1. Практика

«Когда хочу освоить новый навык, я гуглю». Как горный мастер стал художником и дизайнером одежды

История Антона Бунденко

© Фото: Личный архив / Коллаж: Вика Шибаева

Обыч­но сло­во «pivot» при­ме­ня­ют по от­но­ше­нию к стар­та­пам — оно озна­ча­ет сме­ну биз­нес-мо­де­ли, про­дук­та или сфе­ры де­я­тель­но­сти. А мы на­зва­ли так но­вую руб­ри­ку с ис­то­ри­я­ми лю­дей, ко­то­рые пол­но­стью из­ме­ни­ли свою ка­рье­ру. В дет­стве Ан­тон Бун­ден­ко меч­тал про­сто вы­рвать­ся из род­но­го Аба­ка­на и во­лей слу­чая стал гор­ным ма­сте­ром на стро­и­тель­стве тон­не­ля, но по­том от­крыл для себя фо­то­гра­фию и за­ин­те­ре­со­вал­ся ис­кус­ством. Сей­час он ста­ра­ет­ся за­ни­мать­ся толь­ко соб­ствен­ны­ми арт-про­ек­та­ми. В ин­тер­вью «Цеху» Ан­тон рас­ска­зал, как ин­же­нер­ное мыш­ле­ние, Google, лич­ные кон­так­ты и друж­ба по­мо­га­ют ему учить­ся и до­би­вать­ся це­лей.







Вы­бор вуза и пер­вая ра­бо­та

Я ро­дил­ся в Аба­кане, рес­пуб­ли­ка Ха­ка­сия, и в дет­стве хо­тел того же, чего хо­те­ли дру­гие дети из бед­ных се­мей: мно­го де­нег, быть по­ли­ти­ком, иметь су­перустой­чи­вое, бо­га­тое бу­ду­щее. В Аба­кане не было боль­шо­го раз­но­об­ра­зия ка­рьер­ных пу­тей — сле­сарь-сан­тех­ник, охран­ник на зоне и дру­гие по­доб­ные ра­бо­ты. В де­вя­том или де­ся­том клас­се я по­нял, что хочу уехать от­сю­да на­все­гда как мож­но даль­ше и до­бить­ся спо­кой­ной, обес­пе­чен­ной жиз­ни. Я со­вер­шен­но не по­ни­мал, кем хочу быть, по­то­му что мне не с кем было по­со­ве­то­вать­ся об этом, но я хо­ро­шо раз­би­рал­ся в ма­те­ма­ти­ке и фи­зи­ке.

Сдал ЕГЭ, за­нял де­нег и по­ехал по­сту­пать в Си­бир­ский го­су­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет пу­тей со­об­ще­ния в Но­во­си­бирск. Я при­е­хал в уни­вер­си­тет, по­смот­рел, ка­кие у них есть фа­куль­те­ты, и по­че­му-то мне по­нра­ви­лось на­зва­ние «Управ­ле­ние про­цес­са­ми пе­ре­во­зок», хотя я даже не по­ни­мал, что это зна­чит. За­ва­лил эк­за­ме­ны, но я точ­но знал, что не хочу воз­вра­щать­ся в Аба­кан, и по­шел к де­ка­ну, а тот от­пра­вил меня к дру­го­му де­ка­ну, и в ито­ге меня от­пра­ви­ли на фа­куль­тет «Мо­сты и тон­не­ли» — это очень силь­ный тех­ни­че­ский фа­куль­тет с хо­ро­шим об­ра­зо­ва­ни­ем. При по­ступ­ле­нии мне нуж­но было вы­брать меж­ду мо­ста­ми и тон­не­ля­ми, и я вы­брал тон­не­ли.

Уче­бу на этом фа­куль­те­те опла­чи­ва­ло не го­су­дар­ство, а две ком­па­нии, одна из них — «Бам­тон­нель­строй». Уни­вер­си­тет го­то­вил им ин­же­не­ров, ко­то­рые по­том долж­ны были там ра­бо­тать. Мне при­шлось бы пла­тить неустой­ку, если бы от­чис­лил­ся или не по­шел ра­бо­тать в «Бам­тон­нель­строй».

На пер­вом кур­се нас от­вез­ли по­смот­реть на тон­не­ли, я этим вдох­но­вил­ся, по­то­му что все вы­гля­де­ло очень кра­си­во и кру­то. Мне было ин­те­рес­но учить­ся, хотя и слож­но. Ком­па­ния быст­ро на­ча­ла от­прав­лять нас на вах­ты в ка­че­стве прак­ти­ки, пока все осталь­ные в уни­вер­си­те­те ухо­ди­ли на ка­ни­ку­лы. Моя пер­вая вах­та была по­сле пер­во­го или вто­ро­го кур­са на Са­я­но-Шу­шен­ской гид­ро­элек­тро­стан­ции в Си­би­ри. Сна­ча­ла мы ра­бо­та­ли «на ло­па­те», а по­том нас пе­ре­во­ди­ли на дру­гой вид ра­бот, что­бы была пол­ная кар­ти­на того, как ве­дет­ся стро­и­тель­ство тон­не­лей. По­сле прак­ти­ки я все­гда оста­вал­ся еще на две-три вах­ты по 15 дней, что­бы за­ра­бо­тать. Мне очень нра­ви­лась, я стал за­яд­лым тон­нель­щи­ком.

Путь в фо­то­гра­фию

В 2009 году по­сле кри­зи­са и об­ва­ла руб­ля я вло­жил неболь­шие день­ги в цен­ные бу­ма­ги, смот­рел ка­нал РБК, по­ку­пал и про­да­вал ак­ции. По­том я вы­вел часть де­нег и ку­пил себе фо­то­ап­па­рат. Вско­ре я по­ехал на оче­ред­ную вах­ту, в этот раз — в Но­во­рос­сийск на ре­кон­струк­цию же­лез­но­до­рож­но­го тон­не­ля. Очень ждал этой по­езд­ки, по­то­му что меч­тал уви­деть море. Мне по­вез­ло: меня от­пра­ви­ли в про­ект­но-тех­ни­че­ский от­дел, где раз­ра­ба­ты­ва­ют до­ку­мен­та­цию. Это была класс­ная ин­же­нер­ная ра­бо­та, и у меня по­яви­лись вы­ход­ные (суб­бо­та и вос­кре­се­нье), ко­то­рых рань­ше на вах­тах не было.

В вы­ход­ные я стал ез­дить в го­род с фо­то­ап­па­ра­том. В дет­стве я смот­рел ка­нал Fash­ion TV, и то, что там по­ка­зы­ва­ли, ка­за­лось мне класс­ным, я ре­шил, что буду фо­то­гра­фи­ро­вать де­ву­шек. Я зна­ко­мил­ся с ними че­рез «ВКон­так­те» и сни­мал их бес­плат­но по вы­ход­ным. Мож­но счи­тать, что с это­го на­ча­лась моя ка­рье­ра фэшн-фо­то­гра­фа.

Вер­нув­шись в Но­во­си­бирск на уче­бу, я стал ду­мать, как раз­ви­вать­ся в фо­то­гра­фии даль­ше, как внед­рять­ся в фо­то­ту­сов­ку. На мест­ном кон­кур­се кра­со­ты я по­зна­ко­мил­ся с пар­нем, ко­то­рый по­звал меня на ве­че­рин­ку. Там я по­зна­ко­мил­ся с еще несколь­ки­ми ре­бя­та­ми и ре­шил со­брать свою фо­то­ко­ман­ду: сам был фо­то­гра­фом, была де­воч­ка-ви­за­жист, с ко­то­рой я по­зна­ко­мил­ся че­рез «ВКон­так­те», мой друг стал сти­ли­стом. Я смот­рел жур­на­лы и хо­тел де­лать что-то класс­ное, но по­ни­мал, что не смо­гу сде­лать это один. Мне ча­сто го­во­ри­ли, что я хо­ро­шо фо­то­гра­фи­рую, и хо­те­ли ра­бо­тать со мной. Во­круг меня об­ра­зо­ва­лась груп­па близ­ких мне лю­дей, и я с боль­шой теп­ло­той вспо­ми­наю то вре­мя. Мы устра­и­ва­ли су­ма­сшед­шие ве­че­рин­ки, и до­воль­но быст­ро ста­ли из­вест­ны­ми в Но­во­си­бир­ске, нас на­ча­ли звать сни­мать для жур­на­лов. Я не учил­ся фо­то­гра­фии, по­сто­ян­но раз­гля­ды­вал жур­на­лы и про­бо­вал по­вто­рить ка­кие-то вещи. Мы жи­вем во вре­мя, ко­гда при же­ла­нии мож­но най­ти учеб­ные ма­те­ри­а­лы даже са­мо­го Гар­вар­да. Да, это слож­нее и доль­ше, чем шко­ла или на­став­ник, но я счи­таю, что луч­ше все­го учить­ся на прак­ти­ке.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от FUTUREISNOWN (@bundenko)


Па­рал­лель­но я про­дол­жал учить­ся в уни­вер­си­те­те, и там же смог по­лу­чить по­ме­ще­ние под сту­дию. Я по­нял, что фо­то­гра­фия мне го­раз­до бли­же, чем тон­не­ли. Моя сле­ду­ю­щая вах­та была в Сочи на стро­и­тель­стве олим­пий­ских объ­ек­тов. Там мы уже были гор­ны­ми ма­сте­ра­ми, но я хо­тел за­ни­мать­ся толь­ко фо­то­гра­фи­ей. Во вре­мя пе­ре­ле­та об­рат­но в Но­во­си­бирск, на сты­ков­ке рей­сов в Москве я про­сто не по­ле­тел даль­ше. Со мной был фо­то­ап­па­рат и немно­го ве­щей. Я хо­тел раз­ви­вать­ся в фо­то­гра­фии и по­ни­мал, что в Но­во­си­бир­ске это уже невоз­мож­но. В Сочи я успел по­сни­мать одну мо­дель, и бла­го­да­ря это­му мне уда­лось свя­зать­ся с бу­ке­ром мо­дель­но­го агент­ства Star Sys­tem, и они взя­ли меня сни­мать для них мо­дель­ные те­сты. Мне за это не пла­ти­ли, зато предо­ста­ви­ли жи­лье в мо­дель­ной квар­ти­ре, где обыч­но жи­вут мо­де­ли, пока ждут визы, что­бы по­ехать ра­бо­тать даль­ше.

Пе­ре­езд в Моск­ву

Мне нра­ви­лось в Москве, но я ре­шил, что нуж­но до­учить­ся, что­бы ро­ди­те­ли были спо­кой­ны, и вер­нул­ся в Но­во­си­бирск. Там я стал прак­ти­че­ски звез­дой, по­то­му что те­перь был «фо­то­гра­фом из Моск­вы», но я не ду­мал про за­ра­бо­ток, я был фа­на­ти­ком фо­то­гра­фии. Я ин­ве­сти­ро­вал свои день­ги об­рат­но в фо­то­гра­фию — в обо­ру­до­ва­ние, в сту­дию.

Я на­чал ду­мать, как уйти с тон­нель­ной ра­бо­ты — это было нелег­ко, ведь у меня были обя­за­тель­ства пе­ред «Бам­тон­нель­строй». Я сно­ва по­ехал на вах­ту в Сочи, но уже без ин­те­ре­са и с по­ни­ма­ни­ем, что я не хочу этим боль­ше за­ни­мать­ся.

На той вах­те у меня сло­жи­лись очень че­ло­веч­ные от­но­ше­ния с ма­сте­ра­ми и ра­бо­чи­ми, од­на­жды я даже при­вез му­жи­кам тор­тик, что­бы от­ме­тить ра­бо­чий про­гресс. Я де­лал это без зад­них мыс­лей, но по­том мне это по­мог­ло. Од­на­жды мо­е­му ра­бо­че­му бе­то­но­ме­шал­ка два­жды пе­ре­еха­ла ногу, и я мог по­пасть под суд, но бла­го­да­ря че­ло­веч­ным от­но­ше­ни­ям с ра­бо­чи­ми, по­стра­дав­ший не стал по­да­вать за­яв­ле­ние. В ито­ге со мной рас­торг­ли до­го­вор, так что я остал­ся ни­че­го не дол­жен ком­па­нии.

По­сле вах­ты я уехал в Моск­ву, но уже без вдох­но­ве­ния за­ни­мать­ся фо­то­гра­фи­ей. Это был 2012 год. Я по­зна­ко­мил­ся с ре­бя­та­ми, учив­ши­ми­ся в Бри­тан­ской выс­шей шко­ле ди­зай­на, у меня не было де­нег на уче­бу там, но зна­ко­мые да­ва­ли мне свои про­пус­ка и ино­гда я хо­дил на за­ня­тия и зна­ко­мил­ся с дру­ги­ми сту­ден­та­ми. Мне нуж­на была ра­бо­та, по­то­му что я хо­тел за­ра­бо­тать де­нег и пе­ре­вез­ти в Моск­ву маму и бра­та. Я при­со­еди­нил­ся в ка­че­стве гра­фи­че­ско­го ди­зай­не­ра к ко­ман­де неболь­шо­го ивент-агент­ства Donot­dis­turb. Мне дали те­сто­вое за­да­ние сде­лать бренд­бук, я по­про­сил сво­их дру­зей из Бри­тан­ки объ­яс­нить мне, что это та­кое и как его сде­лать, а бла­го­да­ря фо­то­гра­фии я уже умел ра­бо­тать в гра­фи­че­ских ре­дак­то­рах. В 2014 году я пе­ре­вез в Моск­ву маму и бра­та, и вновь стал за­ра­ба­ты­вать фо­то­гра­фи­ей — де­лал съем­ки для жур­на­лов и лук­бу­ки для мод­ных брен­дов. Для себя я со­зда­вал циф­ро­вые кол­ла­жи, но они осо­бен­но ни­ко­го не ин­те­ре­со­ва­ли.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by FUTUREISNOWN (@bundenko) on


Пе­ре­ква­ли­фи­ка­ция в ху­дож­ни­ка

В то вре­мя я по­зна­ко­мил­ся с граф­фи­ти-ху­дож­ни­ком Ле­шей Куз­не­цо­вым, имен­но он от­крыл мне путь в ис­кус­ство, по­зна­ко­мив с дру­ги­ми ху­дож­ни­ка­ми. Я по­нял, что не хочу боль­ше за­ни­мать­ся мод­ной фо­то­гра­фи­ей, по­то­му что это по­верх­ност­но, и стал раз­ви­вать свои ху­до­же­ствен­ные прак­ти­ки. Как ху­дож­ни­ку мне ин­те­рес­на са­мо­иден­ти­фи­ка­ция че­ло­ве­ка в эпо­ху ин­фор­ма­ци­он­ной за­гру­жен­но­сти. Я на­чал раз­ра­ба­ты­вать эту тему с по­мо­щью кол­ла­жа, по­том об­ри­со­вы­вал скрин­шо­ты Google-карт. За­ни­мал­ся на 70% сво­и­ми про­ек­та­ми и на 30% ком­мер­че­ски­ми. Я уже не по­зи­ци­о­ни­ро­вал себя как фо­то­гра­фа, но брал ино­гда ком­мер­че­ские съем­ки.

В ито­ге все при­шло к арт-про­ек­ту на ос­но­ве кри­ти­че­ско­го ди­зай­на и спе­ку­ля­тив­но­го про­то­ти­пи­ро­ва­ния Fu­tureis­nown. Сна­ча­ла Fu­tureis­nown был вы­ду­ман­ным брен­дом одеж­ды для че­ло­ве­ка из неда­ле­ко­го бу­ду­ще­го, но меня по­сто­ян­но спра­ши­ва­ли про эти вещи, и я на­чал их со­зда­вать. Те­перь меня счи­та­ют ди­зай­не­ром одеж­ды, хотя все же это арт-объ­ек­ты. У меня было несколь­ко вы­ста­вок, одна в ММО­МА на Го­го­лев­ском, а агент­ство Dear Progress по­ка­зы­ва­ло мои вещи в шоу-руме в Па­ри­же. Сей­час я со­сре­до­то­чен на сво­ем про­ек­те, бе­русь за ком­мер­че­ские пред­ло­же­ния, толь­ко если они по­мо­га­ют мне раз­ви­вать­ся, у меня есть для них от­дель­ный сайт. На­при­мер, в про­шлом году ко мне при­шли ре­бя­та из ком­па­нии по крип­то­трей­дин­гу и по­про­си­ли сде­лать для них кол­лек­цию.

Я не учил­ся си­сте­ма­ти­че­ски фо­то­гра­фии и ди­зай­ну, и по­это­му мой ви­зу­аль­ный язык не при­вя­зан к кон­крет­ной шко­ле. Мне ка­жет­ся, фо­то­гра­фия и ди­зайн — это в боль­шей сте­пе­ни прак­ти­ка и на­смот­рен­ность. От­кры­ва­ешь про­грам­му, па­рал­лель­но ищешь в ин­тер­не­те ин­фор­ма­цию, про­бу­ешь. Ко­гда я хочу осво­ить но­вый на­вык, я гуг­лю. Ду­маю, мне по­мо­га­ет мое ин­же­нер­ное, тех­ни­че­ское об­ра­зо­ва­ние. Это хо­ро­ший фун­да­мент, ведь это уме­ние ло­ги­че­ски мыс­лить и раз­би­рать­ся, что и как ра­бо­та­ет. Тем, кто хо­чет по­ме­нять ка­рье­ру, могу по­со­ве­то­вать по­гру­жать­ся в сре­ду — идти ста­же­ром или ас­си­стен­том. Сей­час я бы так сде­лал.