1. Знание

7 книг и 3 фильма про Холокост, которые стоит прочитать и посмотреть каждому

От всем известного «Дневника» Анны Франк до «Благоволительниц»

© © ВИКА ШИБАЕВА / ЦЕХ

27 ян­ва­ря — Меж­ду­на­род­ный день па­мя­ти жертв Хо­ло­ко­ста. Дата свя­за­на с со­бы­ти­я­ми 1945 года, ко­гда со­вет­ские вой­ска осво­бо­ди­ли кон­цен­тра­ци­он­ный ла­герь Ос­вен­цим (Аушвиц). Спе­ци­аль­но для «Цеха» фи­ло­лог и ав­тор пор­та­ла «Горь­кий» Ма­рия Несте­рен­ко вы­бра­ла 7 важ­ных книг и 3 филь­ма, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ют о мас­со­вом уни­что­же­нии ев­ре­ев на­ци­ста­ми.







Анна Франк «Убе­жи­ще», Текст, 2010

Лю­бой спи­сок книг о Хо­ло­ко­сте бу­дет непол­ным без «Днев­ни­ка» Анны Франк, ев­рей­ской де­воч­ки, ко­то­рая вела за­пи­си на ни­дер­ланд­ском с 1942 по 1944 год в на­деж­де, что их опуб­ли­ку­ют по­сле вой­ны. Днев­ник был впер­вые из­дан в 1947 году при со­дей­ствии отца Анны, Отто. Ко­гда она на­ча­ла ве­сти днев­ник, ей было 13 лет. За­пи­си пред­став­ля­ют со­бой пись­ма вы­мыш­лен­ной по­дру­ге. Свой днев­ник Анна на­зва­ла «Het Achter­huis» (В зад­нем доме). В рус­ской вер­сии — «Убе­жи­ще». Сна­ча­ла де­воч­ка не ду­ма­ла, что ее лич­ный до­ку­мент мо­жет стать до­сто­я­ни­ем масс. Но од­на­жды она услы­ша­ла по ра­дио вы­ступ­ле­ние ми­ни­стра об­ра­зо­ва­ния Ни­дер­лан­дов, при­зы­вав­ше­го со­хра­нять все, что рас­ска­жет впо­след­ствии о том, что при­шлось пе­ре­жить лю­дям во вре­мя немец­кой ок­ку­па­ции. Анна вдох­но­ви­лась и ре­ши­ла соз­дать ро­ман на ос­но­ве сво­е­го днев­ни­ка. Эта ра­бо­та не была за­вер­ше­на. По­след­няя за­пись в днев­ни­ке сде­ла­на 1 ав­гу­ста 1944 года, че­рез три дня ге­ста­по аре­сто­ва­ло всех, кто пря­тал­ся в доме. Сама Анна Франк умер­ла в конц­ла­ге­ре от сып­но­го тифа.

Маша Роль­ни­кай­те «Я долж­на рас­ска­зать», Са­мо­кат, 2016

Машу Роль­ни­кай­те на­зы­ва­ют рус­ской Ан­ной Франк. Она ро­ди­лась в Лит­ве, в 14 лет по­па­ла в Виль­нюс­ское гет­то, где впо­след­ствии по­гиб­ла вся ее се­мья. Машу это не сло­ми­ло. По­сле гет­то она по­бы­ва­ла в конц­ла­ге­рях Страз­ден­гоф и Штут­гоф, где была участ­ни­цей ан­ти­фа­шист­ско­го под­по­лья, вела днев­ник и со­чи­ня­ла сти­хи на иди­ше, по­рой про­сто за­по­ми­ная их, так как пи­сать было не на чем. Одно из ее сти­хо­тво­ре­ний ста­ло гим­ном Со­про­тив­ле­ния. Са­мое зна­ме­ни­тое про­из­ве­де­ние Роль­ни­кай­те — ав­то­био­гра­фи­че­ская по­весть «Я долж­на рас­ска­зать», ос­но­ван­ная на днев­ни­ках и вос­по­ми­на­ни­ях. По­весть была на­пи­са­на по-ли­тов­ски, но Роль­ни­кай­те сама пе­ре­ве­ла ее на рус­ский язык и опуб­ли­ко­ва­ла в «Звез­де». Это рас­сказ о жиз­ни и смер­ти в кон­цен­тра­ци­он­ном ла­ге­ре, о силе че­ло­ве­че­ско­го духа. Дол­гое вре­мя Маша Роль­ни­кай­те была чуть ли не един­ствен­ным рус­ско­языч­ным ав­то­ром (она так­же пи­са­ла и по-рус­ски), рас­ска­зы­вав­шем об ужа­сах Хо­ло­ко­ста.

Аарон Ап­пель­фельд «Цве­ты тьмы», Cor­pus, 2015

«Цве­ты тьмы» — от­ча­сти ав­то­био­гра­фи­че­ский ро­ман. Сам пи­са­тель, как и глав­ный ге­рой кни­ги, пе­ре­жил Хо­ло­кост, скры­ва­ясь в укра­ин­ских ле­сах, но этим со­бы­ти­ям по­свя­ще­на от­дель­ная «Ис­то­рия жиз­ни». Здесь же в цен­тре — пре­рван­ное дет­ство ев­рей­ско­го маль­чи­ка Хуго, чье­го отца уве­ли нем­цы, а мать вско­ре от­да­ла его на по­пе­че­ние сво­ей школь­ной по­дру­ги, ра­бо­та­ю­щей про­сти­тут­кой. Жен­щи­на при­вя­зы­ва­ет­ся к маль­чи­ку и жа­ле­ет его; ко­гда к ней при­хо­дят кли­ен­ты, пря­чет его в чу­лан. Здесь на­чи­на­ет­ся но­вая, взрос­лая, стран­ная и непо­нят­ная жизнь Хуго Манс­фель­да. В на­ча­ле ис­пы­та­ний маль­чи­ку 11 лет, в сущ­но­сти, все, что про­ис­хо­дит с ним, — длин­ный об­ряд ини­ци­а­ции, со все­ми ха­рак­тер­ны­ми эта­па­ми: про­ща­ни­ем с ро­ди­те­ля­ми, пу­те­ше­стви­ем, пер­вым сек­су­аль­ным опы­том, из­бав­ле­ни­ем от ил­лю­зий, «узна­ва­ни­ем» жиз­ни. Боль­шой мир вме­сте с его боль­шой вой­ной, с од­ной сто­ро­ны, цен­траль­ное со­бы­тие ро­ма­на, с дру­гой — эхом про­но­сит­ся сквозь жизнь маль­чи­ка.

 KZ Auschwitz, Einfahrt Nazilager Auschwitz, Polen 1945 / wikimedia

Паул Глас­сер «Тан­цу­ю­щая в Аушви­це», Cor­pus, 2015

Кни­га «Тан­цу­ю­щая в Аушви­це» пол­но­стью ос­но­ва­на на днев­ни­ках Рози Гла­сер, пе­ре­жив­шей Хо­ло­кост. Ис­то­рию рас­ска­зал ее пле­мян­ник Паул Глас­сер, ко­то­рый со­вер­шен­но слу­чай­но узнал о сво­их ев­рей­ских кор­нях. Од­на­жды, бу­дучи на экс­кур­сии в Ос­вен­ци­ме, в од­ном из за­лов Гла­сер уви­дел че­мо­дан с над­пи­сью: «Гла­сер. Гол­лан­дия». Это под­толк­ну­ло его рас­сле­до­вать ис­то­рию соб­ствен­ной се­мьи. По­ис­ки при­ве­ли Па­у­ла в Шве­цию, к Розе, сест­ре отца, с ко­то­рой тот уже мно­го лет не под­дер­жи­вал от­но­ше­ний. Паул со­брал ее днев­ни­ки, пись­ма, сти­хи, фо­то­гра­фии, и смог рас­ска­зать ис­то­рию мо­ло­дой и силь­ной жен­щи­ны, ко­то­рая по­па­ла в во­до­во­рот тра­ги­че­ских со­бы­тий, но су­ме­ла вы­сто­ять.

Джо­на­тан Лит­телл «Бла­го­во­ли­тель­ни­цы», Ad Mar­ginem, 2011

Ро­ман с боль­шой бук­вы «Р», на­пи­сан­ный от име­ни офи­це­ра СС Мак­си­ми­ли­а­на Ауэ и охва­ты­ва­ю­щий пе­ри­од с на­ча­ла во­ен­ных дей­ствий в Со­вет­ском Со­ю­зе в 1941 году до па­де­ния Бер­ли­на. Ком­по­зи­цию ро­ма­на со­став­ля­ют семь ча­стей, вос­про­из­во­дя­щих стро­е­ние сюит Жана-Фи­лип­па Рамо, лю­би­мо­го ком­по­зи­то­ра ав­то­ра. Глав­ный ге­рой — слож­ный, ре­флек­ти­ру­ю­щий че­ло­век, не пи­та­ю­щий ил­лю­зий по по­во­ду всех мер­зо­стей вой­ны, вы­нуж­ден­ный скры­вать свою го­мо­сек­су­аль­ность, гре­зя­щий о ро­мане со сво­ей род­ной сест­рой. «Бла­го­во­ли­тель­ни­цы» — это боль­шая па­но­ра­ма ис­то­ри­че­ских дей­ствий, под­пи­тан­ная рус­ской ро­ман­ной тра­ди­ци­ей, в первую оче­редь Львом Тол­стым и Ва­си­ли­ем Гросс­ма­ном. «Бла­го­во­ли­тель­ни­цы» из на­зва­ния ро­ма­на — это бо­ги­ни ме­сти Эри­нии из древ­не­гре­че­ской ми­фо­ло­гии, дру­гое имя ко­то­рых — Эв­ме­ни­ды — «Ми­ло­сти­вые». Ев­рей­ская тема при­сут­ству­ет в ро­мане по­сто­ян­но. По­вест­во­ва­ние на­чи­на­ет­ся в Ки­е­ве, где про­ис­хо­дят мас­со­вые рас­стре­лы ев­ре­ев в Ба­бьем Яру, за­тем глав­ный ге­рой по­па­да­ет на Кав­каз, где он дол­жен ре­шить, от­но­сят­ся ли гор­ские евреи к ев­ре­ям. При­сут­ству­ют в ро­мане и конц­ла­ге­ря (Бел­жец, Ос­вен­цим).

«Чер­ная кни­га», со­став­ле­на Ва­си­ли­ем Гросс­ма­ном и Ильей Эрен­бур­гом, Cor­pus, 2014

«Чер­ная кни­га» — это уни­каль­ный сбор­ник до­ку­мен­тов и сви­де­тельств оче­вид­цев о пре­ступ­ле­ни­ях про­тив ев­ре­ев на ок­ку­пи­ро­ван­ной на­ци­ста­ми тер­ри­то­рии СССР и Поль­ши в годы Хо­ло­ко­ста, а так­же об уча­стии ев­ре­ев в со­про­тив­ле­нии про­тив на­ци­стов во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. Сбор­ник под­го­то­ви­ли из­вест­ней­шие со­вет­ские ли­те­ра­то­ры и жур­на­ли­сты — Мар­га­ри­та Али­гер, Ве­ни­а­мин Ка­ве­рин, Ру­вим Фра­ер­ман, Вик­тор Шклов­ский и дру­гие — под ру­ко­вод­ством Ва­си­лия Гросс­ма­на и Ильи Эрен­бур­га. Все на­ча­лось с того, что мно­гие из со­ста­ви­те­лей слу­жи­ли ре­пор­те­ра­ми в во­ен­ное вре­мя. Сви­де­тель­ства Гросс­ма­на из ла­ге­рей Треб­лин­ка и Май­да­нек — одни из пер­вых до­ку­мен­тов, рас­ска­зы­ва­ю­щих о де­я­ни­ях на­ци­стов (1943). Ста­тья «Треб­лин­ский ад» (1944) была пред­став­ле­на во вре­мя Нюрн­берг­ско­го про­цес­са как до­ку­мент для су­деб­но­го пре­сле­до­ва­ния. Кни­га долж­на была вый­ти в 1947 году, од­на­ко пуб­ли­ка­цию за­пре­ти­ли по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам. Мно­гие из со­став­ляв­ших «Чер­ную кни­гу» были ре­прес­си­ро­ва­ны. Под­го­то­ви­тель­ные ма­те­ри­а­лы ока­за­лись в ар­хи­ве ми­ни­стер­ства го­су­дар­ствен­ной без­опас­но­сти. Ис­сле­до­ва­те­ли по­лу­чи­ли к ним до­ступ лишь в на­ча­ле 90-х. Из­да­тель­ство Cor­pus впер­вые из­да­ло кни­гу лишь в се­ре­дине 2010-х.

При­мо Леви «Че­ло­век ли это?», Текст, 2011

Кни­га ита­лья­но-ев­рей­ско­го пи­са­те­ля, рас­ска­зы­ва­ю­щая о его опы­те в кон­цен­тра­ци­он­ном ла­ге­ре Ос­вен­цим. «Ис­то­рия ла­ге­рей уни­что­же­ния долж­на стать зло­ве­щим сиг­на­лом опас­но­сти», — пи­сал Леви. Ав­тор на­чи­на­ет рас­сказ с мо­мен­та сво­е­го за­дер­жа­ния в де­каб­ре 1943 года (он был участ­ни­ком ан­ти­фа­шист­ско­го со­про­тив­ле­ния) по ян­варь 1945-го. «Че­ло­век ли это?» — до­ку­мен­таль­ная кни­га, все лица в ней ре­аль­ные. Леви по­дроб­но рас­ска­зы­ва­ет о сво­ем пре­бы­ва­нии в филь­тра­ци­он­ном ла­ге­ре, до­ро­ге в Аушвиц, ко­то­рую пе­ре­нес­ли да­ле­ко не все, и жиз­ни в са­мом ла­ге­ре смер­ти. При­мо Леви был хи­ми­ком по об­ра­зо­ва­нию и, бла­го­да­ря это­му, по­пал на ра­бо­ту в хи­ми­че­скую ла­бо­ра­то­рию. Свое осво­бож­де­ние он встре­тил в ин­фек­ци­он­ном ла­за­ре­те, за­бо­лев скар­ла­ти­ной. Кни­га име­ет непро­стую судь­бу. Успех она по­лу­чи­ла да­ле­ко не сра­зу: пер­во­на­чаль­но Леви с тру­дом смог най­ти из­да­тель­ство, что­бы ее опуб­ли­ко­вать. Лишь спу­стя де­ся­ти­ле­тия кни­га ста­ла все­мир­но из­вест­на.

Shoah (1985) / moviemaniacsDE

Клод Ланц­ман «Шоа», 1985

До­ку­мен­таль­ный де­вя­ти­ча­со­вой фильм, це­ли­ком со­сто­я­щий из ин­тер­вью оче­вид­цев. Осо­бен­ность лен­ты — пол­ное от­сут­ствие ар­хив­ных съе­мок. Все участ­ни­ки по­де­ле­ны на груп­пы: пе­ре­жив­шие Хо­ло­кост («Шоа» — «ка­та­стро­фа» на иври­те — Прим.«Цеха»), оче­вид­цы (кре­стьяне с при­ле­га­ю­щих к ла­ге­рям смер­ти тер­ри­то­рий), быв­шие немец­кие охран­ни­ки и офи­це­ры, бю­ро­кра­ты Тре­тье­го рей­ха, ис­то­ри­ки и по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли. Фильм ис­сле­ду­ет че­ты­ре ос­нов­ных темы: ла­герь смер­ти Хелм­но, где для уни­что­же­ния лю­дей впер­вые мас­со­во ис­поль­зо­ва­ли ду­ше­губ­ки; ла­герь смер­ти Треб­лин­ка; ла­герь смер­ти Аушвиц-Бир­ке­нау (Ос­вен­цим), Вар­шав­ское гет­то и вос­ста­ние в нём.

Джо­зеф Ло­у­зи «Мсье Кляйн», 1976

Фильм с Але­ном Де­ло­ном в глав­ной роли, рас­ска­зы­ва­ю­щий о том, что дру­гой — это ты. Каф­ки­ан­ский сю­жет о биз­не­смене Ро­бе­ре Кляйне, без­за­бот­но жи­ву­щем в ок­ку­пи­ро­ван­ном Па­ри­же и не ви­дя­щем осо­бой про­бле­мы в сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции. Его при­ят­ная жизнь за­кан­чи­ва­ет­ся, ко­гда он узна­ет о су­ще­ство­ва­нии сво­е­го тез­ки, ев­рея. По­сте­пен­но это на­чи­на­ет при­вле­кать вни­ма­ние по­ли­ции. В по­пыт­ке най­ти это­го че­ло­ве­ка Кляйн по­па­да­ет в по­езд, иду­щий в кон­цен­тра­ци­он­ный ла­герь. Лен­та по­лу­чи­ла мно­же­ство на­град и бла­го­при­ят­ных от­зы­вов.

Ро­ман По­лан­ски «Пи­а­нист», 2002

Фильм снят по ав­то­био­гра­фии Вла­ди­сла­ва Шпиль­ма­на, од­но­го из луч­ших пи­а­ни­стов Поль­ши 30-х го­дов про­шло­го века. Глав­ный ге­рой Вла­дек дает кон­цер­ты, вы­сту­па­ет на ра­дио, про­во­дит вре­мя с се­мьей. Его жизнь ме­ня­ет­ся, ко­гда Поль­шу ок­ку­пи­ру­ют на­ци­сты. Ока­зав­шись в гет­то, мно­гие не по­ни­ма­ли, к чему идет дело, и про­дол­жа­ли на­де­ять­ся на луч­шее. Шпиль­ма­на раз­лу­чи­ли с се­мьей: ее от­пра­ви­ли в ла­герь смер­ти, а он скры­вал­ся в Вар­ша­ве все вре­мя вой­ны.