1. Практика

Гид по ярмарке non/fictio№: 10 книг, на которые стоит обратить внимание

Истории женской сексуальности, исследование сталинизма и советские легенды

© Ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction / Facebook

5 — 9 де­каб­ря в Москве прой­дет еже­год­ная Меж­ду­на­род­ная яр­мар­ка ин­тел­лек­ту­аль­ной ли­те­ра­ту­ры non/​​​​fic­tio№. 29 стран-участ­ниц, 300 из­да­тельств, 30 000 по­се­ти­те­лей и де­сят­ки те­ма­ти­че­ских ме­ро­при­я­тий — все успеть вряд ли по­лу­чит­ся. Спе­ци­аль­но для «Цеха» фи­ло­лог и ав­тор пор­та­ла «Горь­кий» Ма­рия Несте­рен­ко ото­бра­ла 10 важ­ных книг этой яр­мар­ки — ав­то­био­гра­фии, ис­то­ри­че­ские, ан­тро­по­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния и ху­до­же­ствен­ный ро­ман.







«Бар­ская», На­та­лья Ми­ло­сер­до­ва, СПб.: Се­анс, 2019

Пер­вая кни­га но­вой се­рии «F-кино», по­свя­щен­ной жен­щи­нам-ки­не­ма­то­гра­фи­стам. Мар­га­ри­та Бар­ская — ак­три­са и ре­жис­сер, пи­о­нер дет­ско­го кино, про­жи­ла ко­рот­кую, но яр­кую и на­сы­щен­ную жизнь. Она сни­ма­лась у До­в­жен­ко («Ягод­ка люб­ви», 1926), а как ре­жис­сер по­лу­чи­ла ре­пу­та­цию но­ва­то­ра. Ки­но­филь­мом «Рва­ные баш­ма­ки» (1933) вос­хи­ща­лись Мак­сим Горь­кий, Ро­мен Ро­лан, Сер­гей Эй­зен­штейн. К кон­цу 30-х Бар­ская встре­ти­лась с про­ти­во­сто­я­ни­ем в ки­не­ма­то­гра­фи­че­ской сре­де, не вы­дер­жав борь­бы, по­кон­чи­ла с со­бой. На­сто­я­щее из­да­ние — пер­вая био­гра­фия ре­жис­се­ра, воз­вра­ща­ет имя этой уди­ви­тель­ной жен­щи­ны со­вре­мен­ным чи­та­те­лю и зри­те­лю.

«За­щит­ный цвет», Эль­за Три­о­ле, Com­mon place, 2019

Но­вая кни­га в Ѳ-се­рии, по­свя­щен­ной за­бы­тым пи­са­тель­ни­цам. Хотя Эль­зу Три­о­ле с боль­шим тру­дом мож­но от­не­сти к та­ко­вым, ее фран­ко­языч­ные про­из­ве­де­ния ак­тив­но пе­ре­во­ди­лись и из­да­ва­лись в Рос­сии, ро­ман «За­щит­ный цвет», на­пи­сан­ный по-рус­ски, не пе­ре­из­да­вал­ся 91 год. Он по­свя­щен жиз­ни рус­ской эми­грант­ки Вар­ва­ры, ее друж­бе с ари­сто­крат­кой по име­ни Лю­силь. Так стал­ки­ва­ют­ся два едва пе­ре­се­ка­ю­щих­ся мира: упо­ря­до­чен­но-бур­жу­аз­ная жизнь фран­цу­жен­ки со­всем не по­хо­жа на по­лу­ни­щее су­ще­ство­ва­ние рус­ской из­гнан­ни­цы, ютя­щей­ся в де­ше­вом пан­си­оне, но их от­но­ше­ния скреп­ля­ет нечто бо­лее важ­ное, чем лю­бые куль­тур­ные и со­ци­аль­ные раз­ли­чия.

«Позд­ний ста­ли­низм: эс­те­ти­ка по­ли­ти­ки», Ев­ге­ний Доб­рен­ко, в 2-х то­мах, Но­вое ли­те­ра­тур­ное обо­зре­ние, 2020

Но­вое ис­сле­до­ва­ние из­вест­но­го ис­то­ри­ка ста­лин­ской куль­ту­ры по­свя­ще­но по­сле­во­ен­но­му ста­ли­низ­му. В фо­ку­се — вза­и­мо­связь по­ли­ти­ки и куль­ту­ры, это ин­тел­лек­ту­аль­ная ис­то­рия эпо­хи. Внут­ри­по­ли­ти­че­ски по­сле­во­ен­ное вре­мя — зе­нит ста­ли­низ­ма. С точ­ки зре­ния ав­то­ра ре­жим еще ни­ко­гда не был столь про­чен. Доб­рен­ко за­да­ет­ся во­про­сом, яв­ля­ет­ся ли куль­тур­ная ис­то­рия про­из­вод­ной от по­ли­ти­че­ской, сво­ди­ма ли она к со­ци­аль­ной? Что­бы от­ве­тить на них ав­тор об­ра­ща­ет­ся к раз­лич­ным ви­дам ис­кус­ства — ар­хи­тек­ту­ре, му­зы­ке, жи­во­пи­си, ли­те­ра­ту­ре, ана­ли­зи­руя, в первую оче­редь, те про­из­ве­де­ния соц­ре­а­лиз­ма, ко­то­рые в силу сво­е­го низ­ко­го ка­че­ства иг­но­ри­ро­ва­лись или ис­сле­до­ва­лись недо­ста­точ­но. Доб­рен­ко по­ка­зы­ва­ет, как по­ли­ти­ка ста­ли­низ­ма фак­ти­че­ски сле­до­ва­ла ос­нов­ным эс­те­ти­че­ским мо­ду­сам и тро­пам гос­под­ство­вав­ше­го ху­до­же­ствен­но­го ме­то­да, за счет чего со­зда­ва­лась со­вет­ская на­ция, по­яв­ля­лись фо­бии и трав­мы.

«В ожи­да­нии от­ве­та», Ев­ге­ний Мар­го­лит, Rose­bud, 2019

Ев­ге­ний Мар­го­лит — один из са­мых вли­я­тель­ных оте­че­ствен­ных ис­то­ри­ков кино. «В ожи­да­нии от­ве­та» — сбор­ник ста­тей, на­пи­сан­ных в раз­ное вре­мя. Ра­бо­ты по­свя­ще­ны как за­бы­тым филь­мам, так и все­на­род­но лю­би­мым, в кни­ге есть био­гра­фи­че­ские очер­ки (Про­та­за­нов, Чух­рай и др.), а та­к­же ста­тьи о кон­крет­ных про­бле­мах, на­при­мер, ме­та­мор­фо­зах шпи­он­ско­го кино и раз­ви­тии жен­ских об­ра­зов. Ав­тор рас­смат­ри­ва­ет ис­то­рию кино че­рез фе­но­мен зри­тель­ских хи­тов, ко­то­рая как бы про­ти­во­по­став­ле­на ис­то­рии со­вет­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа как боль­ших сти­лей. В фо­ку­се, в первую оче­редь, то, что укло­ня­ет­ся от этой ли­нии. Увле­ка­тель­ное чте­ние не толь­ко для про­фес­си­о­на­лов, но и для всех, кто хо­чет знать боль­ше об оте­че­ствен­ном кино.

«Кни­га ис­то­рий о жен­ской сек­су­аль­но­сти», Сбор­ник про­из­ве­де­ний вы­пуск­ниц пи­са­тель­ских кур­сов для жен­щин Write Like a Gr­rrl, No Kid­ding Press x WLAG, 2019

В сбор­ник во­шло один­на­дцать рас­ска­зов, ко­то­рые ис­сле­ду­ют раз­ные гра­ни жен­ской сек­су­аль­но­сти. Жен­щи­ны пи­шут о соб­ствен­ных дет­ских пе­ре­жи­ва­ни­ях, из­ме­нах, сек­се в бра­ке и сек­се вне бра­ка, о сек­се с муж­чи­на­ми, жен­щи­на­ми и ан­ге­ла­ми, о по­ис­ке сек­са и его от­сут­ствии. Это то, что сбли­жа­ет и от­да­ля­ет лю­дей, это то, о чем хо­чет­ся го­во­рить или даже то, о чем хо­чет­ся мол­чать.

«Опас­ные со­вет­ские вещи. Го­род­ские ле­ген­ды и стра­хи СССР», Алек­сандра Ар­хи­по­ва, Анна Кир­зюк, Но­вое ли­те­ра­тур­ное обо­зре­ние, 2020

Кни­га ан­тро­по­ло­гов Алек­сан­дры Ар­хи­по­вой и Анны Кир­зюк по­свя­ще­на со­вет­ским го­род­ским ле­ген­дам — джин­сы, за­ра­жен­ные вша­ми, порт­рет Мао, про­сту­па­ю­щий на ки­тай­ском ков­ре, жвач­ки с тол­че­ным стек­лом — вот лишь неко­то­рые из го­род­ских стра­ши­лок об опас­ных ве­щах. На­сто­я­щая кни­га — пер­вое ан­тро­по­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние, по­свя­щен­ное стра­хам homo soveti­cus. Ар­хи­по­ва и Кир­зюк по­дроб­ным об­ра­зом ана­ли­зи­ру­ют, как в го­род­ских ле­ген­дах от­ра­жа­лись важ­ней­шие вехи со­вет­ской ис­то­рии. В кни­ге рас­ска­зы­ва­ет­ся, по­че­му воз­ни­ка­ли та­кие стра­хи, как они пре­вра­ща­лись в слу­хи, как они вли­я­ли на по­ве­де­ние лю­дей и ста­но­ви­лись по­рой при­чи­на­ми мас­со­вых ис­те­рий.

«О Ма­я­ков­ском», Бо­рис Ар­ва­тов, Com­mon place, 2020

Тру­ды Бо­ри­са Иг­на­тье­ви­ча Ар­ва­то­ва (1896–1940), вы­да­ю­ще­го­ся рус­ско­го аван­гар­ди­ста, ис­кус­ство­ве­да, ху­до­же­ствен­но­го кри­ти­ка, тео­ре­ти­ка про­из­вод­ствен­но­го ис­кус­ства, про­лет­куль­тов­ца и ле­фов­ца, из­вест­ны се­год­ня куда мень­ше, чем ра­бо­ты Вла­ди­ми­ра Ма­я­ков­ско­го или Сер­гея Эй­зен­штей­на, его то­ва­ри­щей и кол­лег. До недав­не­го вре­ме­ни со­чи­не­ния Ар­ва­то­ва не пе­ре­из­да­ва­лись, а ко­ли­че­ство по­свя­щен­ных ему ис­сле­до­ва­ний все еще оста­ет­ся неве­ли­ким. Бо­лее того: по­чти все свои зна­чи­мые тек­сты он успел опуб­ли­ко­вать при жиз­ни, не счи­тая од­но­го — ру­ко­пи­си «О Ма­я­ков­ском», на ко­то­рую ав­тор, судя по пись­мам, воз­ла­гал боль­шие на­деж­ды и до по­след­них сво­их дней меч­тал уви­деть кни­гу на­пе­ча­тан­ной. Увы, она до­бра­лась до чи­та­те­ля лишь сей­час, спу­стя мно­го лет и бла­го­да­ря уси­ли­ям ита­льян­ской ис­сле­до­ва­тель­ни­цы Вир­джи­нии Пили, взяв­шей на себя труд по под­го­тов­ке ар­хив­ной ру­ко­пи­си к пе­ча­ти, а та­к­же фи­ло­ло­га Сер­гея Кима, ко­то­рый по­мог с вы­чит­кой это­го слож­но­го тек­ста. Ав­тор не успел утвер­дить окон­ча­тель­ный ва­ри­ант ру­ко­пи­си (в со­хра­нив­шей­ся ма­ши­но­пи­си мно­же­ство пра­вок), по­это­му мы ре­ши­ли опуб­ли­ко­вать ее, отоб­ра­зив всех вы­чер­ки­ва­ния и до­бав­ле­ния.

«Я мед­лен­но от­кры­ла эту дверь», Люд­ми­ла Го­луб­ки­на, Cor­pus, 2019

Люд­ми­ла Вла­ди­ми­ров­на Го­луб­ки­на (1933–2018) — важ­ней­шая фи­гу­ра со­вет­ско­го кино, сце­на­рист­ка, ки­но­ре­дак­тор, ра­бо­тав­шая над мно­ги­ми филь­ма­ми, сня­ты­ми на «Мос­филь­ме» и ки­но­сту­дии име­ни Горь­ко­го, а поз­же —ди­рек­тор Выс­ших сце­нар­ных и ре­жис­сер­ских кур­сов, пе­да­гог. В кни­ге вос­по­ми­на­ний рас­ска­зы­ва­ет­ся о жиз­ни в пред­во­ен­ной Москве, о ро­ди­те­лях (ее отец — поэт В. Лу­гов­ской), жиз­ни в Сред­ней Азии, о рас­цве­те от­те­пель­но­го ки­не­ма­то­гра­фа, о дру­зьях и кол­ле­гах — зна­ме­ни­тых де­я­те­лях кино и ли­те­ра­ту­ры, о труд­ной и де­ли­кат­ной ра­бо­те ре­дак­то­ра. В сбор­ник та­к­же вклю­че­на по­весть, дав­шая ему на­зва­ние, и вос­по­ми­на­ния о Го­луб­ки­ной, на­пи­сан­ные кол­ле­га­ми, род­ны­ми, дру­зья­ми и уче­ни­ка­ми. Дра­ма­тург На­та­лья Ря­зан­це­ва (сце­на­рист Ильи Авер­ба­ха и мно­гих дру­гих) так вспо­ми­на­ла о ней: «Мила была из той без­упреч­ной рус­ской ин­тел­ли­ген­ции, что толь­ко чу­дом вы­жи­ва­ла в кино и ред­ко-ред­ко до­сти­га­ла по­че­та и вли­я­ния. С опоз­да­ни­ем на пол­жиз­ни, а то и ни­ко­гда».

«Ав­то­порт­рет», Ман Рэй, Кла­уд­бер­ри, 2019. Пе­ре­вод: Яна Па­ле­хо­ва Кюст, Эля Но­во­па­шен­ная, Анна Ло­ги­но­ва, Алек­сандра Устю­жа­ни­на

Ху­дож­ник, ре­жис­сер и изоб­ре­та­тель сюр­ре­а­ли­сти­че­ской фо­то­гра­фии Эм­ма­ну­эль Рад­ниц­кий, из­вест­ный как Ман Рей, вы­пу­стил кни­гу ме­му­а­ров в 1963 году. «Ав­то­порт­рет» — это клас­си­че­ская ав­то­био­гра­фия: Ман Рей рас­ска­зы­ва­ет о сво­их дет­ских го­дах, пути в ис­кус­ство, успе­хе, зна­ме­ни­тых дру­зьях. Сре­ди ге­ро­ев кни­ги Джойс, Гер­тру­да Стайн, Аль­фред Стиг­лиц, Эр­нест Хе­мин­гу­эй и мно­гие дру­гие.

«Прой­ти сквозь сте­ны», Ма­ри­на Аб­ра­мо­вич, АСТ, 2019. Пе­ре­вод: Катя Га­ню­ши­на

Еще одна ав­то­био­гра­фия, мимо ко­то­рой нель­зя прой­ти. Зна­ме­ни­тая ху­дож­ни­ца и пер­фор­ман­сист­ска пре­дель­но от­кро­вен­но рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей жиз­ни. Здесь и мрач­ное юго­слав­ское дет­ство, про­шед­шее под кон­тро­лем ав­то­ри­тар­ной ма­те­ри, юность, раз­го­во­ры с Йо­зе­фом Бой­сом, зна­ком­ства с ху­дож­ни­ка­ми и, ко­неч­но, ис­кус­ство, с по­мо­щью ко­то­ро­го Ма­ри­на стре­мит­ся по­знать мир. Цен­траль­ная часть кни­ги по­свя­ще­на ее от­но­ше­ни­ям и кол­ла­бо­ра­ции с ху­дож­ни­ком Ула­ем — от­но­ше­ни­ям, ко­то­рые по­сле 12 лет за­вер­ши­лись сов­мест­ным зре­лищ­ным пер­фор­ман­сом на Ве­ли­кой Ки­тай­ской стене.