1. Знание

Весь мир — цвет. Главные идеи книги «История пантона. XX век в цвете»

Почему цвет может быть терапией, заявлением или протестом

В кон­це де­каб­ря Ин­сти­тут цве­та Pan­tone объ­яв­ля­ет цвет гря­ду­ще­го года. На­при­мер, сей­час мы жи­вем в год «клас­си­че­ско­го си­не­го», ко­то­рый «вну­ша­ет спо­кой­ствие, уве­рен­ность и чув­ство со­при­част­но­сти». Но кто при­нял та­кое ре­ше­ние и что за ним сто­ит? Недав­но в из­да­тель­стве «Экс­мо» на рус­ском кни­ге вы­шла кни­га Ле­ат­рис Эй­сман «Ис­то­рия пан­то­на. XX век в цве­те». Из нее мож­но узнать о том, что та­кое цвет на са­мом деле и по­че­му че­ло­ве­че­ские при­стра­стия к от­тен­кам ме­ня­ют­ся из года в год.







Глав­ная идея кни­ги — при­стра­стие гло­баль­но­го бес­со­зна­тель­но­го лю­дей к тому или ино­му цве­ту все­гда пред­став­ля­ет со­бой ре­ак­цию на ка­кие-либо со­бы­тия. Ча­сто цвет — это свое­об­раз­ная те­ра­пия, а ино­гда фор­ма за­яв­ле­ния или про­тест. Та­ким об­ра­зом, все мод­ные трен­ды по­яв­ля­ют­ся не из ни­от­ку­да. Кон­текст, в ко­то­ром жи­вет каж­дый цвет — это и есть сама ис­то­рия.

О цве­тах 1900-х

  • В Ан­глии в воз­ник­ло дви­же­ние «Ис­кус­ства и ре­мес­ла», ко­то­рое про­па­ган­ди­ро­ва­ло кра­со­ту ма­те­ри­а­лов, доб­рот­ную руч­ную ра­бо­ту, анти-про­мыш­лен­ную фи­ло­со­фию и эко­но­ми­че­ский по­пу­лизм. «Ис­кус­ства и ре­мес­ла» пред­ло­жи­ли упро­ще­ние ор­на­мен­тов и цве­то­вой па­лит­ры. Па­лит­ра дви­же­ния вклю­ча­ла ли­ней­ку слож­ных, при­род­ных то­нов, каж­дый из ко­то­рых под­дер­жи­вал идею дома «как бла­го­род­но­го при­ю­та». База от­тен­ков жи­лых ин­те­рье­ров со­сто­я­ла из «сос­но­вой коры», «бука», «ан­тич­но­го бе­ло­го» и «кре­мо­во­го за­га­ра».
  • На ди­зай­не­ров и ар­хи­тек­то­ров вли­я­ла до­ступ­ность, вы­зван­ная мас­со­вым про­из­вод­ством, и идея о том, что по­все­днев­ность мож­но сде­лать бо­лее эс­те­тич­ной для огром­но­го ко­ли­че­ства се­мей. Ста­биль­ная, на­ту­раль­ная па­лит­ра «Ис­кусств и ре­ме­сел», воз­ник­шая в первую де­ка­ду два­дца­то­го сто­ле­тия, оста­ет­ся до сих пор ак­ту­аль­ной.

Миша надь / цех

О цве­тах 1910-х

  • Ком­би­на­ция из круп­ных жур­на­лов, мас­со­во­го про­из­вод­ства и уве­ли­чив­ших­ся до­хо­дов сло­жи­лась та­ким об­ра­зом, что­бы за­пу­стить биз­нес по про­из­вод­ству мас­со­вых дет­ских иг­ру­шек. Их па­лит­ра на­чи­на­ет­ся с пер­вич­ных зем­ных то­нов жел­той охры и на­сы­щен­но­го крас­но­го. На эту базу на­кла­ды­ва­ют­ся и теп­лые, и хо­лод­ные ней­траль­ные крас­ки.
  • «Вре­мя от вре­ме­ни, ка­жет­ся, бы­ва­ют вол­шеб­ные дни, ко­гда свет при­об­ре­та­ет некие осо­бые свой­ства, и от вос­тор­га за­хва­ты­ва­ет дух», — пи­сал ху­дож­ник Мак­с­филд Пэр­риш. Его ил­лю­стра­ции пе­ре­пе­ча­ты­ва­ли в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах для про­да­жи в ка­че­стве де­ко­ра­тив­ных пан­но. Это было на­столь­ко по­пу­ляр­но, что Пэр­ри­ша ста­ли на­зы­вать «Рем­брандт обыч­но­го че­ло­ве­ка». Ре­про­дук­ция его кар­ти­ны «Рас­свет» ви­се­ла в каж­дом чет­вер­том аме­ри­кан­ском доме. В иде­а­ли­зи­ро­ван­ном мире Пэр­ри­ша на небе по­рой воз­ни­ка­ет пу­ши­стое об­лач­ко или горсть звезд, но в лю­бом слу­чае оно го­лу­бо­го цве­та, того са­мо­го, ко­то­рый стал из­ве­стен как «го­лу­бой Пэр­ри­ша». Цвет был на­столь­ко по­пу­ляр­ным, что ис­поль­зо­валсся в фар­фо­ре, тка­нях, окра­шен­ном стек­ле и не толь­ко. «Го­лу­бой Пэр­ри­ша» во­брал в себе раз­ные от­тен­ки: «га­вань», «небес­ный» и «ту­рец­кий мор­ской».

Миша надь / цех

О цве­тах 1920-х

  • Жен­щи­ны Аме­ри­ки по­лу­чи­ли пра­во го­ло­со­вать в 1920 году, и это был ко­лос­саль­ный сдвиг в об­ще­ствен­ной жиз­ни. Рас­ко­ван­ные «фл­эп­пе­ры» (про­зви­ще эман­си­пи­ро­ван­ных де­ву­шек) шо­ки­ро­ва­ли сво­их ро­ди­те­лей. Цве­та фл­эп­пе­ров вы­ра­жа­ли лю­бовь к на­сла­жде­ни­ям: Вин­ную де­гу­ста­цию и Аб­ри­ко­со­вый брен­ди под­чер­ки­ва­ла те­лес­ная пре­лесть Пыль­но­го ро­зо­во­го и Пу­стын­ной розы. Боа и Блед­ное зо­ло­то вно­си­ли рос­кош­ные ноты в ве­че­рин­ку, про­дол­жи­тель­ность ко­то­рой под­ска­зы­ва­ла Бес­ко­неч­ность.
  • Гра­фи­че­ские ди­зай­не­ры по­вли­ля­ли на по­пу­ляр­ность Па­ри­жа и Лон­до­на с по­мо­щью эле­гант­ных по­сте­ров с эти­ми го­ро­да­ми и его оби­та­те­ля­ми. Ку­рор­ты, та­кие как Ниц­ца и Виши, тоже вы­иг­ра­ли от это­го мар­ке­тин­га: они ста­ли из­вест­ны все­му миру. Цве­то­вой язык ре­клам­ных пла­ка­тов того вре­ме­ни ча­сто при­бе­гал к брон­зо­вым от­тен­кам за­га­ра и теп­лым ней­траль­ным то­нам пес­ка и сол­неч­но­го све­та. Се­реб­ри­сто-зе­ле­ный при­да­вал эле­гант­ность оке­а­ну и ре­кам, а олив­ко­вый и ко­рич­не­вый — ланд­шаф­ту.

Миша надь / цех

О цве­тах 1930-х

  • При­мер­но 28% аме­ри­кан­ско­го на­се­ле­ния оста­лось без до­хо­да в на­ча­ле 1930-х. Ми­ро­вая эко­но­ми­ка по­тер­пе­ла крах. Но за 15 цен­тов люди мог­ли пой­ти в кино и по­смот­реть пол­но­мет­раж­ную лен­ту с рос­кош­ны­ми звез­да­ми того вре­ме­ни. Утон­чен­ные дым­ча­тые цве­та ста­ли сим­во­лом тех лет. «Дым­ный жем­чуг» и «пер­ла­мут­ро­вый ай­во­ри» ста­ли ас­со­ци­и­ро­вать­ся с си­я­ни­ем пер­ла­мут­ра и пе­ре­ли­ва­ми ат­ла­са.
  • Ма­те­ри­ал этих лет — ба­ке­лит. Он силь­но уде­ше­вил очень мно­гие то­ва­ры мас­со­во­го спро­са. Би­жу­те­рия из ба­ке­ли­та, недо­ро­гая и стиль­ная, ста­ла по­пу­ляр­ным то­ва­ром. Яр­кая па­лит­ра из­де­лий ко­пи­ро­ва­ла цве­та до­ро­гих ма­те­ри­а­лов: «пи­рат­ский чер­ный» при­шел на сме­ну ага­та, «жел­тая кожа» и «си­я­ю­щий жел­тый» за­ме­ни­ли ян­тарь, а «гре­на­дин» и «крас­ный апель­син» вы­гля­де­ли как япон­ский лак.
  • Игра «Мо­но­по­лия» по­яви­лась в 1934 году, ко­гда ее со­зда­тель Чарльз Дэр­роу по­те­рял ра­бо­ту. Раз­вле­че­ния эпо­хи Ве­ли­кой де­прес­сии были окра­ше­ны в са­мые ра­дост­ные цве­та. Пер­си­ко­вый и серо-го­лу­бой ста­ли глав­ны­ми от­тен­ка­ми «Мо­но­по­лии».

О цве­тах 1940-х

  • Ху­дож­ник Эд­вард Хоппер уве­ко­ве­чил мрач­ность по­те­рян­ных лю­дей. Он изоб­ра­жал тре­вож­ную пу­сто­ту мира с по­мо­щью па­ра­док­саль­но на­сы­щен­ных от­тен­ков мор­ской вол­ны и изу­мруд­но-зе­ле­но­го, ру­би­но­во­го и ян­тар­но­го, а так­же зем­ля­ных ко­рич­не­вых.
  • Жанр кино нуар вы­яв­лял те же недо­стат­ки со­вре­мен­но­го мира, что и ра­бо­ты Хоппе­ра, но об­ла­чал их в ме­ло­дра­мы. В филь­мах нуар все было лишь улов­кой. Опас­ность под­жи­да­ла за каж­дым уг­лом. Се­реб­ри­сто-се­рый и ис­си­ня-чер­ный мель­ка­ли на экра­нах, а на ки­но­пла­ка­тах эти цве­та от­те­ня­лись тем­но-алым. «Бе­лый пе­сок» и «пе­пел ста­ли» — от­тен­ки си­га­рет­но­го дыма и ту­ма­на.
  • По­сле окон­ча­ния Вто­рой ми­ро­вой вой­ны ком­форт­ная по­все­днев­ная одеж­да вновь вер­ну­лась на при­лав­ки ма­га­зи­нов. Глав­ным пред­ме­том гар­де­роба ста­ла га­вай­ская ру­баш­ка, бла­го­да­ря сол­да­там, во­е­вав­шим на Ти­хо­оке­ан­ском фрон­те. Они воз­вра­ща­лись до­мой в та­ких ру­баш­ках с ко­рот­ки­ми ру­ка­ва­ми. Их нассы­щен­ная па­лит­ра со­сто­я­ла их от­тен­ков «пих­та», «сас­са­па­риль», «воз­душ­ный си­ний» и «им­прес­си­о­нист­ский фи­о­ле­то­вый».
  • По­крас­ка до­мов в эти годы ста­ла те­мой на­уч­но­го об­суж­де­ния. В 1946 году фир­ма Pitts­burgh Paints из­да­ла бро­шю­ру под на­зва­ни­ем «Ди­на­ми­ка цве­та», ко­то­рая ре­кла­ми­ро­ва­ла крас­ки для ин­те­рье­ра и прин­цип «энер­гии цве­та». Под «пра­виль­ны­ми» цве­та­ми они под­ра­зу­ме­ва­ли «аб­ри­ко­со­вый лосьон» и «аб­ри­ко­со­вый шер­бет». «Луг» и крас­но­ва­то-ко­рич­не­вый ис­поль­зо­ва­лись для ди­на­мич­но­го кон­тра­ста, а «ва­ниль» и «ро­зо­вый дым» при­да­ва­ли ин­те­рье­ру мяг­кость.

О цве­тах 1950-х

  • Но­вые до­сти­же­ния в цвет­ном кино по­мог­ли по­ка­зать неви­дан­ные ра­нее, бо­лее мяг­кие от­тен­ки на боль­шом экране. Осо­бен­ную по­пу­ляр­ность кино при­нес­ло «свер­ка­ю­ще­му ак­ва­ма­ри­но­во­му» и блед­но-ро­зо­во­му.
  • Ги­ган­ты кос­ме­ти­че­ской ин­ду­стрии Revlon, Max Fac­tor и Eliz­a­beth Ar­den ре­кла­ми­ро­ва­ли теп­лые и яр­кие от­тен­ки, а так­же кон­траст меж­ду блед­ной ко­жей и ог­нен­но-крас­ны­ми гу­ба­ми в духе ста­ро­го Гол­ли­ву­да. Крас­ные цве­та «аме­ри­кан­ская роза» и «фи­о­ле­то­вая ге­ор­ги­на» были вдох­нов­ле­ны яр­кой кос­ме­ти­кой 50-х.
  • Ти­ней­дже­ры ста­ли но­вым рын­ком для про­из­во­ди­те­лей ко­ме­ти­ки, одеж­ды и даже ма­шин. Мно­гие по­ку­па­ли себе юбки-солн­це или ко­жа­ные курт­ки. Но толь­ко счаст­лив­чи­ки мог­ли поз­во­лить себе сесть за руль би­рю­зо­вой или теп­ло-крас­ной ма­ши­ны мар­ки Stude­baker.

О цве­тах 1960-х

  • В эти годы была со­зда­на си­сте­ма кра­сок «Пан­тон». Про­сто­та и до­ступ­ность при­нес­ли ей по­пу­ляр­ность. Цве­та пер­вой си­сте­мы «Пан­тон» от­ра­жа­ли лю­бовь 1960-х к яр­ким цве­там: «ру­би­но­во­му крас­но­му», «крас­но­му ро­да­ми­ну», пур­пур­но­му и «зер­каль­но си­не­му».

О цве­тах 1970-х

  • Сту­ден­че­ские про­тестные дви­же­ния за­жгли ин­те­рес к есте­ствен­ным от­тен­кам и при­род­ным ма­те­ри­а­лам. Хип­пи оста­ви­ли пси­хо­де­ли­че­ские рас­цвет­ки и об­ла­чи­лись в пе­рья, кожу и одеж­ду на­ту­раль­ных то­нов. «Аво­ка­до», «зо­ло­той уро­жай» и «жже­ный апель­син» ста­ли ис­поль­зо­вать в ку­хон­но-го­стин­ной зоне в уль­тра­со­вре­мен­ных до­мах с от­кры­той пла­ни­ров­кой.
  • Цве­то­вой взрыв 60-х спо­двиг мно­же­ство лю­дей на су­ма­сшед­шие экс­пе­ри­мен­ты в сфе­ре моды и де­ко­ра. Пра­ви­тель­ство США в 1975 году из­да­ло бук­лет «Цвет в по­все­днев­ной жиз­ни». Он рас­кры­вал от­но­ше­ния меж­ду цве­то­вы­ми груп­па­ми и объ­яс­нял по­ня­тия осве­щен­но­сти, от­тен­ка, кон­тра­ста и гар­мо­нии.

О цве­тах 1980-х

  • В 1984 году в Лос-Ан­дже­ле­се про­во­ди­лись Олим­пий­ские игры. Уме­лое ис­поль­зо­ва­ние цве­та ста­ло до­пол­не­ни­ем к про­грам­ме по кон­тро­лю тол­пы. Олим­пий­ская сим­во­ли­ка была со­зда­на ди­зай­не­ром Де­брой Сас­сман. О сво­их цве­то­вых ре­ше­ни­ях в на­ви­га­ции она го­во­ри­ла так — «па­лит­ра со­сто­ит из непред­ска­зу­е­мых, впе­чат­ля­ю­щих со­че­та­ний, ко­то­рые сра­зу же вы­де­ля­ют Олим­пий­ские игры из мно­же­ства по­все­днев­ных со­бы­тий — яр­кая ма­д­жен­та, кро­ва­во-крас­ный и хро­мо­во-жел­тый, ак­цен­ти­ро­ван­ные цве­том мор­ской вол­ны».
  • Цве­то­вой ана­лиз стал го­ря­чей те­мой — как вы­брать пра­виль­ную па­лит­ру, что­бы под­черк­нуть соб­ствен­ную внеш­ность и стать уве­рен­нее в вы­бо­ре одеж­ды или кос­ме­ти­ки. Была раз­ра­бо­та­на тео­рия цве­та, по ко­то­рой все люди раз­де­ля­лись на че­ты­ре цве­то­ти­па по вре­ме­нам года.

О цве­тах 1990-х

  • В ав­гу­сте 1998 года Ap­ple пред­ста­ви­ла iMac — раз­но­цвет­ные ком­пью­те­ры, ко­то­рые были про­да­ны огром­ным ти­ра­жом. Успех Ap­ple по­ро­дил тол­пы под­ра­жа­те­лей. Вне­зап­но даже канц­то­ва­ры ста­ли ярко-го­лу­бы­ми и оран­же­вы­ми. От­важ­ные ди­зай­не­ры Ap­ple со­зда­ли первую цве­то­вую па­лит­ру, рож­ден­ную не в сфе­ре моды или ис­кус­ства, а в IT.
  • Ани­ме по­лу­чи­ло гло­баль­ную по­пу­ляр­ность. Од­ной из наи­бо­лее ха­рак­тер­ных черт ани­ме было спе­ци­фи­че­ское об­ра­ще­ние с цве­та­ми. Яр­кие ро­зо­вые, го­лу­бые и зе­ле­ные от­тен­ки пе­ре­ме­ши­ва­лись друг с дру­гом, неожи­дан­но раз­би­ва­ясь на­сы­щен­ным крас­ным, жел­тым или фи­о­ле­то­вым. Пра­ви­ла со­че­та­ния цве­тов были за­бы­ты, это да­ва­ло боль­ше сво­бо­ды и вдох­но­ве­ния гра­фи­че­ским ди­зай­не­рам и муль­ти­пли­ка­то­рам по все­му миру.