1. Жизнь

Почему мы становимся счастливее, когда делаем добрые дела?

Марина Пустильник выясняет, как связано наше личное счастье с тем, что мы делаем для других

© «Какой простор» / Илья Репин

Ко­гда мы де­ла­ем что-то хо­ро­шее для дру­го­го че­ло­ве­ка, нам са­мим ста­но­вит­ся луч­ше. «Цех» по­про­сил Ма­ри­ну Пу­стиль­ник, ав­то­ра кни­ги «Жи­ви­те дол­го и счаст­ли­во», разо­брать­ся, как свя­за­ны доб­рые дела и уро­вень сча­стья.







Что де­ла­ет нас экс­пер­том в чем-то? В на­ча­ле ну­ле­вых я про­шла че­рез че­ре­ду но­вост­ных он­лайн-про­ек­тов, в ко­то­рых от­ве­ча­ла за эко­но­ми­че­ский раз­дел про­сто в силу того, что од­ной из моих спе­ци­а­ли­за­ций во вре­мя уче­бы в за­пад­ном вузе была эко­но­ми­ка. В Москве тех лет это­го фак­та было до­ста­точ­но, что­бы на­гра­дить меня в гла­зах ра­бо­то­да­те­лей экс­пер­ти­зой, ко­то­рую по­том при­хо­ди­лось оправ­ды­вать.

Этот текст я пишу в роли экс­пер­та по сча­стью, и это тоже вы­зы­ва­ет ряд во­про­сов. Мож­но ли во­об­ще стать экс­пер­том по сча­стью? До­ста­точ­но ли тео­ре­ти­че­ских зна­ний или та­кой че­ло­век дол­жен быть успеш­ным прак­ти­ком? Необ­хо­ди­мо ли под­твер­дить свои зна­ния ди­пло­мом? И кто опре­де­ля­ет экс­перт­ность: впра­ве ли это де­лать лишь счаст­ли­вые люди, или им-то как раз во­об­ще сле­ду­ет за­пре­тить?

За по­след­ние годы у меня на­бра­лось до­ста­точ­но тео­ре­ти­че­ских зна­ний, по­черп­ну­тых из раз­лич­ных ис­сле­до­ва­ний, и прак­ти­ки сча­стья. В про­шлом году я пе­ре­ста­ла го­во­рить себе: «Пи­са­те­ли — это дру­гие люди» и на­пи­са­ла кни­гу под на­зва­ни­ем «Жи­ви­те дол­го и счаст­ли­во», в ко­то­рой по­ста­ра­лась про­стым язы­ком рас­ска­зать о том, что де­ла­ет нас счаст­ли­вее, и о том, что нам ме­ша­ет. В этой ко­лон­ке я буду рас­ска­зы­вать о но­во­стях из мира по­го­ни за сча­стьем (хотя пер­вое пра­ви­ло клу­ба счаст­ли­вых лю­дей долж­но гла­сить: «Ни­ка­кой по­го­ни за сча­стьем»): что ра­бо­та­ет, что ка­жет­ся стран­ным, что нуж­но обя­за­тель­но по­про­бо­вать.


Нач­нем мы с та­кой шту­ки, как giv­ing back. Я дол­го ду­ма­ла о том, как это по­изящ­нее пе­ре­ве­сти на рус­ский, и при­ду­ма­ла вот что: giv­ing back — это хо­ро­шие дела. Не «воз­ра­ще­ние мо­раль­но­го дол­га со­об­ще­ству», не «де­лить­ся с нуж­да­ю­щи­ми­ся» и дру­гие кри­во­ва­тые пе­ре­во­ды, а имен­но «хо­ро­шие дела».

Вы лю­би­те де­лать по­дар­ки или для вас это сплош­ное му­че­ние и нелю­би­мая по­вин­ность? Вы за­ме­ча­ли, что во­лон­те­ры, даже те, что ра­бо­та­ют с са­мы­ми слож­ны­ми про­ек­та­ми и стал­ки­ва­ют­ся со смер­тью на ре­гу­ляр­ной ос­но­ве, очень при­ят­ные и пол­ные жиз­ни люди? Вы за­ду­мы­ва­лись о том, по­че­му неко­то­рые ста­ри­ки со­хра­ня­ют яс­ность ума до по­след­не­го мо­мен­та, а дру­гие впа­да­ют в де­мен­цию (и их чис­ло рас­тет)? Вы дав­но за­да­ва­лись во­про­сом о смыс­ле жиз­ни? Все эти во­про­сы, так или ина­че, име­ют от­но­ше­ние к во­лон­тер­ской де­я­тель­но­сти и к вы­во­дам ис­сле­до­ва­ний о том, что ста­ру­ха Ша­по­кляк оши­ба­лась, и что хо­ро­ши­ми де­ла­ми мож­но не толь­ко «про­сла­вить­ся», но и про­ка­чать свое здо­ро­вье, как фи­зи­че­ское, так и ум­ствен­ное.

Кадр мультфильма «Крокодил Гена» / Союзмультфильм

Итак, что нам го­во­рят ис­сле­до­ва­ния?

В про­ти­во­по­лож­ность поп-куль­ту­ре, ко­то­рая по­ощ­ря­ет нас ста­вить себя в центр вни­ма­ния, бес­ко­рыст­ные доб­рые дела (ran­dom acts of kind­ness) и учет ин­те­ре­сов об­ще­ства в сво­их по­ступ­ках (proso­cial be­hav­ior) улуч­ша­ют наше на­стро­е­ние, вы­зы­ва­ют по­ло­жи­тель­ные эмо­ции и уве­ли­чи­ва­ют пси­хо­ло­ги­че­ское бла­го­по­лу­чие (в от­ли­чие от по­ве­де­ния, со­сре­до­то­чен­но­го на себе). Со­глас­но дру­го­му ис­сле­до­ва­нию, доб­рые дела по­ло­жи­тель­но вли­я­ют на уро­вень стрес­са, ко­то­рый мы ис­пы­ты­ва­ем, и по­доб­ное по­ве­де­ние, осо­бен­но в за­ве­до­мо стрес­со­вые пе­ри­о­ды (вро­де пред­но­во­год­них празд­ни­ков), мо­жет по­мочь из­бе­жать от­ри­ца­тель­ных по­след­ствий для сво­е­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го рав­но­ве­сия.

По­жерт­во­ва­ния на бла­го­тво­ри­тель­ность де­ла­ют счаст­ли­вее и муж­чин, и жен­щин — и уве­ли­чи­ва­ют уро­вень удо­вле­тво­рен­но­сти жиз­нью в се­мьях, где по­доб­ное прак­ти­ку­ет­ся.

Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию, ко­то­рое ис­поль­зо­ва­ло дан­ные, на­коп­лен­ные за 20 лет, во­лон­тер­ство в эко­ло­ги­че­ских ор­га­ни­за­ци­ях в сред­нем воз­расте несет в себе боль­шие пре­иму­ще­ства спу­стя 20 лет, поз­во­ляя лю­дям оста­вать­ся бо­лее ак­тив­ны­ми фи­зи­че­ски, луч­ше себя чув­ство­вать и ис­пы­ты­вать мень­ше де­прес­сив­ных симп­то­мов.

Экодвижение «Мусора.Больше.Нет», СПб и ЛО / ВКонтакте

Если го­во­рить о бу­ду­щем, то во­лон­тер­ство, ши­ро­кий круг об­ще­ния и хо­ро­шие дела уже за­ре­ко­мен­до­ва­ли себя в ка­че­стве «средств» сни­же­ния рис­ка де­мен­ции и смерт­но­сти в це­лом, а так­же улуч­ше­ния ка­че­ства жиз­ни для лю­дей стар­ше­го воз­рас­та.

Что я по это­му по­во­ду ду­маю?

Ну, я ду­маю, что люди, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся во­лон­тер­ством, го­раз­до мень­ше стра­да­ют от во­про­сов «В чем смысл моей жиз­ни?». Я ду­маю, что прак­ти­ка хо­ро­ших дел — это дру­гая сто­ро­на прак­ти­ки бла­го­дар­но­сти. Как хо­ро­шо ра­бо­та­ет эта прак­ти­ка я знаю и на соб­ствен­ном опы­те, и на опы­те сво­их дру­зей. Ну и несколь­ко де­сят­ков ис­сле­до­ва­ний на эту тему при­хо­дят к од­но­му вы­во­ду — чув­ство бла­го­дар­но­сти де­ла­ет нас счаст­ли­вее.

С дру­гой сто­ро­ны, все ис­сле­до­ва­ния, свя­зан­ные с пси­хо­ло­ги­ей (а так­же, в первую оче­редь, с дру­ги­ми со­ци­аль­ны­ми на­у­ка­ми и с ме­ди­ци­ной), стра­да­ют от кри­зи­са вос­про­из­ве­де­ния. В 2015 году, в рам­ках про­ек­та Re­pro­ducibil­ity Project, 270 уче­ных со все­го мира ско­опе­ри­ро­ва­лось, что­бы по­про­бо­вать по­вто­рить 100 ис­сле­до­ва­ний, опуб­ли­ко­ван­ных в трех наи­луч­ших жур­на­лах по пси­хо­ло­гии. Боль­ше по­ло­ви­ны ре­зуль­та­тов не уда­лось вос­про­из­ве­сти.

Ис­сле­до­ва­ния в об­ла­сти пси­хо­ло­гии ча­сто стра­да­ют от со­мни­тель­ных прак­тик про­ве­де­ния, от нечет­ко про­пи­сан­ных усло­вий экс­пе­ри­мен­тов, что ослож­ня­ет по­пыт­ки по­вто­рить их, от оши­боч­ных ре­зуль­та­тов, по­яв­ля­ю­щих­ся из-за пред­взя­то­сти вос­при­я­тия ис­сле­до­ва­те­лей или в ре­зуль­та­те пси­хо­ло­ги­че­ско­го дав­ле­ния, свя­зан­но­го с необ­хо­ди­мо­стью по­сто­ян­но пуб­ли­ко­вать ра­бо­ты, что­бы по­лу­чать фи­нан­си­ро­ва­ние.

Вы­бор­ка по­доб­ных ис­сле­до­ва­ний за­ча­стую так­же остав­ля­ет же­лать луч­ше­го. На­при­мер, в ис­сле­до­ва­нии из пунк­та но­мер 2 при­ня­ло уча­стие по­чти 11 ты­сяч че­ло­век, а это очень непло­хо с од­ной сто­ро­ны, но с дру­гой — в ис­сле­до­ва­нии при­ня­ли уча­стие толь­ко жи­те­ли США, а зна­чит его вы­во­ды мо­гут быть непри­ме­ни­мы к лю­дям, жи­ву­щим в стра­нах с дру­гой куль­ту­рой. В ис­сле­до­ва­нии из пунк­та но­мер 3 при­ня­ли уча­стие по­чти 7000 че­ло­век, и на­блю­де­ния про­хо­ди­ли с пе­ре­ры­вом в 20 лет, да­вая воз­мож­ность оце­нить эф­фект во­лон­тер­ства, рас­тя­ну­тый во вре­ме­ни, од­на­ко в дан­ном слу­чае в вы­бор­ку по­па­ли люди, про­жи­ва­ю­щие прак­ти­че­ски в од­ном рай­оне, что так­же спо­соб­но по­вли­ять на ре­зуль­та­ты.

С тре­тьей сто­ро­ны, если к ре­зуль­та­там опи­сан­ных выше ис­сле­до­ва­ний мо­гут быть во­про­сы, то есть ведь и дру­гие ис­сле­до­ва­ния — в об­ла­сти ней­ро­био­ло­гии — ко­то­рые по­ла­га­ют­ся не на са­мо­от­че­ты участ­ни­ков экс­пе­ри­мен­тов, а на ре­зуль­та­ты точ­ных из­ме­ре­ний. И эти дан­ные де­мон­стри­ру­ют, что у тех, кто де­ла­ет хо­ро­шие дела, по­вы­ша­ет­ся уро­вень ок­си­то­ци­на, до­па­ми­на и се­ро­то­ни­на. И хотя на­зы­вать эти три гор­мо­на «три­а­дой сча­стья» — это, на мой вкус, слиш­ком упро­щен­но, все три хи­ми­че­ских со­еди­не­ния дей­стви­тель­но ас­со­ци­и­ру­ют­ся с ощу­ще­ни­я­ми ду­шев­но­го подъ­ема, а ок­си­то­цин к тому же про­ти­во­дей­ству­ет гор­мо­ну стрес­са кор­ти­зо­лу.

А ведь есть еще чет­вер­тая сто­ро­на: она про то, что все­гда и во всем бы­ва­ют ис­клю­че­ния. И что каж­дый из нас на­вер­ня­ка знал кого-то, кто был пре­крас­ным доб­рым че­ло­ве­ком, де­лав­шим мир во­круг себя луч­ше, и все рав­но ушед­шим непро­сти­тель­но рано. Наш мозг в та­ких слу­ча­ях ра­бо­та­ет очень смеш­ным об­ра­зом, с го­тов­но­стью при­ни­мая этот при­мер как до­ка­за­тель­ство того, что тео­рия о поль­зе хо­ро­ших дел несо­сто­я­тель­на, и иг­но­ри­руя ин­фор­ма­цию о де­сят­ках ты­сяч лю­дей, чье здо­ро­вье было улуч­ше­но, бла­го­да­ря этой прак­ти­ке.

А вы­вод-то ка­кой?

Ко­неч­но же, де­лать доб­рые дела хо­ро­шо и по­лез­но. Не толь­ко по­то­му, что они дают нам воз­мож­ность по­хва­лить себя и по­чув­ство­вать себя луч­ше, по­вы­сив свою са­мо­оцен­ку. Но и по­то­му, что, де­лая доб­рые дела, мы дей­стви­тель­но фи­зи­че­ски ощу­ща­ем себя луч­ше. И тут важ­но вот что: необя­за­тель­но сра­зу же идти во­лон­те­рить в хос­пис, или дет­ский дом, или на раз­да­чу го­ря­чей еды на вок­за­лах. Это очень зна­чи­мые дела, но не у всех есть ду­шев­ные силы за­ни­мать­ся ими. Для на­ше­го бла­го­по­лу­чия мел­кие дела, на­при­мер, при­дер­жать дверь, по­мочь жен­щине с ко­ляс­кой или под­ска­зать что-то че­ло­ве­ку на ули­це, ра­бо­та­ют ни­чуть не хуже, осо­бен­но если пре­вра­тить их в еже­днев­ную прак­ти­ку. Ну и все­гда есть ва­ри­ант на­чать с ма­ло­го и с са­мых близ­ких: сде­лать им на Но­вый год по­да­рок, ко­то­рый вам бу­дет при­ят­но по­да­рить, а им — неожи­дан­но и тоже очень при­ят­но по­лу­чить. По­ло­жи­тель­ные эмо­ции га­ран­ти­ро­ва­ны.