1. Практика

Смотри и учись: «Единственная роль суперзвезды», история кузины Жаклин Кеннеди и еще 6 документальных фильмов

Советует куратор платформы российского фестивального кино «Пилигрим» Михаил Давыдов

До­ку­мен­таль­ные филь­мы и се­ри­а­лы — это не толь­ко ва­ри­ант при­ят­но­го до­су­га, но и важ­ная часть са­мо­об­ра­зо­ва­ния. Ино­гда из хо­ро­ше­го до­ку­мен­таль­но­го филь­ма мож­но по­черп­нуть не мень­ше зна­ний, чем из це­ло­го он­лайн-кур­са. В но­вой руб­ри­ке «Смот­ри и учись» мы про­сим экс­пер­тов в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния, дру­зей «Цеха» и из­вест­ных лю­дей рас­ска­зать о сво­ем лю­би­мом до­ку­мен­таль­ном кино. Сво­и­ми ре­ко­мен­да­ци­я­ми поде­лился ку­ра­тор плат­фор­мы рос­сий­ско­го фе­сти­валь­но­го кино «Пи­ли­грим» Ми­ха­ил Да­вы­дов.







«Ве­ли­кое без­мол­вие», Фи­лип Гре­нинг

Фильм идет три часа, и в нем прак­ти­че­ски нет слов — это ис­то­рия о мо­на­ше­ском ор­дене, чле­ны ко­то­ро­го хра­нят мол­ча­ние. Эпи­че­ская кар­ти­на о че­ло­ве­че­ском духе, ходе жиз­ни и вре­ме­ни. Весь фильм снят в мо­на­сты­ре в Аль­пах. Я пару раз был там и ощу­щал этот ме­та­фи­зи­че­ский эле­мент «ве­ли­ко­го без­мол­вия». По­том у Фи­ли­па Гре­нин­га были и иг­ро­вые кар­ти­ны, но тема вре­ме­ни в его твор­че­стве ос­но­во­по­ла­га­ю­щая.

«Са­ла­ман­ка», Алек­сандра Ку­лак и Рус­лан Фе­до­тов

Со­вре­мен­ный рос­сий­ский фильм о мен­но­ни­тах в Мек­си­ке, сня­тый Алек­сан­дрой Ку­лак и Рус­ла­ном Фе­до­то­вым. Кино чер­но-бе­лое, аб­со­лют­но за­во­ра­жи­ва­ю­ще и ме­ди­та­тив­ное, очень силь­ное ду­хов­но. Меня уди­ви­ло, на­сколь­ко это ев­ро­пей­ская кар­ти­на — ви­зу­аль­но без­уко­риз­нен­ная, сде­лан­ная на сты­ке с иг­ро­вым кино с ис­поль­зо­ва­ни­ем за­кад­ро­во­го тек­ста. На­вер­ное, это один из луч­ших до­ку­мен­таль­ных филь­мов из Рос­сии за по­след­ние годы.

«Един­ствен­ная роль су­пер­звез­ды», Ан­тон Се­ре­гин

«Един­ствен­ная роль су­пер­звез­ды» Ан­то­на Се­ре­ги­на, вы­пуск­ни­ка шко­лы Ма­ри­ны Раз­беж­ки­ной — это фильм о по­жи­лой ак­три­се, ко­то­рая жи­вет с ма­те­рью и уже дав­но не иг­ра­ет в те­ат­ре. У нее хра­нит­ся пье­са, ко­то­рую она меч­та­ет сыг­рать. Весь фильм она пы­та­ет­ся пред­ло­жить ее раз­ным ре­жис­се­рам, в том чис­ле Ар­ме­ну Джи­гар­ха­ня­ну. На са­мом деле это очень тя­же­лое кино об оди­но­че­стве и на­сто­я­щей пре­дан­но­сти сво­ей про­фес­сии, несмот­ря ни на что. Ко­гда я смот­рел его в пер­вый раз, глав­ная ге­ро­и­ня уже умер­ла. По­сле про­смот­ра я дол­го от­хо­дил, не мог ни­че­го де­лать и ка­кое-то вре­мя про­сто су­ще­ство­вал сам с со­бой.

«Се­рые сады», Аль­берт и Дэ­вид Мэй­слес

«Се­рые сады» бра­тья Мэй­слес сня­ли в се­ми­де­ся­тых го­дах, он фи­гу­ри­ру­ет во всех спис­ках луч­ших до­ку­мен­таль­ных филь­мов. Это ис­то­рия о ку­зине Жа­клин Кен­не­ди: рань­ше она бо­гем­но жила в Нью-Йор­ке, а те­перь — в Ист-Хэмп­тоне, в по­лу­раз­ру­шен­ном особ­ня­ке, вме­сте с по­жи­лой ма­те­рью. Ей уже боль­ше пя­ти­де­ся­ти лет, но она про­дол­жа­ет меч­тать, как вер­нет­ся в Нью-Йорк и пой­дет тан­це­вать. Это очень фи­зио­ло­гич­ное кино, где ост­ро чув­ству­ет­ся эс­те­ти­ка увя­да­ния. В чем-то они пе­ре­кли­ка­ют­ся с преды­ду­щим филь­мом.

«Катя», Анна Ши­шо­ва

Это кино о де­вуш­ке, ко­то­рая пу­те­ше­ству­ет по Ин­дии. По­сте­пен­но она рас­ска­зы­ва­ет свою ис­то­рию: она по­би­ра­лась на ули­це, упо­треб­ля­ла нар­ко­ти­ки, но смог­ла вы­рвать­ся и те­перь вся ее жизнь — это веч­ное пу­те­ше­ствие. Ино­гда она оста­нав­ли­ва­ет­ся, ра­бо­та­ет и едет даль­ше. Это по­ко­лен­че­ское кино о по­ис­ке сво­ей иден­тич­но­сти и гар­мо­нии с ми­ром. Фильм очень силь­ный и по­лу­чил мно­же­ство на­град. Кадр за кад­ром, сквозь бес­ко­неч­ные па­но­ра­мы го­ро­дов, мы ста­но­вим­ся все бли­же к глав­ной ге­ро­ине. Глав­ная ее мысль: в этом ходе вре­ме­ни мы все — пу­те­ше­ствен­ни­ки, и мне это очень близ­ко. Ко­гда меня спра­ши­ва­ют, что по­смот­реть на Пи­ли­гри­ме, я сра­зу на­зы­ваю этот фильм — бес­про­иг­рыш­ный ва­ри­ант.

«Пей­заж», Сер­гей Лоз­ни­ца

Сер­гей Лоз­ни­ца — клас­сик, его филь­мы се­го­дня по­ка­зы­ва­ют на всех ве­ду­щих ми­ро­вых фе­сти­ва­лях. Но я хо­тел бы вспом­нить его кар­ти­ну «Пей­заж», ко­то­рую он снял в на­ча­ле 2000-х. Боль­шая часть филь­ма сня­та од­ним «плы­ву­щим» кад­ром с неко­то­ры­ми тех­ни­че­ски­ми склей­ка­ми. Сна­ча­ла ка­ме­ра очень мед­лен­но едет по ули­це ма­лень­ко­го рос­сий­ско­го го­ро­да, а даль­ше — мимо лю­дей, жду­щих ав­то­бус. На оста­нов­ке слыш­ны об­рыв­ки фраз, но мы не мо­жем ни на чем скон­цен­три­ро­вать­ся — ка­ме­ра идет даль­ше. В ка­кой-то мо­мент этот при­ем обо­ра­чи­ва­ет­ся силь­ной ме­та­фо­рой жиз­ни в пост­со­вет­ской Рос­сии, на­хо­дя­щей­ся в веч­ном ожи­да­нии. Ка­жет­ся, что здесь все про­сто, но на са­мом деле — это боль­шое ху­до­же­ствен­ное кино.

«Выс­ший суд. Ки­но­ма­те­ри­а­лы», Герц Франк

Герц Франк снял кино о смерт­ном при­го­во­ре. Мо­ло­дой че­ло­век со­вер­шил двой­ное убий­ство, осуж­ден и ждет каз­ни. Ре­жис­сер про­во­дит с ним по­след­ние ме­ся­цы его жиз­ни, по­ка­зы­вая ду­хов­ную транс­фор­ма­цию. Это пре­дель­ное изоб­ра­же­ние че­ло­ве­ка, ко­то­рый пы­та­ет­ся при­ми­рить­ся со смер­тью. Ду­маю, этот фильм мож­но срав­нить со «Смер­тью Ива­на Ильи­ча» Тол­сто­го. И если бы мне пред­ло­жи­ли вы­брать кино для обя­за­тель­но­го про­смот­ра в стар­шей шко­ле, я бы точ­но вклю­чил в спи­сок эту ра­бо­ту.

«Стыд или бес­стыд­ство», Эрве Ги­бер

«Стыд или бес­стыд­ство» — это ра­ди­каль­ное кино Эрве Ги­бе­ра. Этот фран­цуз­ский пи­са­тель был бо­лен СПИ­Дом и сни­мал себя в те­че­ние по­след­не­го года жиз­ни. Фи­наль­ный мон­таж сде­ла­ли уже по­сле его смер­ти. Я узнал об этом кино в ин­тер­вью с Ма­ри­ной Раз­беж­ки­ной: она рас­суж­да­ла о воз­мож­но­стях осмыс­ле­ния са­мо­изо­ля­ции сред­ства­ми кино, и на­зва­ла этот фильм как при­мер. В этой ра­бо­те меня по­ра­жа­ет оп­ти­ка аб­со­лют­но чест­но­го раз­го­во­ра о себе. Ге­рой пре­крас­но по­ни­ма­ет, что уми­ра­ет, но про­дол­жа­ет сни­мать. Об этом филь­ме мало кто зна­ет, но я счи­таю его ше­дев­ром.

«Без солн­ца», Крис Мар­кер

«Без солн­ца» Мар­ке­ра — чи­стое по­э­ти­че­ское кино. Его труд­но опи­сать сло­ва­ми: он стал­ки­ва­ет с неимо­вер­ной ху­до­же­ствен­ной сво­бо­дой об­ра­зы Япо­нии, Аф­ри­ки и дру­гих стран, свя­зы­вая их за­кад­ро­вым тек­стом. Для меня эта ра­бо­та ста­ла ори­ен­ти­ром того, как мож­но пре­об­ра­жать от­сня­тый ма­те­ри­ал на мон­та­же, де­лая из это­го свое кино.

«Зем­ля ти­ши­ны и тем­но­ты», Вер­нер Хер­цог

Вер­нер Хер­цог — очень из­вест­ный ре­жис­сер, по-хо­ро­ше­му бе­зу­мец, сни­ма­ю­щий как иг­ро­вое, так и до­ку­мен­таль­ное кино. Я хо­тел бы вспом­нить его пре­крас­ный фильм «Зем­ля ти­ши­ны и тем­но­ты». Это кино о сле­по-глу­хих лю­дях, ко­то­рые жи­вут, опи­ра­ясь лишь на так­тиль­ные ощу­ще­ния. Глав­ная ге­ро­и­ня филь­ма пу­те­ше­ству­ет по Гер­ма­нии и по­мо­га­ет лю­дям с та­ки­ми же, как у нее, осо­бен­но­стя­ми. В ито­ге по­лу­чи­лось боль­шое гу­ма­ни­сти­че­ское кино о че­ло­ве­че­ском до­сто­ин­стве и сми­ре­нии. Пом­ню, что я смот­рел его, ко­гда пло­хо слы­шал од­ним ухом, и это, ко­неч­но, не мог­ло не ска­зать­ся на вос­при­я­тии филь­ма.