1. Практика

«Креативные индустрии — это новый блокчейн». Екатерина Черкес-заде — о том, как преуспеть в экономике знаний

Ежегодный образовательный план, карьерные траектории и школа, где учат учить

Uni­ver­sal Uni­ver­sity — уни­вер­си­тет кре­а­тив­ных ин­ду­стрий, в ко­то­рый вхо­дит семь боль­ших школ — в том чис­ле Бри­тан­ская выс­шая шко­ла ди­зай­на, Мос­ков­ская шко­ла кино и Мос­ков­ская шко­ла му­зы­ки. Вме­сте они го­то­вят про­фес­си­о­на­лов для кре­а­тив­ной эко­но­ми­ки бу­ду­ще­го, где глав­ную роль бу­дут иг­рать не ре­сур­сы, а зна­ния. О том, на ка­кие твор­че­ские сфе­ры сто­ит об­ра­тить вни­ма­ние и как ме­нять свою ка­рье­ру, встра­и­вая об­ра­зо­ва­ние в при­выч­ный ритм жиз­ни, «Цех» по­го­во­рил с ди­рек­то­ром Uni­ver­sal Uni­ver­sity Ека­те­ри­ной Чер­кес-заде для на­шей но­вой руб­ри­ки CEO, ко­то­рую мы для себя рас­шиф­ро­вы­ва­ем как Chief Ed­u­ca­tional Of­fi­cer.







Вы мно­го раз го­во­ри­ли, что у нас в стране нет чет­ко­го по­ни­ма­ния, что та­кое кре­а­тив­ные ин­ду­стрии. Как сей­час с этим об­сто­ят дела?

Да­вать чет­кое опре­де­ле­ние кре­а­тив­ным ин­ду­стри­ям — зна­чит за­кре­пить это по­ня­тие на за­ко­но­да­тель­ном уровне. Это пал­ка о двух кон­цах: с од­ной сто­ро­ны, по­явят­ся но­вые воз­мож­но­сти для фи­нан­си­ро­ва­ния (так было, ко­гда циф­ро­вая эко­но­ми­ка по­яви­лась в эко­си­сте­ме гос­ап­па­ра­та), а с дру­гой — огра­ни­че­ния. Кре­а­тив­ные ин­ду­стрии очень быст­ро ме­ня­ют­ся, они по­сто­ян­но му­ти­ру­ют в но­вые фор­мы жиз­ни, и за­креп­ле­ние на за­ко­но­да­тель­ном уровне мо­жет оста­но­вить рост мик­сов ин­ду­стрий и их вза­и­мо­дей­ствие с биз­не­сом, а зна­чит их рост.

Нам бли­же все­го бри­тан­ское опре­де­ле­ние кре­а­тив­ных ин­ду­стрий. Оно пред­по­ла­га­ет кон­крет­ный пе­ре­чень сфер, ко­то­рые вхо­дят в по­ня­тие cre­ative (со­глас­но меж­ду­на­род­ной клас­си­фи­ка­ции, к кре­а­тив­ным ин­ду­стри­ям се­го­дня от­но­сят кино, те­атр, моду, ди­зайн, ре­кла­му, ар­хи­тек­ту­ру, ин­фор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии и муль­ти­ме­диа, му­зы­ку и ком­пью­тер­ные игры — Прим. «Цеха»). Есть мно­го раз­ных трак­то­вок, но глав­ное в них то, что кре­а­тив­ные ин­ду­стрии — это сек­тор эко­но­ми­ки.

Миша надь / Цех

Ка­кие из кре­а­тив­ных ин­ду­стрий сей­час наи­бо­лее вос­тре­бо­ва­ны в Рос­сии?

Есть хо­ро­ший при­мер: яку­ты по­след­ние несколь­ко лет сни­ма­ют филь­мы о себе и для сво­е­го рын­ка. Филь­мы по на­род­ным сказ­кам, сня­тые без спе­ц­эф­фек­тов и боль­ших бюд­же­тов, в мест­ном про­ка­те бьют по про­смот­рам «Че­ло­ве­ка-па­у­ка». Мест­ная ки­но­ин­ду­стрия сни­ма­ет кон­тент, ин­те­рес­ный для кон­крет­но­го ре­ги­о­на, и успеш­на на ло­каль­ном рын­ке.

При этом в Якут­ске раз­ви­ты юве­лир­ные про­мыс­лы: в ре­ги­оне за­ни­ма­ют­ся огран­кой ал­ма­зов и до­бы­чей се­реб­ра. Но якут­ская юве­лир­ка по­чти не пред­став­ле­на на ми­ро­вом рын­ке — для это­го нуж­но знать трен­ды со­вре­мен­но­го ди­зай­на. Про­шлым ле­том у нас была сов­мест­ная лет­няя шко­ла (от Бри­тан­ской выс­шей шко­лы ди­зай­на и Арк­ти­че­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ин­сти­ту­та куль­ту­ры и ис­кусств — Прим.«Цеха»). По­сле нее ра­бо­ты 25 юве­ли­ров по­яви­лись на круп­ней­шей ази­ат­ской юве­лир­ной вы­став­ке в То­кио IJT Au­tumn 2019. В та­ком объ­е­ме это был пер­вый вы­ход якут­ско­го юве­лир­но­го ди­зай­на на меж­ду­на­род­ный ры­нок. Что­бы точ­но ска­зать, ка­кая из ин­ду­стрий наи­бо­лее вос­тре­бо­ва­на, нуж­но раз­би­рать каж­дый ре­ги­он от­дель­но.

По­след­ние 15 лет в Рос­сии очень стре­ми­тель­но раз­ви­ва­лось кино. Мы ста­ли смот­реть рос­сий­ские филь­мы, на­чи­ная с «Ноч­но­го до­зо­ра» Ти­му­ра Бек­мам­бе­то­ва. При этом есть ак­тив­ная го­су­дар­ствен­ная под­держ­ка от Фон­да кино, по­это­му боль­шая часть оте­че­ствен­ных филь­мов сей­час от­ра­жа­ет сфор­му­ли­ро­ван­ную по­вест­ку на пат­ри­о­тизм. Тем не ме­нее, за 15 лет рос­сий­ские се­ри­а­лы про «жен­щи­ну с труд­ной судь­бой» пол­но­стью вы­мы­ли мек­си­кан­ские и бра­зиль­ские. Сей­час мы ин­те­гри­ру­ем­ся в меж­ду­на­род­ный кон­текст: на­при­мер, се­ри­ал «Ме­тод», спро­дю­си­ро­ван­ный Алек­сан­дром Це­ка­ло, ку­пил Net­flix. Мы вряд ли ста­нем Гол­ли­ву­дом, но шанс за­нять кон­крет­ную нишу и пе­ре­стать ас­со­ци­и­ро­вать­ся ис­клю­чи­тель­но с чер­ным рус­ским арт­ха­у­сом у нас точ­но есть.

На меж­ду­на­род­ный ры­нок вы­шла и наша ани­ма­ция, осо­бен­но се­ри­а­лы. Ин­те­рес­но, как наши сказ­ки трак­ту­ют­ся в дру­гих стра­нах, от­ра­жая наш куль­тур­ный код. Со­зда­те­ли мульт­филь­ма «Маша и Мед­ведь» рас­ска­зы­ва­ют, что они очень успеш­ны на араб­ском и му­суль­ман­ском рын­ке, так как глав­ная ге­ро­и­ня се­ри­а­ла Маша — де­воч­ка в плат­ке.

От­дель­но важ­но упо­мя­нуть ин­ду­стрию иг­ро­вой раз­ра­бот­ки. Из-за того, что за по­след­ние 10 лет не было со­зда­но ни­ка­ких усло­вий для раз­ви­тия иг­ро­во­го рын­ка, раз­ра­бот­чи­ки про­дол­жа­ют уез­жать из стра­ны. Боль­шое ко­ли­че­ство вы­пуск­ни­ков Scream School ак­тив­но раз­ви­ва­ют свои про­ек­ты за ру­бе­жом. В Гер­ма­нии, Фран­ции, США су­ще­ству­ет мно­го го­су­дар­ствен­ных про­грамм, под­дер­жи­ва­ю­щих иг­ро­вую ин­ду­стрию. Боль­шое ко­ли­че­ство рос­сий­ских раз­ра­бот­чи­ков ра­бо­та­ют там, так как та­ко­го рода кон­тент из­на­чаль­но на­це­лен на гло­баль­ные рын­ки. Я на­блю­да­ла это, по­то­му что мой пер­вый об­ра­зо­ва­тель­ный про­ект, Scream School, свя­зан с иг­ро­вой раз­ра­бот­кой. За гра­ни­цей ры­нок луч­ше под­дер­жи­ва­ет­ся эко­но­ми­че­ски.

Миша Надь / цех

Ка­кие кре­а­тив­ные ин­ду­стрии бу­дут пер­спек­тив­ны в бу­ду­щем, хотя не очень раз­ви­ты сей­час?

Са­мые пер­спек­тив­ные от­рас­ли на­хо­дят­ся на пе­ре­се­че­нии ин­ду­стрий. На­при­мер, бла­го­да­ря пра­виль­но вы­стро­ен­но­му зву­ку в пар­ке вы мо­же­те вый­ти из него, ощу­щая себя от­дох­нув­шим че­ло­ве­ком. В мос­ков­ских пар­ках ча­сто иг­ра­ет очень стран­ная му­зы­ка… Из­ме­нить саунд-ди­зайн тер­ри­то­рии — за­да­ча ур­ба­ни­стов, му­зы­кан­тов и саунд-ди­зай­не­ров. Та­кие при­ме­ры и есть бу­ду­щее кре­а­тив­ной эко­но­ми­ки.

Ка­кие глав­ные сте­рео­ти­пы окру­жа­ют кре­а­тив­ные ин­ду­стрии?

Кре­а­тив­ные ин­ду­стрии в Рос­сии — очень мод­ная тема, к ко­то­рой от­но­сят все, что угод­но. Это но­вый блок­чейн: ни­кто не по­ни­ма­ет, что это, но все про это го­во­рят. Наш глав­ный сте­рео­тип — это при­вер­жен­ность к тра­ди­ци­он­но­му де­ле­нию: кино и те­ат­раль­ное ис­кус­ство мы от­но­сим к куль­ту­ре, а та­кие от­рас­ли, как ди­зайн и иг­ро­вая раз­ра­бот­ка — к биз­не­су. Из-за это­го одни су­ще­ству­ют в фор­ме до­та­ци­он­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния и ни­ко­гда из-за это­го не мо­гут вый­ти на тер­ри­то­рию биз­не­са, а к дру­гим от­но­сят­ся немно­го пре­не­бре­жи­тель­но из-за того, что они, в первую оче­редь, за­ра­ба­ты­ва­ют день­ги. К тому же кре­а­тив­ные ин­ду­стрии в Рос­сии не мыс­лят себя как еди­ную от­расль. Это ти­пич­но рос­сий­ское яв­ле­ние. Ар­хи­тек­то­рам и иг­ро­вым раз­ра­бот­чи­кам нуж­но объ­яс­нять, что они на­хо­дят­ся на од­ной тер­ри­то­рии и их биз­не­сы раз­ви­ва­ют­ся по од­ним и тем же за­ко­нам.

По­че­му вы счи­та­е­те, что за кре­а­тив­ной эко­но­ми­кой бу­ду­щее и она бу­дет раз­ви­вать­ся в Рос­сии?

По­то­му что бу­ду­щее за эко­но­ми­кой зна­ний. Са­мые вос­тре­бо­ван­ные про­дук­ты — это не ре­сур­сы, а сфе­ра услуг и раз­лич­но­го рода кон­тент. То, что сде­ла­но од­ни­ми людь­ми для дру­гих. Ди­зай­не­ры, на­при­мер, си­стем­но улуч­ша­ют нашу жизнь, — на­чи­ная от мо­биль­ных при­ло­же­ний и за­кан­чи­вая сту­лом, на ко­то­ром вы си­ди­те. Весь мир ухо­дит от ре­сурс­ной эко­но­ми­ки. Стран­но пред­по­ла­гать, что Рос­сия бу­дет это от­ри­цать. Или же мы бу­дем те­рять день­ги.

Екатерина Черкес-заде / Фото из личного архива

Были ли у Бри­тан­ки про­бле­мы на фоне ухуд­ше­ния от­но­ше­ния с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей?

Нет. Мы за­ни­ма­ем­ся об­ра­зо­ва­ни­ем в сфе­ре твор­че­ских ин­ду­стрий и не чув­ству­ем ни­ка­ких огра­ни­че­ний. Мы ак­тив­но вза­и­мо­дей­ству­ем с на­ши­ми бри­тан­ски­ми парт­не­ра­ми, ак­тив­но ра­бо­та­ем со все­ми по­соль­ства­ми, все нам ак­тив­но по­мо­га­ют, при­во­зят раз­лич­ных спи­ке­ров. Уни­вер­си­тет кре­а­тив­ных ин­ду­стрий не мо­жет на­хо­дить­ся на ло­каль­ном рын­ке. 2021 год ООН объ­яви­ла го­дом кре­а­тив­ных ин­ду­стрий, и мы не мо­жем себе поз­во­лить на­хо­дить­ся вне ми­ро­вой по­вест­ки.

Ка­кие ос­нов­ные об­ра­зо­ва­тель­ные трен­ды сле­ду­ю­ще­го де­ся­ти­ле­тия вы мо­же­те вы­де­лить?

Мне ка­жет­ся, глав­ный тренд де­ся­ти­ле­тия — это по­иск пра­виль­ных ком­про­мис­сов, ко­то­рые мог­ли бы ре­шать об­ра­зо­ва­тель­ные за­да­чи та­ким об­ра­зом, что­бы мож­но было ис­поль­зо­вать весь ин­стру­мен­та­рий и все тех­но­ло­гии, ко­то­рые есть в мире для ре­ше­ния этой за­да­чи. За­ча­стую трен­ды фор­му­ли­ру­ют­ся очень про­во­ка­тив­но: рань­ше, на­при­мер, го­во­ри­ли, что ско­ро все пе­рей­дет в он­лайн-фор­мат, а оф­флайн умрет. Но для лю­бой об­ра­зо­ва­тель­ной про­грам­мы есть опре­де­лен­ный на­бор ин­стру­мен­тов и нет па­на­цеи. Ме­то­ды из од­ной ин­ду­стрии мо­гут быть успеш­но ре­а­ли­зо­ва­ны в дру­гой. Са­мый ба­наль­ный при­мер — это ди­зайн-мыш­ле­ние. Сей­час его пре­по­да­ют прак­ти­че­ски в лю­бом кор­по­ра­тив­ном уни­вер­си­те­те. В этом смыс­ле кре­а­тив­ные ин­ду­стрии ав­то­ма­ти­че­ски бу­дут оста­вать­ся ло­ко­мо­ти­вом, по­то­му что по­сто­ян­но экс­пе­ри­мен­ти­ру­ют с фор­ма­та­ми ре­а­ли­за­ции про­ек­тов. Этот опыт пе­ре­хо­дит в об­ра­зо­ва­тель­ные фор­ма­ты для кре­а­тив­ных ин­ду­стрий, а по­том и для все­го об­ра­зо­ва­ния.

Мое лич­ное по­же­ла­ние, что­бы люди, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся об­ра­зо­ва­ни­ем, от­но­си­лись к сво­ей ра­бо­те с боль­шей от­вет­ствен­но­стью. Я бы очень хо­те­ла вы­чи­стить тер­ри­то­рию об­ра­зо­ва­ния от ини­ци­а­тив, ко­то­рые боль­ше от­но­сят­ся к полю ин­фо­биз­не­са.

Пресс-центр Universal University

В ин­тер­вью Buro вы ска­за­ли, что всем нуж­но изу­чать эти­ку, фи­ло­со­фию, ис­то­рию ис­кусств и про­грам­ми­ро­ва­ние — по­че­му?

Мно­гие про­бле­мы, ко­то­рые при­дет­ся ре­шать бу­ду­щим по­ко­ле­ни­ям, бу­дут очень слож­ны­ми. Эти­ка и фи­ло­со­фия вста­ют на пер­вый план, по­то­му что мы долж­ны ду­мать о бу­ду­щем. Не про­сто ту­шить по­жа­ры (во всех смыс­лах), а си­стем­но за­ни­мать­ся раз­ви­ти­ем че­ло­ве­че­ства. Тра­тить мень­ше ре­сур­сов, боль­ше за­ни­мать­ся эко­ло­ги­ей, из­ме­нить це­ле­по­ла­га­ние. Сей­час я вижу, что наши 16-17-лет­ние сту­ден­ты го­раз­до бо­лее от­вет­ствен­ны, чем 30-лет­ние. Они хо­тят за­ни­мать­ся со­ци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ным биз­не­сом, при­но­сить поль­зу об­ще­ству. Недав­но сту­ден­ты на­ше­го бри­тан­ско­го ба­ка­лаври­а­та спро­си­ли, за­чем мы за­ста­ви­ли их че­ты­ре раза рас­пе­ча­тать ра­бо­ты с про­ек­та­ми по со­хра­не­нию окру­жа­ю­щей сре­ды. Мне ка­жет­ся, это очень кру­той при­мер. Мы боль­ше не про­сим ни­че­го рас­пе­ча­ты­вать!

От­но­си­тель­но про­грам­ми­ро­ва­ния: сей­час невоз­мож­но не раз­би­рать­ся в тех­но­ло­ги­ях, по­то­му что они по­вли­я­ют на все ми­ро­вые про­цес­сы. Чем боль­ше тех­но­ло­ги­че­ских стар­та­пов бу­дут ин­те­гри­ро­ва­но в кре­а­тив­ные ин­ду­стрии, тем шире бу­дет наш ин­стру­мен­та­рий и тем кру­че про­ек­ты.

Го­во­ря об ис­кус­стве, мне вспо­ми­на­ет­ся та­кая ис­то­рия: несколь­ко лет на­зад Мос­ков­ская шко­ла кино де­ла­ла про­ект для Тре­тья­ков­ской га­ле­реи. В Но­вой Тре­тья­ков­ке на Крым­ском Валу была про­бле­ма: ни­кто, кро­ме ино­стран­цев, не хо­дил на кол­лек­цию XX века. Толь­ко ту­ри­сты хо­ди­ли смот­реть на Кан­дин­ско­го. В Рос­сии со­вре­мен­ное ис­кус­ство до сих пор не яв­ля­ет­ся ча­стью жиз­ни обы­ва­те­ля. На Се­ро­ва у нас сто­ит оче­редь, а на «Чер­ный квад­рат» ни­кто не идет. Хотя имен­но за счет на­ших аван­гар­ди­стов Рос­сия из­вест­на на ми­ро­вой ху­до­же­ствен­ной сцене. Ко­неч­но, мне ка­жет­ся важ­ным, что­бы со­вре­мен­ное ис­кус­ство во­шло в жизнь каж­до­го че­ло­ве­ка. Чем боль­ше, тем луч­ше.

Но­вый про­ект UU — School of ed­u­ca­tion — ас­со­ци­и­ру­ет­ся с но­вы­ми про­фес­си­я­ми в об­ра­зо­ва­нии. Ка­ких спе­ци­а­ли­стов вы го­то­ви­те?

Каж­дая из на­ших школ была со­зда­на, ска­жем так, от сохи. Бри­тан­ская шко­ла ди­зай­на была со­зда­на в 2003 году, по­то­му что в Рос­сии не было ди­зай­не­ров. Сей­час по­явил­ся боль­шой за­прос на спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые об­ла­да­ют ком­пе­тен­ци­я­ми в ди­зайне об­ра­зо­ва­тель­ных про­грамм. Для про­грам­ми­ро­ва­ния сту­ден­че­ско­го опы­та ну­жен боль­шой пласт зна­ний, уме­ний и на­вы­ков вне за­ви­си­мо­сти от воз­рас­та сту­ден­та.

Из­на­чаль­но мы со­зда­ли School of Ed­u­ca­tion как наш кор­по­ра­тив­ный уни­вер­си­тет — то есть де­ла­ли про­ект для себя. У нас в уни­вер­си­те­те есть пра­ви­ло: если че­ло­век не ра­бо­та­ет в ин­ду­стрии, он у нас не пре­по­да­ет. Мы фак­ти­че­ски от­ка­за­лись от пре­по­да­ва­те­лей в клас­си­че­ском по­ни­ма­нии это­го сло­ва. Это дает на­шим сту­ден­там боль­шое пре­иму­ще­ство. 95% на­ших вы­пуск­ни­ков на­чи­на­ют за­ра­ба­ты­вать день­ги по но­вой спе­ци­а­ли­за­ции в те­че­ние двух ме­ся­цев по­сле окон­ча­ния обу­че­ния. Несмот­ря на это, мы по­ня­ли, что на­шим прак­ти­кам очень важ­ны пре­по­да­ва­тель­ские на­вы­ки в до­ба­вок к ак­ту­аль­ной ин­фор­ма­ции и на­вы­кам, ко­то­ры­ми они вла­де­ют. Мы хо­те­ли на­учить их пе­ре­да­вать свои зна­ния и опыт, упа­ко­вы­вать их в пра­виль­ные фор­ма­ты, что­бы это было мак­си­маль­но эф­фек­тив­но.

Миша Надь / Цех

Даль­ше мы по­ня­ли, что наш прак­ти­че­ский опыт очень по­ле­зен для всех осталь­ных. Мы с са­мо­го на­ча­ла сфор­му­ли­ро­ва­ли School of Ed­u­ca­tion как аг­ре­га­тор са­мой раз­но­об­раз­ной экс­пер­ти­зы в об­ла­сти со­вре­мен­но­го об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рый ак­ку­му­ли­ру­ет меж­ду­на­род­ный опыт и ста­но­вит­ся ха­бом, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся про­грес­сив­ным об­ра­зо­ва­ни­ем. Мы бы хо­те­ли, что­бы это по­мог­ло улуч­шить ин­ду­стрию об­ра­зо­ва­ния в це­лом.

Как вы на­хо­ди­ли пре­по­да­ва­те­лей, если рань­ше их во­об­ще не было?

На са­мом деле они есть, у них про­сто не было точ­ки сбо­ра. Это было раз­роз­нен­ное со­об­ще­ство, пе­ре­хо­дя­щее из од­но­го про­ек­та в дру­гой. Часть про­фес­си­о­на­лов мы при­влек­ли со сто­ро­ны кор­по­ра­тив­но­го, дру­гие спе­ци­а­ли­сты при­шли из он­лайн-об­ра­зо­ва­ния. Так­же мы при­вле­ка­ем меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов.

В ито­ге со­бра­лось ин­те­рес­ное про­фес­си­о­наль­ное со­об­ще­ство: у нас есть спе­ци­а­ли­сты и из РАН, и из про­филь­ных ву­зов, и меж­ду­на­род­ные парт­не­ры, и от­дель­ные экс­пер­ты твор­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния. В этом глав­ное пре­иму­ще­ство про­ек­та — вза­и­мо­дей­ствие раз­ных про­фес­си­о­на­лов.

Как но­вые спе­ци­а­ли­сты долж­ны из­ме­нить об­ра­зо­ва­ние?

Это эво­лю­ци­он­ный путь. Как это обыч­но про­ис­хо­дит? При­хо­дят люди, ко­то­рые вдруг ре­ша­ют что-то де­лать по-дру­го­му — ина­че за­да­вать во­про­сы, ина­че вза­и­мо­дей­ство­вать со сту­ден­та­ми, ина­че ра­бо­тать с пре­по­да­ва­тель­ским со­ста­вом. По­сту­па­тель­ное и си­стем­ное во­вле­че­ние та­ких лю­дей в про­фес­си­о­наль­ное со­об­ще­ство поз­во­лит из­ме­нить под­хо­ды в об­ра­зо­ва­нии. Нам нуж­но си­стем­ное вза­и­мо­дей­ствие, ин­те­гра­ция в меж­ду­на­род­ный кон­текст, уме­ние вы­чле­нить все класс­ные ме­то­ды из сво­ей прак­ти­ки и рас­ска­зать о них дру­гим. Об­ра­зо­ва­ние в Рос­сии долж­но пе­ре­стать быть за­ко­сте­не­лой фор­мой жиз­ни, и чем боль­ше все это нач­нет ше­ве­лить­ся и бур­лить, тем луч­ше.

Пресс-центр Universal University

Где мо­жет ра­бо­тать вы­пуск­ник?

В кор­по­ра­тив­ном, част­ном или он­лайн-об­ра­зо­ва­нии. Он мо­жет ра­бо­тать на тер­ри­то­рии про­грес­сив­ных ву­зов. Мне ка­жет­ся, года че­рез три по­явит­ся боль­шой за­прос на но­вых ме­то­ди­стов и ди­зай­не­ров об­ра­зо­ва­тель­ных про­грамм и в го­су­дар­ствен­ных учре­жде­ни­ях. Вы­пуск­ник мо­жет так­же от­крыть свой об­ра­зо­ва­тель­ный про­ект, ко­то­рый ре­ша­ет кон­крет­ную за­да­чу для кон­крет­ной це­ле­вой ауди­то­рии. На­при­мер, сей­час боль­шой во­прос — как пе­ре­учи­вать лю­дей «се­реб­ря­но­го воз­рас­та». С уве­ли­че­ни­ем ра­бо­то­спо­соб­но­го воз­рас­та 45-50-лет­ние вполне мо­гут за­но­во пой­ти учить­ся. Но куда они пой­дут, как их учить и ка­кие ме­то­ди­ки при­ме­нять, если в по­след­ний раз они учи­лись 30 лет на­зад?

Как встро­ить об­ра­зо­ва­ние (или са­мо­об­ра­зо­ва­ние) в свою жизнь?

Я по­де­люсь со­ве­том из лич­но­го опы­та: ре­ко­мен­дую еже­год­но со­став­лять свой об­ра­зо­ва­тель­ный план. Он мо­жет вклю­чать кон­крет­ные об­ра­зо­ва­тель­ные про­грам­мы, ко­то­рые вы пла­ни­ру­е­те прой­ти, по­се­ще­ния кон­фе­рен­ций, ма­стер-клас­сов, он­лайн-кур­сы или даже вы­став­ки и по­хо­ды в му­зеи. Нуж­но вклю­чить об­ра­зо­ва­ние в свой еже­год­ный ра­ци­он. Глав­ное — на­чать с чего-то, что по­мо­жет вам вы­стро­ить даль­ней­шую тра­ек­то­рию и най­ти еди­но­мыш­лен­ни­ков. Надо при­вык­нуть си­стем­но учить­ся и ста­вить пе­ред со­бой во­прос: «Куда ты идешь учить­ся в этом году?»

Как UU со­зда­ет об­ра­зо­ва­тель­ные тра­ек­то­рии для лю­дей, ко­то­рые хо­тят учить­ся в те­че­ние жиз­ни?

Пер­вая мысль, ко­то­рая при­хо­дит че­ло­ве­ку в го­ло­ву про кре­а­тив­ные ин­ду­стрии, это об­раз: «Я хочу ра­бо­тать в кино/​​ди­зайне». Даль­ше уже воз­ни­ка­ет во­прос: кем и как — это путь. По­это­му луч­ше прий­ти сна­ча­ла на под­го­то­ви­тель­ные про­грам­мы и сори­ен­ти­ро­вать­ся, либо по­про­бо­вать себя на ка­ком-то крат­ко­сроч­ном кур­се, а за­тем уже идти на дол­го­сроч­ную про­грам­му. Это ка­са­ет­ся тра­ек­то­рии во всех на­ших шко­лах. Если вы пой­де­те в Бри­тан­ку, вы пой­ме­те весь спектр спе­ци­а­ли­за­ций в ди­зайне. В Мос­ков­ской шко­ле кино — то же са­мое, от ак­тер­ско­го ма­стер­ства до мон­та­жа. Та­кая же ис­то­рия и на тер­ри­то­рии му­зы­ки.

В од­ном про­стран­стве UU семь боль­ших школ — как про­ис­хо­дит вза­и­мо­дей­ствие?

Вза­и­мо­дей­ствие про­ис­хо­дит на тер­ри­то­рии про­ек­тов. На­при­мер, сту­ден­ты де­ла­ют мо­биль­ные при­ло­же­ния: им нуж­но снять ро­лик, на­пи­сать му­зы­ку, раз­ра­бо­тать звук при­ло­же­ния. Все­гда со­би­ра­ют­ся ак­тив­ные сту­ден­ты, ко­то­рые ра­бо­та­ют вме­сте.

У уни­вер­си­те­та есть еще одно важ­ное пре­иму­ще­ство: у нас очень об­шир­ная ре­сурс­ная база. Есть свой съе­моч­ный па­ви­льон, про­смот­ро­вый ки­но­зал, цен­тры про­то­ти­пи­ро­ва­ния, фо­то­сту­дии, гон­чар­ные ма­стер­ские. На сле­ду­ю­щий год за­пла­ни­ро­ва­ны мо­ду­ли, ко­то­рые бу­дут до­ступ­ны всем сту­ден­там уни­вер­си­те­та, вне за­ви­си­мо­сти от спе­ци­а­ли­за­ции. Бла­го­да­ря это­му наши про­ек­ты очень ин­те­рес­ные и раз­ные. Ин­стру­мен­та­рий, ко­то­рый до­сту­пен сту­ден­там, го­раз­до боль­ше, чем если бы это была одна шко­ла, ко­то­рая спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лась бы на од­ной кон­крет­ной ин­ду­стрии.

Пресс-центр Universal University

Бри­тан­ка стро­и­лась на осмыс­лен­ном пе­ре­но­се за­пад­ных кей­сов на рос­сий­скую поч­ву — этот под­ход ра­бо­та­ет с лю­бой ин­ду­стри­ей? Все­гда ли ре­ле­ван­тен за­ру­беж­ный опыт в Рос­сии?

Для кре­а­тив­ных ин­ду­стрий это точ­но ра­бо­та­ет. Не нуж­но изоб­ре­тать ве­ло­си­пед, надо брать все луч­шее, что со­зда­но у нас и за ру­бе­жом, и ис­поль­зо­вать. Мос­ков­ская шко­ла кино вы­кро­е­на из луч­ших под­хо­дов и ме­то­дов бри­тан­ско­го твор­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния и ак­тив­но ис­поль­зо­ва­ла опыт аме­ри­кан­ско­го ки­но­об­ра­зо­ва­ния. На­при­мер, сце­нар­ный курс вы­стро­ен по си­сте­ме уни­вер­си­те­та Берк­ли. Но при этом опе­ра­тор­ское ма­стер­ство ос­но­ва­но на рос­сий­ской опе­ра­тор­ской шко­ле. У нас им ру­ко­во­дит Илья Вик­то­ро­вич Де­мин, он уче­ник Юсо­ва — опе­ра­то­ра Тар­ков­ско­го. Ни­где в мире не уме­ют так ри­со­вать све­том, как в Рос­сии. Сей­час нам очень нра­вит­ся япон­ская ме­то­до­ло­гия пре­по­да­ва­ния ани­ма­ции, ко­то­рую мы ис­поль­зу­ем в Scream School. Счи­таю, что надо про­сто ис­поль­зо­вать все, что ра­бо­та­ет и не бо­ять­ся это­го.

Как UU вы­стра­и­ва­ет ба­ланс меж­ду биз­не­сом и со­ци­аль­ны­ми за­да­ча­ми?

Пла­та сту­ден­тов за обу­че­ние — это 95% вы­руч­ки все­го уни­вер­си­те­та. Мы жи­вем на рын­ке, у нас нет ни­ка­ких до­та­ци­он­ных воз­мож­но­стей. Сту­дент го­ло­су­ет за нас руб­лем. Для сту­ден­тов по­чти нет гран­тов: не боль­ше пяти гран­тов в год на шесть ты­сяч сту­ден­тов. Нас вы­би­ра­ют, по­то­му что мы даем ка­че­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние. С точ­ки зре­ния биз­не­са мы яв­ля­ем­ся ком­па­ни­ей, ко­то­рая пол­но­стью жи­вет на соб­ствен­ные сред­ства и все за­ра­бо­тан­ные день­ги ин­ве­сти­ру­ет в раз­ви­тие. Так были от­кры­ты все наши про­ек­ты. Ко­гда мы на­чи­на­ли, у нас была одна лек­ци­он­ная ауди­то­рия и один ком­пью­тер­ный класс. Сей­час Uni­ver­sal Uni­ver­sity — это шесть ты­сяч сту­ден­тов еже­год­но.