1. Практика

Профессор лингвистики — о том, почему эмодзи и #хештеги должны стать частью языкового обучения

#учитесьактуальному

© © ВИКА ШИБАЕВА / ЦЕХ

Учи­ты­ва­ют ли со­вре­мен­ные ме­то­ди­ки язы­ко­во­го обу­че­ния но­вые нор­мы и осо­бен­но­сти сло­во­упо­треб­ле­ния, ха­рак­тер­ные для ин­тер­нет-сре­ды? Что­бы это вы­яс­нить Хи­зер Ло­зе­ринг­тон, де­кан фа­куль­те­та муль­ти­линг­валь­но­го об­ра­зо­ва­ния в ка­над­ском Уни­вер­си­те­те Йор­ка, изу­чи­ла че­ты­ре са­мых по­пу­ляр­ных при­ло­же­ния для са­мо­сто­я­тель­но­го изу­че­ни­ях ино­стран­ных язы­ков — Duolingo, Busuu, Babbel и Mem­rise.







По мне­нию Ло­зе­ринг­тон, изу­чая ино­стран­ный язык, невоз­мож­но иг­но­ри­ро­вать но­вые фор­мы грам­ма­ти­ки и рас­хо­жие вы­ра­же­ния, ко­то­рые рож­да­ют­ся при ис­поль­зо­ва­нии циф­ро­вых средств ком­му­ни­ка­ции.

Как при­ло­же­ния учат грам­ма­ти­ке

Грам­ма­ти­ка — ске­лет язы­ка; струк­ту­ра, в ко­то­рую встра­и­ва­ют­ся сло­ва, что­бы до­но­сить смысл. Он­лайн-грам­ма­ти­ка по­сте­пен­но от­де­ли­лась от книж­ной и на­ча­ла со­зда­вать соб­ствен­ные нор­мы.

Ни в од­ном из ком­мер­че­ских при­ло­же­ний не уде­ля­лось вни­ма­ние эмод­зи и хе­ш­те­гам. Хотя, от­ме­ча­ет Ло­зе­ринг­тон, эти сред­ства вы­ра­зи­тель­но­сти силь­но вли­я­ют на ис­поль­зу­е­мые се­го­дня фор­мы он­лайн-об­ще­ния. Про­цесс изу­че­ния язы­ков здесь по­дан че­рез клас­си­че­ское те­сти­ро­ва­ние зна­ний и за­учи­ва­ние но­вой лек­си­ки.

Зна­че­ния линг­ви­сти­че­ских струк­тур

Грам­ма­ти­ка вклю­ча­ет в себя два уров­ня: мор­фо­ло­гию (до­бав­лен­ные к сло­вам эле­мен­ты) и син­так­сис (ор­га­ни­за­ция слов в пред­ло­же­нии).

Язы­ки, в ко­то­рых ор­га­ни­за­ция пред­ло­же­ний за­ни­ма­ет цен­траль­ное ме­сто, на­зы­ва­ют­ся ана­ли­ти­че­ски­ми. К ним, в том чис­ле, от­но­сит­ся ан­глий­ский. Язы­ки, в ко­то­рых боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ет­ся сло­во­об­ра­зо­ва­нию, та­кие как рус­ский, на­зы­ва­ют син­те­ти­че­ски­ми.

Неко­то­рые язы­ки яв­ля­ют­ся по­ли­син­те­ти­че­ски­ми — в них сло­вах объ­еди­ня­ют­ся в длин­ные ги­бри­ды, на­по­ми­на­ю­щие це­лые пред­ло­же­ния. На­при­мер, это ха­рак­тер­но для немец­ко­го и од­жи­б­ве (или An­ishi­naabe). В кни­ге ду­хов­но­го ли­де­ра и на­став­ни­ка од­жи­б­ве объ­яс­ня­ет­ся про­ис­хож­де­ние од­но­го из со­став­ных слов, дав­ше­го на­зва­ние все­му язы­ку: An­ishi­naabe со­сто­ит из ani (от­ту­да), nishina (спу­сти­лись) и abe (муж­чи­ны).

По­доб­ные грам­ма­ти­че­ские уро­ки ин­те­рес­ны тем, что на­по­ми­на­ют нам о со­вре­мен­ных при­ме­рах аг­глю­ти­на­ции — то есть син­те­за несколь­ких слов в одно. То, как сло­ва сли­ва­ют­ся в хе­ш­те­гах, боль­ше по­хо­же на сло­во­об­ра­зо­ва­ния до­пись­мен­ной эры, чем на тек­сто­вую грам­ма­ти­ку.

Но­вые фор­мы грам­ма­ти­ки воз­ни­ка­ют со­об­раз­но ин­тер­фей­сам плат­форм, на ко­то­рых они ис­поль­зу­ют­ся. Так, нор­мы и пра­ви­ла по­стов в твит­те­ре про­дик­то­ва­ны ли­ми­том сим­во­лов (280). Для тви­тов и лич­ных со­об­ще­ний в мес­сен­дже­рах ха­рак­тер­ны со­кра­ще­ния, свя­зан­ные ско­рее со ско­ро­стью раз­го­вор­ной речи, чем пись­мен­ной, при этом аб­бре­ви­а­ту­ра ба­зи­ру­ет­ся на су­ще­ству­ю­щих нор­мах язы­ка — ина­че смысл был бы неясен. Эмод­зи и смай­ли­ки по­яв­ля­ют­ся в тек­сте ров­но по той же при­чине: что­бы как мож­но точ­нее до­не­сти ин­то­на­ци­он­ные и смыс­ло­вые ню­ан­сы со­об­ще­ния.

При­чем тут изу­че­ние язы­ков

Боль­шин­ство при­ло­же­ний для изу­че­ния ино­стран­но­го язы­ка ни­как не адап­ти­ру­ют­ся под но­вую грам­ма­ти­ку и сло­во­упо­треб­ле­ние, свой­ствен­ное для циф­ро­во­го кон­тек­ста. Они по-преж­не­му ис­поль­зу­ют ме­то­ди­ку, ко­то­рая уже не со­от­вет­ству­ет но­вым язы­ко­вым сред­ствам вы­ра­зи­тель­но­сти.

Ло­зе­ринг­тон убеж­де­на, что эту несо­сты­ков­ку необ­хо­ди­мо учесть и ре­шить — ведь вряд ли в бу­ду­щем нас ждет от­кат к уста­рев­шим фор­мам ком­му­ни­ка­ции. Ис­поль­зо­ва­ние хе­ш­те­гов вли­я­ет на про­цес­сы сло­во­об­ра­зо­ва­ния, а эмод­зи струк­ту­ри­ру­ют пред­ло­же­ния по-но­во­му. Так по­че­му же не обу­чать тому язы­ку, ко­то­рым мы сами поль­зу­ем­ся в по­все­днев­но­сти?