1. Практика

Полезное чтение. 9 книг от искусствоведа Лены Парсамовой

Тайная жизнь деревьев, Италия и Астрид Линдгрен

© Фото: личный архив, коллаж: Вика Шибаева и Миша Надь / цех

В руб­ри­ке «По­лез­ное чте­ние» мы про­сим экс­пер­тов в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния, дру­зей «Цеха» и из­вест­ных лю­дей рас­ска­зать нам о нон-фикшн кни­гах, ко­то­рые по­мог­ли им в ка­рье­ре, са­мо­раз­ви­тии и са­мо­об­ра­зо­ва­нии. В но­вой под­бор­ке сво­им спис­ком лю­би­мой и по­лез­ной ли­те­ра­ту­ры де­лит­ся Лена Пар­са­мо­ва, ис­кус­ство­вед и пе­да­гог, со­зда­тель­ни­ца про­ек­та «С кем бы по­иг­рать».







«Об­ра­зы Ита­лии», Па­вел Му­ра­тов

По об­ра­зо­ва­нию я ис­кус­ство­вед и, ко­неч­но, кни­ги об ис­кус­стве со­став­ля­ют зна­чи­тель­ную часть моей до­маш­ней биб­лио­те­ки. Но кни­га Пав­ла Му­ра­то­ва — это не на­уч­ный сбор­ник, хотя ее чи­та­ют все, кто изу­ча­ет ис­кус­ство, а неве­ро­ят­но по­э­тич­ный текст. Здесь пе­ре­пле­та­ют­ся пу­те­вые за­мет­ки и вос­по­ми­на­ния, ис­то­ри­че­ские справ­ки и очень по­дроб­ные, эмо­ци­о­наль­ные опи­са­ния и ин­тер­пре­та­ции про­из­ве­де­ний ис­кус­ства. Кни­га хо­ро­ша тем, что от­крыв ее на лю­бой стра­ни­це даже в хо­лод­ный мос­ков­ский зим­ний ве­чер, ты мгно­вен­но пе­ре­но­сишь­ся в зной­ную, тер­ра­ко­то­вую, на­сы­щен­ную те­лес­ны­ми ощу­ще­ни­я­ми Ита­лию. Му­ра­то­ву уда­лось вы­ра­зить в этой кни­ге всю свою, да и нашу лю­бовь к этой стране и пе­ре­дать ка­кой-то ощу­щен­че­ский, невер­баль­ный об­раз: «Мы воз­вра­ща­ем­ся из Ита­лии с но­вым ми­ро­ощу­ще­ни­ем сли­ян­но­сти на­чал и кон­цов, един­ства ис­то­рии и со­вре­мен­но­сти, нераз­рыв­но­сти лич­но­го и все­мир­но­го, прав­ды веч­но­го кру­го­во­ро­та ве­щей». Пока гра­ни­цы за­кры­ты, мож­но пу­те­ше­ство­вать по Тос­кане или Ум­брии с этой кни­гой и бо­ка­лом хо­лод­но­го бе­ло­го в ру­ках.

«Рус­ское ис­кус­ство XVIII-на­ча­ла XX века», Ми­ха­ил Ал­ле­нов

Мне по­счаст­ли­ви­лось учить­ся у Ми­ха­и­ла Ми­хай­ло­ви­ча, од­но­го из са­мых из­вест­ных и бле­стя­щих ис­сле­до­ва­те­лей рус­ско­го ис­кус­ства, но, к со­жа­ле­нию, я была еще до­ста­точ­но глу­пой и не смог­ла то­гда оце­нить его пре­по­да­ва­тель­ский та­лант. Толь­ко про­чи­тав в сес­сию его кни­гу об ис­кус­стве XVIII — на­ча­ла XX века, я осо­зна­ла, что мой пре­по­да­ва­тель — не про­сто из­вест­ный уче­ный, но по­тря­са­ю­щий пи­са­тель и поэт. Это опыт, схо­жий с чте­ни­ем «Ев­ге­ния Оне­ги­на», но не по за­да­нию в де­вя­том клас­се, а уже бу­дучи взрос­лым: ко­гда от каж­дой фра­зы, от того, как сло­ва со­еди­ня­ют­ся в строч­ки ты ис­пы­ты­ва­ешь удо­воль­ствие и ра­дость. Че­рез этот язык и пред­мет по­вест­во­ва­ния клас­си­ци­сти­че­ские про­из­ве­де­ния не ка­жут­ся та­ки­ми уж чо­пор­ны­ми и ака­де­мич­ны­ми, а «скуч­ное» рус­ское ис­кус­ство XIX века, зна­ко­мое всем по от­крыт­кам и упа­ков­кам кон­фет, от­ры­ва­ет­ся от этой ки­че­вой за­мыз­ган­но­сти и ста­но­вит­ся уди­ви­тель­но све­жим и чув­ствен­ным. Эта кни­га по­нра­вит­ся тем, кто хо­чет по­нять и по­лю­бить клас­си­ку и, соб­ствен­но, разо­брать­ся, по­че­му же это клас­си­кой ста­ло.

«Аст­рид Линдгрен. Этот день и есть жизнь», Йенс Ан­дер­сен

Све­жая био­гра­фия са­мой из­вест­ной дет­ской пи­са­тель­ни­цы, по ко­то­рой уже успе­ли даже снять ху­до­же­ствен­ный фильм. Ска­жу чест­но, я обо­жаю дет­скую ли­те­ра­ту­ру и пи­таю осо­бую сла­бость к швед­ским ав­то­рам. Ис­то­рия жиз­ни Аст­рид Линдгрен — это сплош­ное вдох­но­ве­ние, смесь вос­хи­ще­ния и ис­крен­не­го непо­ни­ма­ния: как мож­но было быть та­кой кру­той, сме­лой и со­вре­мен­ной, даже по ны­неш­ним мер­кам, 80 лет на­зад? Фе­ми­нист­ка, бо­рец за пра­ва де­тей, до­бив­ша­я­ся за­ко­но­да­тель­но­го за­пре­та на фи­зи­че­ские на­ка­за­ния, па­ци­фист, че­ло­век, из­ме­нив­ший дет­скую ли­те­ра­ту­ру и швед­скую си­сте­му на­ло­го­об­ло­же­ния, бо­рец за пра­ва жи­вот­ных и эко-ак­ти­вист. Ка­жет­ся, эта уди­ви­тель­ная жен­щи­на смог­ла сде­лать в сво­ей жиз­ни все. При этом ее судь­ба была со­всем не про­стой и, на­вер­ное, по­это­му вы­зы­ва­ет осо­бен­ное ува­же­ние и вос­хи­ще­ние.

«Си­ний. Ис­то­рия цве­та», и дру­гие кни­ги о цве­тах Ми­ше­ля Пас­ту­ро

Ока­зы­ва­ет­ся, вос­при­я­тие цве­та — это не толь­ко во­прос оп­ти­ки, но и куль­тур­ный фе­но­мен. Ми­шель Пас­ту­ро со­здал се­рию книг, в ко­то­рых уди­ви­тель­но про­сто и увле­ка­тель­но из­ла­га­ет их ис­то­рию от древ­них вре­мен до со­вре­мен­но­сти. На­зва­ния цве­тов, их сим­во­ли­ка, ис­поль­зо­ва­ние в по­все­днев­ной жиз­ни, спо­со­бы по­лу­че­ния, ре­ли­ги­оз­ная мо­раль, ху­до­же­ствен­ное твор­че­ство — все это скла­ды­ва­ет­ся в уди­ви­тель­ное куль­ту­ро­ло­ги­че­ское по­лот­но, эда­кий во­сточ­ный ко­вер, ко­то­рый так ин­те­рес­но раз­гля­ды­вать и рас­смат­ри­вать. Увле­ка­тель­ность по­вест­во­ва­ния срав­ни­ма с кру­то за­кру­чен­ной де­тек­тив­ной ис­то­ри­ей, ос­но­ван­ной на ре­аль­ных со­бы­ти­ях.

«Био­ло­гия добра и зла», Ро­берт Са­поль­ски

В по­пыт­ках разо­брать­ся, как гор­мо­наль­ная си­сте­ма вли­я­ет на наше по­ве­де­ние и фор­ми­ро­ва­ние эмо­ций, я на­ткну­лась на кни­гу Ро­бер­та Са­поль­ско­го. Ска­жу чест­но, эту огром­ную то­ми­ну я чи­та­ла кус­ка­ми по мере необ­хо­ди­мо­сти, но по-хо­ро­ше­му меч­таю за­пе­реть­ся на неде­лю или две в де­ревне, от­клю­чить все га­д­же­ты и про­чи­тать ее от кор­ки до кор­ки — так это ин­те­рес­но! Про­фес­сор Са­поль­ски — ха­риз­ма­тич­ный лек­тор Стэн­форд­ско­го уни­вер­си­те­та. В ин­тер­не­те вы­ло­же­ны ви­део­за­пи­си кур­са его лек­ций — очень со­ве­тую по­смот­реть хотя бы несколь­ко из них. Лек­ции пе­ре­ве­де­ны на рус­ский и не тре­бу­ют спе­ци­аль­ной под­го­тов­ки или есте­ствен­но-на­уч­но­го об­ра­зо­ва­ния. Как в сво­ем кур­се, так и в кни­ге Са­поль­ски рас­ска­зы­ва­ет о био­ло­ги­че­ских со­став­ля­ю­щих по­ве­де­ния че­ло­ве­ка и, в том чис­ле, го­во­рит о де­струк­тив­ном, агрес­сив­ном и асо­ци­аль­ном по­ве­де­нии. Осо­бен­ность его по­вест­во­ва­ния за­клю­ча­ет­ся в ин­те­гра­ции раз­ных под­хо­дов и тео­рий. Эво­лю­ция, эн­до­крин­ная си­сте­ма, ге­не­ти­ка — все это вли­я­ет на нас и свя­зы­ва­ет­ся в слож­ней­шую си­сте­му им­пуль­сов и ре­ак­ций.

«Ты­ся­че­ли­кий ге­рой», Джо­зеф Кэм­п­белл

Су­пер из­вест­ная и по­пу­ляр­ная кни­га, ко­то­рую с неко­то­рых пор пред­став­ля­ют как про­из­ве­де­ние, вдох­но­вив­шее Джор­джа Лу­ка­са на со­зда­ние эпо­са о звезд­ных вой­нах. На са­мом деле это пре­крас­ная ра­бо­та о сквоз­ных сю­же­тах в ми­фах и ска­за­ни­ях на­ро­дов мира. Кон­крет­но в этой кни­ге юн­ги­а­нец Кэм­п­белл рас­смат­ри­ва­ет ар­хе­ти­пи­че­ский путь ге­роя: из ка­ких эта­пов со­сто­ит его жизнь, с кем он стал­ки­ва­ет­ся на сво­ем пути, как и с по­мо­щью чего пре­одо­ле­ва­ет труд­но­сти и, что са­мое ин­те­рес­ное, как по­ги­ба­ет, вос­кре­са­ет и к чему при­хо­дит в ито­ге. Все это ил­лю­стри­ру­ет­ся бес­ко­неч­ны­ми при­ме­ра­ми из ми­фов и ска­за­ний со­тен раз­лич­ных на­ро­дов и пле­мен. Эн­цик­ло­пе­дич­ность зна­ний ав­то­ра и раз­но­об­ра­зие при­во­ди­мых им при­ме­ров, как с точ­ки зре­ния гео­гра­фии, так и вре­мен­ных пе­ри­о­дов, по­ра­жа­ют и при­да­ют эпич­ность уже са­мой кни­ге. Не муд­ре­но, что Лу­кас, про­чи­тав ее, при­ду­мал ис­то­рию Скай­у­оке­ра, мне все тоже на­чи­на­ет ви­деть­ся че­рез приз­му эпо­са. Воз­мож­но, и вам при­ду­ма­ет­ся что-то гран­ди­оз­ное.

«Тай­ная жизнь де­ре­вьев», Пе­тер Воль­ле­бен

Эту кни­гу на­пи­сал немец­кий лес­ник и, как мож­но по­нять из на­зва­ния, она не яв­ля­ет­ся стро­го на­уч­ной, хотя, ко­неч­но, во мно­гом опи­ра­ет­ся на со­вре­мен­ные зна­ния об устрой­стве рас­те­ний. Од­на­ко рас­ска­зы о де­ре­вьях, их цик­ле жиз­ни, о том, что и как они чув­ству­ют и даже как об­ща­ют­ся в боль­шей сте­пе­ни опи­ра­ют­ся на мно­го­лет­ний опыт жиз­ни в лесу и очень ин­тим­ные, лич­ные от­но­ше­ния ав­то­ра с ми­ром при­ро­ды. Воль­ле­бен в свое вре­мя от­ка­зал­ся от ра­бо­ты в го­су­дар­ствен­ной си­сте­ме лес­ни­че­ства и при­шел к бо­лее ща­дя­щей си­сте­ме при­ро­до­поль­зо­ва­ния, по­пу­ля­ри­за­то­ром ко­то­рой он и стал. Эта кни­га не столь­ко про лес и рас­те­ния как та­ко­вые, сколь­ко про вза­и­мо­от­но­ше­ния при­ро­ды и че­ло­ве­ка. Ее, ко­неч­но, класс­но чи­тать в паре с «Ис­то­ри­ей леса. Взгляд из Гер­ма­нии» Хан­сй­ор­га Кю­сте­ра, так­же недав­но пе­ре­ве­ден­ной на рус­ский язык и по­свя­щен­ной об­ра­зу леса в немец­кой куль­ту­ре.

«Бес­ти­а­рий. Дра­ко­ны, еди­но­ро­ги, трол­ли и дру­гие фан­та­сти­че­ские су­ще­ства», Фло­ор­тье Звих­т­ман, Лю­двиг Вол­бе­да

Это одна из тех книг, что фор­маль­но счи­та­ют­ся дет­ски­ми, но ку­пи­ла я ее, ко­неч­но, для себя. Моя лю­би­мая тема — фан­та­сти­че­ские жи­вот­ные и су­ще­ства в раз­ных тра­ди­ци­он­ных куль­ту­рах — здесь пред­став­ле­на в виде крат­кой дет­ской эн­цик­ло­пе­дии. Но са­мое цен­ное в этой кни­ге — уди­ви­тель­ные, про­сто неве­ро­ят­ные ил­лю­стра­ции. Со­вер­шен­но нети­пич­ные для дет­ской кни­ги, не на­ро­чи­то ска­зоч­ные, а, на­обо­рот, сюр­ре­а­ли­стич­ные и как буд­то бы непри­ду­ман­ные. Ху­дож­ник изоб­ра­жа­ет всех этих стран­ных су­ществ так, буд­то со­зда­ет обыч­ный ат­лас жи­вот­ных или птиц. Мол да, а что та­ко­го, вы еще не встре­ча­ли жи­вой клу­бок пыли в виде кота? В чем-то этот под­ход на­по­ми­на­ет ани­ма­цию Ми­яд­за­ки, чей мир все­гда на­пол­нен древни­ми ду­ха­ми и су­ще­ства­ми, ко­то­рые с раз­ной сте­пе­нью успеш­но­сти де­лят этот мир и про­стран­ство с людь­ми, но сам факт их су­ще­ство­ва­ния пред­став­ля­ет­ся чем-то само со­бой ра­зу­ме­ю­щим­ся. Раз­гля­ды­вая и чи­тая «Бес­ти­а­рий» воз­ни­ка­ет тос­ка по миру, ко­то­рый еще не весь по­знан че­ло­ве­ком, на­пол­нен сказ­кой и вол­шеб­ством.

«Что та­кое река», Мо­ни­ка Вай­це­на­ви­чене

Еще один при­мер дет­ской кни­ги, ко­то­рую хо­чет­ся чи­тать и взрос­лым. «Что та­кое река» — это нон-фикшн с клас­си­че­ским ме­та­пред­мет­ным под­хо­дом. Ху­дож­ни­ца и ав­тор­ка рас­ска­зы­ва­ет о реке че­рез по­сле­до­ва­тель­ность ме­та­фор. На­при­мер, река — это нить, и тут же опи­сы­ва­ет­ся то, как вы­гля­дят реки с вы­со­ты по­ле­та, сколь­ко в них прес­ной воды и по­че­му их рус­ла устро­е­ны имен­но так. Или река — это пу­те­ше­ствие, и здесь рас­ска­зы­ва­ет­ся о древ­них тор­го­вых пу­тях, ко­то­рые шли по ре­кам и со­еди­ня­ли раз­ные куль­ту­ры. Река — это дом, и здесь ав­тор го­во­рит и о жи­вот­ных, жи­ву­щих в ре­ках, и о ци­ви­ли­за­ци­ях, по­явив­ших­ся вбли­зи рек. А еще река — это ме­сто встре­чи, энер­гия, путь, жиз­нен­ная сила и от­ра­же­ние. Чест­но го­во­ря, ста­но­вит­ся за­вид­но, что у на­ших де­тей есть воз­мож­ность рас­ти вот на та­ких книж­ках.


Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем на стра­ни­цах «Цеха» в In­sta­gram и ВКон­так­те