1. Практика

«Сначала было сложно играть даже час, потом вместе с мозолями появилась усидчивость». Как учат в музыкальной школе для взрослых

Три истории женщин, которые начали учить ноты после 30 лет

Му­зы­каль­ная шко­ла име­ни Н.А. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва в Санкт-Пе­тер­бур­ге — одно из немно­гих бюд­жет­ных рос­сий­ских об­ра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний, куда при­ни­ма­ют взрос­лых лю­дей без огра­ни­че­ний по воз­рас­ту. Сту­ден­ты до 30 лет мо­гут учить­ся бес­плат­но. Два года на­зад шко­лу хо­те­ли за­крыть, но уче­ни­ки и пре­по­да­ва­те­ли до­би­лись того, что­бы она про­дол­жи­ла ра­бо­ту. «Цех» по­го­во­рил с тре­мя сту­дент­ка­ми шко­лы о том, по­че­му они ре­ши­ли за­ни­мать­ся му­зы­кой во взрос­лом воз­расте, как про­хо­дят за­ня­тия и что да­ет­ся им труд­нее все­го.







Миша надь / цех

Мои ро­ди­те­ли по­сто­ян­но бра­ли меня в по­хо­ды, где все­гда были пес­ни у ко­ст­ра под ги­та­ру. В 10 лет я по­про­си­ла по­ка­зать мне ак­кор­ды и смог­ла как-то эле­мен­тар­но ак­ком­па­ни­ро­вать соб­ствен­но­му го­ло­су, но си­сте­ма­ти­че­ски му­зы­ке ни­где не учи­лась.

Пер­вая по­пыт­ка по­сту­пить в му­зы­каль­ную шко­лу для взрос­лых была в сту­ден­че­стве и ока­за­лась неудач­ной: я и то­гда, и сей­час жут­ко па­ни­ко­ва­ла пе­ред вы­ступ­ле­ни­я­ми на пуб­ли­ке. Меня по­про­си­ли по­ка­зать зна­ко­мые ак­кор­ды, и я по­чув­ство­ва­ла, как мои паль­цы про­сто не по­па­да­ют по стру­нам от вол­не­ния, по­сле чего меня со­вер­шен­но ожи­да­е­мо спро­си­ли, как я с та­ки­ми стра­ха­ми со­би­ра­юсь сда­вать эк­за­ме­ны, и не взя­ли.

Вто­рая по­пыт­ка при­об­щить­ся к му­зы­ке свя­за­на с хо­ром: зна­ко­мая пред­ло­жи­ла петь в хоре Тех­но­ло­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та. Несмот­ря на мыс­ли, что «я уже дав­но не сту­дент­ка, да и не умею ни­че­го тол­ком», я при­шла на первую ре­пе­ти­цию, и мне на­столь­ко по­нра­ви­лось, что я оста­лась там на 7 лет. В ка­кой-то мо­мент мне за­хо­те­лось на­учить­ся чи­тать ноты с ли­ста, как это де­ла­ют все про­фес­си­о­наль­ные хо­ри­сты. То­гда я сно­ва при­шла в му­зы­каль­ную шко­лу — учить­ся соль­феджио. В шко­ле я ви­де­ла увле­чен­ных лю­дей, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ли друг дру­гу об ин­стру­мен­тах, на ко­то­рых иг­ра­ют, де­ли­лись сво­и­ми успе­ха­ми и неуда­ча­ми. В ка­кой-то мо­мент по­чув­ство­ва­ла, что мне хо­чет­ся стать ча­стью это­го.

Ко­гда я впер­вые села за ин­стру­мент, я столк­ну­лась с про­бле­мой гиб­ко­сти паль­цев и уме­ни­ем не за­жи­мать руки — на сло­вах всю тех­ни­ку по­ни­ма­ла и ка­за­лось, что лег­ко смо­гу по­вто­рить, но на деле до сих пор не все­гда. Всё это во­прос прак­ти­ки: при еже­днев­ных за­ня­ти­ях эта про­бле­ма по­сте­пен­но ре­ша­ет­ся. На тре­тий год уче­бы мне слож­но су­дить о сво­их успе­хах: ка­жет­ся, пока что по­лу­ча­ет­ся ни­чтож­но мало, но бы­ва­ют и цен­ные по­во­рот­ные мо­мен­ты. Если в шко­ле есть сво­бод­ные клас­сы, я ча­сто за­ни­ма­юсь са­мо­сто­я­тель­но. Во вре­мя од­но­го та­ко­го за­ня­тия я вдруг пол­но­стью по­гру­зи­лась в му­зы­ку, по­чув­ство­ва­ла уве­рен­ность. Это было неопи­су­е­мое чув­ство.

Для успеш­ной ра­бо­ты пе­да­го­гу и уче­ни­ку важ­но до­ве­рять друг дру­гу. Уче­ник дол­жен ве­рить пе­да­го­гу, его под­хо­ду, со­ве­там, а пре­по­до­ва­тель — в воз­мож­но­сти уче­ни­ка вне за­ви­си­мо­сти от его воз­рас­та. Уме­ние по­ни­мать го­ри­зон­ты каж­до­го и ста­вить за­да­чи слож­ные, но вы­пол­ни­мые, очень цен­но в пе­да­го­ге.

Ко­неч­но, мож­но за­ни­мать­ся с част­ным пре­по­да­ва­те­лем — это во­прос лич­ных ощу­ще­ний. В го­су­дар­ствен­ной шко­ле все­гда есть план и про­грам­ма, от­чет­ные кон­цер­ты, эк­за­ме­ны, ко­то­рые вам при­дет­ся сда­вать в опре­де­лен­ные сро­ки. Част­ный пре­по­да­ва­тель та­ко­го тре­бо­вать не ста­нет. Мне ком­форт­нее, ко­гда у меня есть рам­ки и чет­кий план за­дач — так я чув­ствую, что дви­га­юсь впе­рёд. Еще одно пре­иму­ще­ство шко­лы — непо­вто­ри­мая ат­мо­сфе­ра сов­мест­но­го твор­че­ства, ко­то­рая есть, мне ка­жет­ся, толь­ко у нас. Ты по­сто­ян­но ви­дишь­ся и об­ща­ешь­ся с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми, по­се­ща­ешь груп­по­вые за­ня­тия по соль­феджио и хору, об­ме­ни­ва­ешь­ся зна­ни­я­ми, опы­том, что-то сов­мест­но ра­зу­чи­ва­ешь.

С са­мо­го на­ча­ла я пре­крас­но по­ни­ма­ла, что не буду вы­сту­пать не сцене, а хочу на­учить­ся иг­рать для соб­ствен­но­го удо­воль­ствия. Да и фра­за «на­учить­ся иг­рать» не очень кор­рект­на — это бес­ко­неч­ный про­цесс. Му­зы­ка для меня — это в ка­кой-то сте­пе­ни эс­ка­пизм, воз­мож­ность пол­но­стью по­гру­зить­ся в при­ят­ный про­цесс и вы­рвать­ся из ре­аль­но­сти. Не могу пред­ста­вить, что это за­кон­чит­ся по­сле за­вер­ше­ния обу­че­ния, по­это­му буду ис­кать воз­мож­но­сти раз­ви­вать­ся даль­ше.

Мно­гим, кто учит­ся иг­рать на фор­те­пи­а­но, как и мне, по­мо­га­ют раз­ви­вать­ся раз­ные при­ло­же­ния:

  • «Аб­со­лют­ный слух» — при­ло­же­ние, ко­то­рое по­мо­га­ет мно­го­сто­ронне раз­ви­вать ваш слух и чув­ство рит­ма (для An­droid и iOS);
  • «Пи­а­ни­но» — при­ло­же­ние, ко­то­рое поз­во­ля­ет ре­пе­ти­ро­вать в лю­бом удоб­ном ме­сте (для An­droid и iOS);
  • мно­гим на­чи­на­ю­щим му­зы­кан­там со вре­ме­нем необ­хо­ди­мо на­учить­ся быст­рее счи­ты­вать ноты. Мне в этом по­мог­ла эта ме­то­дич­ка.

Яна Хру­стов­ская, 45 лет, ин­ди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель в сфе­ре ту­риз­ма
Ви­о­лон­чель, му­зы­каль­ный стаж 11 лет

Миша надь / цех

В дет­стве я окон­чи­ла в Анич­ко­вом дво­ре­це от­де­ле­ние по клас­су фор­те­пи­а­но. Как и боль­шин­ство ма­лень­ких де­тей, меня не спра­ши­ва­ли, ка­кой ин­стру­мент мне ин­те­ре­сен: ро­ди­те­ли по­ни­ма­ли, что слух есть, это­го было до­ста­точ­но. По­сле окон­ча­ния шко­лы я са­ди­лась за ин­стру­мент ред­ко: игра на фор­те­пи­а­но ни­ко­гда не при­но­си­ла ни­ка­ко­го удо­воль­ствия. Же­ла­ние вер­нуть­ся к игре по­яви­лось спу­стя лет 10, ко­гда я ста­ла ин­тен­сив­но ра­бо­тать.

Ко­гда мне было око­ло 30 лет, я ста­ла всё чаще об­ра­щать вни­ма­ние на за­пи­си ви­о­лон­чель­ной му­зы­ки. Я вспом­ни­ла, что ещё мой школь­ный пе­да­гог по фор­те­пи­а­но, ко­гда ис­ка­ла при­мер ка­кой-то про­ник­но­вен­ной му­зы­ки, го­во­ри­ла: «Слу­шай ви­о­лон­чель! Здесь надо петь так, как поёт ви­о­лон­чель». Этот ин­стру­мент уни­ка­лен: по сво­е­му темб­ру он бли­зок к че­ло­ве­че­ско­му го­ло­су. Если при­ло­жить ви­о­лон­чель к жи­во­ту, мож­но по­чув­ство­вать, как он всту­па­ет в ре­зо­нанс с то­бой. В то вре­мя моя дочь учи­лась игре на флей­те в Ли­цее Ис­кусств «Санкт-Пе­тер­бург», куда я и по­шла узнать, мо­гут ли мне да­вать част­ные уро­ки ви­о­лон­че­ли. Пре­по­да­ва­тель по­смот­ре­ла на мои руки и ска­за­ла: «Нет», — до­ба­вив: «По­сле 20 лет, не го­во­ря уже о 30, са­дить­ся за струн­ные ин­стру­мен­ты бес­по­лез­но; ве­ро­ят­ность, что всё по­лу­чит­ся крайне мала, а учить та­ких про­сто неин­те­рес­но». Я её по­ни­маю: для игры на ви­о­лон­че­ли нуж­ны длин­ные и гиб­кие паль­цы, а у меня они до­ста­точ­но ко­рот­кие, осо­бен­но ми­зи­нец. Аб­со­лют­но­го слу­ха нет, уже зре­лый воз­раст — од­ним сло­вом, сво­и­ми дан­ны­ми ни­ка­ких пе­да­го­гов я по­ко­рить не мог­ла.

Я не от­ча­я­лась и при­бе­жа­ла на про­слу­ши­ва­ние в му­зы­каль­ную шко­лу име­ни Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва­во во вре­мя обе­ден­но­го пе­ре­ры­ва на ра­бо­те.

Ко­гда я уви­де­ла де­тей и сту­ден­тов, я впер­вые осо­зна­ла и ис­пу­га­лась, что во­круг нет ни од­но­го че­ло­ве­ка мо­е­го воз­рас­та

На са­мом про­слу­ши­ва­нии меня не по­ки­да­ло ощу­ще­ние, что я сно­ва во Двор­це пи­о­не­ров: меня спра­ши­ва­ли, сколь­ко мне лет, чем увле­ка­юсь, а по­том по­про­си­ли «что-ни­будь спеть». И тут я впа­ла в сту­пор: ко­неч­но, я не го­то­ви­лась, но вы­хо­да нет — надо петь. По­че­му-то в го­ло­ву сра­зу при­шла на­род­ная пес­ня «Степь да степь кру­гом». Ко­мис­сия, узнав, что я за­ни­маю долж­ность ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра, пря­мо спро­си­ла меня: «Уче­ба в му­зы­каль­ной шко­ле не за­кан­чи­ва­ет­ся дву­мя уро­ка­ми в неде­лю. Вы уве­ре­ны, что у вас бу­дет вре­мя для за­ня­тий?» Я от­ве­ти­ла, что справ­люсь. В ито­ге в спис­ках на за­чис­ле­ние меня не ока­за­лось. За лето вся эта ис­то­рия под­за­бы­лась, а в сен­тяб­ре мне неожи­дан­но по­зво­ни­ли и по­зва­ли учить­ся.

Го­су­дар­ствен­ная шко­ла не мо­жет предо­ста­вить взрос­лым уче­ни­кам соб­ствен­ный ин­стру­мент, по­это­му ви­о­лон­чель я по­ку­па­ла сама. На пер­вых по­рах со­вер­шен­но не обя­за­тель­но ис­кать ин­стру­мент за сот­ни ты­сяч: для ра­бо­ты бу­дет до­ста­точ­но обыч­ной фаб­рич­ной ви­о­лон­че­ли за 40 ты­сяч руб­лей. Ко­гда мой пре­по­да­ва­тель впер­вые меня уви­дел, я по­чув­ство­ва­ла со­мне­ние с его сто­ро­ны, в чём он мне спу­стя два года при­знал­ся. Я бла­го­дар­на ему, что он не ска­зал мне это­го с са­мо­го на­ча­ла, по­то­му что даже моё упрям­ство и це­ле­устрем­лён­ность не смог­ли бы про­ти­во­сто­ять недо­ве­рию со сто­ро­ны пре­по­да­ва­те­ля.

У взрос­лых уче­ни­ков, по мне­нию мо­е­го пе­да­го­га, есть огром­ное пре­иму­ще­ство над детьми — же­ле­зо­бе­тон­ная мо­ти­ва­ция и упрям­ство. Это по­мо­га­ет спра­вить­ся с нехват­кой та­лан­та, фи­зио­ло­ги­че­ски­ми недо­стат­ка­ми, воз­рас­том, нехват­кой вре­ме­ни. Не сто­ит слу­шать тех, кто го­во­рит «нет», ар­гу­мен­ти­руя это тем, что тебе чего-то при­ро­да не дала. Един­ствен­ное усло­вие, ко­то­рое от­се­ка­ет воз­мож­ность за­ни­мать­ся му­зы­кой, — от­сут­ствие слу­ха.

Мои «пер­вые слож­но­сти» дли­лись це­лых два года. У меня не по­лу­ча­лось ни­че­го, осо­бен­но на фоне дру­гих уче­ни­ков: мно­гие уже че­рез год ис­пол­ня­ли Баха, а я мог­ла изоб­ра­зить лишь нечто вро­де «два при­то­па, три при­хлопа». Я успо­ка­и­ва­ла себя тем, что они мо­ло­же — кто на 10, кто на 13 лет, и не раз­ре­ша­ла себе сда­вать­ся, по­то­му что ни­как не ве­ри­лось, что этот шанс на­учить­ся иг­рать, ко­то­рый я ис­ка­ла так дол­го, по­явил­ся про­сто так. А ещё очень хо­те­лось до­ка­зать пре­по­да­ва­те­лю, что он взял меня не про­сто так.

Мы всем клас­сом сде­ла­ли свин­цо­вые сур­ди­ны, ко­то­рые при­глу­ша­ют звук струн и мож­но иг­рать даже но­чью. Так я и за­ни­ма­лась — дру­гой воз­мож­но­сти ре­пе­ти­ро­вать у меня не было.

Сна­ча­ла было слож­но иг­рать хотя бы час, а по­том вме­сте с мо­зо­ля­ми на паль­цах по­яви­лась усид­чи­вость

Моя ра­бо­та свя­за­на с ко­ман­ди­ров­ка­ми, по­это­му в за­ня­ти­ях ча­сто были зна­чи­тель­ные пе­ре­ры­вы: ко­неч­но, мож­но за­нять­ся этим во­про­сом и офор­мить раз­ре­ше­ние на пе­ре­воз­ку ви­о­лон­че­ли, но для та­ко­го круп­но­го ин­стру­мен­та при­дёт­ся по­ку­пать от­дель­ное ме­сто в са­мо­лё­те, что до­ста­точ­но за­трат­но. На прак­ти­ке пе­ре­ры­вы ощу­ща­лись очень бо­лез­нен­но, ведь игра на му­зы­каль­ном ин­стру­мен­те по­хо­жа на изу­че­ние ино­стран­ных язы­ков — если не прак­ти­ко­вать­ся, все с лег­ко­стью вы­ле­та­ет из го­ло­вы. В то же вре­мя му­зы­ка по­хо­жа на уме­ние пла­вать —один раз на­учишь­ся и не утра­тишь этот на­вык до кон­ца жиз­ни.

Толь­ко к тре­тье­му году то упор­ство, с ко­то­рым я за­ни­ма­лась и ко­ли­че­ство сил, вло­жен­ных в этот ин­стру­мент, пе­ре­шло в ка­че­ство. Я впер­вые по­чув­ство­ва­ла, что у меня что-то по­лу­чи­лось на од­ном из уро­ков: обыч­но мой пре­по­да­ва­тель си­дел ря­дом со мной со све­ден­ны­ми ко­ле­ня­ми, как буд­то че­рез силу ста­рал­ся тер­петь про­ис­хо­дя­щее, и прак­ти­че­ски все вре­мя уро­ка тра­тил на за­ме­ча­ния на­счёт по­ста­нов­ки рук, смыч­ка и так да­лее. А в тот раз он впер­вые за­го­во­рил со мной не о том, как надо дер­жать ин­стру­мент, а о му­зы­ке. То­гда мне впер­вые раз­ре­ши­ли иг­рать не толь­ко про­грам­му, но и про­из­ве­де­ния, ко­то­рые нра­вят­ся лич­но мне: «Ро­манс» Шо­ста­ко­ви­ча, «Ле­бе­дя» Сен-Сан­са, «Пес­ню без слов» Мен­дель­со­на. В этот год на эк­за­мене я по­лу­чи­ла свою первую за­слу­жен­ную «пять с ми­ну­сом»: прак­ти­че­ски при­зна­ние со сто­ро­ны всей школь­ной ко­мис­сии, что они во мне оши­ба­лись.

Сей­час я могу не толь­ко сыг­рать лю­би­мые про­из­ве­де­ния, но и со­всем ина­че вос­при­ни­мать кон­цер­ты клас­си­че­ской му­зы­ки: не про­сто на­сла­жда­юсь ею, но и ана­ли­зи­рую. Я ста­ла ча­стью ор­кест­ра вы­пуск­ни­ков Анич­ко­го двор­ца, где ко­гда-то учи­лась, а дома ак­ком­па­ни­рую сво­ей до­че­ри, ко­то­рая иг­ра­ет на флей­те. А еще му­зы­каль­ная шко­ла дала мне шанс в воз­расте уже за 30 об­ре­сти но­вых дру­зей из са­мых раз­ных сфер: со мной вме­сте учи­лась де­вуш­ка-аст­ро­ном, де­вуш­ка-ан­тро­по­лог, де­вуш­ка-ар­хи­тек­тор, де­вуш­ка-ки­та­ист из СПб­ГУ и так да­лее.

Оль­га Шты­ко­ва, 35 лет, ме­не­джер
Во­кал, му­зы­каль­ный стаж 12 лет

Миша надь

Моё увле­че­ние му­зы­кой на­ча­лось с дет­ства, но си­сте­ма­ти­зи­ро­вать зна­ния уда­лось уже в зре­лом воз­расте. Я все­гда лю­би­ла петь, хо­ди­ла в круж­ки, но ни­где не за­дер­жи­ва­лась. В стар­ших клас­сах я на­ча­ла пи­сать свои пес­ни, на­учи­лась немно­го иг­рать на ги­та­ре по са­мо­учи­те­лю.

В 20 лет я пе­ре­еха­ла учить­ся на юри­ста в Пе­тер­бург, но же­ла­ние се­рьёз­но за­ни­мать­ся му­зы­кой толь­ко укре­пи­лось. В то вре­мя зна­ко­мые пе­тер­бург­ские эн­ту­зи­а­сты арен­до­ва­ли клас­сы в об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­ле и про­во­ди­ли там уро­ки соль­феджио и тео­рии му­зы­ки для взрос­лых, а так­же обу­ча­ли пе­нию и игре на му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тах. Мы на­чи­на­ли с аб­со­лют­но­го нуля: нам чер­ти­ли на дос­ке нот­ный стан и объ­яс­ня­ли, как вы­гля­дят ноты. Там у меня и по­явил­ся пер­вый пе­да­гог по ака­де­ми­че­ско­му во­ка­лу — в про­шлом опер­ная пе­ви­ца в уже до­ста­точ­но пре­клон­ном воз­расте.

Обу­че­ние клас­си­че­ско­му во­ка­лу дало мне хо­ро­шую базу, сле­ду­ю­щей сту­пе­нью стал эст­рад­ный во­кал. Сей­час я вы­пу­сти­ла пер­вый аль­бом, пла­ни­рую вто­рой, пою в хоре му­зы­каль­ной шко­лы име­ни Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва и дав­но пе­ре­ста­ла счи­тать за­ня­тие му­зы­кой сво­им хоб­би. Сов­ме­щать ра­бо­ту и му­зы­ку слож­но, но это во­прос при­о­ри­те­тов. Если от­но­сить­ся к му­зы­ке как к хоб­би, то и про­гресс бу­дет ме­нее за­ме­тен: от нере­гу­ляр­ных за­ня­тий чу­дес ждать не сто­ит.

Я сме­ни­ла око­ло семи пре­по­да­ва­те­лей, и убе­ди­лась, что най­ти «сво­е­го» до­ста­точ­но непро­сто. В слу­чае с во­ка­лом хо­ро­ший пе­да­гог — за­лог успеш­но­го раз­ви­тия. Го­лос — это жи­вой ин­стру­мент, и его мож­но лег­ко и зна­чи­тель­но по­вре­дить. Непра­виль­ное зву­ко­из­вле­че­ние как ре­зуль­тат негра­мот­ных за­ня­тий ча­сто при­во­дит к пе­чаль­ным по­след­стви­ям вро­де уз­лов на го­ло­со­вых связ­ках и даже по­те­ре го­ло­са. Тем, кто толь­ко ищет сво­е­го пре­по­да­ва­те­ля, я бы дала несколь­ко со­ве­тов:

  • По­про­си­те до­ку­мен­ты об об­ра­зо­ва­нии: опыт­ный пре­по­да­ва­тель, у ко­то­ро­го за пле­ча­ми кон­сер­ва­то­рия, не по­стес­ня­ет­ся по­ка­зать свой ди­плом.
  • Од­но­го ди­пло­ма недо­ста­точ­но. По­чи­тай­те от­зы­вы о пре­по­да­ва­те­ле, по­се­ти­те несколь­ко от­чёт­ных кон­цер­тов, по­смот­ри­те на уро­вень его уче­ни­ков.
  • Свои об­ра­зо­ва­тель­ные услу­ги вам мо­гут пред­ло­жить мно­гие: от пре­по­да­ва­те­лей игры на му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тах до дей­ству­ю­щих во­ка­ли­стов. Я бы ре­ко­мен­до­ва­ла учить­ся имен­но у пре­по­да­ва­те­лей во­ка­ла. Од­на­жды я за­ни­ма­лась с пре­по­да­ва­те­лем тео­рии му­зы­ки, и в ре­зуль­та­те он мне силь­но на­вре­дил, имен­но из-за незна­ния тон­ко­стей го­ло­со­во­го ин­стру­мен­та.
  • Во вре­мя за­ня­тий уче­ник дол­жен чув­ство­вать аб­со­лют­ную сво­бо­ду. Если воз­ни­ка­ет за­жа­тость, бо­ле­вые ощу­ще­ния или пер­ше­ние, это зна­чит, что уро­ки по­стро­е­ны непра­виль­но, и вы себе толь­ко вре­ди­те. Я, на­при­мер, ухо­дя от од­но­го пе­да­го­га, про­сто не мог­ла раз­го­ва­ри­вать — та­ко­го быть не долж­но.
  • Как пра­ви­ло, в во­ка­ле про­гресс ощу­ща­ет­ся быст­ро. Если вы чув­ству­е­те, что за пол­го­да ни­че­го не из­ме­ни­лось, за­ду­май­тесь о смене пре­по­да­ва­те­ля.

Если аби­ту­ри­ент стар­ше 30 лет, за об­ра­зо­ва­ние при­дёт­ся за­пла­тить. Что­бы по­сту­пить на во­каль­ное от­де­ле­ние нуж­но прой­ти про­слу­ши­ва­ние, по­это­му од­но­го од­но­го стрем­ле­ния бу­дет недо­ста­точ­но, нуж­но про­де­мон­стри­ро­вать свои дан­ные. Что­бы на­учить­ся эст­рад­но­му или джа­зо­во­му во­ка­лам, без част­но­го пре­по­да­ва­те­ля не обой­тись, по­то­му что в го­су­дар­ствен­ных шко­лах та­ких про­грамм нет. Мно­гие вы­би­ра­ют в ка­че­стве учи­те­лей дей­ству­ю­щих во­ка­ли­стов, с этим есть свои слож­но­сти: за­ня­тия мо­гут от­ме­нять­ся из-за кон­цер­тов и га­стро­лей пре­по­да­ва­те­ля. Ко­гда у че­ло­ве­ка есть ам­би­ции по­стро­ить пев­че­скую ка­рье­ру, ваш про­гресс для него все­гда бу­дут на вто­ром ме­сте.

Важ­ный мо­мент: лю­бо­му, кто хо­чет свя­зать свою жизнь с му­зы­кой, рано или позд­но при­дёт­ся вый­ти на сце­ну. Мы ведь за­ни­ма­ем­ся не толь­ко для себя, но и что­бы твор­че­ство да­рить дру­гим. Эк­за­ме­ны, от­кры­тые уро­ки, кон­цер­ты — че­рез всё это пред­сто­ит про­хо­дить по­сто­ян­но, по­это­му если у вас есть страх пе­ред пуб­ли­кой, то в про­цес­се обу­че­ния его при­дет­ся по­бо­роть. Даже если пер­вый раз ока­жет­ся неудач­ным, важ­но не опу­стить руки и не бро­сить всё, как это бы­ва­ет со мно­ги­ми. Дети со­всем ина­че ре­а­ги­ру­ют на пуб­ли­ку, им не так важ­но, как нам, взрос­лым, её одоб­ре­ние. В та­кие мо­мен­ты я все­гда вну­шаю себе, что, в первую оче­редь, вый­дя на сце­ну, я со­би­ра­юсь по­лу­чить удо­воль­ствие, и толь­ко ко­гда у меня это по­лу­чит­ся — я до­став­лю удо­воль­ствие зри­те­лю.