав­трак. Се­го­дня у нас ом­лет с вет­чи­ной и сы­ром. По­сле зав­тра­ка где-то час мы иг­ра­ем, по­том спус­ка­ет­ся его мама, что­бы сме­нить меня. Я го­тов­лю себе кофе, при­ни­маю душ и еду на ра­бо­ту. Путь до офи­са в цен­тре го­ро­да, где я ра­бо­таю, за­ни­ма­ет все­го две ми­ну­ты. Де­сять утра. Я вклю­чаю ком­пью­тер, про­смат­ри­ваю по­чту где-то час, по­том со­вер­шаю несколь­ко звон­ков.

Око­ло по­лу­дня иду с дру­гом на ланч. Мы го­во­рим о жиз­ни, биз­не­се и от­цов­стве.

Че­рез час я воз­вра­ща­юсь в офис, что­бы на­пи­сать несколь­ко пи­сем, ужать по­ло­ви­ну гла­вы для но­вой кни­ги и от­ре­дак­ти­ро­вать пост для бло­га, ко­то­рый пла­ни­рую опуб­ли­ко­вать в кон­це неде­ли. Чув­ствуя, что со­вер­шил мно­го про­дук­тив­ной ра­бо­ты, я пе­ре­хо­жу к де­лам, свя­зан­ным с биз­не­сом. В остав­ше­е­ся вре­мя я го­тов­люсь к гря­ду­ще­му вы­ступ­ле­нию и пе­ре­пи­сы­ва­юсь со­об­ще­ни­я­ми с моим веб-раз­ра­бот­чи­ком, ко­то­рый по­мо­га­ет мне в раз­ра­бот­ке про­грамм­но­го обес­пе­че­ния.

Это мой нор­маль­ный ра­бо­чий день. Он по-сво­е­му уни­ка­лен, на­пол­нен раз­ны­ми рит­ма­ми и встре­ча­ми, и, чест­но го­во­ря, мне нра­вит­ся так жить. Но са­мое слож­ное на­чи­на­ет­ся, ко­гда кто-то спра­ши­ва­ет меня, в чем за­клю­ча­ет­ся моя ра­бо­та.

Обыч­но я го­во­рю, что я пи­са­тель. Но ко­гда про­дол­жаю, что боль­шую часть сво­е­го вре­ме­ни я не про­во­жу за на­пи­са­ни­ем книг, на меня смот­рят с усмеш­кой, и мне при­хо­дит­ся все по­дроб­но объ­яс­нять. Если же го­во­рю, что я лек­тор, то все ожи­да­ют, что я мно­го пу­те­ше­ствую и живу в ос­нов­ном на го­но­ра­ры, хотя это не так.

Ко­неч­но, я могу ска­зать, что за­пу­стил сайт, на ко­то­ром про­даю вещи, но я не пред­при­ни­ма­тель, как мои дру­зья, ко­то­рые от­кры­ва­ют ме­бель­ные ма­га­зи­ны, ре­сто­ра­ны и все та­кое. У них есть пер­со­нал и вит­ри­ны. Мой биз­нес — это я сам. Я пишу, го­во­рю и пы­та­юсь как-то по­мо­гать сво­ей се­мье. Это все, что я де­лаю.

Все эти вещи — часть меня. Несмот­ря на то что каж­дую из них слож­но объ­яс­нить тер­ми­на­ми, ко­то­ры­ми мы объ­яс­ня­ем свою ра­бо­ту, я за­ни­ма­юсь всем этим. Я узнал тер­мин для по­доб­но­го сти­ля жиз­ни, и это не СДВГ (Син­дром де­фи­ци­та вни­ма­ния и ги­пе­р­ак­тив­но­сти. — Прим. пе­ре­вод­чи­ка).

«Это на­зы­ва­ет­ся порт­фо­лио-жизнь», — ска­за­ла мне моя по­дру­га Кейт.

«Что?» — спро­сил я.

«Порт­фо­лио-жизнь. Это зна­чит, что ты не про­сто пи­са­тель или муж и отец. Это зна­чит, что все эти вещи ты вме­ща­ешь в себя».

«О, — ска­зал я, — кру­то».

Не так дав­но я обе­дал с еще од­ним дру­гом. Ко­гда мы оба при­сту­пи­ли к го­ря­че­му гум­бо, что­бы со­греть­ся зим­ним днем, я на­брал­ся сме­ло­сти и ска­зал:

«Я бы хо­тел спро­сить тебя кое о чем, ко­неч­но, если ты по­счи­та­ешь, что это не слиш­ком лич­ное».

Он взгля­нул на меня, но ни­че­го не ска­зал. Я про­дол­жил:

«Эм, как ты за­ра­ба­ты­ва­ешь на жизнь? Толь­ко про­дви­гая свои кни­ги и все та­кое? Они же не мо­гут столь­ко при­но­сить, прав­да? — Я знал, что он пуб­ли­ку­ет кни­гу раз в несколь­ко лет и что его из­да­тель за­дер­жи­ва­ет сро­ки вы­плат. — Ты вы­сту­па­ешь с лек­ци­я­ми?»

«Да, я немно­го за­ра­ба­ты­ваю и этим, — кив­нул он. За­тем ух­мыль­нул­ся, огля­дел­ся, буд­то не хо­тел, что­бы его кто-ни­будь услы­шал, на­кло­нил­ся впе­ред и ше­по­том до­ба­вил: — Чест­но го­во­ря, даже без все­го это­го я буду в нор­ме».

«Что? По­че­му?»

«По­то­му что, толь­ко, по­жа­луй­ста, ни­ко­му не рас­ска­зы­вай… — Я уж на­чал ду­мать, что он сей­час при­зна­ет­ся, что ра­бо­та­ет на нар­ко­кар­тель и при­гла­сит меня при­со­еди­нить­ся. — Я немно­го по­мо­гаю, на­став­ляю и тре­ни­рую неко­то­рых вли­я­тель­ных лю­дей».

«О», — ска­зал я, пы­та­ясь пред­ста­вить, кто бы это мог быть. Джордж Буш-млад­ший? Джордж Клу­ни? Я мог толь­ко до­га­ды­вать­ся.

Вся суть вы­не­сен­но­го мной из это­го раз­го­во­ра была в том, что мой друг жи­вет порт­фо­лио-жиз­нью. Не толь­ко из-за фи­нан­со­вых нужд, но и по­то­му, что это при­но­сит ему удо­вле­тво­ре­ние. Боль­шин­ство пи­са­те­лей, ко­то­рых я знаю, жи­вут порт­фо­лио-жиз­нью. Ди­зай­не­ры, кон­струк­то­ры и фри­лан­се­ры тоже. Меня уди­ви­ло, как мно­го лю­дей из тех, что я встре­тил, на­шли свое при­зва­ние в несколь­ких на­прав­ле­ни­ях. Они не де­ла­ли что-то одно, а осво­и­ли ши­ро­кий спектр ак­тив­но­стей, ко­то­рые сфор­ми­ро­ва­ли их лич­ность. Это то, как сей­час ра­бо­та­ет мир, и, мо­жет быть, он и дол­жен так ра­бо­тать.


Все са­мое ин­те­рес­ное в пре­де­лах ва­шей лен­ты — на стра­ни­це «Цеха» ВКон­так­те