1. Деньги

Кремниевая долина. Как успех этого места скажется на рынке труда

Отрывок из книги «Люди, власть и прибыль» Джозефа Стиглица

© Paweł Czerwiński / Unsplash

Джо­зеф Стиг­лиц, ла­у­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии по эко­но­ми­ке, быв­ший пред­се­да­тель Эко­но­ми­че­ско­го со­ве­та при пре­зи­ден­те Клин­тоне, в сво­ей кни­ге «Люди, власть и при­быль: Про­грес­сив­ный ка­пи­та­лизм в эпо­ху мас­со­во­го недо­воль­ства» рас­суж­да­ет, по­че­му США и дру­гие стра­ны ока­за­лись в кри­зи­се. Штиг­лиц счи­та­ет, что глав­ная наша ошиб­ка — вера в идею о том, что чем боль­ше бо­га­те­ют вла­дель­цы кор­по­ра­ций, тем луч­ше всем, так как они неиз­беж­но об­ра­тят свои сверх­до­хо­ды в ин­ве­сти­ции. По его мне­нию, рын­ки не спо­соб­ны ра­бо­тать без долж­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния со сто­ро­ны го­су­дар­ства. «Цех» пуб­ли­ку­ет от­ры­вок из его кни­ги, в ко­то­ром ав­тор рас­суж­да­ет, в чем опас­ность вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­го мира.







Крем­ни­е­вая до­ли­на и свя­зан­ные с ней до­сти­же­ния в сфе­ре тех­но­ло­гий ста­ли сим­во­лом аме­ри­кан­ской ин­но­ва­ци­он­но­сти и пред­при­им­чи­во­сти. Та­кие мас­штаб­ные фи­гу­ры, как Стив Дж­обс и Марк Цу­кер­берг, пред­ло­жи­ли все­му миру про­дук­ты, ко­то­рые при­шлись по­тре­би­те­лям по вку­су и ко­то­рые неве­ро­ят­но улуч­ши­ли нашу связь друг с дру­гом. In­tel вы­пус­ка­ет чипы, поз­во­ля­ю­щие ве­щам «ду­мать» — то есть де­лать вы­чис­ле­ния — быст­рее, чем луч­шие умы в мире. Ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект те­перь мо­жет пре­взой­ти лю­дей не толь­ко в срав­ни­тель­но про­стых иг­рах вро­де шах­мат, но и в та­ких слож­ных, как го, где воз­мож­ных хо­дов боль­ше, чем ато­мов во все­лен­ной. Билл Гейтс, по­жа­луй, луч­ше дру­гих де­мон­стри­ру­ет иде­а­лы аме­ри­кан­ско­го духа — на­ко­пив со­сто­я­ние, оце­ни­ва­е­мое в $135 млрд он стал жерт­во­вать круп­ные сум­мы на борь­бу с бо­лез­ня­ми по все­му све­ту и улуч­ше­ние об­ра­зо­ва­ния в Со­еди­нен­ных Шта­тах.

Вме­сте с тем, несмот­ря на все эти до­сто­ин­ства, у про­грес­са в сфе­ре тех­но­ло­гий есть и тем­ная сто­ро­на. Он рож­да­ет со­вер­шен­но за­кон­ные опа­се­ния, свя­зан­ные с со­кра­ще­ни­ем чис­ла ра­бо­чих мест. По­ми­мо про­че­го, но­вые от­рас­ли от­кры­ва­ют про­стор для зло­упо­треб­ле­ний, ва­рьи­ру­ю­щих от ис­поль­зо­ва­ния ры­ноч­ной вла­сти до на­ру­ше­ния тай­ны лич­ной жиз­ни и по­ли­ти­че­ских ма­ни­пу­ля­ций.

Пол­ная за­ня­тость в вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ном мире

Бу­ду­щее рын­ка тру­да вы­зы­ва­ет у нас се­рьез­ное бес­по­кой­ство. В XX в. мы со­зда­ва­ли ма­ши­ны, ко­то­рые были силь­нее лю­дей. Те­перь по­яви­лась воз­мож­ность сде­лать ма­ши­ны, ко­то­рые бу­дут вы­пол­нять мо­но­тон­ную ра­бо­ту бо­лее эф­фек­тив­но, чем люди. Ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект пред­став­ля­ет еще боль­шую угро­зу для лю­дей.

Мо­гут по­явить­ся ма­ши­ны, ко­то­рые не толь­ко вы­пол­ня­ют за­про­грам­ми­ро­ван­ные дей­ствия быст­рее лю­дей, но и обу­ча­ют­ся луч­ше их, по край­ней мере в опре­де­лен­ных об­ла­стях

Та­ким об­ра­зом, ма­ши­ны мо­гут пре­вос­хо­дить лю­дей на мно­гих ра­бо­чих ме­стах. Не ис­клю­че­но, что по­вы­ше­ние уров­ня об­ра­зо­ва­ния и улуч­ше­ние про­фес­си­о­наль­ной под­го­тов­ки ра­бот­ни­ков для мно­гих даст лишь вре­мен­ный эф­фект, по­сколь­ку ком­пью­те­ры уже за­ме­ня­ют, на­при­мер, рент­ге­но­ло­гов, ко­то­рых не спа­са­ет даже ди­плом вра­ча. Как ожи­да­ет­ся, че­рез несколь­ко лет бес­пи­лот­ные лег­ко­вые и гру­зо­вые ав­то­мо­би­ли вы­тес­нят во­ди­те­лей. Если это дей­стви­тель­но про­изой­дет, то воз­ник­нет очень се­рьез­ная про­бле­ма, по­сколь­ку в сфе­ре транс­пор­та сей­час ра­бо­та­ет мно­го муж­чин со сред­ним или непол­ным сред­ним об­ра­зо­ва­ни­ем.

Есть опа­се­ние, что эти за­ме­ща­ю­щие жи­вой труд ма­ши­ны при­ве­дут к сни­же­нию уров­ня опла­ты тру­да, осо­бен­но у низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков, и уси­лят без­ра­бо­ти­цу. Есте­ствен­ным от­ве­том яв­ля­ет­ся по­вы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции ра­бот­ни­ков. Од­на­ко во мно­гих об­ла­стях это­го недо­ста­точ­но: с ис­кус­ствен­ным ин­тел­лек­том ро­бо­ты мо­гут осва­и­вать слож­ные за­да­чи быст­рее и ра­бо­тать луч­ше, чем даже вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ные люди.

Беспилотные автомобили Яндекса на выставке в Лас-Вегасе
Блог яндекса

Неко­то­рые го­во­рят, что бес­по­ко­ить­ся не о чем — по­смот­ри­те на про­шлое. Рын­ки все­гда со­зда­ва­ли ра­бо­чие ме­ста по мере ре­струк­ту­ри­за­ции эко­но­ми­ки. Вдо­ба­вок та­кие тех­но­оп­ти­ми­сты за­яв­ля­ют, что тем­пы из­ме­не­ний пре­уве­ли­чи­ва­ют­ся. В са­мом деле из­ме­не­ний не вид­но даже в мак­ро­эко­но­ми­че­ских дан­ных: про­из­во­ди­тель­ность рас­тет в по­след­ние годы зна­чи­тель­но мед­лен­нее, чем в 1990-х гг. и в де­ся­ти­ле­тия по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. Ро­берт Гор­дон из Се­ве­ро-За­пад­но­го уни­вер­си­те­та в сво­ей зна­ме­ни­той кни­ге «Взлет и па­де­ние ро­ста в Аме­ри­ке: уро­вень жиз­ни в США со вре­мен Граж­дан­ской вой­ны» утвер­жда­ет, что тем­пы об­нов­ле­ния фак­ти­че­ски за­мед­ля­ют­ся. Да, у нас есть Face­book и Google, но эти ин­но­ва­ции мерк­нут на фоне вкла­да элек­три­че­ства или даже теп­лых туа­ле­тов и чи­стой воды в по­вы­ше­ние уров­ня жиз­ни и дол­го­ле­тия лю­дей.

Про­шлый опыт, од­на­ко, не все­гда слу­жит хо­ро­шей ос­но­вой для пред­ска­за­ния бу­ду­ще­го. Бо­лее чем пол­ве­ка на­зад Джон фон Ней­ман, один из ве­ду­щих ма­те­ма­ти­ков се­ре­ди­ны XX в., пред­по­ло­жил, что мо­жет су­ще­ство­вать та­кая точ­ка, где бу­дет де­шев­ле из­го­то­вить ма­ши­ну для за­ме­ны че­ло­ве­ка, чем на­ни­мать и обу­чать жи­во­го ра­бот­ни­ка. Эти ма­ши­ны бу­дут, в свою оче­редь, про­из­во­дить­ся дру­ги­ми ма­ши­на­ми, спо­соб­ны­ми обу­чать­ся тому, как это де­лать. Для фирм, при­ни­ма­ю­щих ре­ше­ние об ис­поль­зо­ва­нии ма­шин вме­сто лю­дей, бу­дет иметь зна­че­ние не толь­ко по­вы­ше­ние про­из­во­ди­тель­но­сти, но и от­но­си­тель­ная про­сто­та и де­ше­виз­на кон­стру­и­ро­ва­ния, из­го­тов­ле­ния и управ­ле­ния со­от­вет­ству­ю­щей ма­ши­ной. Ма­ши­ны, на­при­мер, не устро­ят за­ба­стов­ку. От­па­да­ет необ­хо­ди­мость дер­жать от­дел по ра­бо­те с пер­со­на­лом, ко­то­рый за­бо­тит­ся о том, что­бы не было недо­воль­ных. У ма­шин нет эмо­ций. Про­гноз фон Ней­ма­на уже сбы­ва­ет­ся в опре­де­лен­ных про­фес­си­ях — как мы уже от­ме­ча­ли, ма­ши­ны мо­гут быть эф­фек­тив­нее рент­ге­но­ло­гов. Од­на­ко диа­па­зон про­фес­сий, в ко­то­рых ис­че­за­ют ра­бо­чие ме­ста, мо­жет быст­ро рас­ши­рить­ся с уче­том тем­пов раз­ви­тия ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та в по­след­ние пять лет.

Lenny kuhne / Unsplash

Неко­то­рые до­сти­же­ния в сфе­ре ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та, впро­чем, при­во­дят не к за­мене жи­во­го тру­да, а к по­вы­ше­нию про­из­во­ди­тель­но­сти лю­дей. Их ино­гда на­зы­ва­ют си­сте­ма­ми ин­тел­лек­ту­аль­ной под­держ­ки. Та­кие ин­но­ва­ции мо­гут по­вы­шать спрос на жи­вой труд и уро­вень его опла­ты. В про­шлом зна­чи­тель­ная часть ин­но­ва­ций име­ла имен­но та­кой ха­рак­тер. Од­на­ко я не стал бы рас­счи­ты­вать на про­дол­же­ние та­кой тен­ден­ции. Не ис­клю­че­но, что ста­рая про­бле­ма нехват­ки ра­бо­чих мест лишь обост­рит­ся. Раз­ви­тие тех­но­ло­гий мо­жет пой­ти по пути, ко­то­рый в эко­но­ми­че­ской ли­те­ра­ту­ре на­зы­ва­ют со­пут­ству­ю­щей «по­ля­ри­за­ци­ей», ко­гда в ка­кой-то мере уве­ли­чи­ва­ет­ся спрос на очень, очень вы­со­кую ква­ли­фи­ка­цию, а осталь­ной рост за­ня­то­сти при­хо­дит­ся на низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную ра­бо­ту с со­от­вет­ству­ю­щим низ­ким уров­нем опла­ты тру­да.

Си­ту­а­цию вы­тес­не­ния жи­во­го тру­да ма­ши­на­ми и ро­ста без­ра­бо­ти­цы хо­ро­шо ил­лю­стри­ру­ет вы­ду­ман­ная, но ча­сто рас­ска­зы­ва­е­мая ис­то­рия о том, как ру­ко­во­ди­те­ли Ford Mo­tor Com­pany и проф­со­ю­за ав­то­про­из­во­ди­те­лей осмат­ри­ва­ют цех но­во­го за­во­да, где ос­нов­ную часть ра­бо­ты вы­пол­ня­ют ро­бо­ты. «Ну и как вы бу­де­те со­би­рать проф­со­юз­ные взно­сы с ро­бо­тов? — под­де­ва­ет проф­со­юз­но­го де­я­те­ля ру­ко­во­ди­тель Ford. — Вряд ли они всту­пят в ваш проф­со­юз». А ру­ко­во­ди­тель проф­со­ю­за от­ве­ча­ет: «А как вы бу­де­те про­да­вать свои ав­то­мо­би­ли ро­бо­там?»

От­сут­ствие ра­бо­ты ве­дет к от­сут­ствию спро­са, и эко­но­ми­ка мо­жет (без ак­тив­но­го вме­ша­тель­ства пра­ви­тель­ства) ска­тить­ся в со­сто­я­ние, ко­то­рое на­зы­ва­ют ве­ко­вым (дол­го­вре­мен­ным) за­сто­ем.

Как ни па­ра­док­саль­но, но тех­ни­че­ский про­гресс спо­со­бен при­не­сти эко­но­ми­че­ские стра­да­ния вме­сто про­цве­та­ния, ко­то­рое вро­де бы долж­но при­хо­дить вме­сте с ним

Неко­то­рые утвер­жда­ют, что имен­но это про­ис­хо­ди­ло в Со­еди­нен­ных Шта­тах пе­ред Ве­ли­кой де­прес­си­ей. Быст­рая мо­дер­ни­за­ция сель­ско­го хо­зяй­ства при­ве­ла к па­де­нию цен на ряд сы­рье­вых то­ва­ров в годы, пред­ше­ство­вав­шие Ве­ли­кой де­прес­сии. В ре­зуль­та­те чи­стый до­ход фер­мер­ских хо­зяйств (до­ход за вы­че­том за­трат) упал бо­лее чем на 70% в ре­аль­ном вы­ра­же­нии в пе­ри­од меж­ду 1929 и 1930 гг. Быст­рое сни­же­ние до­хо­да и со­кра­ще­ние со­сто­я­ния фер­ме­ров из-за па­де­ния сто­и­мо­сти сель­ско­хо­зяй­ствен­ных зе­мель и до­мов по­влек­ли за со­бой ряд се­рьез­ных по­след­ствий: без­ра­бот­ные фер­ме­ры не мог­ли поз­во­лить себе пе­ре­брать­ся в го­ро­да, а с па­де­ни­ем до­хо­дов они ра­бо­та­ли все усерд­нее и про­из­во­ди­ли боль­ше, что да­ва­ло об­рат­ный эф­фект и сби­ва­ло цены еще силь­нее. По­ми­мо про­че­го, из-за па­де­ния до­хо­дов они не мог­ли по­ку­пать то­ва­ры, про­из­во­ди­мые в го­ро­дах, в част­но­сти ав­то­мо­би­ли. Как след­ствие, беды фер­ме­ров быст­ро пе­ре­ки­ну­лись на го­ро­да: па­де­ние до­хо­дов в го­ро­дах озна­ча­ло сни­же­ние спро­са на сель­ско­хо­зяй­ствен­ную про­дук­цию, па­де­ние цен и ухуд­ше­ние си­ту­а­ции в фер­мер­ских хо­зяй­ствах. Эко­но­ми­ка ока­за­лась в по­роч­ном кру­ге, из ко­то­ро­го она вы­бра­лась лишь в ре­зуль­та­те Вто­рой ми­ро­вой вой­ны, ко­гда мас­си­ро­ван­ное вме­ша­тель­ство пра­ви­тель­ства — мо­би­ли­за­ция всех сил — при­ве­ло к ми­гра­ции сель­ско­го на­се­ле­ния в го­ро­да и его пе­ре­ква­ли­фи­ка­ции, что ста­ло ос­но­вой про­цве­та­ния в по­сле­во­ен­ные годы.

Из это­го сле­ду­ет, что внед­ре­ние ин­но­ва­ций при пло­хом управ­ле­нии мо­жет при­во­дить не к про­цве­та­нию, а да­вать пря­мо про­ти­во­по­лож­ный эф­фект. Се­го­дня в ре­зуль­та­те раз­ви­тия эко­но­ми­че­ской на­у­ки мы на­мно­го луч­ше зна­ем, как нуж­но управ­лять эко­но­ми­кой в про­цес­се внед­ре­ния ин­но­ва­ци­он­ных идей. Клю­че­вым мо­мен­том яв­ля­ет­ся обес­пе­че­ние пол­ной за­ня­то­сти. Это­го мож­но до­бить­ся с по­мо­щью фис­каль­ной по­ли­ти­ки (сни­же­ние на­ло­гов или уве­ли­че­ние рас­хо­дов — рас­ши­ре­ние мас­шта­бов го­су­дар­ствен­но­го ин­ве­сти­ро­ва­ния осо­бен­но эф­фек­тив­но сти­му­ли­ру­ет эко­но­ми­ку), ко­гда де­неж­но-кре­дит­ная по­ли­ти­ка (по­ни­же­ние про­цент­ных ста­вок или рас­ши­ре­ние пред­ло­же­ния кре­ди­тов) не по­мо­га­ет. И де­неж­но-кре­дит­ная, и фис­каль­ная по­ли­ти­ка сти­му­ли­ру­ет со­во­куп­ный спрос, а при на­ли­чии до­ста­точ­ных сти­му­лов эко­но­ми­ка все­гда обес­пе­чи­ва­ет пол­ную за­ня­тость.

Та­ким об­ра­зом, со­кра­ще­ние чис­ла ра­бо­чих мест из-за внед­ре­ния вы­со­ких тех­но­ло­гий яв­ля­ет­ся по­ли­ти­че­ской про­бле­мой. Сле­пая идео­ло­гия, осо­бен­но в со­че­та­нии с ни­ку­да не год­ной по­ли­ти­кой, мо­жет сде­лать предо­став­ле­ние ощу­ти­мых на­ло­го­вых сти­му­лов по­ли­ти­че­ски слож­ным. Мы это ви­де­ли во вре­мя Ве­ли­кой ре­цес­сии. Фе­де­раль­ная ре­зерв­ная си­сте­ма опу­сти­ла про­цент­ные став­ки до нуля, од­на­ко это­го не хва­ти­ло для обес­пе­че­ния пол­ной за­ня­то­сти. А рес­пуб­ли­кан­цы и про­чие фис­каль­ные яст­ре­бы от­ка­за­лись от предо­став­ле­ния необ­хо­ди­мых на­ло­го­вых сти­му­лов. Их от­каз осо­бен­но непри­я­тен по­то­му, что в то вре­мя пра­ви­тель­ство мог­ло бы при­влечь сред­ства под от­ри­ца­тель­ную ре­аль­ную про­цент­ную став­ку (с уче­том ро­ста цен), а сле­до­ва­тель­но, мо­мент был очень бла­го­при­ят­ным для рас­ши­ре­ния го­су­дар­ствен­ных ин­ве­сти­ций, в ко­то­рых от­ча­ян­но нуж­да­лась стра­на.

Чрез­мер­ное упо­ва­ние на де­неж­но-кре­дит­ную по­ли­ти­ку свя­за­но с еще од­ной про­бле­мой: при очень низ­кой сто­и­мо­сти ка­пи­та­ла фир­мам ста­но­вит­ся вы­год­но ин­ве­сти­ро­вать в ма­ши­ны, за­ме­ня­ю­щие жи­вой труд. Фир­мам при­хо­дит­ся ре­шать, как рас­по­ря­дить­ся огра­ни­чен­ны­ми ин­ве­сти­ци­он­ны­ми ре­сур­са­ми, и они кон­цен­три­ру­ют вни­ма­ние на устра­не­нии фак­то­ров, с ко­то­ры­ми свя­за­на наи­боль­шая доля за­трат. Ко­гда Фе­де­раль­ная ре­зерв­ная си­сте­ма дер­жит про­цент­ные став­ки на низ­ком уровне так дол­го, сто­и­мость ка­пи­та­ла по срав­не­нию со сто­и­мо­стью ра­бо­чей силы ка­жет­ся осо­бен­но низ­кой, по­это­му неуди­ви­тель­но, что глав­ным ста­но­вит­ся со­кра­ще­ние за­трат на ра­бо­чую силу. Спрос на жи­вой труд, ко­то­рый и без того недо­ста­то­чен для обес­пе­че­ния пол­ной за­ня­то­сти, па­да­ет еще боль­ше.