1. Жизнь

Из тюрьмы в Кремниевую Долину. Как бывший заключенный стал успешным айтишником и устроился в Slack

История американца, который попал в тюрьму в 18, научился кодить без компьютера и добился успеха

Аме­ри­кан­ско­му про­грам­ми­сту Джес­си Агир­ре 26 лет, сей­час он ра­бо­та­ет в ком­па­нии Slack — те­сти­ру­ет код кор­по­ра­тив­но­го мес­сен­дже­ра. В от­ли­чие от мно­гих кол­лег, он не окан­чи­вал пре­стиж­ных уни­вер­си­те­тов и не ра­бо­тал в дру­гих ком­па­ни­ях Крем­ни­е­вой до­ли­ны. Агир­ре по­пал в тюрь­му сра­зу по­сле сред­ней шко­лы как член пре­ступ­ной груп­пи­ров­ки, а за­тем ока­зал­ся од­ним из пер­вых трех участ­ни­ков про­грам­мы Next Chap­ter, ко­то­рая по­мо­га­ет быв­шим за­клю­чен­ным най­ти ра­бо­ту в IT. Его ис­то­рию рас­ска­зы­ва­ет The At­lantic.







Как за­клю­чен­ные по­па­да­ют в IT

Агир­ре впер­вые столк­нул­ся с раз­ра­бот­кой в го­су­дар­ствен­ной тюрь­ме Ай­рон­вуд в Ка­ли­фор­нии. Тюрь­ма из­вест­на про­грес­сив­ны­ми про­грам­ма­ми ре­а­би­ли­та­ции, на­при­мер, за­клю­чен­ных обу­ча­ют ос­но­вам биз­не­са и на­вы­кам про­грам­ми­ро­ва­ния. Агир­ре и дру­гие участ­ни­ки не мог­ли ис­поль­зо­вать ком­пью­те­ры — толь­ко кни­ги, руч­ки и бу­ма­гу.

По­сле та­ко­го обу­че­ния быв­шие за­клю­чен­ные Агир­ре, Лино Ор­не­лас и Чарльз Ан­дер­сон про­шли со­бе­се­до­ва­ние в про­грам­му Next Chap­ter, ко­то­рую в 2018 году за­пу­сти­ла Slack. Сна­ча­ла про­грам­ма пред­по­ла­га­ла толь­ко ста­жи­ров­ку в ком­па­нии — речи о по­сто­ян­ной ра­бо­те не шло. Но глав­ный ин­же­нер ком­па­нии Дрю Мак­Га­хи по­ра­зил­ся тому, как но­вые ста­же­ры справ­ля­лись с нестан­дарт­ны­ми за­да­ча­ми, а еще Slack со­би­ра­лась вый­ти на IPO и хо­те­ла про­де­мон­стри­ро­вать свою со­ци­аль­ную от­вет­ствен­ность, по­это­му на­ня­ла Агир­ре, Ор­не­ла­са и Ан­дер­со­на.

Ко­гда я по­лу­чил пред­ло­же­ние по­сто­ян­ной ра­бо­ты, я по­чув­ство­вал себя как сту­дент кол­ле­джа, ко­то­ро­го при­гла­си­ли иг­рать за NBA. Но, учи­ты­вая мое про­шлое, мне при­дет­ся мно­гое до­ка­зы­вать
Джесси Агирре

Ка­кие про­бле­мы ме­ша­ют жить быв­шим за­клю­чен­ным

Быв­шим за­клю­чен­ным слож­но най­ти ра­бо­ту и жи­лье. И если с ра­бо­той Агир­ре по­вез­ло, то с квар­ти­рой на­ча­лись про­бле­мы. Быв­ший со­сед по­про­сил его съе­хать че­рез год, по­то­му что не хо­тел жить с че­ло­ве­ком с су­ди­мо­стью. Кро­ме ре­ше­ния бю­ро­кра­ти­че­ских во­про­сов, свя­зан­ных с осво­бож­де­ни­ем и тру­до­устрой­ством, ему при­шлось ис­кать но­вое жи­лье в до­ро­гой Ка­ли­фор­нии. Агир­ре со­вер­шил боль­ше 50 без­успеш­ных по­пы­ток, преж­де чем за­клю­чить до­го­вор с арен­до­да­те­лем.

В Ка­ли­фор­нии две тре­ти осво­бо­див­ших­ся за­клю­чен­ных воз­вра­ща­ют­ся об­рат­но в тюрь­му в те­че­ние трех лет, по­это­му про­грам­мы по ин­те­гра­ции лю­дей в со­ци­ум, вро­де Last Mile и Next Chap­ter, счи­та­ют та­ки­ми важ­ны­ми. По мне­нию Кэтрин Кат­чер, ру­ко­во­ди­тель­ни­цы про­грам­мы Root& Re­bound, ра­бо­та и под­держ­ка луч­ше все­го оста­нав­ли­ва­ют лю­дей от по­втор­ных пре­ступ­ле­ний.

В Рос­сии ре­ци­ди­ви­сты со­вер­ша­ют треть всех пре­ступ­ле­ний. По ста­ти­сти­ке боль­ше чем у 90% рос­сий­ских осуж­ден­ных нет выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, боль­ше 60% лю­дей осуж­де­ны доль­ше, чем на 5 лет. Они на­хо­дят­ся в зоне кри­ми­но­ло­ги­че­ско­го невоз­вра­та — их воз­мож­но­сти ре­со­ци­а­ли­за­ции силь­но суже­ны, что прак­ти­че­ски сто­про­цент­но га­ран­ти­ру­ет ре­ци­див, счи­та­ет док­тор юри­ди­че­ских наук и зав. ка­фед­рой уго­лов­но­го пра­ва и кри­ми­на­ли­сти­ки НИУ ВШЭ Ген­на­дий Еса­ков.

Как Slack оце­ни­ва­ет ре­зуль­та­ты про­грам­мы

Несмот­ря на то, что неко­то­рые со­труд­ни­ки Slack сна­ча­ла были про­тив сов­мест­ной ра­бо­ты с людь­ми с су­ди­мо­стью, че­рез пол­го­да си­ту­а­ция улуч­ши­лась. Джес­си Агир­ре стал стар­шим раз­ра­бот­чи­ком и на­чал ве­сти еже­не­дель­ный курс по ко­дин­гу для кол­лег. Он хо­чет по­лу­чить по­вы­ше­ние и стать фрон­тенд-раз­ра­бот­чи­ком.

Даже пресс-сек­ре­тарь Slack при­зна­ет, что наем трех быв­ших за­клю­чен­ных из ше­сти­сот ты­сяч, ко­то­рые вы­хо­дят на сво­бо­ду еже­год­но, не ре­ша­ет гло­баль­ной про­бле­мы. Но это боль­шой шаг впе­ред для круп­ных ком­па­ний, ко­то­рые рань­ше мало ин­те­ре­со­ва­лись ре­ин­те­гра­ций лю­дей в об­ще­ство по­сле тюрьм­но­го сро­ка.