1. Деньги

«Зачем незрячим кино смотреть?» Кто такие тифлокомментаторы и чем они занимаются

Где учатся, работают и сколько получают люди этой профессии

© Фото: Личный архив

Вы ко­гда-ни­будь за­ду­мы­ва­лись, как незря­чие люди смот­рят кино, хо­дят в те­ат­ры и на вы­став­ки? Зна­ко­мить­ся с про­из­ве­де­ни­я­ми ис­кус­ства им по­мо­га­ют ти­фло­ком­мен­та­то­ры. «Цех» и про­ект «Осо­бый взгляд» по­про­си­ли ге­ро­инь это­го ма­те­ри­а­ла — Веру и Яни­ну — рас­ска­зать, по­че­му они ре­ши­ли стать ти­фло­ком­мен­та­то­ра­ми, где учи­лись этой про­фес­сии и с ка­ки­ми труд­но­стя­ми чаще все­го стал­ки­ва­ют­ся се­го­дня.







За по­след­ние трид­цать лет жизнь че­ло­ве­ка с на­ру­ше­ни­я­ми зре­ния в Рос­сии из­ме­ни­лась силь­но: бла­го­да­ря раз­ви­тию тех­но­ло­гий он по­лу­чил до­ступ к ин­тер­не­ту и об­ще­нию, са­мо­сто­я­тель­но­му пе­ре­дви­же­нию по го­ро­ду и пу­те­ше­стви­ям по все­му миру, зна­ком­ству с про­из­ве­де­ни­я­ми ис­кус­ства — по­хо­дам в кино, те­атр и не толь­ко. Но пока не все ра­бо­та­ет иде­аль­но, и не все до­сти­же­ния до­хо­дят до тех, кому они очень нуж­ны. Ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­ние к филь­мам, спек­так­лям, вы­став­кам и экс­кур­си­ям — то есть, ла­ко­нич­ное опи­са­ние пред­ме­та, про­стран­ства или дей­ствия, ко­то­рые непо­нят­ны сле­по­му или сла­бо­ви­дя­ще­му без спе­ци­аль­ных по­яс­не­ний, — из это­го спис­ка.

личный архив

Вера Фев­раль­ских, ти­фло­ком­мен­та­тор, ку­ра­тор­ка про­грам­мы «Осо­бый взгляд» бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Ис­кус­ство, на­у­ка и спорт»

В 2017 году был при­нят за­кон, со­глас­но ко­то­ро­му все филь­мы, ко­то­рые вы­хо­дят при под­держ­ке го­су­дар­ства, — долж­ны со­про­вож­дать­ся ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­ни­ем. В этот мо­мент я от­кры­ла свою лич­ную бу­ты­лоч­ку шам­пан­ско­го, по­то­му что по­ня­ла, что тот вклад, ко­то­рый я и мои кол­ле­ги де­ла­ли все эти годы, го­то­вя и про­дви­гая мно­го­чис­лен­ные па­ке­ты по­пра­вок в дей­ству­ю­щее за­ко­но­да­тель­ство, на­ко­нец-то при­го­дил­ся. Ра­зу­ме­ет­ся, в за­коне мно­го про­бе­лов, ко­то­ры­ми все поль­зу­ют­ся, и ти­фло­ком­мен­та­рии за­ча­стую не до­хо­дят до ауди­то­рии, но у ки­но­ин­ду­стрии в Рос­сии хотя бы по­яви­лось ка­кое-то обя­за­тель­ство. По­лу­ча­ет­ся, что до это­го мо­мен­та ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­ни­ем я за­ни­ма­лась ско­рее для дру­зей, для себя и ред­ко — в рам­ках ка­ких-то гран­тов. По­след­ние же три года ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­ние ста­ло моей ос­нов­ной ра­бо­той.

По моим на­блю­де­ни­ям, в ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­ние при­хо­дят либо те, кто уже ра­бо­тал с людь­ми с ин­ва­лид­но­стью, либо из куль­тур­ной сре­ды: ку­ра­то­ры, ме­ди­а­то­ры, ак­те­ры. Я преж­де чем толь­ко не за­ни­ма­лась: учи­лась на сле­до­ва­те­ля и пе­ре­вод­чи­ка же­сто­во­го язы­ка, была со­труд­ни­ком Ми­ню­ста, ре­а­би­ли­то­ло­гом сле­пых и сла­бо­ви­дя­щих, пе­ре­вод­чи­ком и даже ра­бо­та­ла в обой­ном ма­га­зине.

Вы­со­кий уро­вень эм­па­тии и вни­ма­тель­ность к ме­ло­чам — ка­че­ства, без ко­то­рых в на­шей про­фес­сии ни­как. Ты дол­жен по­ста­вить себя на ме­сто того, кто не ви­дит или ви­дит пло­хо, и дер­жать в го­ло­ве все осо­бен­но­сти лю­дей с раз­ны­ми ви­да­ми ин­ва­лид­но­сти по зре­нию. Если мы че­ло­ве­ку, ко­то­рый ро­дил­ся незря­чим, нач­нем опи­сы­вать небо­скреб или ба­ти­скаф — что-то чего он ни­ко­гда не тро­гал и не пред­став­ля­ет себе, ка­ких это раз­ме­ров и как это вы­гля­дит, — то он про­сто нас не пой­мет. Если мы упо­треб­ля­ем ка­кой-то непо­нят­ный тер­мин, мы долж­ны его тут же по­яс­нить и сде­лать это нуж­но в кро­хот­ной па­у­зе. Важ­но уметь рас­ста­вать­ся с лиш­ним. Еще, ко­неч­но, нуж­но тер­пе­ние.

Ино­гда я про­смат­ри­ваю один и тот же фильм по два­дцать раз, а «Со­ля­рис» Тар­ков­ско­го я ви­де­ла раз со­рок. Та­кое про­ис­хо­дит, ко­гда в филь­ме есть слож­ный ви­зу­аль­ный ряд

Мно­гие, прой­дя обу­че­ние, быст­ро ухо­дят из про­фес­сии, по­то­му что ры­нок очень сти­хий­ный. С од­ной сто­ро­ны, ты дол­жен все вре­мя прак­ти­ко­вать, ина­че по­те­ря­ешь на­вык, а с дру­гой, ни­кто не бу­дет на­зва­ни­вать ти­фло­ком­мен­та­то­ру, ко­то­рый толь­ко что обу­чил­ся, и пред­ла­гать ра­бо­ту. Нуж­но мно­го ра­бо­тать над соб­ствен­ным про­дви­же­ни­ем и по­ис­ком про­ек­тов. У меня ИП, я сама себе бух­гал­тер, юрист и пи­ар­щик. На каж­дом про­ек­те я де­лаю огром­ный объ­ем ра­бо­ты, при­чем за день­ги еще при­хо­дит­ся бить­ся и объ­яс­нять, что они ра­зум­ные. У меня есть свой чер­ный спи­сок за­каз­чи­ков, с ко­то­ры­ми я ни­ко­гда боль­ше не буду ра­бо­тать, даже если они пред­ло­жат мил­ли­он дол­ла­ров за ко­рот­ко­мет­раж­ку. Это свя­за­но не с са­мим ма­те­ри­а­лом, не с филь­мом, а с «надо было сдать вче­ра», «да что вы там во­об­ще де­ла­е­те», «это же раз плю­нуть, за что та­кие день­ги». С обес­це­ни­ва­ни­ем ра­бо­ты и ее важ­но­сти, к со­жа­ле­нию, я стал­ки­ва­юсь ре­гу­ляр­но. Я го­во­рю: ти­фло­ком­мен­та­тор — это ак­ти­вист. Надо быть го­то­вым к труд­но­стям.

Как вы­гля­дит ра­бо­та над филь­мом? Она на­чи­на­ет­ся с при­вы­ка­ния к ма­те­ри­а­лу: я от­с­мат­ри­ваю его, де­лаю по­мет­ки — эмо­ции и слож­ные мо­мен­ты. Это, кста­ти, вли­я­ет и на сто­и­мость ра­бо­ты: го­раз­до слож­нее ра­бо­тать над кар­ти­на­ми с боль­шим ко­ли­че­ством ис­то­ри­че­ских ко­стю­мов, ин­те­рье­ров и пауз, как в филь­ме «Вой­на и мир», ведь их надо за­пол­нять ком­мен­та­ри­ем.

Фильм «Вой­на и мир» в этом плане — про­сто по­тря­са­ю­щая шту­ка, ведь ты не мо­жешь про­сто ска­зать «люди ска­чут друг на дру­га», тебе нуж­но объ­яс­нить, где рус­ские, а где фран­цу­зы и что во­об­ще про­ис­хо­дит на экране

Под ко­нец филь­ма я даже ста­ла от­ли­чать гу­са­ра от ки­ра­си­ра. По­сле это­го я раз­би­ваю фильм на сце­ны и на­чи­наю ра­бо­тать в спе­ци­аль­ной про­грам­ме — раз­ме­чаю па­у­зы, в ко­то­рые нуж­но по­ста­вить ти­фло­ком­мен­та­рий. По­том пишу сам ком­мен­та­рий, мно­го раз его со­кра­щаю, от­с­мат­ри­ваю по­лу­чив­ше­е­ся и по ча­стям, и це­ли­ком. Важ­на и об­щая ди­на­ми­ка: если фильм очень со­зер­ца­тель­ный, а я не даю зри­те­лю пауз, это непра­виль­но, зна­чит, нуж­но еще со­кра­тить. В Рос­сии ти­фло­ком­мен­та­то­ру ред­ко дают озву­чи­вать то, что он сде­лал, обыч­но это от­да­ет­ся ак­те­ру. Каж­дую ра­бо­ту я еще обя­за­тель­но от­даю на экс­пер­ти­зу незря­че­му че­ло­ве­ку — он го­во­рит, в ка­ких мо­мен­тах по-преж­не­му что-то непо­нят­но. Весь этот про­цесс, по идее, за­ни­ма­ет неде­ли две, но на прак­ти­ке по­лу­ча­ет­ся, что при­хо­дит­ся укла­ды­вать­ся в три или пять дней, та­кие сро­ки обыч­но ста­вит за­каз­чик.

Став­ка ти­фло­ком­мен­та­то­ра, ко­то­рый ра­бо­та­ет с филь­мом, где-то 500-600 руб­лей за ми­ну­ту. То есть, 60-70 ты­сяч руб­лей за фильм мож­но по­лу­чить. Но надо быть го­то­вым к тому, что та­ких филь­мов мо­жет один за год, а мо­жет и два за ме­сяц. Все про­ис­хо­дит очень непред­ска­зу­е­мо: даже ко­гда вы до­го­ва­ри­ва­е­тесь со сту­ди­ей и ста­ви­те сро­ки, они все рав­но за­дер­жи­ва­ют предо­став­ле­ние филь­ма, и в ито­ге два или три филь­ма па­да­ют на одну неде­лю. Са­мая низ­кая став­ка — в му­зе­ях. Это тоже очень ин­те­рес­ная ра­бо­та, но со сво­и­ми осо­бен­но­стя­ми: на­при­мер, там вы на­вер­ня­ка встре­ти­те ис­кус­ство­ве­да, ко­то­рый ни­ко­гда не ра­бо­тал с ти­фло­ком­мен­та­ри­я­ми, но точ­но зна­ет, как сде­лать его луч­ше, чем вы. Здесь ваша за­да­ча — про­явить все свои ком­му­ни­ка­тив­ные на­вы­ки и от­сто­ять ав­тор­ский текст ти­фло­ком­мен­та­ри­ев. Есть те, с кем очень при­ят­но ра­бо­тать: у меня был от­лич­ный опыт с Го­су­дар­ствен­ным ис­то­ри­че­ским му­зе­ем, му­зе­ем «Га­раж» и Мос­ков­ским му­зе­ем со­вре­мен­но­го ис­кус­ства на Пет­ров­ке.

Ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­ние в те­ат­рах ни­как не под­дер­жи­ва­ет­ся го­су­дар­ством, по­это­му по­чти всё то, что сей­час есть в Рос­сии, слу­чи­лось бла­го­да­ря про­грам­ме «Осо­бый взгляд» бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Ис­кус­ство, на­у­ка и спорт», ко­то­рая ор­га­ни­зу­ет и фи­нан­си­ру­ет эту ра­бо­ту. Сей­час с ти­фло­ком­мен­та­ри­ем идут 54 спек­так­ля в 35 те­ат­рах в 22 го­ро­дах Рос­сии. Ну и, ко­неч­но, в раз­ных го­ро­дах Рос­сии есть от­дель­ные спон­со­ры и гран­ты. В те­ат­ре — как пра­ви­ло, это дра­ма­ти­че­ские спек­так­ли или опе­ра — бы­ва­ет толь­ко пря­мое ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­ние, по уже под­го­тов­лен­но­му тек­сту. Это моя са­мая лю­би­мая ра­бо­та, хотя и пла­тят за нее мень­ше, чем в кино.

Я рада, что за то вре­мя, что я за­ни­ма­юсь этим де­лом, что-то из­ме­ни­лось. Уже не бы­ва­ет та­ко­го, что ка­кой-ни­будь важ­ный ки­но­про­дю­сер го­во­рит тебе: «Нам это не надо» или «За­чем незря­чим во­об­ще кино смот­реть?» Сей­час это уже стыд­но.

личный архив

Яни­на Ис­а­ич­ки­на, ак­три­са, ти­фло­ком­мен­та­тор

Моя ос­нов­ная про­фес­сия — ак­три­са, я иг­раю в Мос­ков­ском те­атр Бул­га­ко­ва. Впер­вые с те­мой незря­чих лю­дей я столк­ну­лась в 2013 году, ко­гда мы ре­ши­ли де­лать «Спек­так­ли-неви­дим­ки» — бла­го­тво­ри­тель­ный про­ект для незря­чих и сла­бо­ви­дя­щих де­тей. Фонд «Ис­кус­ство, на­у­ка и спорт» то­гда уже под­дер­жи­вал лю­дей с на­ру­ше­ни­я­ми зре­ния и куль­тур­ные про­ек­ты в этой сфе­ре, и они вы­шли на нас — три года спон­си­ро­ва­ли наши га­стро­ли по шко­лам-ин­тер­на­там для незря­чих де­тей в цен­траль­ной ча­сти Рос­сии. По­это­му, ко­гда фонд на­чал раз­ви­вать про­фес­сию ти­фло­ком­мен­та­то­ра и опла­чи­вать обу­че­ние (если пла­тить са­мо­сто­я­тель­но, то по­лу­чит­ся 92000 руб­лей), они вспом­ни­ли о нас — так я по­па­ла в тре­тий на­бор ин­сти­ту­та «Ре­а­комп», един­ствен­но­го в Рос­сии, ко­то­рый обу­ча­ет ти­фло­ком­мен­та­то­ров.

Это был пе­ре­лом­ный мо­мент моей жиз­ни, ко­гда я на­ча­ла за­ду­мы­вать­ся, чем еще хочу за­ни­мать­ся: кто-то из ак­те­ров идет в пе­да­го­ги­ку, кто-то ра­бо­та­ет в сфе­ре раз­вле­че­ний, а я очень хо­те­ла, что­бы моя вто­рая про­фес­сия была ис­точ­ни­ком вдох­но­ве­ния. И я ре­ши­ла, что если сдам эк­за­ме­ны, зна­чит, это судь­ба. Эк­за­ме­ны не со­всем обыч­ные: это за­да­ния на вни­ма­ние, па­мять, ас­со­ци­а­ции, во­об­ра­же­ние. Хотя я до сих пор ду­маю, что са­мое глав­ное в на­шей про­фес­сии — это же­ла­ние.

Обу­че­ние дли­лось пол­то­ра ме­ся­ца — за­ня­тия 4-5 раз в неде­лю, по пол­дня. Мне по­ка­за­лось, что это нечто сред­нее меж­ду те­ат­раль­ным об­ра­зо­ва­ни­ем и клас­си­че­ским гу­ма­ни­тар­ным. Мно­го вре­ме­ни уде­ля­ет­ся речи, дик­ции, пра­ви­лам рус­ско­го язы­ка, куль­ту­ре в це­лом. Важ­но быть на­смот­рен­ным и на­чи­тан­ным, иметь свое пред­став­ле­ние об ис­кус­стве. Меня как за­хва­ти­ло в са­мом на­ча­ле, так и не от­пус­ка­ет — это очень ин­те­рес­ная ра­бо­та.

Боль­шин­ство сте­рео­ти­пов о незря­чих лю­дях раз­ру­ши­лись у меня, ко­гда мы де­ла­ли наш пер­вый «спек­такль-неви­дим­ку», но был еще один важ­ный мо­мент. Од­на­жды мне пред­ло­жи­ли со­про­во­дить незря­че­го че­ло­ве­ка с его незря­чей по­дру­гой в цирк. У меня даже не воз­ник­ло во­про­са «за­чем незря­чим идти в цирк?», я при­гла­си­ла их, мы си­де­ли в ди­рек­тор­ской ложе, я была ря­дом два часа и опи­сы­ва­ла все, что ви­де­ла: ко­стю­мы, кто что де­ла­ет, ка­кие трю­ки и фо­ку­сы. По сути, я вы­пол­ня­ла ра­бо­ту ти­фло­ком­мен­та­то­ра, хотя то­гда и о про­фес­сии та­кой тол­ком не зна­ла.

Боль­ше все­го я ра­бо­таю в те­ат­ре — на­при­мер, уже два с по­ло­ви­ной года веду «Три то­ва­ри­ща» в «Со­вре­мен­ни­ке», в об­щей слож­но­сти я от­ра­бо­та­ла на два­дца­ти спек­так­лях. Все про­ис­хо­дит в ре­жи­ме лайв — это на­зы­ва­ет­ся пря­мое ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­ние. В те­ат­ре все­гда есть ме­сто им­про­ви­за­ции, и я долж­на быть к это­му го­то­ва, несмот­ря на то, что за­ра­нее за­го­тов­лен­ный текст пе­ре­до мной. Важ­но быть бес­при­страст­ным, что­бы слу­ша­тель сам сло­жил свое лич­ное мне­ние о том или ином про­из­ве­де­нии — не толь­ко бла­го­да­ря тво­е­му ком­мен­та­рию, но и бла­го­да­ря игре ар­ти­стов, му­зы­каль­но­му со­про­вож­де­нию. На­при­мер, нель­зя ска­зать «кра­си­вая жен­щи­на», луч­ше, если поз­во­ля­ет вре­мя, дать по­дроб­но­сти: «строй­ная, с пра­виль­ны­ми чер­та­ми лица и длин­ны­ми во­ло­са­ми». Или не «ге­рой одет на­ряд­но», а «ге­рой одет в ко­стюм-трой­ку, на го­ло­ве — шля­па, в ру­ках трость».

Ска­жу чест­но, ко­гда по­ста­нов­ка дей­стви­тель­но хо­ро­шая, то го­во­рить об эмо­ци­о­наль­ной на­груз­ке до­пол­ни­тель­но во­об­ще не тре­бу­ет­ся — зри­те­ли сами все по­ни­ма­ют

Я все-таки в первую оче­редь ак­три­са и не от­но­шусь к ти­фло­ком­мен­ти­ро­ва­нию как к ос­нов­но­му ис­точ­ни­ку за­ра­бот­ка. Хотя все­гда рада пред­ло­же­ни­ям и, зна­ко­мясь с ре­жис­се­ра­ми, го­во­рю, что я еще и ти­фло­ком­мен­та­тор — и на пост­про­дак­шене они мо­гут иметь меня в виду.

У меня есть опыт ра­бо­ты и со спек­так­ля­ми, и с кино, и в му­зе­ях. Я про­во­ди­ла вы­став­ку в Му­зее ар­хи­тек­ту­ры име­ни Щу­се­ва, при­уро­чен­ную к Чем­пи­о­на­ту мира по фут­бо­лу, а для му­зея «Га­раж» недав­но со­став­ля­ла ти­фло­ком­мен­та­рий для до­ку­мен­таль­но­го филь­ма про Ка­ба­ко­вых. Мне все­гда очень обид­но, ко­гда ра­бо­та не до­хо­дит до по­тре­би­те­ля, и во­про­сах не в день­гах. Хо­те­лось бы, что­бы ти­фло­ком­мен­та­то­ры по­яви­лись и на те­ле­ви­де­нии, что­бы все спор­тив­ные, му­зы­каль­ные пе­ре­да­чи и се­ри­а­лы незря­чие люди мог­ли смот­реть на­равне с нами.

Узнать, как стать ти­фло­ком­мен­та­то­ром и по­лу­чить под­держ­ку про­грам­мы «Осо­бый взгляд», мож­но здесь.