1. Деньги

«Я пожертвовал зарплатой ради интересной жизни». 8 историй людей, сменивших профессию во взрослом возрасте

Из инженера в дирижеры, из огранщика алмазов в тестировщика ПО, из зубного техника в тренера по пилону

© Арсен Бадерхан / ВКонтакте

Боль­шин­ство из нас вы­би­ра­ли про­фес­сию в стар­ших клас­сах шко­лы, как того тре­бо­ва­ли об­ще­ство и си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния. Хо­ро­шо, если вы опре­де­ли­лись с про­фес­си­ей меч­ты еще в под­рост­ко­вом воз­расте, но что де­лать, ко­гда по­тра­тив мно­го лет и сил на обу­че­ние, вы вдруг по­ни­ма­е­те, что ра­бо­та не при­но­сит удо­воль­ствия, до­стой­ной опла­ты или са­мо­раз­ви­тия? Мы по­го­во­ри­ли с несколь­ки­ми лю­дь­ми, ко­то­рые не по­бо­я­лись и сме­ни­ли сфе­ру де­я­тель­но­сти во взрос­лом воз­расте.







Игорь Пар­фё­нов, 30 лет

Я учил­ся на фа­куль­те­те ин­фор­ма­ци­он­ных си­стем и ком­пью­тер­ных тех­но­ло­гий. Мне не очень нра­ви­лось обу­че­ние, и ко­гда хо­те­лось по­лу­чить но­вые зна­ния, я смот­рел лек­ции за­пад­ных спе­ци­а­ли­стов на YouTube и чи­тал ста­тьи. Же­ла­ние по­ме­нять сфе­ру де­я­тель­но­сти воз­ник­ло у меня как толь­ко я на­чал по­сто­ян­но ра­бо­тать, но мне ка­за­лось, что уже позд­но что-либо ме­нять, тем бо­лее, я по­лу­чал при­ем­ле­мые день­ги.

Мне было ин­те­рес­но на­учить­ся ра­бо­тать со зву­ком в кино, но осво­ить это ре­мес­ло са­мо­сто­я­тель­но про­бле­ма­тич­но. Я на­чал ис­кать, куда пой­ти учить­ся. Ори­ен­ти­ро­вал­ся по трем кри­те­ри­ям: ло­ка­ция, от­зы­вы и срок обу­че­ния — в 25 лет тра­тить на учё­бу боль­ше двух лет уже не хо­те­лось. В ито­ге я уехал в Лос-Ан­дже­лес и по­сту­пил в Los An­ge­les Film School. Глав­ные слож­но­сти в учё­бе за гра­ни­цей свя­за­ны имен­но с пе­ре­ез­дом в но­вое ме­сто: на­при­мер, было непро­сто при­вык­нуть, что го­род про­сти­ра­ет­ся на 100 км и при этом на мет­ро нель­зя ни­ку­да до­е­хать. Уче­ба на ан­глий­ском для меня не была боль­шой про­бле­мой: сна­ча­ла я вол­но­вал­ся, но по­том осо­знал, что все по­ни­маю и мож­но рас­сла­бить­ся.

В фи­нан­со­вом плане все неод­но­знач­но: ра­бо­та зву­ко­опе­ра­то­ра в Лос-Ан­дже­ле­се опла­чи­ва­ет­ся куда выше, чем мож­но было пред­ста­вить, но бы­ва­ли неудач­ные ме­ся­цы, ко­гда я оста­вал­ся без про­ек­тов. Толь­ко этим ле­том у меня на­ла­дил­ся нор­маль­ный ритм ра­бо­ты.

Женя Ка­зар­нов­ская, 40 лет, коуч, ку­ра­тор БВШД, со­ос­но­ва­тель про­ек­та «Река мира»

Как коуч я до­ста­точ­но дав­но ра­бо­таю с лю­дь­ми, ко­то­рые на­хо­дят­ся в по­ис­ке сво­е­го дела. Про­бле­ма в том, что люди ча­сто обес­це­ни­ва­ют свои спо­соб­но­сти, и пер­вым де­лом я ста­ра­юсь ре­шить имен­но этот во­прос. Об­раз­но го­во­ря, мы все ро­ди­лись со сво­им су­по­вым на­бо­ром: каж­до­му дано опре­де­лен­ное ко­ли­че­ство ово­щей, мяса, зе­ле­ни и спе­ции. Важ­но уви­деть то цен­ное, что в вас уже за­ло­же­но, и по­нять, что мож­но из это­го при­го­то­вить. Если тебе дан пре­крас­ный го­лос, не нуж­но иг­но­ри­ро­вать этот дар — не обя­за­тель­но петь, мож­но за­пи­сы­вать под­каст, чи­тать лек­ции или что-то озву­чи­вать. Од­ним при­хо­дит­ся при­кла­ды­вать мно­го уси­лий, что­бы вы­учить ино­стран­ный язык, дру­гие с лег­ко­стью осва­и­ва­ют несколь­ко. Моя по­дру­га, с ко­то­рой мы вме­сте учи­лись на ис­то­ри­че­ском фа­куль­те­те, в 37 лет при­зна­лась себе, что всю жизнь лю­би­ла циф­ры. В ито­ге она по­лу­чи­ла еще одно выс­шее об­ра­зо­ва­ние и сей­час ра­бо­та­ет фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром. Че­ло­век ощу­ща­ет себя те­перь со­вер­шен­но ина­че — про­сто по­то­му что стал ре­а­ли­зо­вы­вать свои спо­соб­но­сти.

Я за­ни­ма­лась раз­ны­ми про­ек­та­ми, но сей­час в «Реке мира» как ни­ко­гда чув­ствую себя на сво­ем ме­сте. Чест­но го­во­ря, ни­ко­гда не пред­став­ля­ла себя в де­ревне, а сей­час мне очень нра­вит­ся, что я про­во­жу мно­го вре­ме­ни на при­ро­де в окру­же­нии твор­че­ских лю­дей, с ко­то­ры­ми мы вме­сте со­зда­ем что-то но­вое. Са­мое глав­ное для меня — это ви­деть, как ме­ня­ет­ся со­зна­ние лю­дей, как твор­че­ство вли­я­ет на че­ло­ве­ка и на сре­ду, где он жи­вет и ра­бо­та­ет. И здесь есть все усло­вия для это­го.

Ар­сен Ба­дер­хан, 26 лет

Еще в шко­ле я по­нял, что очень люб­лю му­зы­ку, мне хо­те­лось по­сто­ян­но ей за­ни­мать­ся, со­чи­нять ком­по­зи­ции. То­гда я не ду­мал, что это мо­жет быть се­рьез­ной ра­бо­той. По пер­вой про­фес­сии я ин­же­нер, окон­чил МАИ, но при­ме­нить эти на­вы­ки я не успел, и чест­но го­во­ря, не со­би­рал­ся. Прав­да, меня до сих пор при­вле­ка­ют точ­ные на­у­ки: ча­сто я при­ме­няю по­лу­чен­ные зна­ния и опыт в при­клад­ных сфе­рах. В це­лом, ин­же­нер­ное об­ра­зо­ва­ние ме­ня­ет ми­ро­ощу­ще­ние. В Гне­син­ке я про­учил­ся два года, а по­том бро­сил, по­то­му что по­нял, что учеб­ный план от­ли­ча­ет­ся от того, что мне нуж­но. В воз­ду­хе чув­ство­ва­лось, что со­вре­мен­ная му­зы­ка и но­вые дви­же­ния, мяг­ко го­во­ря, не при­вет­ству­ют­ся, а ино­гда даже при­ни­ма­ют­ся в шты­ки. Ра­бо­ты на­ва­ли­ва­лось все боль­ше, соб­ствен­ных про­ек­тов — тоже, по­это­му я ре­шил не про­дол­жать обу­че­ние.

Сей­час я ди­ри­жер и ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель BadOrches­tra. Я са­мо­сто­я­тель­но осво­ил 40 ин­стру­мен­тов. Они по­яв­ля­лись у меня ха­о­тич­но: либо кто-то да­рил, либо я сам ис­кал что-то но­вое. Мне нра­вит­ся изу­чать каж­дый ин­стру­мент и каж­дое се­мей­ство ин­стру­мен­тов, на­хо­дить меж­ду ними сов­па­де­ния и раз­ли­чия. Эти зна­ния силь­но по­мог­ли в ком­по­зи­ции и ор­кест­ров­ке: ко­гда я пишу пар­ти­ту­ры для ор­кест­ра, то пред­став­ляю, как бу­дет ис­пол­нять пар­тию тот или иной му­зы­кант, что он бу­дет чув­ство­вать, ка­кие у ин­стру­мен­та силь­ные и сла­бые сто­ро­ны. Са­мым слож­ным ин­стру­мен­том для меня ока­за­лась вал­тор­на. Най­ти к ней под­ход по­мог­ла ма­те­ма­ти­ка: нуж­но вы­учить на­ту­раль­ный зву­ко­ряд, что­бы быст­ро в уме вы­чис­лять сле­ду­ю­щую ноту, ко­то­рую нуж­но сыг­рать.

Алек­сандр Ку­чин, 22 года

Огран­щи­ком ал­ма­зов я про­ра­бо­тал год, не счи­тая прак­ти­ки во вре­мя обу­че­ния. Эта про­фес­сия мо­жет быть при­быль­ной, но всё за­ви­сит от ме­ста. Ва­кан­сий с хо­ро­ши­ми усло­ви­я­ми не так мно­го и, ду­маю, в от­ли­чие от IT, боль­ше шан­сов один раз под­нять­ся, а за­тем по­те­рять ра­бо­ту и остать­ся не у дел. В ка­кой-то мо­мент ин­те­рес быть огран­щи­ком про­пал. Же­ла­ние пе­ре­мен вме­сте с неста­биль­но­стью на ра­бо­те за­ста­ви­ли по­ме­нять сфе­ру за­ня­то­сти.

Ком­пью­те­ры меня ин­те­ре­со­ва­ли еще со шко­лы, а в сфе­ре IT уже было мно­го зна­ко­мых, ко­то­рые мог­ли по­де­лить­ся со­ве­том. То­гда я на­чал чи­тать ма­те­ри­а­лы и кни­ги по теме, часть из ко­то­рых мне пред­ло­жи­ли дру­зья из IT. Око­ло ме­ся­ца я за­ни­мал­ся толь­ко по кни­гам, а по­том мне по­вез­ло — дру­зья под­ки­ну­ли ин­фор­ма­цию о двух­ме­сяч­ной ста­жи­ров­ке в ком­па­нии, где я те­перь ра­бо­таю.

Сей­час в ко­ман­де за­ни­ма­юсь руч­ным те­сти­ро­ва­ни­ем ПО. Моя за­да­ча — про­ве­рять ка­че­ство вы­пол­не­ния раз­ра­бот­ки, на­хо­дить неточ­но­сти и ошиб­ки. Эта ра­бо­та тре­бу­ет фан­та­зии, по­то­му что да­ле­ко не все­гда баги оче­вид­ны. При­хо­дит­ся при­ду­мы­вать нестан­дарт­ные сце­на­рии, дан­ные, да во­об­ще всё, что мо­жет прий­ти в го­ло­ву ко­неч­но­му поль­зо­ва­те­лю. Пока я на­би­ра­юсь опы­та и про­ве­ряю тео­ре­ти­че­ские зна­ния на прак­ти­ке.

Алек­сандр Ан­дре­ев, 27 лет

Я учил­ся на ин­же­не­ра в МИ­Р­ЭА, по­сле око­на­ния ра­бо­тал про­грам­ми­стом в бан­ке, и мне ка­за­лось бес­смыс­лен­ным то, что я де­лал. Ко­гда я по­шел учить­ся вто­рой раз, на опе­ра­то­ра, слож­ным было бук­валь­но всё, кро­ме пред­ме­та, свя­зан­но­го с фи­зи­кой, — с ним я был зна­ком по пер­во­му уни­вер­си­те­ту. В от­ли­чие от меня боль­шин­ство од­но­курс­ни­ков уже ра­бо­та­ли на съем­ках и про­сто по­вы­ша­ли ква­ли­фи­ка­цию. Пер­вые пол­го­да я пы­тал­ся сов­ме­щать уче­бу с ра­бо­той, но вско­ре по­нял, что это не ва­ри­ант — я про­си­жи­вал в офи­се кучу вре­ме­ни, ко­то­рое мог бы по­тра­тить на но­вое об­ра­зо­ва­ние. То­гда я ре­шил по­сте­пен­но пе­рей­ти на фри­ланс. Было страш­но: я ухо­дил от ста­биль­ной ра­бо­ты с по­сто­ян­ной зар­пла­той в неиз­вест­ность.

Тео­ре­ти­че­ски опе­ра­то­ром мо­жет стать и че­ло­век с ули­цы без спе­ци­аль­но­го об­ра­зо­ва­ния, но ки­но­шко­ла дает неоспо­ри­мые пре­иму­ще­ства. По боль­шей ча­сти ты пла­тишь день­ги за нетвор­кинг, это очень цен­но. Бла­го­да­ря за­ня­ти­ям и опять же нетвор­кин­гу ты по­лу­ча­ешь прак­ти­ку, ко­то­рая очень важ­на в ра­бо­те опе­ра­то­ром. Пока я за­ра­ба­ты­ваю мень­ше, чем в бан­ке, но я по­жерт­во­вал день­га­ми ради ин­те­рес­ной жиз­ни. Ра­бо­та — это то, на что ты тра­тишь боль­шую часть сво­е­го вре­ме­ни, и если она ин­те­рес­на, то все в жиз­ни хо­ро­шо.

Ди­а­на Го­ри­на, 47 лет

Моя ис­то­рия с пи­ло­ном на­ча­лась с де­прес­сии. Я чув­ство­ва­ла себя пло­хо, по­дру­га пред­ло­жи­ла раз­ве­ят­ся и схо­дить с ней на за­ня­тия. То­гда я по­смот­ре­ла и ре­ши­ла, что в 40 лет стрип­тиз — не моя сти­хия. Вско­ре по­сле это­го мы по­шли с ком­па­ни­ей в клуб. Я уви­де­ла, ка­кие трю­ки на пи­лоне вы­пол­ня­ла там де­воч­ка, по­до­шла к ней и спро­си­ла, сколь­ко вре­ме­ни нуж­но, что­бы на­учить­ся де­лать так же. Она от­ве­ти­ла, что год, и я ре­ши­ла, что го­то­ва по­тра­тить на это вре­мя. Так я ока­за­лась в зале и с тех пор не рас­ста­ва­лась с пи­ло­ном.

Я очень бо­я­лась, что меня мо­гут не взять из-за воз­рас­та — со мной в груп­пе были две де­вуш­ки млад­ше 25 лет. Мне было слож­но, всё бо­ле­ло, но я до­би­ва­лась ре­зуль­та­тов, по­то­му что очень нра­ви­лось. Я даже пила обез­бо­ли­ва­ю­щие, что­бы вы­дер­жать час тре­ни­ров­ки в се­ре­дине дня, а по­том вер­нуть­ся об­рат­но на ра­бо­ту. Семь лет на­зад тре­не­ра по пи­ло­ну най­ти было непро­сто, но мне очень по­вез­ло: она была про­фес­си­о­наль­ным хо­рео­гра­фом, с жест­ким ха­рак­те­ром. Пер­вое вре­мя меня ни во что не ста­ви­ли: да­ва­ли ка­кое-то за­да­ние, я с ним му­чи­лась по пол-уро­ка, и на меня ни­кто не об­ра­щал вни­ма­ния. Че­рез три-че­ты­ре ме­ся­ца тре­ни­ро­вок меня при­ня­ли, а че­рез де­сять я уже вы­сту­па­ла. Еще че­рез два года я ста­ла тре­не­ром. В сту­дии, где я за­ни­ма­лась, не хва­та­ло пре­по­да­ва­те­лей и меня по­про­си­ли ве­сти за­ня­тия. Я со­гла­си­лась: мне и так нра­ви­лось по­мо­гать, де­лить­ся ин­фор­ма­ци­ей, объ­яс­нять. По­след­ние семь лет я сов­ме­ща­ла по­сто­ян­ную ра­бо­ту и тре­ни­ров­ки — про­фес­сия зуб­но­го тех­ни­ка меня кор­ми­ла, а воз­душ­ная ак­ро­ба­ти­ка да­ва­ла жизнь. Недав­но я пе­ре­еха­ла в Из­ра­иль и по­ня­ла, что хочу ра­бо­тать толь­ко как тре­нер по ак­ро­ба­ти­ке на пи­лоне — это при­но­сит и за­ра­бо­ток, и удо­воль­ствие.

Сова, 26 лет

Я вы­учи­лась на сек­ре­та­ря, по­шла по­вы­шать ква­ли­фи­ка­цию, что­бы по­том по­сту­пить на юр­фак сра­зу на вто­рой курс, и па­рал­лель­но ра­бо­та­ла по­мощ­ни­ком юри­ста и ре­ги­о­наль­ным ме­не­дже­ром в ин­тер­нет-ма­га­зине. Че­рез неко­то­рое вре­мя ре­ши­ла, что на учё­бу вре­ме­ни нет, нуж­но ра­бо­тать. Од­на­ко каж­дая но­вая ра­бо­та не при­но­си­ла удо­вле­тво­ре­ния, а юрист, ко­то­рой я по­мо­га­ла, на­стой­чи­во со­ве­то­ва­ла не оста­вать­ся в сфе­ре юрис­пру­ден­ции. То­гда же я за­пле­ла себе впер­вые дре­ды у ма­сте­ра и бе­га­ла с ними по ар­хи­вам и гос­учре­жде­ни­ям. Как-то я при­е­ха­ла до­мой по­сле тя­жё­ло­го ра­бо­че­го дня, села пе­ред зер­ка­лом и спро­си­ла себя: «Чем ты хо­чешь за­ни­мать­ся?». То­гда я по­ня­ла, что мне очень нра­вит­ся ме­нять внеш­ность, а дре­ды — мощ­ный спо­соб это­го до­бить­ся.

Мой ма­стер объ­яс­нил мне азы, но чет­ко­го раз­бо­ра я не до­би­лась, по­это­му ре­ши­ла про­дол­жить обу­че­ние са­мо­сто­я­тель­но на прак­ти­ке и за­по­сти­ла объ­яв­ле­ние о по­ис­ке мо­де­лей. Я ча­сто ори­ен­ти­ро­ва­лась на свой опыт: что нра­вит­ся в дре­дах, а что, на­про­тив, хо­те­лось бы по­ме­нять. У каж­дой но­вой мо­де­ли были но­вые для меня за­про­сы, под ко­то­рые при­хо­ди­лось адап­ти­ро­вать спо­со­бы и ин­стру­мен­ты. Со вре­ме­нем я ста­ла ис­поль­зо­вать семь ви­дов крюч­ков для за­пле­та­ния дре­дов (дру­гие ма­сте­ра, судя по ра­бо­там, ис­поль­зу­ют не боль­ше трех). Я даже за­ка­зы­ва­ла спе­ци­аль­ный крю­чок у юве­ли­ра, и он пе­ре­де­лы­вал его несколь­ко раз, что­бы тот точ­но по­до­шел для моих це­лей. Я при­смат­ри­ва­лась к дре­дам на чу­жих кар­тин­ках и до­ду­мы­ва­ла, как мож­но было бы мо­дер­ни­зи­ро­вать и оп­ти­ми­зи­ро­вать про­цесс. Сей­час я уже бо­лее семи лет пле­ту дре­ды, а недав­но сня­ла по­ме­ще­ние в тату-сту­дии, где во­пло­щаю кра­со­ту на го­ло­вах кли­ен­тов и ра­бо­таю со сво­и­ми уче­ни­ка­ми.

Игорь Иден, 30 лет

Фо­то­гра­фия ин­те­ре­со­ва­ла меня все­гда, но что­бы за­нять­ся ей се­рьез­но не хва­та­ло вре­ме­ни и зна­ний. Я ра­бо­тал в мар­ке­тин­го­вой фир­ме, а в сво­бод­ное вре­мя сни­мал. Свои по­лу­лю­би­тель­ские кад­ры я вы­кла­ды­вал в ин­ста­гра­ме, и од­на­ж­ды мне там при­шло пред­ло­же­ние сде­лать фо­то­сес­сию для част­ных кли­ен­тов в сту­дии.

Я со­гла­сил­ся, хотя было ужас­но страш­но: я не знал, как себя ве­сти, и пер­вый раз по­пал в сту­дию. При­ш­лось про­сить ме­не­дже­ра по­мочь мне вы­ста­вить обо­ру­до­ва­ние. В ито­ге кли­ен­ты, есте­ствен­но, оста­лись недо­воль­ны. Тем не ме­нее, этот опыт дал мне тол­чок к зна­ком­ству с фешн-фо­то­гра­фи­ей. Я ре­шил уйти во

фри­ланс — в от­кры­тое про­стран­ство воз­мож­но­стей, ко­то­ры­ми я не знал, как поль­зо­вать­ся. Я по­нял: либо про­го­рю и вер­нусь об­рат­но в офис, либо все по­лу­чит­ся, и я буду за­ра­ба­ты­вать так же, как на по­сто­ян­ной ра­бо­те.

Па­рал­лель­но я со­вер­шен­ство­вал на­вы­ки фо­то­гра­фа. Тео­рию я осо­бо не чи­тал: тер­петь не могу боль­шие кни­ги и ин­струк­ции. Ино­гда на­хо­дил ка­кие-то уро­ки на YouTube: на­при­мер, если надо было что-то под­смот­реть по схе­ме све­та. На­вер­ное, тео­ре­ти­че­ской базы у меня до сих пор нет, боль­шин­ство ве­щей я де­лаю ин­ту­и­тив­но. Мне очень хо­те­лось прак­ти­ки — съе­мок в сту­дии и на ло­ка­ци­ях. Я смот­рел бек­с­тей­джи фо­то­гра­фов, чьи ра­бо­ты мне нра­ви­лись, ра­бо­тал ас­си­стен­том, про­сил бо­лее опыт­ных кол­лег по­звать меня на съем­ки.

Пока я по­лу­чаю чуть мень­ше, чем на преды­ду­щей ра­бо­те, но ду­маю это во­прос вре­ме­ни. Мне на­ча­ли при­хо­дить ком­мер­че­ские за­ка­зы, неко­то­рые ра­бо­ты ухо­дят в за­ру­беж­ные из­да­ния. Недав­но я сни­мал вы­пуск­ную кол­лек­цию ди­зай­не­ра из Бри­тан­ки, ее впо­след­ствии пред­ста­ви­ли на Mer­cedes-Benz Fash­ion Week Rus­sia в Ма­не­же, еще одна съем­ка вы­шла в неза­висмом немец­ком жур­на­ле Kalt­blut Mag­a­zine. Я немно­го жа­лею, что не осо­знал рань­ше, к чему у меня на са­мом деле ле­жит душа.