1. Деньги

«Если ты пришел в эту сферу и никого не знаешь, то просто не сможешь работать». Кто такие арт-эдвайзеры и нужно ли на них учиться

Директор LH Art Consultancy Александр Бланарь — о своей профессии

Арт-эд­вай­зер (или арт-ди­лер) — от­но­си­тель­но но­вая про­фес­сия, ко­то­рая раз­ви­ва­ет­ся в Рос­сии вме­сте с арт-рын­ком. Глав­ная за­да­ча этих лю­дей — по­мочь лю­би­те­лям ис­кус­ства со­брать кол­лек­цию меч­ты. Ди­рек­тор LH Art Con­sul­tancy Алек­сандр Бла­нарь рас­ска­зал «Цеху», как устро­е­на ра­бо­та арт-эд­вай­зе­ра, нуж­но ли ей учить­ся и в чем осо­бен­ность этой про­фес­сии в Рос­сии.







Арт-ди­лер и арт-эд­вай­зер — это кон­суль­тант, ко­то­рый по­мо­га­ет ори­ен­ти­ро­вать­ся в мире со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, про­дви­га­ет ху­дож­ни­ков на арт-ры­нок, под­би­ра­ет га­ле­рею, по­ку­па­ет, про­да­ет и со­ве­ту­ет про­из­ве­де­ния ис­кус­ства. Вы мо­же­те вме­сте с арт-эд­вай­зе­ром по­ехать на яр­мар­ку или аук­ци­он и он даст вам ре­ко­мен­да­ции, под­ска­жет и по­ка­жет все са­мое ин­те­рес­ное и нуж­ное имен­но вам. Гру­бо го­во­ря, это ри­эл­тор от мира ис­кус­ства.

Моя ис­то­рия как арт-эд­вай­зе­ра на­ча­лась из-за боль­шо­го ин­те­ре­са. Мил­ли­он лет на­зад я ра­бо­тал ре­дак­то­ром на сай­те жур­на­ла GQ и од­на­жды в ре­дак­ции на­ткнул­ся на ка­кие-то ста­рые вы­пус­ки на вы­брос: сре­ди них были ка­та­ло­ги аук­ци­он­но­го дома Phillips. Я по­ду­мал, что вы­ки­ды­вать их ни в коем слу­чае нель­зя и за­брал себе. Мне уже то­гда эта сфе­ра была безум­но ин­те­рес­на, я хо­дил на все вы­став­ки и от­кры­тия. Я узнал, что у Phillips есть мос­ков­ский офис, на­пи­сал пись­мо и от­пра­вил­ся туда на ста­жи­ров­ку к ди­рек­то­ру Свет­лане Ма­рич.

В ито­ге я про­вел в аук­ци­он­ном доме во­семь лет. По­сле ста­жи­ров­ки меня на­зна­чи­ли спе­ци­а­ли­стом по про­да­жам, но я быст­ро по­нял, что чи­стые про­да­жи — не со­всем мое. За­тем я стал PR-ме­не­дже­ром, а ухо­дил я из Phillips уже ди­рек­то­ром по ком­му­ни­ка­ци­ям.

По­сле это­го ос­но­ва­те­ли агент­ства Lu­nar Hare Алек­сандр Пе­ре­пел­кин и Ев­ге­ния Фи­ше­ле­ва при­гла­си­ли меня к себе и вме­сте мы от­кры­ли де­пар­та­мент LH Art Con­sul­tancy. Его ос­нов­ная функ­ция — сде­лать все, что­бы ху­дож­ни­ки и кол­лек­ци­о­не­ры были счаст­ли­вы. Мы кон­суль­ти­ру­ем га­ле­реи, за­ни­ма­ем­ся под­бо­ром ра­бот для част­ных по­ку­па­те­лей и ди­зай­не­ров ин­те­рье­ров.

День арт-эд­вай­зе­ра со­сто­ит из по­сто­ян­но­го об­ще­ния: ты зво­нишь, от­ве­ча­ешь на пись­ма, встре­ча­ешь­ся лич­но с кол­лек­ци­о­не­ра­ми и ху­дож­ни­ка­ми, ез­дишь по вы­став­кам и га­ле­ре­ям.

В этой ра­бо­те все стро­ит­ся на до­ве­рии — нель­зя один раз по­го­во­рить по те­ле­фо­ну с кли­ен­том и что-то ему сра­зу по­до­брать

Че­ло­век до­ве­ря­ет тебе и тво­им зна­ни­ям об арт-рын­ке, а ты дол­жен по­ни­мать, его вку­сы, ведь со­вре­мен­но­го ис­кус­ства очень мно­го и его вос­при­я­тие очень субъ­ек­тив­но.

Спе­ци­а­ли­сту нуж­но по­сто­ян­но сле­дить за но­во­стя­ми в от­рас­ли, чи­тать Art­net, The Art News­pa­per и дру­гие из­да­ния об ис­кус­стве, ко­то­рых в Рос­сии, к со­жа­ле­нию, не так мно­го. Ты дол­жен слы­шать, кто что го­во­рит, ка­кой спрос сей­час на того или ино­го ху­дож­ни­ка — в об­щем, быть вез­де и сра­зу.

Ко­неч­но, есть ру­тин­ная часть ра­бо­ты — оформ­ле­ние до­ку­мен­тов, про­вер­ка сер­ти­фи­ка­тов. Ино­гда арт-ди­лер за­ни­ма­ет­ся этим сам, ино­гда по­ру­ча­ет по­мощ­ни­кам или эти за­бо­ты бе­рет на себя га­ле­рея.

Арт-ры­нок до­воль­но слож­ный и не очень кон­тро­ли­ру­е­мый, так что ни­ка­ких чет­ких пра­вил за­ра­бот­ка в нем нет. Кто-то бе­рет ко­мис­сию от сдел­ки, кому-то нра­вит­ся быть на по­сто­ян­ной зар­пла­те у од­но­го кол­лек­ци­о­не­ра, а неко­то­рые вы­би­ра­ют ра­бо­ту в агент­ствах. Мак­си­маль­ную зар­пла­ту тоже слож­но опре­де­лить, все за­ви­сит от того, что ку­пит кли­ент: если он возь­мет Рот­ко за 50 мил­ли­о­нов, то ты мо­жешь по­лу­чить ко­мис­сию в мил­ли­он или боль­ше. По­тол­ка нет, но по­нят­но, что та­кие по­куп­ки со­вер­ша­ют­ся неча­сто.

На­чи­на­ю­щие спе­ци­а­ли­сты на зар­пла­те в га­ле­ре­ях мо­гут по­лу­чат от 50 000 руб­лей. Даль­ше все за­ви­сит от усер­дия

На мой взгляд, ис­кус­ство­вед­че­ское об­ра­зо­ва­ние в на­шей сфе­ре же­ла­тель­но, но необя­за­тель­но. Это силь­но по­мо­га­ет, но в арт-ин­ду­стрии на пер­вом ме­сте сто­ит опыт. Сам я, на­при­мер, учил­ся в РГГУ на жур­на­ли­сти­ке. По­нять и изу­чить со­вре­мен­ное ис­кус­ство ты мо­жешь в про­цес­се по­стро­е­ния ка­рье­ры, по­сто­ян­но чи­тая кни­ги, ста­тьи, слу­шаю про­фес­си­о­на­лов и на­став­ни­ков. Обыч­но путь на­чи­на­ет­ся с га­ле­реи или, как в моем слу­чае, из аук­ци­он­но­го дома: там ты прак­ти­ку­ешь­ся, об­рас­та­ешь кон­так­та­ми — они очень важ­ны, по­то­му что ра­бо­ту в сфе­ре ис­кус­ства не так-то лег­ко по­лу­чить. Если ты при­шел и ни­ко­го не зна­ешь, то про­сто не смо­жешь ра­бо­тать. Нуж­но по­ни­мать, у кого и где мож­но до­стать про­из­ве­де­ния, по­нять, кому ты мо­жешь их про­дать.

Арт-эд­вай­зе­ру очень не по­ме­ша­ют юри­ди­че­ские на­вы­ки, осо­бен­но зна­ние ав­тор­ско­го пра­ва. Ино­гда кли­ент по­ку­па­ет ра­бо­ту, но не мо­жет рас­по­ря­жать­ся фо­то­гра­фи­ей этой ра­бо­ты без одоб­ре­ния ху­дож­ни­ка, по­то­му что пра­во на само изоб­ра­же­ние при­над­ле­жит ему. Ино­гда кол­лек­ци­о­нер по­лу­ча­ет пол­ные пра­ва де­лать с ра­бо­той все, что угод­но. Так­же важ­но по­ни­мать, на­сколь­ко чи­стые пра­ва у ра­бо­ты: на­при­мер, ты на­хо­дишь у га­ле­ри­ста кар­ти­ну, ко­то­рую тот взял на чер­да­ке у сво­е­го де­душ­ки, а де­душ­ка эту ра­бо­ту до­был неза­кон­но. Та­кие ис­то­рии пе­ри­о­ди­че­ски всплы­ва­ют, и уме­ние под­хо­дить ко все­му кри­ти­че­ски и ба­зо­вые зна­ния за­ко­нов по­мо­гут в них разо­брать­ся.

При­го­дят­ся ми­ни­маль­ные эко­но­ми­че­ские на­вы­ки. Это нуж­но, что­бы хотя бы пра­виль­но по­счи­тать про­цен­ты от сдел­ки или по­нять, вы­год­нее ли по­ку­пать или про­да­вать в Лон­доне или в Нью-Йор­ке в за­ви­си­мо­сти от из­ме­не­ний кур­са ва­лю­ты.

Ко­неч­но, если есть же­ла­ние и воз­мож­ность по­лу­чить фун­да­мен­таль­ное об­ра­зо­ва­ние в ис­то­рии ис­кусств, мож­но пой­ти в МГУ или РГГУ. Бо­лее при­клад­ной ва­ри­ант — кур­сы арт-ме­не­дже­ров в шко­ле RMA (на­сто­я­тель­но со­ве­тую). Об ис­то­рии со­вре­мен­но­го ис­кус­ства мож­но по­слу­шать в шко­ле Mas­ters или най­ти под­хо­дя­щие кур­сы на Cours­era, я сам по­сто­ян­но их про­хо­жу.

Ниша арт-рын­ка в Рос­сии толь­ко на­ча­ла раз­ви­вать­ся, но кон­ку­рен­ция сре­ди эд­вай­зе­ров боль­шая. Не по­то­му, что их очень мно­го, а по­то­му что кол­лек­ци­о­не­ров мало. Лю­дям ка­жет­ся, что арт-сфе­ра — это ка­кой-то за­кры­тый мир, к ко­то­ро­му про­сто так не при­об­щить­ся.

Мы с кол­ле­га­ми ра­ту­ем за мо­ло­дых кол­лек­ци­о­не­ров, по­то­му что это раз­ви­ва­ет ры­нок. Се­го­дня вы мо­же­те ку­пить ра­бо­ту за 30 000 руб­лей, а уже зав­тра вы­рас­тет ваш до­ход и цена ва­ших по­ку­пок.

Сре­ди кол­лек­ци­о­не­ров в ос­нов­ном пред­при­ни­ма­те­ли, люди шоу-биз­не­са и те­ле­ви­де­ния. Они очень се­рьез­но под­хо­дят к по­куп­ке, чи­та­ют про ху­дож­ни­ков и учи­ты­ва­ют ста­ти­сти­ку про­даж

Их все­гда мож­но най­ти в га­ле­ре­ях, на аук­ци­о­нах и яр­мар­ках. На­чи­на­ю­щие кол­лек­ци­о­не­ры чаще все­го хо­тят укра­сить свой дом или по­до­брать в по­да­рок близ­ким ка­кую-то недо­ро­гую ра­бо­ту — мы сра­зу об­суж­да­ем бюд­жет и дви­га­ем­ся толь­ко в рам­ках этой сум­мы.

В Ев­ро­пе и США дела об­сто­ят куда луч­ше — там арт-биз­нес раз­вит, он уже усто­ял­ся, их обо­ро­ты не срав­нить с на­ши­ми. Но при этом все стра­ны тес­но вза­и­мо­свя­за­ны, и если ты хо­чешь по­стро­ить ка­рье­ру, то не смо­жешь со­сре­до­то­чить­ся толь­ко на Рос­сии — ты бу­дешь так или ина­че вклю­чен в меж­ду­на­род­ный арт-ры­нок.

Кста­ти, имен­но спе­ци­а­ли­стов с меж­ду­на­род­ны­ми свя­зя­ми в на­шей стране очень не хва­та­ет. У нас ча­сто все кон­цен­три­ру­ют­ся рос­сий­ских свя­зях, мало тех, кто дру­жит с за­ру­беж­ны­ми га­ле­ри­ста­ми и мо­жет до­стать тебе бук­валь­но лю­бую ра­бо­ту. Сей­час, на­при­мер, безум­но по­пу­ляр­ны Саня Кан­та­ров­ский и Амо­ако Бо­афо, но их не ку­пить. У вас мо­жет быть мно­го де­нег, но ра­бо­ты про­сто не про­да­дут, по­то­му что на них оче­редь. И вот тут при­го­дил­ся бы арт-эд­вай­зер с хо­ро­ши­ми кон­так­та­ми, ко­то­рый смог бы до­го­во­рить­ся и до­стать для вас кар­ти­ну с вто­рич­но­го или пер­вич­но­го рын­ка. Со­от­вет­ствен­но, для успеш­ной ра­бо­ты необ­хо­ди­мо знать язы­ки. Ан­глий­ский обя­за­те­лен, а еще непло­хо было бы вла­деть фран­цуз­ским и немец­ким.

Преж­де чем ис­кать ста­жи­ров­ки и рас­сы­лать ре­зю­ме, нуж­но по­хо­дить по га­ле­ре­ям, от­кры­ти­ям, зна­ко­мить­ся с людь­ми, «по­щу­пать» этот мир. Вас охот­нее возь­мут с ре­ко­мен­да­ци­ей от кол­лег — слож­но вы­брать че­ло­ве­ка толь­ко по CV или ре­зю­ме, осо­бен­но ко­гда их по­сту­па­ет очень мно­го. На­чи­най­те с лич­ных кон­так­тов.

Ка­рьер­ный рост у арт-эд­вай­зе­ров свое­об­раз­ный — если ты за­ни­ма­ешь­ся толь­ко этим, то про­сто рас­тешь вме­сте со сво­и­ми по­ку­па­те­ля­ми и их цен­ни­ком. Даль­ше все за­ви­сит от же­ла­ний: кто-то от­кры­ва­ет свой фонд или га­ле­рею, кто-то де­ла­ет соб­ствен­ную кол­лек­цию.


Все са­мое ин­те­рес­ное в пре­де­лах ва­шей лен­ты — на стра­ни­це «Цеха» в Face­book и In­sta­gram