1. Практика

Полезное чтение. 10 книг от журналистки и соавтора блога «ну да, москва» Саши Запоевой

Как сломать себе жизнь, почему исчез калмыцкий чай и что волнует Энди Уорхола

В руб­ри­ке «По­лез­ное чте­ние» мы про­сим экс­пер­тов в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния, дру­зей «Цеха» и из­вест­ных лю­дей рас­ска­зать нам о нон-фикшн кни­гах, ко­то­рые по­мог­ли им в ка­рье­ре, са­мо­раз­ви­тии и са­мо­об­ра­зо­ва­нии. В но­вой под­бор­ке сво­им спис­ком лю­би­мой и по­лез­ной ли­те­ра­ту­ры де­лит­ся жур­на­лист­ка, со­ве­ду­щая про­грам­мы «ну да, москва» на ра­дио «Се­реб­ря­ный Дождь» и со­ав­тор од­но­имен­но­го бло­га Саша За­по­е­ва.







Widow Basquiat: A Love Story, Джен­ни­фер Кле­мент

От­но­ше­ния ху­дож­ни­ков за ку­ли­са­ми — ве­че­рин­ки, ссо­ры, секс и нар­ко­ти­ки — ин­те­рес­нее, чем то, за сколь­ко про­да­ва­лись их кар­ти­ны и как ме­нял­ся их твор­че­ский стиль. Их жизнь луч­ше все­го узна­ешь че­рез вос­по­ми­на­ния жен, му­жей, пар­ней и де­ву­шек — в от­ли­чие от био­гра­фов они, как пра­ви­ло, мень­ше лу­ка­вят и пре­воз­но­сят пред­мет сво­е­го ис­сле­до­ва­ния.

Кар­ти­ны Жана-Ми­ше­ля Бас­кия гла­за­ми его де­вуш­ки Сю­зан­ны — это не неоэкс­прес­си­о­низм, при­ми­ти­визм и бог весть что еще, а сце­ны из их жиз­ни. На­при­мер, есть кар­ти­на Bob­mero с тре­мя пер­со­на­жа­ми — са­мим Жа­ном-Ми­ше­лем, Сю­зан­ной и фи­гу­рой в по­жар­ной кас­ке спра­ва. Ока­за­лось, это про­сто за­ри­сов­ка дня: по­сле ссо­ры с Сю­зан­ной Бас­кия вер­нул­ся до­мой, и она уда­ри­ла его в жи­вот, при­гро­зив вы­звать по­жар­ных, по­то­му что ска­зать аф­ро­аме­ри­кан­цу «Я сей­час вы­зо­ву ко­пов» было бы страш­ным пре­да­тель­ством.

«Как сло­мать себе жизнь», Кэт Мар­нелл

Кэт Мар­нелл — это Хан­тер Томп­сон в юбке, шубе и шпиль­ках. Кра­сот­ка с гла­за­ми Бэм­би, чья ка­рье­ра в аме­ри­кан­ском глян­це раз­би­лась о ди­хо­то­мию «ам­би­ция vs ад­дик­ция». Бью­ти-бло­гер­ство и то­гда, и сей­час, было страш­но вы­чи­щен­ной ин­ду­стри­ей, где не было ме­ста нездо­ро­вью, вред­ным при­выч­кам, немы­тым во­ло­сам и мно­го­днев­ным ве­че­рин­кам. Хотя лю­би­те­ли все­го это­го, оче­вид­но, тоже чи­та­ют бью­ти-бло­ге­ров. Ста­тьи Кэт Мар­нелл, бле­стя­ще на­пи­сан­ные, да­ва­ли со­ве­ты вро­де «как пах­нуть буд­то ты вы­шла из спа, если не спа­ла три дня» или «ка­кая по­ма­да не сти­ра­ет­ся о дуло пи­сто­ле­та». Ее ав­то­био­гра­фия на­пи­са­на как «Аме­ри­кан­ский пси­хо­пат» мира глян­це­вых 2000-х — на­зва­ния брен­дов пе­ре­ме­жа­ют­ся ви­да­ми нар­ко­ти­ков («Мой дом пах­нет Dip­tyque, ко­гда мы не ку­рим крэк»), име­на нью-йор­ских граф­фит­чи­ков — с име­на­ми из Condé Nast, а по­свя­ще­ние на пер­вой стра­ни­це гла­сит: «For all the party girls».

«Об­ще­пит. Ми­ко­ян и со­вет­ская кух­ня», Ири­на Глу­щен­ко

Ми­ко­я­нов­ская «Кни­га о здо­ро­вой и вкус­ной пище» сама по себе от­ра­жа­ет пе­ре­ме­ны в об­ще­стве и стране. Из­да­ние 1939 года ра­зи­тель­но от­ли­ча­ет­ся от из­да­ния 1952-го: во вто­ром про­па­да­ют кет­чуп, кро­ке­ты, пунш и во­об­ще все недо­ста­точ­но со­вет­ское. А в свя­зи с вы­сыл­кой кал­мы­ков в Си­бирь ис­че­за­ет «кал­мыц­кий чай». Да и жизнь Ана­ста­са Ми­ко­я­на уди­ви­тель­ная: ка­ким об­ра­зом мож­но было с на­ча­ла и по­чти до са­мо­го кон­ца Со­ю­за ра­бо­тать в выс­шем эше­лоне вла­сти и уме­реть сво­ей смер­тью? А еще, на­при­мер, из­вест­но, что Мо­ло­тов про­сто нена­ви­дел кон­фе­ты «об­сып­ные по­ду­шеч­ки», и Ми­ко­ян по­обе­щал улуч­шить их ка­че­ство. В ито­ге кон­ди­тер­ские фаб­ри­ки осво­и­ли бо­лее ка­че­ствен­ные сор­та.

Днев­ни­ки Энди Уо­р­хо­ла, 1976-1987

Ас­си­стент­ка Уо­р­хо­ла — Пэт Хэ­кетт — 10 лет за­пи­сы­ва­ла со­бы­тия его дня под дик­тов­ку. По­том она ото­бра­ла все са­мое ин­те­рес­ное, но кни­га все рав­но по­лу­чи­лась огром­ная — я ее до сих пор не до­чи­та­ла. Но «Днев­ни­ки» мож­но с лег­ко­стью чи­тать аб­со­лют­но с лю­бо­го ме­ста. В них осо­бен­но уди­ви­тель­но то, что лич­ность Уо­р­хо­ла пол­но­стью сов­па­да­ет с его кар­ти­на­ми — это гимн изящ­ной по­верх­ност­но­сти и по­треб­ле­нию, что, по-мо­е­му, пре­крас­но. На ве­че­рин­ках его боль­ше все­го ин­те­ре­со­ва­ло, кто с кем при­шел, кто что ел и кто во что одет.

Халь­стон по­дал чер­ную икру с пе­че­ным кар­то­фе­лем. А ко­гда Халь­стон по­да­ет кар­то­фель с чер­ной ик­рой, это все­гда чуть ли не пол­ки­ло икры. Я не знаю, прав­да, в са­мом ли деле это чер­ная икра, по­то­му что от­ку­да ее брать, со все­ми эти­ми де­ла­ми в Иране? Мо­жет, это про­сто ка­кая-то ими­та­ция
Дневники Энди Уорхола

The Andy Co­hen Di­aries: A Deep Look at a Shal­low Year, Энди Коэн

Энди Коэн — ве­ду­щий аме­ри­кан­ско­го ток-шоу со звез­да­ми. Сло­во «по­верх­ност­ность» он даже вы­нес в на­зва­ние соб­ствен­ной книж­ки. A Deep Look at a Shal­low Year — это прак­ти­че­ски днев­ни­ки Уо­р­хо­ла, толь­ко про 2000-е. Чи­тать их не ме­нее ин­те­рес­но, по­то­му что Уо­р­хол пи­шет про под­за­бы­тых зна­ме­ни­то­стей сво­е­го вре­ме­ни, а у Ко­эна — сплет­ни про Леди Гагу. На­при­мер, она как-то по­пи­са­ла в му­сор­ку в гри­мер­ке его сту­дии, а ас­си­стент Ко­эна сде­лал из это­го духи.

«Ста­лин. Жизнь од­но­го во­ждя», Олег Хлев­нюк

Мрач­ная аль­тер­на­ти­ва филь­му «Смерть Ста­ли­на» — Хлев­нюк по­дроб­но раз­би­ра­ет, что про­ис­хо­ди­ло за пару дней, во вре­мя и сра­зу по­сле смер­ти во­ждя, пе­ре­ме­жая это рас­ска­зом о его ста­нов­ле­нии и го­дах прав­ле­ния. Если вы хо­те­ли по­лу­чить на­уч­но-под­креп­лен­ные ар­гу­мен­ты для спо­ров со ста­ли­ни­ста­ми — кни­га иде­аль­но для это­го под­хо­дит.

«Фи­ло­со­фия, пор­но и ко­ти­ки», Стоя

Пе­ре­вод Али­ны Адыр­ха­е­вой

Пе­ре­во­дить книж­ки про секс неве­ро­ят­но слож­но. На рус­ском язы­ке, по-мо­е­му, так и не на­учи­лись кра­си­во про это пи­сать. Ка­жет­ся, что ни для чего нет под­хо­дя­щих слов, а лек­си­ка ван­дер­зи­на — «прак­ти­ки фин­ге­рин­га» и так да­лее — мне не очень нра­вит­ся. Од­на­ко книж­ка Стои пе­ре­ве­де­на так, что по­лу­ча­ет­ся пе­ре­дать и чув­ствен­ность, и эро­тизм, и пе­чаль, и страсть — так она и была на­пи­са­на.

«Клуб лже­цов», Мэри Карр

Мэри Карр — пи­са­тель­ни­ца, в ко­то­рую так на­вяз­чи­во влю­бил­ся Дэ­вид Фо­стер Уо­л­лес, что за­лез к ней в окно и пы­тал­ся убить но­жом. Бо­лее того, счи­та­ет­ся что кни­гу «Бес­ко­неч­ная шут­ка» он на­пи­сал, что­бы ее впе­чат­лить. Од­на­ко кни­га не об этом, а о дет­стве Мэри в Те­ха­се 1960-х: о ее сест­ре, ба­буш­ке, безум­ной маме и куда-то веч­но уез­жа­ю­щем отце. В об­щем, это аме­ри­кан­ская се­мей­ная сага, на­пи­сан­ная так хо­ро­шо, что бе­сишь­ся от за­ви­сти.

«Пред­ставь­те шесть де­во­чек», Лора Томп­сон

Био­гра­фия ше­сти се­стер Мит­форд — ари­сто­кра­ти­че­ской и очень из­вест­ной в Ан­глии се­мьи — с воз­мож­ным толь­ко в XX веке раз­бро­сом су­деб: на­цист­ка, фа­шист­ка, птич­ни­ца, ком­му­нист­ка, гер­цо­ги­ня и пи­са­тель­ни­ца. Сест­ры ту­со­ва­лись и с Гит­ле­ром, и с Чер­чил­лем, и с Ив­ли­ном Во, ссо­ри­лись друг с дру­гом и се­мьей, а так­же были за­кон­чен­ны­ми ин­ди­ви­ду­а­лист­ка­ми. В ан­но­та­ции спра­вед­ли­во на­пи­са­но, что кни­га на­по­ми­на­ет «Аб­бат­ство Да­ун­тон», толь­ко здесь все на­сто­я­щее и по­то­му немнож­ко жут­ко­ва­тое, впро­чем, как и весь XX век.

The Death of cool, Гэ­вин Ма­кИн­нес

Ав­то­био­гра­фия Гэ­ви­на Ма­кИн­не­са — со­ос­но­ва­те­ля жур­на­ла Vice, с тех пор ушед­ше­го в сво­их по­ли­ти­че­ских взгля­дах да­ле­ко впра­во и, ви­ди­мо, немнож­ко свих­нув­ше­го­ся. Од­на­ко сво­им по­яв­ле­ни­ем и пер­вы­ми очень ху­ли­ган­ски­ми го­да­ми ра­бо­ты Vice, ка­жет­ся, обя­зан имен­но ему.

В на­ча­ле книж­ки Гэ­вин ав­тор пре­ду­пре­жда­ет, что его кни­га «для аль­фа-маль­чи­ков», по­то­му что она про «дра­ки, секс и баб­ки», но мне тоже по­нра­ви­лось. С на­ступ­ле­ни­ем эпо­хи по­лит­кор­рект­но­сти Гэ­ви­на из Vice про­гна­ли — и по­де­лом, но кни­га все рав­но очень ве­се­лая.


Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем в на­шем Face­book