1. Практика

«Благотворительный фонд — не дом отдыха для уставших профессионалов». Как коммерческий директор бросила работу и ушла в Фонд Хабенского

История Юлии Каракашевой

© Фото: Shutterstock, Фонд Константина Хабенского, коллаж: Миша Надь / Цех

Обыч­но сло­во «pivot» при­ме­ня­ют по от­но­ше­нию к стар­та­пам — оно озна­ча­ет сме­ну биз­нес-мо­де­ли, про­дук­та или сфе­ры де­я­тель­но­сти. А мы на­зва­ли так но­вую руб­ри­ку с ис­то­ри­я­ми лю­дей, ко­то­рые пол­но­стью из­ме­ни­ли свою ка­рье­ру. Юлия Ка­ра­ка­ше­ва боль­ше пят­на­дца­ти лет за­ни­ма­лась про­да­жа­ми в ме­диа: при­вле­ка­ла ре­кла­мо­да­те­лей и стро­и­ла ка­рье­ру на ра­дио­стан­ции с са­мым боль­шим охва­том — «Ев­ро­па Плюс» — в то вре­мя, ко­гда ин­тер­нет еще толь­ко раз­ви­вал­ся. И од­на­жды не по­бо­я­лась из­ме­нить свою жизнь и ока­зать­ся в со­вер­шен­но дру­гом сек­то­ре — бла­го­тво­ри­тель­но­сти, где ей тоже нуж­но при­вле­кать день­ги, но на со­вер­шен­но дру­гие цели и со­вер­шен­но дру­ги­ми спо­со­ба­ми.







В шко­ле я все­гда при­ни­ма­ла уча­стие в яр­мар­ках, но не как че­ло­век, ко­то­рый что-то де­ла­ет сво­и­ми ру­ка­ми, а как непо­сред­ствен­но ор­га­ни­за­тор про­даж. «Под­хо­ди, по­ку­пай», «Не про­хо­ди­те мимо» — это все была я.

По об­ра­зо­ва­нию я ин­же­нер-эко­лог, хотя по спе­ци­аль­но­сти не ра­бо­та­ла ни дня. В ин­сти­ту­те я про­да­ва­ла де­гу­ста­ци­он­ные сеты в су­пер­мар­ке­тах и даже ста­ла мест­ной звез­дой в га­стро­но­ме «Цен­траль­ный» на Лу­бян­ке. То­гда я окон­ча­тель­но по­ня­ла, что у меня хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся с про­да­жа­ми, но за­це­пить­ся и по­пасть в хо­ро­шее ме­сто с по­мо­щью свя­зей не было воз­мож­но­сти, по­это­му я ока­за­лась в ма­га­зине «Л’­Эту­аль», куда на­би­ра­ли про­дав­цов по объ­яв­ле­нию. Там я быст­ро до­слу­жи­лась до стар­шей сме­ны и за­ве­ду­ю­щей ма­га­зи­на, но это был пре­дел — рас­ти даль­ше неку­да. В да­ле­ких де­вя­но­стых глав­ную роль в ка­рье­ре иг­ра­ли ку­мов­ство и зна­ком­ства, чест­ным пу­тем мало чего мож­но было до­стичь. Од­на­жды, ко­гда пря­мо на ра­бо­чем мест сто­я­ла и пла­ка­ла от безыс­ход­но­сти, в ма­га­зин за­шел юно­ша со сво­ей по­друж­кой. По­смот­рел на меня и спро­сил, в чём при­чи­на слёз. Не знаю по­че­му, но я чест­но при­зна­лась ему, что хочу стро­ить ка­рье­ру, но не по­ни­маю, куда дви­гать­ся. Он об­ра­тил­ся к сво­ей спут­ни­це с во­про­сом, не хо­чет ли она взять меня к себе в по­мощ­ни­цы. Ока­за­лось, что она ра­бо­та­ла на ра­дио и ис­ка­ла ас­си­стен­та. Так я ока­за­лась на ра­дио, где про­ра­бо­та­ла в об­щей слож­но­сти 16 лет.

На сты­ке 1999 и 2000 я пе­ре­шла на дру­гую ра­дио­стан­цию — «Ев­ро­па Плюс», в от­дел про­даж. Пом­ню свой пер­вый ра­бо­чий день и рас­те­рян­ность из-за от­сут­ствия ра­бо­че­го ме­ста. Мой ру­ко­во­ди­тель, ле­ген­дар­ный Ар­ка­дий Цим­блер— на тот мо­мент ком­мер­че­ский ди­рек­тор — по­мочь от­ка­зал­ся, ска­зав: «Ты же про­да­вец? Про­да­вец! Вот и да­вай, учись за­ин­те­ре­со­вы­вать лю­дей, ор­га­ни­зуй себе всё сама». Надо по­ни­мать, что то­гда «Ев­ро­па плюс» была уль­тра­мод­ным ме­стом, где меч­та­ли ра­бо­тать мно­гие мои ро­вес­ни­ки и где вер­ши­лись ве­ли­кие му­зы­каль­ные дела. За вре­мя моей ра­бо­ты от­дел про­даж из ше­сти про­дав­цов вы­рос в огром­ную ком­мер­че­скую струк­ту­ру. Это было по­тря­са­ю­щее вре­мя. Мы каж­дый день со­зда­ва­ли луч­шее, это вдох­нов­ля­ло нас на но­вые от­кры­тия и свер­ше­ния.

Я от­ве­ча­ла за ре­а­ли­за­цию ре­кла­мы всех ак­ти­вов ра­диохол­дин­га «Ев­ро­пей­ская ме­диа­груп­па» — да-да, по сути это те са­мые ро­ли­ки, ко­то­рые всех раз­дра­жа­ют и от ко­то­рых все­гда хо­чет­ся из­ба­вить­ся. Я вме­сте со сво­ей ко­ман­дой про­да­ва­ла кли­ен­там все ре­клам­ные воз­мож­но­сти, вклю­чая мар­ке­тинг и кре­а­тив. А для это­го нуж­но было про­сто объ­яс­нить кли­ен­ту, как имен­но наши ра­дио­стан­ции по­мо­гут в ре­ше­нии его за­да­чи и по­че­му наша экс­пер­ти­за — луч­шая.

Всё было хо­ро­шо и даль­ше долж­но было быть ещё луч­ше, но у хол­дин­га сме­нил­ся вла­де­лец. В ре­зуль­та­те мы ушли по­чти пол­ным со­ста­вом, но ра­дио меня не от­пус­ка­ло, и спу­стя два года я при­ня­ла при­гла­ше­ние воз­гла­вить опе­ра­тив­ное управ­ле­ние Ра­дио Шан­сон.

Я при­со­еди­ни­лась к ко­ман­де от­ча­ян­ных но­ва­то­ров и пе­ре­вер­ну­ла все с ног на го­ло­ву, в несколь­ко раз уве­ли­чив про­да­жи. А по­том слу­чи­лось вы­го­ра­ние. Все, что меня вдох­нов­ля­ло, по­те­ря­ло вся­кий смысл

Пом­ню, то­гда же я узна­ла, что мой дво­ю­род­ный брат — дет­ский хи­рург. И по­ду­ма­ла: «Вау! Он каж­дый день спа­са­ет жиз­ни. А я что де­лаю? В чём цен­ность моей ра­бо­ты?» И я ушла с ра­дио — про­сто боль­ше не мог­ла.

Спу­стя пол­то­ра года по­ис­ков я аб­со­лют­но слу­чай­но уви­де­ла пост в фейс­бу­ке о по­ис­ке но­во­го чле­на ко­ман­ды. При­шла на со­бе­се­до­ва­ние и впер­вые за дол­гое вре­мя по­ня­ла — вот оно! Это моё ме­сто! Люди, ко­то­рых я встре­ти­ла, меня за­во­ро­жи­ли. Я уви­де­ла тех, кто уже дав­но жи­вёт ду­хов­ны­ми цен­но­стя­ми, а не ма­те­ри­аль­ны­ми, к чему я толь­ко-толь­ко при­шла. Это ни в коем слу­чае не про­ти­во­по­став­ле­ние, а при­о­ри­тет­ность.

Фонд Ха­бен­ско­го — фонд, ко­то­рый не в по­след­нюю оче­редь су­ще­ству­ет за счет мас­со­во­го фанд­рай­зин­га, а это зна­чит, что он при­вле­ка­ет сред­ства че­рез са­мые раз­но­об­раз­ные ка­на­лы и са­мы­ми раз­ны­ми спо­со­ба­ми. На­шим де­тям по­мо­га­ет бук­валь­но вся стра­на: от ба­бу­шек, ко­то­рые от­прав­ля­ют по­жерт­во­ва­ния с По­чты Рос­сии, до важ­ных лю­дей в ка­би­не­тах, ко­то­рые каж­дый ме­сяц от­да­ют про­цент от сво­ей зар­пла­ты. Все они нам до­ве­ря­ют, а зна­чит, с каж­дым из них мы долж­ны най­ти об­щий язык.

Я при­шла в фонд в де­каб­ре про­шло­го года. Пер­вое вре­мя у меня го­ло­ва шла кру­гом от но­вой ин­фор­ма­ции и незна­ко­мых про­ек­тов. У меня было ощу­ще­ние, что я ока­за­лась в дру­гой стране, где все раз­го­ва­ри­ва­ют на сво­ем язы­ке, бе­гут по сво­им де­лам, а я не знаю даже, как ста­кан воды на­брать и объ­яс­нить­ся. А еще че­рез пару ме­ся­цев слу­чил­ся ка­ран­тин — и то­гда во­об­ще вся при­выч­ная ра­бо­та ста­ла непри­выч­ной, и уж тем бо­лее для тех, кто толь­ко при­шел. Но я гор­жусь тем, как мы с кол­ле­га­ми спра­ви­лись с этой си­ту­а­ци­ей: при­ду­ма­ли но­вые необыч­ные фор­ма­ты, при­влек­ли де­сят­ки звезд к на­шим пря­мым эфи­рам, ра­бо­та­ли «24 на 7» и при этом успе­ва­ли еще шу­тить и сме­ять­ся.

Ди­рек­тор по фанд­рай­зин­гу — это, по сути, ком­мер­че­ский ди­рек­тор в ком­па­нии: и стра­тег, и так­тик. В фон­де я ни­че­го не про­даю, ведь у меня нет про­дук­та на про­да­жу, у меня есть пред­ло­же­ния по вза­и­мо­дей­ствию. Это очень важ­ное от­ли­чие.

Са­мое рас­про­стра­нен­ное за­блуж­де­ние — что в бла­го­тво­ри­тель­но­сти ра­бо­та­ют ка­кие-то осо­бен­ные люди. Они не осо­бен­ные, они едят, спят, гу­ля­ют, ту­су­ют­ся, как и все осталь­ные

Про­сто у них та­кое при­зва­ние — быть про­вод­ни­ка­ми меж­ду теми, кому пло­хо, и теми, кто хо­чет по­мочь. Ко­неч­но, есть эмо­ци­о­наль­ная на­груз­ка, но я, на­при­мер, себя со­зна­тель­но от­ве­ла в сто­ро­ну по­зи­тив­ных эмо­ций. Ска­за­ла себе: вся ра­бо­та Фон­да (Фонд Ха­бен­ско­го по­мо­га­ет де­тям с опу­хо­ля­ми моз­га — Прим. «Цеха») — про силу жиз­ни и по­бе­ду люб­ви. И мне ста­ло лег­ко.

Че­ло­век, ко­то­рый ока­зал­ся в бла­го­тво­ри­тель­но­сти, не дол­жен от­речь­ся от все­го зем­но­го, его ра­бо­та долж­на до­стой­но опла­чи­вать­ся. Не сек­рет, что се­го­дня ди­рек­тор по фанд­рай­зин­гу даже в круп­ном фон­де мо­жет рас­счи­ты­вать на зар­пла­ту, в разы мень­шую, чем по­лу­ча­ет со­по­ста­ви­мый ру­ко­во­ди­тель в биз­не­се. Сей­час так — но в бу­ду­щем, я верю, ни­ка­кой раз­ни­цы не бу­дет

С та­кой са­мо­от­да­чей я не ра­бо­та­ла ни­ко­гда. Я даже и не зна­ла, что у меня есть та­кой мощ­ный внут­рен­ний ре­сурс. Бла­го­тво­ри­тель­ный фонд — это точ­но не дом от­ды­ха для устав­ших про­фес­си­о­на­лов.

Да, ко­гда пе­ре­хо­дишь из од­но­го сек­то­ра, где ты со­сто­ял­ся, в дру­гой, но­вый для себя, нуж­но за­па­стись тер­пе­ни­ем и на­чать свою ка­рье­ру с нуля. И это са­мое тя­же­лое, сколь­ко бы тебе лет ни было.

Как по­нять, что вы, как и Юлия, го­то­вы пе­рей­ти ра­бо­тать в бла­го­тво­ри­тель­ность?

От­ве­ча­ет Ев­ге­ния Бе­ло­те­ло­ва, управ­ля­ю­щий парт­нер груп­пы ком­па­ний Philin Phil­good и экс-CEO бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Дру­зья», а в про­шлом — ан­ти­кри­зис­ный ме­не­джер в ин­ду­стрии моды.

  • Вы го­то­вы мно­гое де­лать сво­и­ми ру­ка­ми. Даже если вы при­шли на ру­ко­во­дя­щую долж­ность, мно­гое при­дет­ся де­лать са­мо­сто­я­тель­но. Вер­стать пре­зен­та­ции, раз­ра­ба­ты­вать кре­а­тив­ные кон­цеп­ции, ра­бо­тать с тек­ста­ми, про­во­дить найм и он­бор­динг ли­ней­ных со­труд­ни­ков — все это и не толь­ко. На­при­мер, мне пер­вое вре­мя в фон­де «Дру­зья», где я была ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром, ка­за­лось необыч­ным, что всех со­труд­ни­ков — от ма­ля­ра для по­крас­ки стен в офи­се до ру­ко­во­ди­те­лей на­прав­ле­ний — на­ни­маю я.
  • День­ги — не ваша глав­ная мо­ти­ва­ция. Се­го­дня неко­то­рым круп­ным фон­да, бла­го­да­ря сво­им по­пе­чи­те­лям и парт­нё­рам, уда­лось вый­ти на ры­ноч­ный уро­вень зар­плат. Тем не ме­нее, тя­гать­ся с ком­мер­че­ски­ми ком­па­ни­я­ми они не мо­гут. По­это­му тем, для кого клю­че­вая мо­ти­ва­ци­он­ная часть — день­ги, сюда не надо. Но нуж­но пом­нить, что ра­бо­та в бла­го­тво­ри­тель­но­сти име­ет боль­шую до­пол­ни­тель­ную цен­ность, ко­то­рая не вы­ра­жа­ет­ся в циф­рах. Это тот смысл, ко­то­рый по­яв­ля­ет­ся у ра­бо­ты.
  • Вы эмо­ци­о­наль­но устой­чи­вы. Бла­го­тво­ри­тель­ность точ­но не та сфе­ра, куда нуж­но идти, что­бы ре­шить соб­ствен­ные пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы. Вы и себя раз­ру­ши­те, и фон­ду не бу­де­те по­лез­ны. Без эмо­ций в ра­бо­те в НКО ни­ку­да, но они долж­ны быть под кон­тро­лем.
  • Вы не бо­и­тесь ха­о­са. Бла­го­тво­ри­тель­ность как ин­ду­стрия еще ме­ня­ет­ся и фор­ми­ру­ет­ся. По­это­му, если опре­де­лен­ный хаос и от­сут­ствие струк­ту­ры вас не пу­га­ют, а, на­обо­рот, ка­жут­ся ин­те­рес­ным вы­зо­вом, то вам сюда. Нуж­но быть го­то­вым к тому, что неко­то­рые оче­вид­ные для биз­не­са вещи — стра­те­гия, чет­кая орг­струк­ту­ра, функ­ци­о­наль­ные кар­ты со­труд­ни­ков, ре­гла­мен­ты вза­и­мо­дей­ствия — вы в боль­шин­стве неком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ций не об­на­ру­жи­те.
  • Вас при­вле­ка­ют люди из раз­ных ми­ров. Быв­шие ме­ди­ки, учи­те­ля, фи­нан­си­сты, жур­на­ли­сты, ме­не­дже­ры по про­да­жам и фи­ло­ло­ги — се­го­дня в бла­го­тво­ри­тель­но­сти ра­бо­та­ют люди с са­мым раз­ным бэк­гра­ун­дом. Со­от­вет­ствен­но, нуж­но быть го­то­вым с ин­те­ре­сом и тер­пе­ни­ем об­щать­ся с раз­ны­ми людь­ми на раз­ных язы­ках, вни­кать в их мо­ти­ва­цию и вы­стра­и­вать сов­мест­ную ра­бо­ту.

    ​​​​​​

    Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем в на­шем Face­book