1. Деньги

«Ты богаче, чем думаешь». Почему создать финансовую подушку может каждый

Отрывок из книги «Фактор латте» Дэвида Баха

© Kenny Luo / Unsplash

Тер­мин «фак­тор лат­те» обо­зна­ча­ет мел­кие по­куп­ки, на ко­то­рые мы еже­днев­но тра­тим день­ги, вме­сто того что­бы от­ло­жить их на что-то бо­лее круп­ное, что, воз­мож­но, при­нес­ло бы нам боль­ше сча­стья. В сво­ей кни­ге «Фак­тор лат­те. Три сек­ре­та фи­нан­со­вой сво­бо­ды» аме­ри­кан­ский фи­нан­сист Дэ­вид Бах про­сты­ми сло­ва­ми объ­яс­ня­ет ос­но­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы со­зда­ния фи­нан­со­вой по­душ­ки. «Цех» пуб­ли­ку­ет от­ры­вок из его кни­ги, вы­шед­шей в июне в из­да­тель­стве «Бом­бо­ра».







«Сде­лай что-ни­будь с этим», — по­со­ве­то­ва­ла Бар­ба­ра. И на сле­ду­ю­щее утро Зои сде­ла­ла. Она со­бра­лась на ра­бо­ту и вы­шла из квар­ти­ры на пят­на­дцать ми­нут рань­ше. И хотя она не по­ни­ма­ла, за­чем ей го­во­рить с ба­ри­ста, как на­ста­и­ва­ла на­чаль­ни­ца, Зои как ми­ни­мум смо­жет спо­кой­но по­си­деть в кафе и рас­смот­реть фо­то­гра­фию.

В He­le­na’s Cof­fee Зои сде­ла­ла за­каз, вста­ла в оче­редь, за­бра­ла свой двой­ной лат­те и по­шла по кафе, на­сла­жда­ясь ат­мо­сфе­рой. Кир­пич­ные сте­ны, свод­ча­тый по­то­лок, вы­кра­шен­ный чер­ным, из-за чего ка­жет­ся, буд­то его нет, боль­шие под­вес­ные лам­пы пол­но­го спек­тра и боль­шие, кра­си­во под­све­чен­ные фо­то­гра­фии на сте­нах — ат­мо­сфе­ра кафе была схо­жа с ат­мо­сфе­рой мод­ной бруклин­ской арт-га­ле­реи. Мод­ной, но ол­дскуль­ной.

Зои про­шла по пе­ри­мет­ру все­го за­ве­де­ния, раз­гля­ды­вая фо­то­гра­фии. На неко­то­рых из них — сног­сши­ба­тель­ные па­но­ра­мы: по­кры­тые сне­гом вер­ши­ны гор, кас­ка­ды бур­ных рек, лес­ные тро­пы. На дру­гих — ме­ста, ко­то­рые Зои мог­ла узнать по пуб­ли­ка­ци­ям в их жур­на­ле. На од­ном из сним­ков — Ве­ли­кая Ки­тай­ская сте­на, на дру­гой — мо­ло­дые ви­но­де­лы на ви­но­град­ни­ке в ита­льян­ском Пье­мон­те, на тре­тьей — стая раз­но­цвет­ных по­пу­га­ев в джун­глях Перу.

Все фо­то­гра­фии за­хва­ты­ва­ли дух, но Зои не за­мед­ля­ла шаг, пока не до­шла до нее — той са­мой фо­то­гра­фии, о ко­то­рой все вре­мя ду­ма­ла. Зои оста­но­ви­лась в несколь­ких мет­рах и не мог­ла ото­рвать от нее глаз.

Дело было не столь­ко в изоб­ра­жен­ной на фо­то­гра­фии сцене — как ми­ни­мум не в той, ко­то­рая была на по­верх­но­сти. При­бреж­ная де­рев­ня на рас­све­те. Спра­ва ма­лень­кая ры­бац­кая лод­ка го­то­вит­ся уйти в море. Люди идут мимо ма­лень­кой га­ва­ни по сво­им де­ре­вен­ским де­лам.

Что так за­це­пи­ло ее в этой фо­то­гра­фии?

Она по­до­шла чуть бли­же, что­бы про­чи­тать, что на­пи­са­но на кро­шеч­ной таб­лич­ке пря­мо под фо­то­гра­фи­ей. Да, это ока­зал­ся цен­ник: $1200.

У Зои оста­но­ви­лось ды­ха­ние. До­ро­го­ва­то для фо­то­гра­фии, но… это ведь очень хо­ро­шая фо­то­гра­фия. И дей­стви­тель­но, 1200 дол­ла­ров — не так уж мно­го, если при­ки­нуть. Это мень­ше, чем еже­ме­сяч­ный пла­теж за арен­ду квар­ти­ры. Зои долж­на была быть в со­сто­я­нии себе это поз­во­лить. Но она не мог­ла вспом­нить, ко­гда в по­след­ний раз ви­де­ла та­кое ко­ли­че­ство сво­бод­ных для трат де­нег на сво­ем сче­ту.

Ах да, она вспом­ни­ла ко­гда: ни­ко­гда.

Она на­гну­лась, что­бы еще раз по­смот­реть на таб­лич­ку под фо­то­гра­фи­ей и узнать, где был сде­лан сни­мок, но та­кой ин­фор­ма­ции не было. Во­об­ще, по­ми­мо сто­и­мо­сти, там было толь­ко на­зва­ние фо­то­гра­фии, и оно со­сто­я­ло из од­но­го сло­ва, за­клю­чен­но­го в ка­выч­ки:

«Да»

Да. Стран­ное на­зва­ние для фо­то­гра­фии при­мор­ской де­рев­ни. Что Да? Хотя, если по­смот­реть с дру­гой сто­ро­ны, это со­вер­шен­но точ­но «да». Где же был сде­лан этот сни­мок? Долж­но быть, на ка­ком-ни­будь гре­че­ском ост­ро­ве. «Где же?» — про­шеп­та­ла Зои. «Ро­дос? Сан­то­ри­ни?» Нет, не там. «Крит?»

— Ми­ко­нос.

Го­лос раз­дал­ся так близ­ко к уху Зои, что она под­прыг­ну­ла от неожи­дан­но­сти и чуть не раз­ли­ла кофе, ко­то­рый дер­жа­ла в руке.

— Про­сти­те, — из­ви­нил­ся немо­ло­дой муж­чи­на. — Не хо­тел ме­шать вам — вы так со­сре­до­то­чен­но раз­гля­ды­ва­ли эту фо­то­гра­фию. Она при­влек­ла ваше вни­ма­ние?

Зои кив­ну­ла.

— Она кра­си­вая. По­тря­са­ю­щий свет. Очень «да», — до­ба­ви­ла она, по­ка­зы­вая на на­зва­ние.

Муж­чи­на по­смот­рел на таб­лич­ку и кив­нул.

— Я Зои. Зои Дэни­элс. Мож­но на «ты», — ска­за­ла Зои и про­тя­ну­ла руку.

Муж­чи­на по­жал руку Зои. Его кожа была су­хой и свет­лой, как хо­ро­шая ткань.

— Ген­ри Гайдн. Как ком­по­зи­тор, толь­ко я не на­столь­ко из­ве­стен, — от­ве­тил он.

— Ген­ри, — по­вто­ри­ла она. Ко­неч­но, те­перь она узна­ла его — тот са­мый ба­ри­ста. — Из­вест­нее, чем вам, ве­ро­ят­но, ка­жет­ся.

Муж­чи­на с удив­ле­ни­ем на­кло­нил го­ло­ву.

— Моя на­чаль­ни­ца рас­ска­за­ла мне о вас и по­со­ве­то­ва­ла прий­ти сюда и по­го­во­рить с вами.

— Хм. О чем?

Зои от­кры­ла было рот, что­бы от­ве­тить, но за­кры­ла его и улыб­ну­лась:

— Вы зна­е­те, я по­ня­тия не имею. Он улыб­нул­ся и по­ка­зал на фо­то­гра­фию.

— Немно­гие об­ра­ща­ют вни­ма­ние имен­но на эту. Боль­шин­ство лю­дей цеп­ля­ют бо­лее зре­лищ­ные сним­ки. По­ни­ма­е­те, о чем я? Горы, ка­ньо­ны, бур­ные реки и вся­кое та­кое. Зои по­ни­ма­ла, о чем идет речь.

— Эта ка­жет­ся та­кой… жи­вой, — за­ме­ти­ла она.

Ген­ри кив­нул:

— Что ка­са­ет­ся меня, то я люб­лю ее боль­ше всех осталь­ных.

Зои мед­лен­но раз­вер­ну­лась на ме­сте на 360 гра­ду­сов, что­бы уви­деть все фо­то­гра­фии.

— И моя.

— Что ж, она, меж­ду про­чим, сво­бод­на, — ска­зал Ген­ри сно­ва, кив­ком го­ло­вы ука­зав на фо­то­гра­фию.

Зои за­сме­я­лась:

— Хо­те­лось бы! Но бо­юсь, что не могу ее себе поз­во­лить.

Ген­ри по­ка­зал на лат­те в ее руке.

— Если мо­жешь поз­во­лить себе этот лат­те, то мо­жешь поз­во­лить себе и эту фо­то­гра­фию, — про­из­нес ба­ри­ста.

— Что? — пе­ре­спро­си­ла Зои. Мо­жет, она не рас­слы­ша­ла? Ка­кая-то бес­смыс­ли­ца.

— Воз­мож­но, ты бо­га­че, чем ты ду­ма­ешь, — до­ба­вил Ген­ри.

Зои непо­ни­ма­ю­ще улыб­ну­лась. То, что го­во­рит этот че­ло­век, зву­чит очень стран­но. Тем не ме­нее, ей нра­ви­лась его энер­гич­ность.

— Ин­те­рес­ная мысль, — от­ве­ти­ла Зои вслух. — На са­мом деле я про­сто смот­рю.

Она по­до­шла по­бли­же к фо­то­гра­фии и ста­ла раз­гля­ды­вать де­та­ли: уз­кие мо­ще­ные улоч­ки, вы­бе­лен­ные сте­ны до­мов, бла­го­род­но-си­ние две­ри и став­ни.

— Ду­ма­е­те, это сня­то на Ми­ко­но­се?..

Ген­ри тоже по­до­шел бли­же и мед­лен­но кив­нул:

— Да.

— Так кра­си­во, — вздох­ну­ла Зои и тихо, как буд­то са­мой себе, до­ба­ви­ла: — Чего бы мне на са­мом деле хо­те­лось, так это ока­зать­ся там са­мой: вдох­нуть со­ле­ный воз­дух, услы­шать чаек, сло­вом, весь этот пей­заж, услы­шать его, уви­деть.

Она вы­пря­ми­лась и, как буд­то оду­мав­шись и вер­нув­шись к сво­е­му нор­маль­но­му со­сто­я­нию, ска­за­ла:

— В лю­бом слу­чае тут даже нече­го об­суж­дать.

— Аб­со­лют­но нече­го об­суж­дать, — по­вто­рил за ней Ген­ри мед­лен­но, как буд­то раз­мыш­ляя над эти­ми сло­ва­ми. А по­том, сно­ва на­кло­нив­шись к ней, про­из­нес: — С той лишь по­прав­кой, что́ вы­но­сить на об­суж­де­ние. Нет?

Зои не зна­ла, что на это от­ве­тить.

— Тебе нра­вит­ся фо­то­гра­фия, — спро­сил он. — Ска­жи, из­вест­но ли тебе та­кое по­ня­тие, как ocu­lus?

— Это на­зва­ние вок­за­ла око­ло Фул­тон-цен­тра. Я сей­час как раз еду туда.

— Нет-нет, — воз­ра­зил Ген­ри. — Я го­во­рю не о зда­нии. Я имею в виду тер­мин в фо­то­гра­фии.

Зои по­жа­ла пле­ча­ми.

— Ocu­lus — это ко­гда нуж­но по­нять, где встать, — по­яс­нил ба­ри­ста. — То, где ты сто­ишь и что ви­дишь от­ту­да, опре­де­ля­ет кар­ти­ну. Это то, что со­зда­ет нуж­ную пер­спек­ти­ву. По­ни­ма­ешь, о чем я?

Зои кив­ну­ла, хотя, при­знать­ся, не была уве­ре­на в том, что до кон­ца по­ни­ма­ла Ген­ри.

— В фо­то­гра­фии так на­зы­ва­ют ме­сто, куда нуж­но по­ста­вить ка­ме­ру. Сло­во ocu­lus в пе­ре­во­де с ла­ты­ни озна­ча­ет «глаз», — про­дол­жил ба­ри­ста. — И в фо­то­гра­фии это дей­стви­тель­но ваш глаз: сна­ча­ла вы ви­ди­те кар­тин­ку в сво­ей го­ло­ве — в сво­ем ocu­lus.

— Те­перь ясно, — ска­за­ла Зои. Ни­ко­гда преж­де она не за­ду­мы­ва­лась о смыс­ле это­го сло­ва.

— Я сей­час го­во­рю фо­то­гра­фия, — до­ба­вил он, — но то же са­мое мож­но ска­зать и об ис­то­рии, ко­то­рую ты пи­шешь. О по­езд­ке, в ко­то­рую со­би­ра­ешь­ся. О блю­де, ко­то­рое го­то­вишь для дру­зей к их при­хо­ду. Суть в том, что ты где-то на­хо­дишь­ся, и есть ты, мир и твой взгляд на него из этой точ­ки. И от него за­ви­сит, что ты сде­ла­ешь даль­ше.

Что там го­во­ри­ла Бар­ба­ра? Ему есть о чем рас­ска­зать. «Чу­дак», — пер­вое, что при­шло в го­ло­ву Зои. Но при­ят­ный и учти­вый. И со­вер­шен­но ол­дскуль­ный, как и само кафе.


Все са­мое ин­те­рес­ное в пре­де­лах ва­шей лен­ты — на стра­ни­це «Цеха» в In­sta­gram