1. Жизнь

«Если мы не позаботимся о медиках, они будут истощены». Как «Взаимопомощь 24» кормит врачей и бизнес

Основательница проекта Патимат Муртазалиева — о том, почему сейчас недостаточно сидеть дома

«Вза­и­мо­по­мощь 24» — это груп­па нерав­но­душ­ных лю­дей, ко­то­рые на доб­ро­воль­ных на­ча­лах по­мо­га­ют вра­чам из че­ты­рех мос­ков­ских боль­ниц и под­дер­жи­ва­ют кафе и ре­сто­ра­ны. Про­ект че­ты­ре неде­ли на­зад со­зда­ла Па­ти­мат Мур­та­за­ли­е­ва. Те­перь она сов­ме­ща­ет ра­бо­ту в IT-ком­па­нии с ор­га­ни­за­ци­ей до­став­ки еды вра­чам. Мень­ше, чем за неде­лю, вме­сте с ко­ман­дой ей уда­лось сде­лать сайт, най­ти по­став­щи­ков еды и нуж­да­ю­щи­е­ся боль­ни­цы. «Вза­и­мо­пощь 24» су­ще­ству­ет за счет кра­уд­фандин­га, день­ги мож­но по­жерт­во­вать на сай­те. «Цех» по­го­во­рил с Па­ти­мат и узнал, по­че­му Мин­здрав не кор­мит вра­чей, как устро­е­но меню и по­че­му нам всем нуж­но дей­ство­вать, что­бы вме­сте по­бе­дить ко­ро­на­ви­рус.







— По­че­му ты ре­ши­ла за­нять­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью и ор­га­ни­зо­вать все са­мо­сто­я­тель­но, а не при­со­еди­нить­ся к дру­го­му про­ек­ту или про­сто пе­ре­чис­лить ему день­ги?

— Я за­ни­ма­юсь бла­го­тво­ри­тель­но­стью мно­го лет: пе­ре­чис­ляю день­ги, участ­вую в об­ра­зо­ва­тель­ных бла­го­тво­ри­тель­ных про­ек­тах, де­люсь сво­и­ми ком­пе­тен­ци­я­ми, вре­ме­нем, на­вы­ка­ми. В дан­ном слу­чае у меня была своя боль: в моей се­мье есть ме­ди­ки, я зна­ла, что их не кор­мят в боль­ни­це. Мы ви­дим, как в дру­гих стра­нах вра­чи но­чу­ют в боль­ни­цах. Сна­ча­ла я ду­ма­ла о том, что бу­дет с моим род­ным бра­том, ме­ди­ком, в пик пан­де­мии. За­тем я со­ста­ви­ла спи­сок из 5-6 во­про­сов и разо­сла­ла их вра­чам че­рез дру­зей и зна­ко­мых. По­лу­чи­ла от­ве­ты из Моск­вы, Пи­те­ра, Твер­ской об­ла­сти. Уже то­гда вра­чи де­жу­ри­ли сут­ка­ми, и уже то­гда сто­ял во­прос о пи­та­нии и обес­пе­че­нии ме­ди­ков всем необ­хо­ди­мым.

За­тем мы узна­ли, что та­кой ста­тьи как пи­та­ние вра­чей в бюд­же­те Мин­здра­ва нет. Как и каж­дый ра­бо­то­да­тель, Мин­здрав дол­жен обес­пе­чи­вать со­труд­ни­ков усло­ви­я­ми для при­е­ма пищи и сред­ства­ми за­щи­ты. Но ни­кто, ко­неч­но, год на­зад не за­кла­ды­вал в бюд­жет пе­ре­про­фи­ли­ро­ва­ние непро­филь­ных гос­пи­та­лей и в це­лом борь­бу с ко­ро­на­ви­ру­сом. Сей­час каж­дая боль­ни­ца по-сво­е­му за­бо­тит­ся о сво­их со­труд­ни­ках.

У меня не было ни кап­ли со­мне­ний, что нуж­но по­мо­гать, по­то­му что ни­кто из фон­дов и ини­ци­а­тив­ных групп не мог и не мо­жет пол­но­цен­но обес­пе­чить боль­ни­цы пи­та­ни­ем

Мы зна­ем про мно­гие кафе и ре­сто­ра­ны, ко­то­рые мо­гут один раз в день до­став­лять еду вра­чам («Да­ши­ны пи­рож­ки», «Кофе пью» и дру­гие). А как быть с тем, что каж­дый че­ло­век пи­та­ет­ся двух­ра­зо­во или трех­ра­зо­во? С тем, что пи­та­ние долж­но быть сба­лан­си­ро­ва­но? Люди, ко­то­рые идут на тя­же­лое де­жур­ство, не мо­гут есть со­сис­ки с со­усом. Мы с са­мо­го на­ча­ла со­гла­со­вы­ва­ли меню с вра­ча­ми-ди­е­то­ло­га­ми каж­дой боль­ни­цы. Оно со­сто­ит из ди­е­ти­че­ских блюд: кус­кус, рис, греч­ка, ин­дей­ка, ку­ри­ца, рыба, ово­щи. По­сле об­рат­ной свя­зи от боль­ни­цы, мы по­ня­ли, что из са­ла­тов необ­хо­ди­мо убрать май­о­нез, из за­пе­ка­нок — джем, со­усы со­всем не нуж­ны. В этом есть за­бо­та о вра­чах, ко­то­рым те­перь не нуж­но тра­тить ре­сур­сы ор­га­низ­ма на пе­ре­ва­ри­ва­ние тя­же­лой пищи. Они и так из­ма­ты­ва­ют­ся в сво­ем ком­би­не­зоне, не мо­гут эле­мен­тар­но вый­ти в туа­лет, ра­бо­та­ют в пам­пер­сах.

— Как вы вы­би­ра­ли по­став­щи­ков? С ка­ки­ми кафе и ре­сто­ра­на­ми со­труд­ни­ча­е­те?

Мы обес­пе­чи­ва­ем вра­чам пи­та­ние 2-3 раза в сут­ки в за­ви­си­мо­сти от гра­фи­ка де­журств. При­во­зим все­гда све­жую и теп­лую еду. Ста­рая еда вы­бра­сы­ва­ет­ся, что­бы ис­клю­чить отрав­ле­ние. Пер­вый же во­прос, ко­то­рый мне за­дал пред­ста­ви­тель од­ной из ве­ду­щих боль­ниц Моск­вы и со­труд­ник Мин­здра­ва: «Кто мне обес­пе­чит ка­че­ство и к кому я об­ра­щусь, если кто-то из вра­чей отра­вит­ся?» Ока­зы­ва­ет­ся, уже были слу­чаи, ко­гда из­вест­ные за­ве­де­ния по­став­ля­ли еду, явно при­го­тов­лен­ную из остат­ков, она пах­ла тух­ля­ти­ной. Та­кая «за­бо­та» не нуж­на. По­это­му мы тре­бо­ва­ли от по­став­щи­ков ка­че­ство, све­жую еду и необ­хо­ди­мы сер­ти­фи­ка­ты.

Нам очень по­мог Ан­дрей Дол­гов, пре­зи­дент IT-ком­па­нии «Пер­вый БИТ». Они про­из­во­дят софт и IT-ре­ше­ния, в том чис­ле, для ре­сто­ра­нов. Ан­дрей сра­зу раз­дал мои кон­так­ты сво­им зна­ко­мым в этой сфе­ре. Ото­звал­ся Дмит­рий Про­нин, вла­де­лец сети Healthy Food. У них есть свое про­из­вод­ство и ло­ги­сти­че­ские воз­мож­но­сти. Еще мы сра­зу по­ду­ма­ли, что ра­зо­вые ак­ции обес­пе­че­ния едой вра­чей, ко­то­рые сей­час есть, сой­дут на нет без под­держ­ки. По­это­му мы ре­ши­ли под­дер­жать «Да­ши­ны пи­рож­ки», «Чай­ха­ну», «Кофе пью» и дру­гие про­ек­ты, ко­то­рые уже этим за­ни­ма­лись. Мы за­ку­па­ем их про­дук­цию, что­бы они мог­ли пла­тить по­ва­рам зар­пла­ту.

Сей­час важ­но, что­бы мед­ра­бот­ни­ки, во­лон­те­ры и биз­нес оста­ва­лись на пла­ву. Дей­ство­вать од­но­бо­ко здесь не по­лу­чит­ся, если мы не бу­дем под­дер­жи­вать по­став­щи­ков, то есть биз­нес, без него вра­чи бу­дут пи­тать­ся один раз в день. Мно­гие из них уже за­ра­зи­лись.

Моя тро­ю­род­ная сест­ра — про­стой участ­ко­вый врач в рай­оне Ком­му­нар­ка. Она вы­ле­чи­ла сво­их па­ци­ен­тов, но сама за­ра­зи­лась. Те­перь и муж за­ра­жен, и дети. Си­ту­а­ция мас­со­вая

Про­бле­ма есть, и она не ре­ше­на пока даже в том фор­ма­те, ко­то­рый мэ­рия Моск­вы сама ини­ци­и­ро­ва­ла. Сей­час мэ­рия предо­став­ля­ет вра­чу го­сти­ни­цу, двух­ра­зо­вое пи­та­ние, хим­чист­ку и так да­лее. Но и это­го недо­ста­точ­но. Как быть с боль­ни­ца­ми фе­де­раль­но­го зна­че­ния, ко­то­рые на­хо­дят­ся в Москве? Они не на ба­лан­се мос­ков­ско­го Де­пар­та­мен­та здра­во­охра­не­ния. Как быть с теми вра­ча­ми, ко­то­рые ра­бо­та­ют чуть даль­ше Моск­вы без со­бя­нин­ских над­ба­вок? Я все это го­во­рю, что­бы пред­ви­деть во­про­сы о том, по­че­му Мин­здрав не кор­мит, по­че­му мы долж­ны до­на­тить, ко­гда мы зна­ем, что мэр обес­пе­чи­ва­ет ме­ди­ков го­сти­ни­ца­ми и едой, по­че­му боль­ни­ца сама не мо­жет на­пра­вить на это бюд­жет.

Сей­час, ко­гда мы слы­шим со­об­ще­ния, моль­бы и бла­го­дар­но­сти вра­чей, мы про­сто не по­ни­ма­ем, что про­ис­хо­дит. По­че­му эти люди долж­ны так под­би­рать сло­ва и бла­го­да­рить за че­ло­ве­че­ское от­но­ше­ние, ко­гда они риску­ют со­бой и по­мо­га­ют лю­дям, вы­пол­няя свой долг. И на пер­во­на­чаль­ном эта­пе сред­ства за­щи­ты они по­ку­па­ли за свой счет. И спа­ли в ко­ри­до­рах боль­ниц на рас­кла­душ­ках либо в ор­ди­на­тор­ских на сту­льях. По­ни­мая эти усло­вия, да­вай­те по­ста­ра­ем­ся по­мочь. Если мы о них не по­за­бо­тим­ся они бу­дут ис­то­ще­ны в очень ко­рот­кий срок. А кто даль­ше бу­дет ле­чить? Мы еще даже не в пике за­бо­ле­ва­е­мо­сти.

— У тебя на стра­ни­це в фейс­бу­ке я ви­де­ла по­сты вра­чей. На­при­мер, ис­то­рию Ми­ха­и­ла Чуй­ко до­воль­но слож­но про­чи­тать и не за­пла­кать. Ты мно­го об­ща­ешь­ся с вра­ча­ми. Как они это все пе­ре­но­сят? И как ты сама пе­ре­но­сишь все, что про­ис­хо­дит?

— До са­мо­изо­ля­ции я ез­ди­ла в боль­ни­цы, раз­го­ва­ри­ва­ла с вра­ча­ми, с ру­ко­во­ди­те­ля­ми шта­бов во­лон­те­ров. Со мно­ги­ми уже ста­ли дру­зья­ми. Я по­ни­маю, что они до­воль­но осо­знан­ные люди и вос­при­ни­ма­ют про­ис­хо­дя­щее как дан­ность. Го­во­рят, что ко­гда за­кон­чат бо­роть­ся с ко­ро­на­ви­ру­сом, то­гда и вер­нут­ся к свой обыч­ной де­я­тель­но­сти. «А сей­час у нас та­ко­ва ре­аль­ность, что мы все долж­ны спо­кой­но вы­пол­нять свой вра­чеб­ный долг и ле­чить лю­дей». То есть они очень хлад­но­кров­ны в этом по­ни­ма­нии, но, ко­неч­но, им важ­но, что­бы их услы­ша­ли, что­бы предо­став­ля­ли сред­ства за­щи­ты, что­бы они были обес­пе­че­ны про­до­воль­стви­ем и рас­ход­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми.

У са­мой за это вре­мя были и мо­мен­ты от­ча­я­ния, и форс-ма­жо­ры, и по­те­ря сна. Неде­лю за­бы­ва­ла по­ли­вать цве­ты. Если не по­став­ляю пе­ред со­бой воду и еду, то про­сто за­бу­ду об этом на весь день

Ре­сурс­ная со­став­ля­ю­щая на­ча­ла уга­сать со вре­ме­нем, по­то­му что очень мно­го за­дач. Мы на­ча­ли со­всем с нуля. При­шлось де­лать сайт, что­бы ви­зу­а­ли­зи­ро­вать нашу идею. Ни­кто из ин­фра­струк­тур­ных ком­па­ний, на­при­мер «Ян­декс», с ко­то­рым мы че­ты­ре неде­ли об­ща­лись, нас так и не под­дер­жал.

Все де­ла­ли сами — на­хо­ди­ли парт­не­ров и боль­ни­цы. Боль­ни­цы на­шли очень лег­ко — ме­ди­цин­ское со­об­ще­ство очень объ­еди­не­но. У нас хо­ро­шая ко­ман­да, мне очень по­вез­ло с ре­бя­та­ми, ко­то­рые от­клик­ну­лись, они с ком­пе­тен­ци­я­ми, они с боль­шой до­лей эм­па­тии во­вле­чен­но­сти и от­зыв­чи­во­сти. А у лю­дей, к ко­то­рым мы об­ра­ща­ем­ся, есть скеп­сис, свои ожи­да­ния, они хо­тят «на­деть кис­ло­род­ную мас­ку» сна­ча­ла на себя. Но мы уже на­лов­чи­лись в 12 ночи зво­нить туда, куда нам необ­хо­ди­мо, и по­лу­чать от­вет.

Очень мно­го вре­ме­ни и сил ухо­дит на объ­яс­не­ния того, что и за­чем мы де­ла­ем. Но я здесь не об­ви­няю ни одну из сто­рон. У меня нет во­про­сов ни к го­су­дар­ству, ни к Мин­здра­ву, ни к МЧС. У меня даже нет во­про­са чи­нов­ни­ку из де­пар­та­мен­та, ко­то­рый от­дал наши кон­так­ты шта­бу, си­дя­ще­му в офи­се. Они при­шли ко мне и го­во­рят: «Обес­печь­те нас едой, мы тут уста­ли от Мак­до­нал­дса». У меня нет во­про­са — мне надо идти даль­ше. Я го­во­рю: «Из­ви­ни­те, но не сей­час. Мы фанд­рай­зим день­ги. У нас боль­шое ко­ли­че­ство вра­чей, нам при­хо­дит­ся в день за­кла­ды­вать боль­шую сум­му де­нег, что­бы обес­пе­чить пи­та­ние».

— Вы сей­час под­дер­жи­ва­е­те че­ты­ре боль­ни­цы в Москве. Сколь­ко нуж­но де­нег, что­бы обес­пе­чи­вать их едой?

— На­при­мер, Цен­траль­ная кли­ни­че­ская боль­ни­ца Рос­сий­ской ака­де­мии наук, у них двух­ра­зо­вое пи­та­ние, это 380 руб­лей в сут­ки на че­ло­ве­ка. Трех­ра­зо­вое — 500 руб­лей в сут­ки. В ЦКБ РАН ра­бо­та­ют око­ло 200 че­ло­век. Бюд­жет толь­ко для них на неде­лю — боль­ше 500 ты­сяч руб­лей. Если мы бу­дем обес­пе­чи­вать их три ме­ся­ца, то нуж­но око­ло 7 мил­ли­о­нов руб­лей. А есть боль­ни­цы, где 300 че­ло­век ра­бо­та­ют, есть — где мень­ше, 90-120. Но сред­нее ко­ли­че­ство сей­час — 200-250 че­ло­век.

— Как тебе уда­ет­ся сов­ме­щать та­кую ак­тив­ную бла­го­тво­ри­тель­ность со сво­ей ра­бо­той?

— Она све­де­на на ми­ни­мум, по­то­му что очень мно­го вре­ме­ни от­би­ра­ет про­ект. Вре­мя оста­ет­ся толь­ко на то, что­бы что-то по­есть и по­спать немнож­ко. Пер­вые дни про сон не было и речи, но сей­час могу чуть-чуть по­спать. На­де­юсь, что со вре­ме­нем нас ста­нет боль­ше, мы смо­жем боль­ше по­мо­гать, и я смо­гу осво­бо­дить себе час. Но сей­час я не могу себе это­го даже мо­раль­но поз­во­лить.

— Вы пы­та­е­тесь по­мо­гать боль­ни­цам в том чис­ле и со сред­ства­ми ин­ди­ви­ду­аль­ной за­щи­ты. Как устро­ен этот про­цесс?

— До­ста­точ­но ха­о­тич­но, по­то­му что эти за­про­сы по­яв­ля­ют­ся как толь­ко боль­ни­ца ви­дит, что им кто-то по­мо­га­ет. Ты им при­во­зишь им еду, а они тебе пи­шут и про тер­мо­мет­ры, и про пам­пер­сы, и про сред­ства за­щи­ты. Мы ста­ра­ем­ся на­хо­дить лю­дей, у ко­то­рых есть к это­му до­ступ, кто мо­жет по­мочь: про­из­во­ди­те­лей, по­став­щи­ков. Все про­ис­хо­дит в руч­ном ре­жи­ме. Я знаю лай­фх­а­ки несколь­ких боль­ниц — они че­рез сво­их на­уч­ных кол­лег и парт­не­ров в Ир­кут­ске мо­гут по­слать за­прос и най­ти необ­хо­ди­мые вещи в Ки­тае. Даль­ше вста­ет во­прос сер­ти­фи­ка­ции и до­став­ки от­ту­да.

— Я уви­де­ла очень мно­го недо­вер­чи­вых ком­мен­та­ри­ев в фейс­бу­ке о ра­бо­те про­ек­та. По­че­му так мно­го лю­дей го­то­вы не по­мо­гать, а ско­рее ме­шать, за­да­вая мил­ли­он во­про­сов, от­ве­ты на ко­то­рые лег­ко най­ти на ва­шем сай­те?

— Мы раз­вер­ну­то пи­шем от­ве­ты на все воз­мож­ные во­про­сы на сай­те — люди туда не за­хо­дят, они на­пря­мую пред­по­чи­та­ют тебя спро­сить. А ты тра­тишь вре­мя и энер­гию, ко­то­рую долж­на тра­тить на дру­гие слож­ные за­да­чи. По­че­му так про­ис­хо­дит? На­вер­ное, уни­вер­саль­но­го от­ве­та нет. Я очень удив­ле­на, что по­доб­ные про­ек­ты в Шта­тах со­би­ра­ют в сут­ки 200 ты­сяч дол­ла­ров на еду и обес­пе­чи­ва­ют цен­тра­ли­зо­ва­но гос­пи­та­ли и боль­ни­цы. Ви­ди­мо, у них дру­гой мен­та­ли­тет, у них по­жерт­во­ва­ние — это нор­ма, со­став­ля­ю­щая ДНК об­ще­ства. А у нас…

Ко­гда мы об­ра­ти­лись к од­ним спон­со­рам, нам пер­вое, что по­со­ве­то­ва­ли — по­чи­тать кни­гу Чул­пан Ха­ма­то­вой и Ка­те­ри­ны Гор­де­е­вой «Вре­мя ко­лоть лед». Мы ре­ша­ем опре­де­лен­ную за­да­чу, а люди нам ак­ку­рат­но со­ве­ту­ют чи­тать кни­гу. Да, мы ее чи­та­ли. И мы сту­ча­лись в эти офи­ци­аль­ные ин­сти­ту­ции и де­ла­ли то, что там со­ве­ту­ет­ся. Но сей­час не про это, а про то, что каж­дый че­ло­век мо­жет по­мочь. У нас в об­ще­стве есть от­зыв­чи­вость, мы мо­жем по­мо­гать, но это не осо­знан­ный эле­мент все­го об­ще­ства. А еще сей­час мно­гие на­хо­дят­ся в зоне неста­биль­но­сти, неяс­но­сти, тре­во­ги и вый­ти из этой зоны, что­бы по­мочь, слож­но. Ты сама ви­дишь огром­ное ко­ли­че­ство фон­дов, ко­то­рые про­сят про­дол­жать их под­дер­жи­вать хотя бы од­ним руб­лем в ме­сяц. Эм­па­тия долж­на быть. Если это­го нет, то мы и даль­ше бу­дем на­хо­дить­ся в ту­пи­ке, ду­мать, что кто-то дру­гой дол­жен де­лать, а не я.

— Ка­кие у вас пла­ны? Вы пла­ни­ру­е­те рас­ши­рять чис­ло боль­ниц, ко­то­рым по­мо­га­е­те?

— Это бу­дет ре­шать­ся в про­цес­се, по­то­му что нам надо обес­пе­чить ста­биль­ность там, где мы уже взя­ли на себя обя­за­тель­ства. Да, ко­неч­но, в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве нам надо брать от­вет­ствен­ность и за дру­гие боль­ни­цы, по­то­му что ко­ро­на­ви­рус не толь­ко в Москве. По мере воз­мож­но­стей мы бу­дем по­мо­гать боль­ни­цам и в ре­ги­о­нах. На­де­ем­ся, что у нас бу­дут силы и сред­ства.