1. Практика

«Выигрывают проекты, которые предлагают обучение для будущего». Интервью с Андреем Лобановым

Создатель лектория «Синхронизация» и школы программирования для детей «Алгоритмика» Андрей Лобанов — о том, как изменится образование

Ан­дрей Ло­ба­нов — вы­пуск­ник мех­ма­та МГУ и быв­ший кон­суль­тант McK­in­sey. В 2015 году он ре­шил из­ме­нить свою жизнь и вме­сте с по­дру­гой Ма­ри­ей Бо­ро­дец­кой от­крыл лек­то­рий об ис­кус­стве и на­у­ке «Син­хро­ни­за­ция», а за­тем со­здал круп­ней­шую в Рос­сии шко­лу про­грам­ми­ро­ва­ния для де­тей «Ал­го­рит­ми­ка». Се­год­ня шко­ла ра­бо­та­ет в 16 стра­нах и обу­ча­ет про­грам­ми­ро­ва­нию бо­лее 150 000 де­тей по все­му миру. В ин­тер­вью «Цеху» Ан­дрей рас­ска­зал, по­че­му ушел из кон­сал­тин­га, как бу­дет ме­нять­ся об­ра­зо­ва­ние и как за три года вы­рас­тить ло­каль­ный про­ект до меж­ду­на­род­но­го уров­ня.







О том, как из­ме­нил­ся ры­нок об­ра­зо­ва­тель­ных услуг

Мне ка­жет­ся, сло­во «об­ра­зо­ва­ние» ста­ло чаще по­яв­лять­ся в ин­фо­по­ле. Ко­ли­че­ство про­ек­тов, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся об­ра­зо­ва­ни­ем, в Рос­сии зна­чи­тель­но вы­рос­ло. Пять лет на­зад, ко­гда мы со­зда­ва­ли «Син­хро­ни­за­цию», мож­но было по паль­цам двух рук пе­ре­чис­лить тех, кто де­ла­ет что-то ка­че­ствен­ное.

Сей­час вы­иг­ры­ва­ют те про­ек­ты, ко­то­рые пред­ла­га­ют обу­че­ние «для бу­ду­ще­го». Мир очень быст­ро ме­ня­ет­ся, и мы не зна­ем, чем бу­дут за­ни­мать­ся наши дети, ко­гда вы­рас­тут. Два года на­зад мы с Edu­tainme де­ла­ли боль­шой ре­серч на тему того, чему долж­ны учить в шко­ле. Все ис­сле­до­ва­ния сво­дят­ся к од­но­му: учить нуж­но на­вы­кам, ко­то­рые по­мо­гут че­ло­ве­ку вне за­ви­си­мо­сти от того, ка­кую про­фес­сию он вы­брал. Это кре­а­тив­ное и ло­ги­че­ское мыш­ле­ние, уме­ние ра­бо­тать над про­ек­та­ми в ко­ман­де.

Все исследования сводятся к одному: учить нужно навыкам, которые помогут человеку вне зависимости от того, какую профессию он выбрал.
Анрей Лобанов

Та­к­же важ­но пред­ла­гать ин­ди­ви­ду­а­ли­за­цию об­ра­зо­ва­тель­ной тра­ек­то­рии. Как мы учи­лись в шко­ле? У нас был один учеб­ник и один учи­тель на боль­шую ауди­то­рию, хотя мы все по-раз­но­му вос­при­ни­ма­ем ин­фор­ма­цию. Сей­час тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют про­ана­ли­зи­ро­вать ре­зуль­та­ты ре­бен­ка, вы­дать ему под­хо­дя­щий кон­тент и дать воз­мож­ность вы­би­рать, по ка­кой об­ра­зо­ва­тель­ной тра­ек­то­рии пой­ти даль­ше. В «Ал­го­рит­ми­ке» есть несколь­ко «тре­ков» слож­но­сти, и ма­ши­на мо­жет по­мочь ре­бен­ку вы­брать уро­вень, под­хо­дя­щий ему по ско­ро­сти усво­е­ния ма­те­ри­а­ла.

По­че­му лек­ции ста­ли мод­ны­ми

В Рос­сии этот бум воз­ник от­ча­сти по­то­му, что рань­ше ни­че­го по­доб­но­го не было. Все хо­те­ли со­здать себе некий ба­зо­вый уро­вень, по­том ста­ра­лись ку­пить квар­ти­ру, ма­ши­ну и дачу, и толь­ко по­том все по­ня­ли: хо­чет­ся ведь чего-то дру­го­го. Мне ка­жет­ся, «Син­хро­ни­за­ция» се­год­ня тоже стро­ит этот тренд: мы по­мо­га­ем это «дру­гое» по­лу­чить.

Мо­ти­ва­ция лю­дей стро­ит­ся по-раз­но­му: кому-то про­сто ин­те­рес­но узна­вать но­вое, кто-то ста­ра­ет­ся глуб­же по­гру­зить­ся в ин­те­рес­ную об­ласть, для кого-то это по­иск но­во­го язы­ка. Но и вме­сте с этим это про­сто кай­фо­вое вре­мя­пре­про­вож­де­ние. Не смот­ри­те те­ле­ви­зор, а иди­те в кино, те­атр, на вы­став­ки!

Са­мая по­пу­ляр­ная лек­ция в «Син­хро­ни­за­ции» — это лек­ция про Бос­ха. Мы её по­вто­ри­ли, ка­жет­ся, раз семь­де­сят. Хотя у нас по­сто­ян­но по­яв­ля­ют­ся ка­кие-то но­вые лек­ции и кур­сы, сто­про­цент­ной уве­рен­но­сти, что имен­но это точ­но зай­дет все еще нет. На­при­мер, у нас была лек­ция про Ми­яд­за­ки, и она по­шла го­раз­до луч­ше, чем мы ожи­да­ли. Ко­неч­но, есть уже опре­де­лен­ная на­смот­рен­ность и «чуй­ка». Мы сде­ла­ли бо­лее че­ты­рех­ста раз­лич­ных лек­ций и по­ни­ма­ем, что тем оста­лось не так уж и мно­го. По­это­му мы по­сто­ян­но экс­пе­ри­мен­ти­ру­ем, пы­та­ем­ся най­ти но­вые фор­ма­ты.

Идея быст­рых зна­ний

Мы жи­вем в эпо­ху ко­лос­саль­ной кон­ку­рен­ции за вре­мя. Все но­вые об­ра­зо­ва­тель­ные фор­ма­ты долж­ны быть бо­лее ин­тер­ак­тив­ны­ми и за­то­чен­ны­ми на мо­ти­ва­цию. Очень мно­гое нуж­но де­лать он­лайн: лю­дям нра­вит­ся каж­дую неде­лю по­лу­чать в email-рас­сыл­ке курс про 50 зда­ний Моск­вы, где в каж­дом пись­ме мож­но было бы по­чи­тать о чем-ни­будь но­вом. На­зы­ва­ет­ся ли это быст­рым об­ра­зо­ва­ни­ем? Да, но у нас нет цели да­вать ма­ги­стер­скую сте­пень. Наша идея в том, что мож­но ко­пать вглубь. В «Син­хро­ни­за­ции» у нас есть несколь­ко уров­ней по­гру­же­ния. Пер­вая лек­ция нуж­на, что­бы за­це­пить че­ло­ве­ка, по­ка­зать, что есть ин­те­рес­но­го в этой об­ла­сти. По­сле это­го все­гда мож­но пе­рей­ти на сле­ду­ю­щий уро­вень. На­при­мер, ты при­шел на лек­цию по Бос­ху — тебе по­нра­ви­лось, по­сле это­го у тебя есть курс из пяти лек­ций про ис­то­рию жи­во­пи­си с воз­мож­но­стью пой­ти вме­сте с ис­кус­ство­ве­дом на вы­став­ку. Ко­неч­но, мы ра­бо­та­ем для лю­би­те­ля, но ста­ра­ем­ся по­гру­жать­ся все глуб­же и глуб­же.

Что ка­са­ет­ся «Ал­го­рит­ми­ки», здесь вряд ли мож­но го­во­рить о «быст­рых зна­ни­ях». Дети учат­ся как ми­ни­мум год, по­сте­пен­но по­гру­жа­ясь в про­цесс про­грам­ми­ро­ва­ния. От­ли­чие от клас­си­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния ско­рее в гей­ми­фи­ка­ции и в том, что весь тео­ре­ти­че­ский ма­те­ри­ал от­ра­ба­ты­ва­ет­ся на прак­ти­ке: дети со­зда­ют мульт­филь­мы, игры, при­ло­же­ния, чат-боты. Зна­ния, ото­рван­ные от ре­аль­но­сти, ка­жут­ся ре­бен­ку не та­ки­ми цен­ны­ми. Кро­ме того, мы по­ка­зы­ва­ем, как эти зна­ния мо­гут при­го­дить­ся в шко­ле.

Об­ра­зо­ва­тель­ный су­пер­мар­кет

Об­ра­зо­ва­ние точ­но бу­дет ме­нять­ся. Наша 4-х го­дич­ная уни­вер­си­тет­ская про­грам­ма — это непо­во­рот­ли­вый слон, за­стряв­ший в по­суд­ной лав­ке. Ско­ро мы бу­дем по­лу­чать весь об­ра­зо­ва­тель­ный кон­тент фраг­мен­ти­ро­ва­но. Че­ло­век, как в су­пер­мар­ке­те, бу­дет на­би­рать ку­соч­ки зна­ний из раз­ных об­ла­стей и из них со­став­лять тот бу­тер­брод, ко­то­рый ну­жен ему имен­но се­год­ня, по­то­му что зав­тра он хо­чет его съесть. Уни­вер­си­те­ты точ­но из­ме­нят­ся, но вряд ли вы­мрут. По­ми­мо все­го про­че­го они несут со­ци­аль­ную функ­цию. Для меня пе­ре­езд в Моск­ву и по­ступ­ле­ние на мех­мат — это не про то, что я стал кру­тым ма­те­ма­ти­ком. Уни­вер­си­тет дал мне лю­дей, ко­то­рые за­ста­ви­ли меня тя­нуть­ся вверх.

Наша  университетская программа — это неповоротливый слон, застрявший в посудной лавке
Андрей Лобанов

Мы в «Син­хро­ни­за­ции» не рас­тим ис­кус­ство­ве­дов, но по­сле на­ших кур­сов люди улуч­ша­ют свой ин­тел­лек­ту­аль­ный до­суг и рас­ши­ря­ют кру­го­зор. Раз­ве это пло­хо? Каж­дый из них ста­нет немнож­ко глуб­же. Долж­ны ли быть по­ми­мо это­го про­грам­мы, ко­то­рые го­то­вят ис­кус­ство­ве­дов? Ко­неч­но, они долж­ны быть.

Это во­прос цели. Если вы хо­ти­те по­лу­чить про­фес­си­о­наль­ное об­ра­зо­ва­ние, что­бы по­том ис­поль­зо­вать эти зна­ния в ра­бо­те и быть глу­бо­ким спе­ци­а­ли­стом, то вы­би­рай­те одни про­грам­мы. Если же вы хо­ти­те по­лу­чить об­щее пред­став­ле­ние или ре­шить ка­кие-то опре­де­лен­ные за­да­чи, то при­хо­ди­те на ко­рот­кие и су­пер­за­то­чен­ные под это кур­сы. Ко­рот­кие кур­сы силь­но по­вли­я­ют на уни­вер­си­те­ты, ведь что­бы стать раз­ра­бот­чи­ком или бух­гал­те­ром, не надо идти в уни­вер­си­тет. В Аме­ри­ке очень мно­гие ста­но­вят­ся раз­ра­бот­чи­ка­ми по­сле по­лу­го­до­вых про­грамм. Ты при­хо­дишь туда во­об­ще без зна­ний про­грам­ми­ро­ва­ния, но с хо­ро­шо ра­бо­та­ю­щей го­ло­вой, и из тебя за очень ко­рот­кий срок де­ла­ют спе­ци­а­ли­ста.

Жиз­нен­ный трек

Ино­гда мы ви­дим лю­дей, ко­то­рые на­хо­дят­ся дей­стви­тель­но «на сво­ем ме­сте» — ве­ли­кий хи­рург, дра­ма­тург, поэт или фи­нан­сист. Та­ких лю­дей мало, им по­вез­ло. Я ду­маю, са­мое важ­ное — это лю­бить свою ра­бо­ту. Не нуж­но каж­дый день за­став­лять себя и го­во­рить: «я дол­жен». На ра­бо­те мы про­во­дим по­ло­ви­ну сво­ей осо­знан­ной жиз­ни. Если мы ее не лю­бим, то мы до глу­би­ны души несчаст­ные люди. Но со­вер­шен­но нор­маль­но, что со вре­ме­нем от­но­ше­ние к сво­е­му делу мо­жет из­ме­нить­ся. Я ра­бо­тал в кон­сал­тин­ге и мне это нра­ви­лось, но по­том я по­нял, что хочу уйти и де­лать что-то дру­гое. Это был се­рьез­ный по­во­рот в моей жиз­ни, но по­че­му бы не по­ме­нять свой трек 2-3 раза в жиз­ни. Ино­гда ты при­хо­дишь к это­му сам, ино­гда так скла­ды­ва­ют­ся об­сто­я­тель­ства. Но очень важ­но все­гда ис­кать то, что нра­вит­ся.

Ко­гда я по­сту­пил на мех­мат, то очень быст­ро по­нял, что ве­ли­ким ма­те­ма­ти­ком я стать не смо­гу, а вот со­здать свой соб­ствен­ный биз­нес я меч­тал с са­мо­го дет­ства. Я рано на­чал ра­бо­тать, сде­лал свое ма­лень­кое ре­клам­ное агент­ство, но успеш­ным про­ект не стал и мы его за­кры­ли. То­гда я узнал про кон­сал­тинг, и в McK­in­sey (McK­in­sey — Меж­ду­на­род­ная кон­сал­тин­го­вая ком­па­ния, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ща­я­ся на стра­те­ги­че­ском управ­ле­нии — Прим.ред.) была от­кры­та ва­кан­сия. Кон­курс был 100 че­ло­век на ме­сто, но я очень го­то­вил­ся. Пом­ню, ко­гда я по­пал туда, то по­зво­нил сво­е­му быв­ше­му парт­не­ру по биз­не­су и ска­зал, что это луч­шее ме­сто на зем­ле.

В McK­in­sey меня мно­го­му на­учи­ли, я по­лу­чил опыт и смог ре­а­ли­зо­вать про­ек­ты, ко­то­ры­ми очень силь­но гор­жусь. Но в ка­кой-то мо­мент мне за­хо­те­лось все по­ме­нять. Мне было 25 лет, ка­рье­ра скла­ды­ва­лась хо­ро­шо, на зар­пла­ту и про­ек­ты я не жа­ло­вал­ся. Но я не знал, чего имен­но хочу. Я взял очень длин­ный от­пуск и стал ду­мать о сво­ей жиз­ни. Что мог­ло по­мочь мне по­смот­реть на этот мир шире? Куль­ту­ра и ис­кус­ство. Я хо­тел от­крыть но­вые из­ме­ре­ния в по­ни­ма­нии кар­ти­ны мира. Вско­ре я стал хо­дить на лек­ции об ис­кус­стве, но та­ких, ко­то­рые бы мне по­нра­ви­лись, не на­шел. То­гда дру­зья взя­ли меня на сла­бо, ска­за­ли: «А сде­лай сам». Вот так и по­яви­лась «Син­хро­ни­за­ция».

Вскоре я стал ходить на лекции об искусстве, но таких, которые бы мне понравились, не нашел. Тогда друзья взяли меня на слабо, сказали: «А сделай сам». Вот так и появилась «Синхронизация»
Андрей Лобанов

Она и вы­та­щи­ла меня из де­прес­сии. С од­ной сто­ро­ны, мне все­гда хо­те­лось де­лать «кар­ми­че­ски пра­виль­ные» шту­ки, а с дру­гой — за­ни­мать­ся чем-то но­вым для себя. Так я по­нял, что хочу что-то де­лать в об­ра­зо­ва­нии. Вско­ре я на­шел но­вую идею, при­ду­мал «Ал­го­рит­ми­ку» и уже три года за­ни­ма­юсь ей 95% вре­ме­ни, а Маша Бо­ро­дец­кая управ­ля­ет «Син­хро­ни­за­ци­ей».

Про­фес­сия XXI века

Я на­чал ис­кать, что но­во­го мож­но сде­лать в об­ра­зо­ва­нии и сна­ча­ла по­ду­мал про обу­че­ние де­тей ис­кус­ству, но не смог до­кру­тить эту идею. За­ду­мал­ся о профори­ен­та­ции, но это все рав­но было что-то не то. То­гда я спро­сил себя: «Что та­кое про­фес­сия XXI века?» Это про­грам­ми­ро­ва­ние. Меня, на­при­мер, ему очень пло­хо учи­ли. По­сле это­го у меня до­ста­точ­но быст­ро по­яви­лась идея про­дук­та, и, мне ка­жет­ся, у нас хо­ро­шо по­лу­чи­лось.

Се­год­ня нуж­но учить де­тей ду­мать и осо­знан­но вы­би­рать не толь­ко «куда идти учить­ся», но и ка­кой фильм по­смот­реть ве­че­ром. Нас окру­жа­ет очень мно­го ин­фор­ма­ции и нуж­но уметь её отре­флек­си­ро­вать. Фак­тов на­по­до­бие «Вол­га впа­да­ет в Кас­пий­ское море» ста­ло так мно­го, что за­пом­нить их все невоз­мож­но, да и на мой взгляд не осо­бо нуж­но, для это­го дей­стви­тель­но есть те­ле­фон. Сей­час че­ло­век за ме­сяц по­треб­ля­ет боль­ше ин­фор­ма­ции, чем жи­тель XVIII века за всю жизнь. Чему имен­но нуж­но учить ре­бен­ка, если все вре­мя по­яв­ля­ет­ся что-то но­вое? Из школь­но­го об­ра­зо­ва­ния ни­че­го не ухо­дит, но раз­ве мы не долж­ны рас­ска­зы­вать еще и о ге­не­ти­ке, эко­но­ми­ке, ис­кус­ствен­ном ин­тел­лек­те? Что­бы вклю­чить все это в про­грам­му, при­хо­дит­ся брать «по вер­хам». Сколь­ко вы, на­при­мер, пом­ни­те из кур­са хи­мии? У ре­бен­ка долж­на быть воз­мож­ность вы­бо­ра. Ему нуж­но дать ка­кой-то ми­ни­маль­ный на­бор опы­та, дать некие об­щие пред­став­ле­ния. Если ему по­нра­вит­ся, то он нач­нет изу­чать это глуб­же. Если пой­мет, что это не его, то смо­жет вер­нуть­ся и пой­ти еще куда-то. Так мы смо­жем ре­шить эту про­бле­му мно­го­об­ра­зия.

Су­ще­ству­ет опре­де­лен­ная гра­да­ция, чему во­об­ще дол­жен на­учить­ся че­ло­век:

  • знать — вла­деть необ­хо­ди­мым на­бо­ром фак­тов;
  • де­лать — осво­ить ка­кие-то на­вы­ки;
  • уметь быть ча­стью об­ще­ства;
  • уметь быть со­бой — это мож­но от­не­сти к осо­знан­но­сти.

В Рос­сии мало кто хо­дит к пси­хо­те­ра­пев­там и это непра­виль­но. Пси­хо­те­ра­певт по­мо­га­ет по­нять, кто ты. Нам всем нуж­но на­учить­ся ра­бо­тать с со­бой и со сво­и­ми ощу­ще­ни­я­ми.

Три года на­зад у вас было все­го 50 уче­ни­ков толь­ко в Москве. Се­год­ня «Ал­го­рит­ми­ка» ста­ла круп­ней­шей шко­лой про­грам­ми­ро­ва­ния для де­тей в Рос­сии и од­ной из круп­ней­ших в мире. Как это­го до­бить­ся за та­кой ко­рот­кий срок? Я не знаю (сме­ет­ся). От­ча­сти нам по­вез­ло с тем, что мы по­па­ли в боль­шой тренд. Три года на­зад ни­кто не ду­мал о про­грам­ми­ро­ва­нии, а сей­час о нем го­во­рят все. Ещё мы вы­бра­ли пра­виль­ную биз­нес-мо­дель: мы ра­бо­та­ем че­рез фран­ши­зу. Этот спо­соб на­и­ме­нее за­ре­гу­ли­ро­ван и прост в мас­шта­би­ро­ва­нии. Ты вы­хо­дишь на кон­крет­ных парт­не­ров, ко­то­рые от­кры­ва­ют шко­лу в ре­ги­о­нах, и так нам уда­ет­ся очень быст­ро ша­гать по пла­не­те и вы­иг­ры­вать кон­ку­рен­цию. Ра­бо­тать с парт­не­ра­ми мож­но по-раз­но­му. Есть фор­мат, ко­гда ты про­дал и за­был. Мы ста­ра­ем­ся вы­рас­тить из на­ших парт­не­ров биз­не­сме­нов, по­это­му ак­тив­но их под­дер­жи­ва­ем и даем мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство зна­ний, что­бы сде­лать биз­нес успеш­ным. Ко­гда мы по­ка­зы­ва­ем этот «па­кет» парт­не­рам по миру, они все­гда в шоке, им очень нра­вит­ся наш под­ход. Сей­час мы вхо­дим в топ-5 школ про­грам­ми­ро­ва­ния для де­тей в мире.

С дру­гой сто­ро­ны, у нас есть круп­ные про­ек­ты с го­су­дар­ством. Это про­ек­ты, ко­то­рые поз­во­ля­ют нам ме­нять си­сте­му об­ра­зо­ва­ния в це­лом. Два с по­ло­ви­ной года на­зад мы за­пу­сти­ли пи­лот­ный про­ект в шко­лах Азер­бай­джа­на: ми­ни­стер­ство об­ра­зо­ва­ния по­ве­ри­ло в нас и дало нам воз­мож­ность по­ка­зать, как мы мо­жем учить де­тей. Мы бу­дем пол­но­стью транс­фор­ми­ро­вать школь­ный урок ин­фор­ма­ти­ки в це­лой стране. Сей­час так учат­ся уже де­сят­ки ты­сяч де­тей. Мы по­мо­га­ем транс­фор­ми­ро­вать школь­ную си­сте­му. Важ­но, что мы де­ла­ем это в парт­нер­стве с ми­ни­стер­ством об­ра­зо­ва­ния, а не про­сто от­да­ли им ка­кой-то учеб­ник и «де­лай­те что хо­ти­те». Мы вме­сте пи­шем и внед­ря­ем кон­тент, обу­ча­ем пе­да­го­гов. На­де­юсь, что мы смо­жем за­пу­стить та­кую шту­ку и в Рос­сии.

Моя лю­би­мая ис­то­рия: не буду на­зы­вать го­род, но к нам при­шел ре­ги­о­наль­ный парт­нер. У нас есть всту­пи­тель­ный взнос, а по­том парт­нер пла­тит про­цент с каж­до­го ре­бен­ка, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся в си­сте­ме. Этот че­ло­век за­пла­тил нам де­нег и не сде­лал ни­че­го! А мы-то стро­им свою мо­дель на том, что по­мо­га­ем парт­не­рам раз­ви­вать биз­нес и, со­от­вет­ствен­но, мно­го от них тре­бу­ем. Этот че­ло­век даже не на­шел пло­щад­ку. Че­рез шесть ме­ся­цев мы ска­за­ли, мол, из­ви­ни­те, но мы по­шли ис­кать дру­го­го парт­не­ра. С тех пор мы сме­ем­ся, что у нас мог­ла бы быть очень удач­ная биз­нес-мо­дель: тебе при­нес­ли день­ги, ни­че­го не сде­ла­ли, и ты мо­жешь про­да­вать еще раз. Ино­гда фран­ши­зы так и ра­бо­та­ют. Но это не наш под­ход. По­сле это­го слу­чая мы из­ме­ни­ли си­сте­му от­бо­ра и бо­лее жест­ко вы­би­ра­ем парт­не­ров. Мы ста­вим пе­ред со­бой за­да­чу вы­рас­тить из парт­не­ров пред­при­ни­ма­те­лей, ко­то­рые по­мо­га­ют нам раз­ви­вать сеть «Ал­го­рит­ми­ки».

Де­лать соб­ствен­ный биз­нес — это огром­ный стресс

Я в вос­тор­ге от обо­их про­ек­тов, они со­всем раз­ные, но оба крат­но рас­тут год от года. «Ал­го­рит­ми­ка» боль­ше, чем «Син­хро­ни­за­ция», по­то­му что мы при­вле­ка­ли ин­ве­сти­ции в про­ект и, став при­быль­ны­ми, по­сто­ян­но ин­ве­сти­ру­ем эту при­быль в раз­ви­тие. «Син­хро­ни­за­ция» в свое вре­мя по­па­ла под за­прос об­ще­ства, хотя мои дру­зья и про­сто «люди из рын­ка» мне го­во­ри­ли, что ни­кто на это хо­дить не бу­дет. Впро­чем и про «Ал­го­рит­ми­ку» мне го­во­ри­ли, что ры­нок за­нят и тоже ни­че­го не вый­дет. Надо ве­рить в себя, но чет­ко осо­зна­вать, по­че­му ты уве­рен в успе­хе про­ек­та. Все­гда мо­жет не по­лу­чить­ся, про­сто важ­на са­мо­ре­флек­сия.

Для меня ра­бо­та — са­мый важ­ный при­о­ри­тет в жиз­ни. Я люб­лю её, по­лу­чаю удо­воль­ствие и в ка­ком-то смыс­ле даже от­ды­хаю здесь. Ко­неч­но, ну­жен ка­кой-то ба­ланс меж­ду де­ла­ми и лич­ным про­стран­ством, но его не нуж­но вы­стра­и­вать спе­ци­аль­но. Если пра­виль­но ин­ве­сти­ро­вать свое вре­мя, то все по­лу­чит­ся. У меня была де­прес­сия. Не знаю, мож­но ли это на­зы­вать эмо­ци­о­наль­ным вы­го­ра­ни­ем, но ко­гда ухо­дил из Мак­кин­зи меня год страш­но кол­ба­си­ло. Сей­час тоже бы­ва­ют очень тя­же­лые пе­ри­о­ды. Де­лать соб­ствен­ный биз­нес — это огром­ный стресс. Важ­но что­бы ря­дом были люди, ко­то­рые мог­ли бы тебя под­дер­жать, а ты по­мо­жешь им во вре­мя их спа­дов. Ещё я по­нял, что нуж­но ез­дить от­ды­хать. Уди­ви­тель­но, но ни­че­го не упа­дет и не раз­ру­шит­ся, если ты уедешь на неде­лю.

Очень важ­но, что­бы в жиз­ни был спорт. Мне нра­вит­ся бе­гать в Луж­ни­ках в 7.30 утра. Рань­ше я был со­вой и мне ка­за­лось, что это невоз­мож­но. Но ко­гда я ока­зал­ся там пер­вый раз и уви­дел сол­ныш­ко… бах! — и моя жизнь пе­ре­стро­е­на. Те­перь у меня со­вер­шен­но по-дру­го­му ра­бо­та­ют био­рит­мы, с утра я могу по­чи­тать и по­ме­ди­ти­ро­вать.

Мне очень нра­вит­ся чи­тать, в этом году я за­пла­ни­ро­вал спи­сок из 25 книг. Из­на­чаль­но план был на 20, но про­чи­таю боль­ше. Каж­дую про­чи­тан­ную кни­гу я фик­си­рую в Goodreads и пишу неболь­шой ком­мен­та­рий. Это поз­во­ля­ет отре­флек­си­ро­вать кни­гу и за­пом­нить, что я про­чи­тал. Я чи­таю нон-фикшн и биз­нес-ли­те­ра­ту­ру в оди­на­ко­вых про­пор­ци­ях, но пока я не внед­рю что-то из биз­нес-книж­ки в жизнь, я не на­чи­наю чи­тать сле­ду­ю­щую.