1. Знание

«Мы не можем бесконечно твердить миру: не убивайте членов национальных, расовых и религиозных групп». Как появился термин «геноцид»

Глава из книги Филиппа Сэндса «Восточно-Западная улица»

© Kingfield Press / WikiCommons

Кни­га «Во­сточ­но-за­пад­ная ули­ца. Про­ис­хож­де­ние тер­ми­нов ГЕ­НО­ЦИД и ПРЕ­СТУП­ЛЕ­НИЕ ПРО­ТИВ ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СТВА», вы­пу­щен­ная из­да­тель­ством «Книж­ни­ки» — ис­сле­до­ва­ние сво­ей ро­до­слов­ной, ко­то­рое про­во­дит ав­тор Фи­липп Сэндс. Вре­ме­на­ми по­вест­во­ва­ние на­по­ми­на­ет де­тек­тив, где Сэндс про­хо­дит путь от Льво­ва-Лем­бер­га в Нюрн­берг, от Нюрн­берг­ско­го про­цес­са — в наши дни. Про­шлое се­мьи ав­то­ра тес­но пе­ре­пле­лось с ми­ро­вой ис­то­ри­ей и по­яв­ле­ни­ем важ­ных пра­во­вых по­ня­тий — «ге­но­цид» и «пре­ступ­ле­ние про­тив че­ло­ве­че­ства». «Цех» пуб­ли­ку­ет от­ры­вок из кни­ги Сэнд­са.







Ас­со­ци­а­ция меж­ду­на­род­но­го пра­ва — по­чтен­ная ин­сти­ту­ция, су­ще­ству­ю­щая с 1873 года. Штаб-квар­ти­ра на­хо­дит­ся в Лон­доне, од­на­ко ее кор­ни ухо­дят в аме­ри­кан­скую зем­лю. Ре­гу­ляр­ные кон­фе­рен­ции пре­кра­ти­лись в 1938 году и воз­об­но­ви­лись спу­стя семь лет: со­рок пер­вая кон­фе­рен­ция от­кры­лась 19 ав­гу­ста 1946 года в Кем­бри­дже. Три­ста юри­стов-меж­ду­на­род­ни­ков съе­ха­лись из всех ев­ро­пей­ских стран — за ис­клю­че­ни­ем Гер­ма­нии, от ко­то­рой не было за­ре­ги­стри­ро­ва­но ни од­но­го участ­ни­ка.

Сре­ди при­сут­ство­вав­ших было мно­го из­вест­ных, даже зна­ме­ни­тых юри­стов, в том чис­ле те, чьи име­на я узнал, на­чав путь из Лем­бер­га 1919 года. Там был Ар­тур Гуд­харт, тот са­мый, что под­ни­мал­ся на гору и смот­рел от­ту­да на Львов. Там был на­став­ник и друг Ла­у­тер­пах­та сэр Ар­нольд Мак­нейр. При­е­хал Эгон Швельб, с ко­то­рым Лем­кин встре­чал­ся в Лон­доне. Ожи­да­ли сэра Харт­ли Шо­ук­рос­са, но небла­го­при­ят­ная по­го­да по­ме­ша­ла ему до­брать­ся с за­па­да Ан­глии. Имя Ла­у­тер­пах­та вне­се­но в офи­ци­аль­ный спи­сок по ал­фа­ви­ту на пять строк выше Лем­ки­на (ко­то­рый ука­зал как свой ад­рес «Меж­ду­на­род­ный во­ен­ный три­бу­нал», Нюрн­берг, без но­ме­ра дома или ком­на­ты). Впер­вые, на­сколь­ко я мог уста­но­вить, Ла­у­тер­пахт и Лем­кин ока­за­лись в од­ном го­ро­де и в од­ном зда­нии.

Сла­бое здо­ро­вье едва не по­ме­ша­ло Лем­ки­ну при­быть на кон­фе­рен­цию. Ему ста­ло пло­хо по­сле при­зем­ле­ния са­мо­ле­та из Нюрн­бер­га в аэро­пор­ту Крой­дон в Юж­ном Лон­доне. Тре­бо­ва­лось немед­лен­но сбить рис­ко­ван­но вы­со­кое дав­ле­ние, но Лем­кин от­мах­нул­ся от со­ве­та от­дох­нуть и по­мчал­ся в Кем­бридж на от­кры­тие кон­фе­рен­ции. Он дол­жен был вы­сту­пать пер­вым в день от­кры­тия, по­сле всту­пи­тель­но­го сло­ва лор­да Пор­те­ра, судьи, пред­се­да­тель­ство­вав­ше­го на кон­фе­рен­ции. Пор­тер при­звал со­брав­ших­ся юри­стов «быть прак­тич­ны­ми» в сво­ей ра­бо­те и «сдер­жи­вать лиш­ний эн­ту­зи­азм», по­сколь­ку им пред­сто­ит ре­шать мно­же­ство за­дач. Неумест­ная про­па­ган­да «мо­жет вы­звать от­чуж­де­ние», пре­ду­пре­дил он всех. Ти­пич­ный бри­тан­ский праг­ма­тизм, столь нена­вист­ный Лем­ки­ну.

Внять при­зы­ву лор­да Пор­те­ра Лем­кин не по­же­лал и с при­су­щей ему страст­но­стью за­го­во­рил о ге­но­ци­де, о тех сви­де­тель­ствах, что всплы­ли на Нюрн­берг­ском про­цес­се, о необ­хо­ди­мо­сти прак­ти­че­ских ре­ше­ний, о клю­че­вой роли уго­лов­но­го пра­ва. Он вы­ска­зал­ся про­тив че­рес­чур об­щих де­кла­ра­ций прав че­ло­ве­ка, в том чис­ле и о той, ко­то­рая бу­дет вско­ре об­суж­дать­ся на пер­вой Ге­не­раль­ной ас­сам­блее Ор­га­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных На­ций. Как мож­но от­но­сить к чис­лу меж­ду­на­род­ных пре­ступ­ле­ний пи­рат­ство и фаль­си­фи­ка­ции, во­про­шал он ри­то­ри­че­ски, а уни­что­же­ние мил­ли­о­нов лю­дей — нет? Он тре­бо­вал, что­бы участ­ни­ки кон­фе­рен­ции «объ­яви­ли ге­но­цид меж­ду­на­род­ным пре­ступ­ле­ни­ем», и на­пом­нил всем при­сут­ству­ю­щим о том, что было на­пи­са­но в «Прав­ле­нии стран „оси“…». «Каж­дый, кто при­ча­стен пре­ступ­ной фи­ло­со­фии ге­но­ци­да, — ска­зал он со­брав­шим­ся, — дол­жен быть су­дим как пре­ступ­ник».

Лем­ки­на веж­ли­во вы­слу­ша­ли, и он ждал от­ве­та. Несколь­ко ора­то­ров вы­ра­зи­ли об­щее одоб­ре­ние, но ни­кто не от­клик­нул­ся на при­зыв к жест­ким ме­рам. Если Ла­у­тер­пахт там при­сут­ство­вал (од­но­вре­мен­но он го­то­вил­ся к по­езд­ке в Ко­пен­га­ген), то, судя по про­то­ко­лу, не чув­ство­вал по­треб­но­сти вы­сту­пить про­тив Лем­ки­на. Воз­мож­но, он уга­дал на­стро­е­ние в зале и по­сту­пил бла­го­ра­зум­но: под­го­тов­лен­ная на той же неде­ле ре­зо­лю­ция не со­дер­жа­ла упо­ми­на­ния ге­но­ци­да или иных меж­ду­на­род­ных пре­ступ­ле­ний.

Вновь разо­ча­ро­ван­ный, Лем­кин по­ехал в Лон­дон и от­ту­да на­пра­вил Макс­вел­лу Фай­фу бла­го­дар­ность за «мо­раль­ную и про­фес­си­о­наль­ную под­держ­ку». На Кем­бридж­ской кон­фе­рен­ции его идеи «встре­ти­ли хо­лод­ный при­ем», пи­сал он, но сда­вать­ся он был не на­ме­рен:

Мы не мо­жем бес­ко­неч­но твер­дить миру: не уби­вай­те чле­нов на­ци­о­наль­ных, ра­со­вых и ре­ли­ги­оз­ных групп; не ка­стри­руй­те их; не при­нуж­дай­те к абор­там; не от­би­рай­те их де­тей; не вы­нуж­дай­те жен­щин ро­жать де­тей для ва­ших по­треб­но­стей; но мы мо­жем сей­час, вос­поль­зо­вав­шись уни­каль­ной ока­зи­ей, ска­зать миру ко­рот­ко и ясно: «Пре­кра­ти­те ге­но­цид».

Эта неуда­ча спро­во­ци­ро­ва­ла но­вый по­ток пи­сем. К су­дье Пар­ке­ру, млад­ше­му чле­ну аме­ри­кан­ской де­ле­га­ции, Лем­кин об­ра­ща­ет­ся до­воль­но оп­ти­ми­стич­но: «По­ла­гаю, мне уда­лось убе­дить ауди­то­рию в поль­зе та­кой юри­ди­че­ской кон­цеп­ции», — пи­шет он, как все­гда, не те­ряя на­деж­ду.

И хотя Лем­кин это­го не знал, но кое-кого ему уда­лось при­влечь на свою сто­ро­ну еще рань­ше. 26 ав­гу­ста, в тот са­мый день, ко­гда он пи­сал Макс­вел­лу Фай­фу, «Нью-Йорк таймс» опуб­ли­ко­ва­ла пе­ре­до­ви­цу, в ко­то­рой разъ­яс­ня­лось, что ге­но­цид пред­став­ля­ет со­бой пре­ступ­ле­ние «с чет­ким ме­то­дом и явно вы­ра­жен­ны­ми по­след­стви­я­ми». Оста­ет­ся лишь вклю­чить этот тер­мин в меж­ду­на­род­ное пра­во, со­об­ща­ла га­зе­та чи­та­те­лям, и эту за­да­чу «про­фес­сор Лем­кин уже от­ча­сти осу­ще­ствил».