1. Знание

Десять книг, которые помогут разобраться в классической музыке

Подборка, которая поможет войти в мир классической музыки тем, кто боится и не знает, с чего начинать

© Кадр мультфильма The Cat Concerto / Metro-Goldwyn-Mayer

Те из нас, кого ро­ди­те­ли за­ста­ви­ли от­учить­ся в му­зы­каль­ной шко­ле, не без со­дро­га­ния вспо­ми­на­ют уро­ки соль­феджио и му­зы­каль­ной ли­те­ра­ту­ры. А те, кто это­го удо­воль­ствия был ли­шен — по­рой доб­ро­воль­но хо­тят вос­пол­нить про­бе­лы и узнать о мире клас­си­чес­ской му­зы­ки чуть боль­ше. И для тех, и для дру­гих, Ма­рия Несте­рен­ко со­ста­ви­ла спи­сок из де­ся­ти книг, ко­то­рые по­мо­гут разо­брать­ся в пред­ме­те: от са­мых про­стых и на­уч­но-по­пу­ляр­ных из­да­ний до про­дви­ну­то­го ба­хо­ве­де­ния.







Ляля Кан­да­у­ро­ва «Пол­ча­са му­зы­ки. Как по­нять и по­лю­бить клас­си­ку», Аль­пи­на Па­б­ли­шер, 2018

Аб­со­лют­ный must read для всех, кто ре­шил все­рьез по­зна­ко­мить­ся с ис­то­ри­ей ака­де­ми­че­ской му­зы­ки и на­учить­ся ее по­ни­мать и слу­шать. Гла­вы кни­ги со­бра­ны в че­ты­ре те­ма­ти­че­ские ча­сти; внут­ри каж­дой из ча­стей про­из­ве­де­ния сле­ду­ют в хро­но­ло­ги­че­ском по­ряд­ке. Темы ча­стей — ис­то­рия од­но­го жан­ра («Рек­ви­е­мы») или од­но­го об­ра­за («Рыбы»), одна и та же струк­тур­ная осо­бен­ность в му­зы­ке раз­ных эпох («Сим­мет­рия») и три опу­са-од­но­год­ки («1888»). Как Ляля Кан­да­у­ро­ва вы­стра­и­ва­ет свой рас­сказ? На­при­мер, в гла­ве «Рыбы» она ак­ку­рат­но под­во­дит чи­та­те­ля к по­ня­тию про­грамм­ной му­зы­ки (му­зы­ка, у ко­то­рой есть сю­жет), па­рал­лель­но рас­ска­зы­вая о тех­ни­че­ских осо­бен­но­стях ба­рок­ко (на­при­мер, что та­кое ме­лизм). Хотя ав­тор в каж­дой гла­ве ка­са­ет­ся раз­ных осо­бен­но­стей му­зы­ки (здесь жанр, там струк­ту­ра), кар­ти­на по­лу­ча­ет­ся уди­ви­тель­но пол­ной и дает чи­та­те­лю пред­став­ле­ние об ис­то­рии му­зы­ки.

Алекс Росс «Даль­ше — шум», Cor­pus, 2012

Алекс Росс — аме­ри­кан­ский му­зы­каль­ный кри­тик, по­сто­ян­ный обо­зре­ва­тель еже­не­дель­ни­ка The New Yorker. «Даль­ше — шум» — увле­ка­тель­но и про­сто на­пи­сан­ная ис­то­рия му­зы­ки в ХХ веке. По­вест­во­ва­ние на­чи­на­ет­ся в Вене на­ча­ла века, че­рез Бер­лин 20-х и нью-йорк­ский да­ун­та­ун 60-х го­дов при­хо­дит в наши дни. Глав­ные ге­рои: Штра­ус, Ма­лер, То­мас Манн (ав­тор «Док­то­ра Фа­усту­са», важ­но­го в дан­ном кон­тек­сте), Де­бюс­си, Стра­вин­ский, Шен­берг, Брит­тен и мно­гие дру­гие. По сути, каж­дая гла­ва пред­став­ля­ет со­бой от­дель­ное эссе об опре­де­лен­ном ком­по­зи­то­ре или му­зы­каль­ном яв­ле­нии, но все вме­сте они ра­бо­та­ют на це­лост­ный сю­жет.

Ма­рио Кор­ти «Са­лье­ри и Мо­царт», Ком­по­зи­тор, 2005

В ос­но­ву этой кни­ги лег цикл ра­дио­пе­ре­дач ита­льян­ско­го жур­на­ли­ста на «Ра­дио Сво­бо­да». В цен­тре по­вест­во­ва­ния — му­зы­каль­ные мифы как та­ко­вые. Ма­те­ри­а­лом по­слу­жи­ла ис­то­рия му­зы­каль­ной жиз­ни Вены по­след­ней тре­ти XVIII века. Ав­тор при­вле­ка­ет боль­шой фак­ти­че­ский ма­те­ри­ал, при­во­дит раз­лич­ные точ­ки зре­ния и вер­сии про­изо­шед­ших со­бы­тий. Кор­ти раз­би­ра­ет­ся, от­ку­да взял­ся миф о Мо­цар­те и мо­цар­ти­ан­стве, здесь, ко­неч­но, важ­ней­шим тек­стом ока­зы­ва­ет­ся пуш­кин­ский «Мо­царт и Са­лье­ри», по­ка­зы­ва­ет, что в дей­стви­тель­но­сти все было не так про­сто и од­но­знач­но, и неис­ку­шен­ный слу­ша­тель вполне спо­со­бен спу­тать му­зы­ку Са­лье­ри и Мо­цар­та.

Алек­сей Му­ни­пов «Фер­ма­та (Раз­го­во­ры с ком­по­зи­то­ра­ми)», Но­вое из­да­тель­ство, 2019

Алек­сей Му­ни­пов — рос­сий­ский жур­на­лист. «Фер­ма­та» пред­став­ля­ет со­бой сбор­ник ин­тер­вью с глав­ны­ми ге­ро­я­ми му­зы­каль­ной ака­де­ми­че­ской (услов­но) рос­сий­ской сце­ны. Сре­ди со­бе­сед­ни­ков ав­то­ра — Со­фья Гу­бай­ду­ли­на, Ан­тон Ба­та­гов, Алек­сей Айги, Гия Кан­че­ли, Па­вел Кар­ма­нов, Вла­ди­мир Мар­ты­нов и мно­гие дру­гие.

Му­зы­ка, са­мое чув­ствен­ное из ис­кусств, вро­де бы не нуж­да­ет­ся в ком­мен­та­ри­ях, и все же ком­по­зи­то­ры во все вре­ме­на не мог­ли из­бе­жать ис­ку­ше­ния вы­ска­зать­ся по по­во­ду сво­их и чу­жих со­чи­не­ний
Алексей Мунипов

В кни­ге со­бра­ны бе­се­ды с очень раз­ны­ми людь­ми, при­над­ле­жа­щи­ми к раз­ным по­ко­ле­ни­ям, и пи­шу­щи­ми непо­хо­жую друг на дру­га му­зы­ку. Каж­дое ин­тер­вью пред­ва­ря­ет био­гра­фи­че­ская справ­ка о со­бе­сед­ни­ке. «Фер­ма­та» поз­во­ля­ет за­гля­нуть на внут­рен­нюю кух­ню ком­по­зи­то­ров.

Джон Элиот Гар­ди­нер «Му­зы­ка в Небес­ном Гра­де. Порт­рет Иоган­на Се­бастья­на Баха», Rose­bud Pub­lish­ing, 2019

Чте­ние для про­дви­ну­то­го слу­ша­те­ля. Сэр Гар­ди­нер — бри­тан­ский ди­ри­жер, один из круп­ней­ших ин­тер­пре­та­то­ров му­зы­ки ба­рок­ко, ис­пол­ня­е­мой на ин­стру­мен­тах этой эпо­хи. Неуди­ви­тель­но, что имен­но он на­пи­сал фун­да­мен­таль­ный труд об од­ном из глав­ных ев­ро­пей­ских ком­по­зи­то­ров. Гар­ди­нер пре­одо­ле­ва­ет тра­ди­цию, ими­ти­ро­вав­шую вы­со­кую «ду­хов­ность» ба­хов­ских ше­дев­ров. Он ищет и на­хо­дит но­вый под­ход к му­зы­ке Баха. Сво­е­го рода — это со­вре­мен­ный ком­пен­дий ба­хо­ве­де­ния, ав­тор учи­ты­ва­ет все со­вре­мен­ные кон­цеп­ции в изу­че­нии ве­ли­ко­го ком­по­зи­то­ра, и ему уда­ет­ся неве­ро­ят­ное: соз­дать жи­вой порт­рет му­зы­каль­но­го ти­та­на.

Ханс Уль­рих Об­рист «Крат­кая ис­то­рия но­вой му­зы­ки», Ad Mar­ginem, 2015

Как и кни­га Алек­сея Му­ни­по­ва, «Крат­кая ис­то­рия но­вой му­зы­ки» пред­став­ля­ет со­бой сбор­ник ин­тер­вью, на сей раз с ев­ро­пей­ски­ми ком­по­зи­то­ра­ми — клас­си­ка­ми ака­де­ми­че­ско­го аван­гар­да. Сре­ди со­бе­сед­ни­ков Об­ри­ста — Кар­хайнц Шток­ха­у­зен и Тер­ри Рай­ли, Брай­ан Ино и Янис Ксе­на­кис, Пьер Бу­лез и дру­гие. В цен­тре каж­дой бе­се­ды, по сути, одна про­бле­ма — изоб­ре­те­ния экс­пе­ри­мен­таль­ной аван­гард­ной му­зы­ки XX века, ее связь с дру­ги­ми ви­да­ми ис­кус­ства и на­у­кой, со­от­но­ше­ние зву­ка и про­стран­ства, зву­ка и вре­ме­ни.

Оль­га Ма­нул­ки­на «От Ай­вза до Адам­са: аме­ри­кан­ская му­зы­ка ХХ века», Из­да­тель­ство Ива­на Лим­ба­ха, 2010

До­воль­но вну­ши­тель­ное по объ­е­му чте­ние, но аб­со­лют­но необ­хо­ди­мое. Аме­ри­кан­ская му­зы­ка — от­дель­ный ма­те­рик. Здесь ком­по­зи­то­ры шли сво­ей до­ро­гой, ча­сто не со­от­но­сясь с тем, что де­ла­ли их ев­ро­пей­ские кол­ле­ги в это же вре­мя. Так, по­лу­ча­ет­ся, что Чарльз Айвз раз­ра­ба­ты­вал тех­ни­ку се­рий­но­го пись­ма то­гда же, что и Ар­нольд Шен­берг. Неда­ром мно­гие аме­ри­кан­ские ком­по­зи­то­ры зо­вут­ся мэ­ве­ри­ка­ми — то есть теми, кто неза­ви­си­мо шел сво­ей до­ро­гой. Кни­га ис­то­ри­ка му­зы­ки и му­зы­каль­но­го кри­ти­ка Оль­ги Ма­нул­ки­ной охва­ты­ва­ет це­лый ХХ век от А (упо­мя­ну­то­го Ай­вза, пи­о­не­ра аме­ри­кан­ской му­зы­ки) до Я (Джо­на Адам­са, ком­по­зи­то­ра-ми­ни­ма­ли­ста). Здесь нема­ло и рус­ских сю­же­тов. Кро­ме того, кни­га со­дер­жит ко­лос­саль­ное ко­ли­че­ство до­ку­мен­тов, ра­нее не пе­ре­во­див­ших­ся на рус­ский язык.

Ни­ко­лай Рим­ский-Кор­са­ков «Ле­то­пись моей му­зы­каль­ной жиз­ни»

Ни­ко­лай Ан­дре­евич Рим­ский-Кор­са­ков — вы­да­ю­щий­ся рус­ский ком­по­зи­тор, оста­вил по­сле себя не толь­ко пят­на­дцать опер, три сим­фо­нии и мно­же­ство сим­фо­ни­че­ских про­из­ве­де­ний, но и за­хва­ты­ва­ю­ще ин­те­рес­ные ме­му­а­ры о сво­ей му­зы­каль­ной жиз­ни. Рим­ский-Кор­са­ков пи­сал «Ле­то­пись» на про­тя­же­нии трид­ца­ти лет: пер­вая за­пись от­но­сит­ся к 30 ав­гу­ста 1876 года, по­след­няя — к 22 ав­гу­ста 1906-го. Ком­по­зи­тор ни с кем, даже с са­мы­ми близ­ки­ми, не де­лил­ся тем, что пи­шет. На­пе­ча­тать ме­му­а­ры, со­глас­но же­ла­нию ав­то­ра, мож­но было толь­ко по­сле его смер­ти. По­это­му «Ле­то­пись» была на­пе­ча­та­на в 1909 году, че­рез год по­сле смер­ти Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва. «Ле­то­пись» оправ­ды­ва­ет свое на­зва­ние, так как это не ав­то­био­гра­фия в при­выч­ном по­ни­ма­нии сло­ва. В цен­тре — со­бы­тия имен­но му­зы­каль­ной жиз­ни.

Ми­ха­ил Са­по­нов «Ме­не­стре­ли. Кни­га о му­зы­ке сред­не­ве­ко­вой Ев­ро­пы», Клас­си­ка XXI, 2004

Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич Са­по­нов — му­зы­ко­вед, про­фес­сор Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии, опи­сал увле­ка­тель­ную ис­то­рию му­зы­ки За­пад­но­го Сред­не­ве­ко­вья как жон­глер­скую куль­ту­ру. Что это зна­чит? Ко­гда го­во­рят о ев­ро­пей­ской сред­не­ве­ко­вой му­зы­ке, как пра­ви­ло, в первую оче­редь име­ют в виду гри­го­ри­ан­ские хо­ра­лы, но была еще и на­род­ная му­зы­каль­ная куль­ту­ра, ко­то­рую пред­став­ля­ли ме­не­стре­ли (по­эты-му­зы­кан­ты) и жон­гле­ры (стран­ству­ю­щие про­фес­си­о­наль­ные му­зы­кан­ты-ис­пол­ни­те­ли). Эта куль­ту­ра пред­ста­ет пе­ред чи­та­те­лем на фоне зам­ко­вых празд­неств и тур­ни­ров, кар­на­ва­лов и так на­зы­ва­е­мых празд­ни­ков ду­ра­ков. Под­лин­ный ис­то­ри­че­ский ма­те­ри­ал при­ве­ден в кни­ге в изоби­лии.

Игорь Стра­вин­ский «Хро­ни­ка моей жиз­ни», Ком­по­зи­тор, 2005

Еще одни ме­му­а­ры в на­шей под­бор­ке. Кста­ти, Игорь Стра­вин­ский был уче­ни­ком Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва. Ак­ту­аль­ность это­го из­да­ния не мерк­нет для му­зы­ко­ве­дов и про­сто для лю­би­те­лей му­зы­ки. Яр­кое, за­хва­ты­ва­ю­щее чте­ние: здесь и о го­дах, про­ве­ден­ных вме­сте с Рим­ским-Кор­са­ко­вым, и о том, по­че­му нель­зя слу­шать му­зы­ку с за­кры­ты­ми гла­за­ми, и о люб­ви — нелюб­ви к Ва­г­не­ру, и мно­го еще о чем.