1. Практика

«Куда податься»: как каждый год бесплатно ездить на зарубежные стажировки для журналистов

Ульяна Бондаренко делится личным опытом и рассказывает на какие программы идёт набор прямо сейчас

© Katholische Journalistenschule ifp / Facebook

Мы ча­сто рас­ска­зы­ва­ем о ста­жи­ров­ках, на ко­то­рые мо­гут по­ехать те, кто сво­бод­но вла­де­ет ан­глий­ским язы­ком. Мир на нём не со­шел­ся кли­ном, и в этот раз «Цех» по­про­сил Улья­ну Бон­да­рен­ко рас­ска­зать о жур­на­лист­ких про­ек­тах в Гер­ма­нии — как на них по­пасть, как пе­ре­жить от­каз и за­чем во­об­ще нуж­но ехать. В кон­це тек­ста бо­нус — ста­жи­ров­ки в Мюн­хене, Гва­те­ма­ле и Ал­ма­те, по­след­няя не толь­ко для тех, кто го­во­рит на немец­ком, но и для тех, кто во­об­ще не вла­де­ет ни од­ним ино­стран­ным язы­ком.







В Сык­тыв­ка­ре, го­ро­де на се­ве­ре Рос­сии, где я вы­рос­ла, ро­ди­те­ли от­да­ли меня в немец­кую гим­на­зию. Труд­но най­ти шко­лу, рас­по­ло­жен­ную от дома даль­ше. С пер­во­го клас­са мы учи­ли немец­кий язык, при­мер­но с тех же пор я по­сто­ян­но слы­ша­ла, что нас от­пра­вят по об­ме­ну в Гер­ма­нию. Эта мысль на­столь­ко за­се­ла в мою го­ло­ву, что в де­вя­том клас­се это на­ко­нец про­изо­шло. В ито­ге по­езд­ки в Гер­ма­нию вы­шли за школь­ные сте­ны, ста­ли ре­гу­ляр­ны­ми и, что са­мое при­ят­ное, опла­чи­ва­ют­ся при­ни­ма­ю­щей сто­ро­ной. Каж­дый год для меня — квест по по­ис­ку но­вой про­грам­мы, что­бы на пару ме­ся­цев сбе­жать в лю­би­мую стра­ну. Бла­го, воз­мож­но­стей уйма и, ка­жет­ся, они не кон­чат­ся ни­ко­гда. Я жур­на­лист, а по­то­му мне по­вез­ло вдвойне — у нем­цев мно­го имен­но жур­на­лист­ских про­грамм. Как они сами го­во­рят, для уста­нов­ле­ния куль­тур­но­го кон­так­та и зна­ком­ства нас, рос­си­ян, с де­мо­кра­ти­че­ски­ми цен­но­стя­ми.

из личного архива

Жур­на­ли­стов с немец­ком язы­ком на са­мом деле не так мно­го, все ез­дят друг за дру­гом по од­ним и тем же про­грам­мам. Наи­бо­лее из­вест­на прак­ти­ка для мо­ло­дых жур­на­ли­стов, ор­га­ни­зо­ван­ная Рос­сий­ско-Немец­ким Фо­ру­мом вме­сте с МГУ. От участ­ни­ков тре­бу­ет­ся быть сту­ден­том, иметь жур­на­лист­ский опыт и знать немец­кий язык. На деле все не так стро­го: в ка­че­стве при­ме­ров ста­тей при­ни­ма­ют пуб­ли­ка­ции в сту­ден­че­ском вест­ни­ке, а на немец­ком до­ста­точ­но изъ­яс­нить­ся так, что­бы тебя мало-маль­ски по­ня­ли. Уро­вень вла­де­ния язы­ком участ­ни­ков очень раз­ный: от на­чаль­но­го (А2) до уров­ня но­си­те­ля (С2). План­ка мог­ла быть и выше, но с каж­дым го­дом ор­га­ни­за­то­рам слож­нее най­ти под­хо­дя­щих кан­ди­да­тов, по­это­му на неко­то­рые вещи за­кры­ва­ют гла­за. Но не в моем слу­чае. Я удо­вле­тво­ря­ла всем тре­бо­ва­ни­ям, а мои зна­ко­мые из «немец­кой ту­сов­ки» в один го­лос уве­ря­ли, что меня точ­но возь­мут. Увы, по­сле не са­мо­го про­сто­го от­бо­ра в 2017 году мне от­ка­за­ли. Ка­жет­ся, это был пер­вый слу­чай, ко­гда я в прин­ци­пе по­лу­чи­ла от­каз, что, ра­зу­ме­ет­ся, уда­ри­ло по са­мо­оцен­ке. К тому же, я объ­ек­тив­но не по­ни­ма­ла при­чин и в знак про­те­ста ре­ши­ла, что боль­ше по­да­вать­ся не буду. Спу­стя год рас­строй­ство про­шло, я по­ня­ла, что так бы­ва­ет, и от­пра­ви­ла свое ре­зю­ме сно­ва. За­оч­ный кон­курс порт­фо­лио, лич­ное со­бе­се­до­ва­ние в немец­ком по­соль­стве в Москве и на по­чту при­шло за­вет­ное при­гла­ше­ние прой­ти ста­жи­ров­ку на се­ве­ре Гер­ма­нии в го­ро­де Ро­сток.

С каждым годом организаторам сложнее найти подходящих кандидатов, поэтому на некоторые вещи закрывают глаза
Ульяна Бондаренко

Позд­нее я даже об­ра­до­ва­лась, что меня взя­ли не сра­зу, год спу­стя в про­грам­му впер­вые вве­ли но­вый пункт — прак­ти­ка на­ча­лась не со ста­жи­ров­ки, а с двух недель в ска­зоч­ном го­ро­де Шве­биш-Халь на юге, где мы учи­ли немец­кий язык и зна­ко­ми­лись с куль­ту­рой ре­ги­о­на. По­том были экс­кур­сии по бер­лин­ским ре­дак­ци­ям и рас­пре­де­ле­ние по из­да­ни­ям по всей стране. Ор­га­ни­за­то­ры опла­чи­ва­ют пе­ре­ле­ты, пе­ре­ез­ды, про­жи­ва­ние, пи­та­ние, пока мы все на­хо­ди­лись вме­сте, куль­тур­ную про­грам­му и дают кар­ман­ные рас­хо­ды в раз­ме­ре 600 евро. Нас было 15 че­ло­век, из них двое пар­ней, все­го мы про­ве­ли в Гер­ма­нии два ме­ся­ца — с се­ре­ди­ны июля по се­ре­ди­ну ав­гу­ста.

По ка­ко­му прин­ци­пу нас рас­пре­де­ля­ли по ре­дак­ци­ям — за­гад­ка. Я ока­за­лась в ре­ги­о­наль­ной га­зе­те и вы­яс­ни­лось, что мне по­вез­ло: там прак­ти­кан­там уде­ля­ют вре­мя, то­гда как неко­то­рые участ­ни­ки в боль­ших из­да­ни­ях вро­де Süd­deutsche Zeitung предо­став­ле­ны сами себе. В об­щей слож­но­сти я вы­пу­сти­ла око­ло де­ся­ти пуб­ли­ка­ций он­лайн и в са­мой га­зе­те, но были кол­ле­ги, ко­то­рые уеха­ли без еди­ной ста­тьи.

из личного архива

Так как я ра­бо­та­ла до это­го толь­ко в он­лайн-из­да­нии, в га­зе­те меня удив­ля­ло при­мер­но все, но боль­ше все­го, ко­гда про­си­ли со­кра­тить текст под чис­ло стро­чек, от­ве­ден­ное ему в га­зе­те. То есть раз­мер ис­то­рии дик­ту­ет бу­ма­га, по­нят­но. Меня нещад­но ре­за­ли, но смысл оста­вал­ся по­ня­тен. С гор­до­стью ска­жу, что мне по­па­лась са­мая класс­ная ре­дак­ция. Меня зва­ли на ра­бо­чие ве­че­рин­ки, во­ди­ли на кон­церт лю­би­мо­го рэпе­ра, бра­ли на ин­тер­вью с ми­ни­стра­ми и даже опла­ти­ли ве­ло­си­пед, что­бы ве­се­лее пе­ре­дви­гать­ся по го­ро­ду. О чем еще мож­но меч­тать?

То­гда же я по­ня­ла, что жур­на­ли­сти­ка в Рос­сии раз­ви­ва­ет­ся куда быст­рее. В Гер­ма­нии культ га­зет: утрен­ний мо­ци­он нем­ца на­чи­на­ет­ся с чте­ния утрен­ней прес­сы за чаш­кой кофе, в ре­дак­ци­ях не го­то­вы при­нять факт, что га­зе­та уми­ра­ет. Они по-преж­не­му це­ли­ком по­свя­ща­ют себя бу­ма­ге, а стра­ни­ца в ин­тер­не­те не по­лу­ча­ет долж­но­го вни­ма­ния. В Рос­сии боль­ше по­ни­ма­ют, что бу­ду­щее — за ин­тер­не­том.

В немецких редакциях не готовы принять факт, что газета умирает
Ульяна Бондаренко

Итак, в кон­це сен­тяб­ря вер­ну­лась со ста­жи­ров­ки, а уже зи­мой по­да­ла до­ку­мен­ты на дру­гую. Ин­тер­на­ци­о­наль­ная про­грам­ма име­ни Ма­ри­он Ден­хофф бо­лее со­лид­ная и для лю­дей по­стар­ше, от 23 до 35 лет, но меня взя­ли в 22 года. Сти­пен­дия по этой про­грам­ме по рос­сий­ским мер­кам огром­ная — 3 800 евро, на эти день­ги надо опла­тить жи­лье, би­ле­ты и со­дер­жать себя два ме­ся­ца — с ок­тяб­ря по де­кабрь. Я не хо­те­ла пе­ре­ез­жать одна и по­зва­ла пар­ня, на эту сум­му мы жи­вем вдво­ем. Несмот­ря на то, что сти­пен­дия в шесть раз боль­ше, чем про­шлая, от­бор про­хо­дит про­ще: ни­ка­ко­го со­бе­се­до­ва­ния. На по­чту надо ски­нуть ре­зю­ме, мо­ти­ва­цию, при­мер ра­бот, раз­ре­ше­ние ра­бо­то­да­те­ля на уча­стие и ву­а­ля — на тво­ем сче­те уже боль­ше 200 ты­сяч руб­лей, де­лай с ними что хо­чешь.

Си­ту­а­ция с от­ка­зом по­вто­ри­лась: меня веж­ли­во ки­ну­ли. Для это­го все­гда ис­поль­зу­ют одну и ту же фра­зу: «До­стой­ных кан­ди­да­тов ока­за­лось боль­ше, чем вы­де­лен­ных мест. Мы бу­дем счаст­ли­вы, если вы по­про­бу­е­те в сле­ду­ю­щем году». Од­на­ж­ды я не удер­жа­лась и в от­вет на та­кое пись­мо спро­си­ла что-то вро­де «Что со мной не так?», толь­ко в сдер­жан­ной фор­ме. Мне не от­ве­ти­ли. Мо­раль­но я была го­то­ва по­до­ждать еще год, но спу­стя ме­сяц, ко­гда я и ду­мать за­бы­ла о по­езд­ке, меня по­зва­ли при­нять уча­стие. Ока­за­лось, я была в ли­сте ожи­да­ния, де­нег вы­де­ли­ли еще на одну сти­пен­дию, и меня при­гла­си­ли. Я тя­ну­ла с от­ве­том, со­мне­ва­лась, по­то­му что спла­ни­ро­ва­ла дру­гую жизнь до кон­ца 2019 года и не хо­те­ла все сно­ва пе­ре­иг­ры­вать. Но та­ких воз­мож­но­стей не упус­ка­ют, и я со­гла­си­лась.

В этот раз меня рас­пре­де­ли­ли в одно из глав­ных из­да­ний в Бер­лине Der Tagesspiegel. Тут уже со мной не ре­дак­ти­ру­ют тек­сты, вре­ме­ни на это у лю­дей в го­род­ской ре­дак­ции нет. Я предо­став­ле­на сама себе и, ка­жет­ся, моей на­чаль­ни­це про­ще, что­бы я сама себе на­хо­ди­ла за­ня­тие. Эта про­грам­ма «взрос­лее» про­шлой: ты са­мо­сто­я­тель­ный, хо­чешь — при­хо­дишь в ре­дак­цию, хо­чешь — ра­бо­та­ешь из дома. Ни­кто не про­ве­рит, но хо­чет­ся взять от этой воз­мож­но­сти по мак­си­му­му. Со­глас­но пра­ви­лам про­грам­мы, нуж­но пи­сать не толь­ко для го­сте­вой ре­дак­ции, но и для рос­сий­ских из­да­ний про Гер­ма­нию. По­лу­ча­ет­ся с тру­дом: СМИ, осве­ща­ю­щие немец­кую дей­стви­тель­ность, име­ют соб­ствен­ных кор­ре­спон­де­тов. А все тре­вел- и лайф­стайл из­да­ния в свое вре­мя от­пи­са­ли гиды по Бер­ли­ну, при­хо­дит­ся изощ­рять­ся с те­ма­ми.

За­чем мне эти про­грам­мы?

Мо­ти­ва­ция

Я боль­ше двух лет ра­бо­таю в од­ной ре­дак­ции и не же­лаю ее по­ки­дать, по­то­му что люб­лю и сво­их кол­лег, и свое за­ня­тие. Но ино­гда ру­ти­на за­са­сы­ва­ет, и то­гда воз­мож­ность сбе­жать и по­де­лать что-то в дру­гих усло­ви­ях — как гло­ток све­же­го воз­ду­ха. По­сле него я воз­вра­ща­юсь до­мой за­мо­ти­ви­ро­ван­ная и с же­ла­ни­ем свер­нуть горы.

Кон­так­ты

За эти два года я за­ве­ла столь­ко по­лез­ных зна­комств, сколь­ко не име­ла за всю жизнь. По­мя­ни­те мое сло­во, эти же люди по­том еще по­мо­гут най­ти вам но­вую об­ра­зо­ва­тель­ную про­грам­му или по­ру­чат­ся за вас в но­вом про­ек­те. До­ста­точ­но по­дру­жить­ся на фейс­бу­ке.

Об­мен

Мы жи­вем в об­ще­стве сте­рео­ти­пов. Нем­цы мало зна­ют о на­сто­я­щей Рос­сии, в их пред­став­ле­нии мы — это Пу­тин, мед­ве­ди и вод­ка. Точ­но так же как для нас Гер­ма­ния — стра­на пор­но, пива и со­си­сок. В ходе сов­мест­ной ра­бо­ты рож­да­ет­ся диа­лог, об­мен мне­ни­я­ми и раз­ру­ше­ние аб­сурд­ных пред­рас­суд­ков. Ока­зы­ва­ет­ся, что на са­мом деле мы очень по­хо­жи.

Опыт

Пусть вы все­го пару ме­ся­цев чис­ли­лись в шта­те круп­ней­шей го­род­ской га­зе­ты, это уже от­лич­ная строч­ка в ре­зю­ме. Имен­но она мо­жет сыг­рать в вашу поль­зу при сле­ду­ю­щем от­бо­ре. Несмот­ря на крат­ко­сроч­ность про­грам­мы, вы успе­ли стать ча­стью ко­ман­ды, на­вер­ня­ка на­учи­лись чему-то но­во­му и про­сто по­жи­ли в дру­гой стране — это важ­ный и не та­кой про­стой опыт. Не все го­то­вы оста­вить ра­бо­ту, се­мью, лю­би­мо­го пса и со­рвать­ся. Это шаг че­рез себя, но он сто­ит того.

Не нуж­но от­кла­ды­вать, на­чать про­бо­вать сто­ит уже сей­час. Вашу кан­ди­да­ту­ру мо­гут от­кло­нить раз, вто­рой, де­ся­тый, но од­на­ж­ды вам при­дет при­гла­ше­ние по по­чте, и это пись­мо ста­нет пись­мом сча­стья.

Куда по­да­вать­ся пря­мо сей­час:

На про­грам­мы, по ко­то­рым ез­ди­ла я, при­ем за­явок стар­ту­ет зи­мой, так что при­дет­ся мо­ни­то­рить са­мим, мож­но под­пи­сать­ся на их стра­ни­цы в фейс­бу­ке и сле­дить за на­ча­лом от­бо­ра.

А вот эта про­грам­ма — Os­tkurs, ко­то­рая прой­дет в июле 2020 года в Мюн­хене — моя сле­ду­ю­щая цель. Вы тоже мо­же­те по­дать­ся на нее не то­ро­пясь (аж до мар­та).

Лет­нюю ака­де­мию ор­га­ни­зу­ет ка­то­ли­че­ская жур­на­лист­ская шко­ла. Нуж­но опла­тить сбор в 90 евро — за эти день­ги вы по­лу­чи­те жи­лье, пи­та­ние и на­сы­щен­ную об­ра­зо­ва­тель­ную про­грам­му в те­че­ние трех недель. До 350 евро ор­га­ни­за­то­ры вы­де­ля­ют на про­езд.

Кри­те­рии: воз­раст от 19 до 32 лет, вла­де­ние немец­ким язы­ком, опыт в жур­на­ли­сти­ке, раз­де­лять де­мо­кра­ти­че­ские, ре­ли­ги­оз­ные и гу­ма­ни­сти­че­ские цен­но­сти.

  • Если вы без немец­ко­го и го­то­вы к эк­зо­ти­ке, то эта воз­мож­ность для вас. Жур­на­лист­ки со все­го мира с опы­том ра­бо­ты от трех лет мо­гут пре­тен­до­вать на сти­пен­дию Меж­ду­на­род­но­го фон­да жен­щин, ра­бо­та­ю­щих в СМИ (IWMF). На кону — ре­пор­тер­ская по­езд­ка на гра­ни­цу Мек­си­ки и Гва­те­ма­лы в мар­те, в том чис­ле тре­нинг по без­опас­но­сти. От вас — ан­глий­ский или ис­пан­ский язы­ки.
  • Для тех, кто не си­лен в язы­ках, ва­ри­ан­ты тоже есть, но при­дет­ся по­спе­шить. До 31 ок­тяб­ря про­грам­ма «Пер­спек­ти­вы» ищет же­ла­ю­щих при­нять уча­стие в транс­гра­нич­ном про­ек­те «Цен­траль­ная Азия — микс», ко­то­рый прой­дет ча­стич­но уда­лен­но, а ча­стич­но — в Ал­ма­те в кон­це но­яб­ря. Жур­на­ли­сты с опы­том от 3 лет по­тре­ни­ру­ют­ся осве­щать ло­каль­ные со­бы­тия в стан­дар­тах гло­баль­ных СМИ.