1. Жизнь

«Коронавирус стал лакмусовой бумажкой нашей медицинской системы». Интервью с Сергеем Абдурахмановым (СПИД.ЦЕНТР)

Директор фонда — об уходе бизнес-спонсоров, эпидемии и планах на будущее

© Фото: Личный архив

Сер­гей Аб­ду­рах­ма­нов во­шел в рей­тинг са­мых пер­спек­тив­ных рос­си­ян до 30 лет по вер­сии Forbes. Уже в 20 лет он стал ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром фон­да по­мо­щи ВИЧ-по­ло­жи­тель­ным лю­дям СПИД.ЦЕНТР, а че­рез два года его воз­гла­вил. Люди с ВИЧ от­но­сят­ся к со­ци­аль­ной груп­пе, ко­то­рая столк­ну­лась с до­пол­ни­тель­ны­ми рис­ка­ми и слож­но­стя­ми из-за ко­ро­на­ви­ру­са. Сер­гей рас­ска­зал «Цеху», как из­ме­ни­лась жизнь фон­да из-за пан­де­мии, ка­кие сер­ви­сы для ВИЧ-по­ло­жи­тель­ных лю­дей уда­лось ор­га­ни­зо­вать и чем каж­дый мо­жет по­мочь цен­тру в непро­стое вре­мя.







— Как вы за­ин­те­ре­со­ва­лись про­бле­мой про­бле­мой ВИЧа и СПИ­Да в Рос­сии и при­шли в СПИД.ЦЕНТР?

— Впер­вые на лек­цию в СПИД.ЦЕНТР меня при­гла­сил мой друг, он до сих пор здесь ра­бо­та­ет. Мне ста­ло ин­те­рес­но, и я на­чал ре­гу­ляр­но хо­дить сюда на лек­ции про ме­ди­ци­ну, со­ци­аль­ные про­бле­мы, про­фи­лак­ти­ку и ле­че­ние. Я до­воль­но быст­ро по­гру­зил­ся в ма­те­ри­ал, мне была ин­те­рес­на эта те­ма­ти­ка. За пол­го­да лек­ций я во­шел в комью­ни­ти. В це­лом, комью­ни­ти — один из прин­ци­пов су­ще­ство­ва­ния фон­да, в него мож­но по­пасть неза­ви­си­мо от тво­е­го ВИЧ-ста­ту­са, ори­ен­та­ции, пола и воз­рас­та. Мне пред­ло­жи­ли стать во­лон­те­ром и пе­ре­во­дить тек­сты для сай­та, а чуть поз­же — при­нять уча­стие в ор­га­ни­за­ции пер­вой кон­фе­рен­ции фон­да, ко­то­рая про­хо­ди­ла сов­мест­но с Мос­ков­ским об­ласт­ным цен­тром по про­фи­лак­ти­ке и борь­бе со СПИД.

— У вас был очень быст­рый ка­рьер­ный рост. В 20 лет вы ста­ли ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром, в 22 — воз­гла­ви­ли фонд. С чем это свя­за­но?

— На мо­мент на­зна­че­ния ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром у нас был до­воль­но ма­лень­кий кол­лек­тив. В 2017 году в фон­де на по­сто­ян­ной ос­но­ве ра­бо­та­ли все­го пять че­ло­век и два со­учре­ди­те­ля. Мно­гие сов­ме­ща­ли с дру­гой ра­бо­той. Несмот­ря на то, что то­гда я еще учил­ся, у меня было до­ста­точ­но вре­ме­ни, что­бы до­воль­но глу­бо­ко по­гру­зить­ся в тему, и я быст­ро вклю­чил­ся во мно­гие сфе­ры ра­бо­ты фон­да. Ко­гда наш ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор Анна Ри­ви­на ска­за­ла, что хо­чет ухо­дить и за­ни­мать­ся сво­им про­ек­том, фон­дом «На­си­лию.нет», встал во­прос: кого на­зна­чать. Брать кого-то со­всем извне не хо­те­ли, а сре­ди со­труд­ни­ков ни у кого не было до­ста­точ­но вре­ме­ни и опы­та. Наше на­чаль­ство при­ня­ло ре­ше­ние, что недо­ста­ток опы­та мож­но ком­пен­си­ро­вать ин­те­ре­сом и же­ла­ни­ем, в ито­ге вы­бор оста­но­вил­ся на мне.

Пер­вые пол­го­да или даже год я очень ча­сто об­ра­щал­ся за со­ве­та­ми к Ан­то­ну Кра­сов­ско­му (на тот мо­мент ди­рек­тор, сей­час пред­се­да­тель со­ве­та фон­да — Прим. «Цеха») и Елене Алек­сан­дровне Ор­ло­вой-Мо­ро­зо­вой (ме­ди­цин­ский ди­рек­тор фон­да — Прим. «Цеха»). Так что я, по­жа­луй, стал ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром чуть рань­ше, чем был к это­му го­тов в плане опы­та. Но я с огром­ным удо­воль­стви­ем и с опре­де­лен­ны­ми успе­ха­ми про­вел на этом по­сту ров­но два года. По­том в управ­ле­нии фон­да про­изо­шли струк­тур­ные из­ме­не­ния, Ан­тон стал пред­се­да­те­лем со­ве­та фон­да, а я стал ди­рек­то­ром вме­сто него.

— Если сей­час зай­ти на ваш сайт, то мож­но по­ду­мать, что это СМИ с фо­ку­сом на ме­ди­цин­ской те­ма­ти­ке. Очень мно­го ма­те­ри­а­лов про ко­ро­на­ви­рус, про то, как эпи­де­мия вли­я­ет на раз­ные сфе­ры ме­ди­ци­ны. По­че­му СПИД.ЦЕНТР вы­брал та­кой фор­мат?

— По­то­му что из­на­чаль­но сайт СПИД.ЦЕН­ТРа за­ра­бо­тал рань­ше са­мо­го фон­да. Из­на­чаль­но его кон­цеп­ция была имен­но ин­фор­ма­ци­он­ной. С 2016 года на сай­те вы­хо­ди­ли пуб­ли­ка­ции в фор­ма­те но­во­стей, ста­тей с раз­ной те­ма­ти­кой: не толь­ко о са­мом ВИЧ, но и о гей-со­об­ще­стве, о секс-ра­бот­ни­цах, нар­ко­по­тре­би­те­лях, об эпи­де­мии в дру­гих стра­нах и о рос­сий­ской ме­ди­цине. В це­лом мы все­гда ста­ра­лись быть ме­диа, и пол­то­ра года на­зад у нас по­яви­лась пол­но­цен­ная ре­дак­ция с боль­шим ко­ли­че­ством вне­штат­ных ав­то­ров.

— Мно­гие фон­ды от­ме­ча­ют, что с на­ча­лом обя­за­тель­ной са­мо­изо­ля­ции люди ста­ли от­пи­сы­вать­ся от по­сто­ян­ных по­жерт­во­ва­ний. Как у вас с этим об­сто­ят дела?

— Я тоже за­ме­тил, что у нас люди чуть чаще на­ча­ли от­пи­сы­вать­ся от по­жерт­во­ва­ний, но это несиль­но по­вли­я­ло на об­щую сум­му. Воз­мож­но, по­то­му что с на­ча­лом эпи­де­мии мы на­ча­ли ин­фор­ма­ци­он­ную кам­па­нию, по­про­си­ли нас под­дер­жать. У нас воз­ник­ла про­бле­ма с круп­ны­ми спон­со­ра­ми-ком­па­ни­я­ми, они ска­за­ли: «Да­вай­те мы при­оста­но­вим наши пла­ны и вер­нем­ся к пе­ре­го­во­рам по­сле ка­ран­ти­на». Сей­час мы по­сте­пен­но воз­вра­ща­ем­ся к пе­ре­го­во­рам. Даем по­нять, что невоз­мож­но без по­терь сде­лать па­у­зу на пол­го­да.

— Сколь­ко биз­нес-спон­со­ров вер­ну­лось?

— Пока мы в про­цес­се пе­ре­го­во­ров с ними, и в бюд­жет­ном плане пол­но­цен­но вклю­чи­лась пока лишь ма­лая часть, но она в со­че­та­нии с част­ны­ми по­жерт­во­ва­ни­я­ми по­мог­ла нам пе­ре­жить этот пе­ри­од и не со­кра­щать ра­бот­ни­ков. У нас про­изо­шло неболь­шое сни­же­ние зар­плат на пе­ри­од ка­ран­ти­на, но мы не со­кра­ти­ли ни­ко­го из спе­ци­а­ли­стов. Для нас это до­ста­точ­но чув­стви­тель­ная ис­то­рия, по­то­му что лю­бой со­труд­ник фон­да — это че­ло­век, ко­то­рый по­гру­жен в тему, об­ла­да­ет экс­пер­ти­зой и при­шел к нам со­вер­шен­но неслу­чай­но. Если мы уво­лим че­ло­ве­ка, то не про­сто ли­шим его ра­бо­ты в кри­зис­ный пе­ри­од, но и сами ока­жем­ся без спе­ци­а­ли­ста, экс­пер­та, ко­то­рый нам необ­хо­дим в даль­ней­шей ра­бо­те и раз­ви­тии.

— Еще одно по­след­ствие эпи­де­мии ко­ро­на­ви­ру­са — ВИЧ, СПИД, он­ко­ло­ги­че­ские и дру­гие за­бо­ле­ва­ния ока­за­лись вне ин­фор­ма­ци­он­но­го поля. Все пи­шут толь­ко про ко­ро­на­ви­рус. Как это по­вли­я­ло на вашу ра­бо­ту?

— Наш сайт тоже за­пол­нен ко­ро­на­ви­ру­сом, но это на­пря­мую наша тема. Мы уже дав­но ре­сурс не толь­ко про ВИЧ, а про ин­фек­ци­он­ные за­бо­ле­ва­ния, он­ко­ло­гию и ме­ди­ци­ну в це­лом. Мы про все, что свя­за­но с ВИЧ и что об­ра­зу­ет ме­ди­цин­скую си­сте­му в Рос­сии. А ко­ро­на­ви­рус явно стал для нее сво­е­го рода лак­му­со­вой бу­маж­кой. Он по­ка­зал, что с ней про­ис­хо­дит на гло­баль­ном уровне, на­сколь­ко она спо­соб­на ак­ку­му­ли­ро­вать ре­сур­сы и их ак­ти­ви­зи­ро­вать при необ­хо­ди­мо­сти.

Я не могу спо­рить с тем, что ко­ро­на­ви­рус очень силь­но от­нял вни­ма­ние у осталь­ных сфер ме­ди­ци­ны. Но это объ­ек­тив­ный факт — если сей­час не спра­вить­ся с этой про­бле­мой, то она бу­дет гло­баль­нее, тя­же­лее и бу­дет иметь боль­ше тя­же­лых по­след­ствий для всех сфер ме­ди­ци­ны. Но да, на­шей ме­ди­цин­ской си­сте­ме не уда­лось сде­лать так, что­бы мы эф­фек­тив­но бо­ро­лись с ко­ро­на­ви­ру­сом и при этом не стра­да­ли осталь­ные за­бо­ле­ва­ния.

Мы ста­ра­ем­ся по мере сво­их сил смяг­чать удар — ор­га­ни­зо­ва­ли си­сте­му до­став­ки пре­па­ра­тов лю­дям, ко­то­рые на­хо­дят­ся на ка­ран­тине, по­иск пре­па­ра­тов для лю­дей, ко­то­рые по­лу­ча­ли их в дру­гих стра­нах и ре­ги­о­нах и не мо­гут по­лу­чить их сей­час из-за за­кры­той гра­ни­цы. Наши кол­ле­ги из Мос­ков­ско­го об­ласт­но­го цен­тра тоже пе­ре­шли на дру­гой ре­жим ра­бо­ты, что­бы па­ци­ен­ты мень­ше стал­ки­ва­лись друг с дру­гом, часть лю­дей из груп­пы рис­ка по­лу­ча­ет пре­па­ра­ты ди­стан­ци­он­но. С од­ной сто­ро­ны, ко­ро­на­ви­рус от­нял вни­ма­ние у дру­гих за­бо­ле­ва­ний, но с дру­гой сто­ро­ны, он об­ра­тил вни­ма­ние на несо­вер­шен­ство ме­ди­цин­ской си­сте­мы, что, воз­мож­но, в пер­спек­ти­ве по­мо­жет нам ее ис­пра­вить.

— Ле­кар­ство про­тив ВИЧ ис­поль­зу­ет­ся для ле­че­ния ко­ро­на­ви­ру­са. Как это по­вли­я­ло на до­ступ­ность ле­карств?

— «Ка­ле­тра» не кон­чит­ся в СПИД цен­трах. Это один из са­мых рас­про­стра­нен­ных пре­па­ра­тов. Во­прос ско­рее не в пре­па­ра­тах, а имен­но в уровне и в до­ступ­но­сти ме­ди­цин­ско­го ухо­да, гос­пи­та­ли­за­ции при неэкс­трен­ных ме­ди­цин­ских про­це­ду­рах, ко­то­рые сей­час вре­мен­но за­пре­ще­ны. Ко­гда че­ло­век мо­жет «и так по­жить». Ты по­ло­жишь его до­мой без ме­ди­цин­ско­го над­зо­ра, и он дол­жен вы­жить, а, мо­жет, на са­мом деле и не вы­жить. Но под ме­ди­цин­ским над­зо­ром в кли­ни­ке, где у тебя, ско­рее все­го, ко­ро­на­ви­рус­ная ин­фек­ция, он, воз­мож­но, умрет еще быст­рее. Это вы­бор, ко­то­рый при­хо­дит­ся де­лать вра­чам.

— Вы на­ча­ли со­труд­ни­чать с доб­ро­воль­че­ским про­ек­том MeMedic, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся ре­кру­тин­гом во­лон­те­ров для по­мо­щи в ко­ро­на­ви­рус­ных мос­ков­ских боль­ни­цах. По­че­му вы­бра­ли этот про­ект и в чем за­клю­ча­ет­ся ваше со­труд­ни­че­ство?

— Они к нам при­шли с пред­ло­же­ни­ем со­труд­ни­че­ства, ко­гда уже за­ни­ма­лись ре­кру­тин­гом для Ком­му­нар­ки, для 52-й боль­ни­цы, для 15-й. Им ну­жен был фонд, ин­сти­ту­ция, ко­то­рая го­то­ва пред­став­лять их ин­те­ре­сы в юри­ди­че­ском плане. Что­бы устро­ить­ся во­лон­те­ром, тебе ну­жен во­лон­тер­ский до­го­вор. По­лу­чить про­пуск без ука­за­ния, что ты со­труд­ник ка­кой-то ор­га­ни­за­ции, невоз­мож­но. И тебе нуж­но, что­бы твоя во­лон­тер­ская де­я­тель­ность была офи­ци­аль­ной. Ты не мо­жешь про­сто прий­ти в боль­ни­цу и на­чать по­мо­гать. Мы как раз за­ни­ма­ем­ся тем, что за­клю­ча­ем до­го­во­ры с боль­ни­цей и с во­лон­те­ра­ми, по­мо­гая ле­га­ли­зо­вать ста­тус их ор­га­ни­за­ции.

— Как сей­час обыч­ные люди мо­гут по­мочь ва­ше­му фон­ду?

— В бли­жай­шие дни у нас за­пу­стит­ся си­сте­ма са­мо­те­сти­ро­ва­ния на ВИЧ. Че­ло­век смо­жет за­пол­нить за­яв­ку у нас на сай­те на по­лу­че­ние те­ста, нам нуж­ны бу­дут во­лон­те­ры, ко­то­рые бу­дут раз­во­зить эти те­сты. А еще нам ни­ко­гда не бу­дет лиш­ней по­мощь по сай­ту, по пе­ре­во­ду ста­тей с дру­гих язы­ков. Ко­гда мы от­кро­ем­ся офлайн, нам при­го­дит­ся по­мощь непо­сред­ствен­но в те­сти­ро­ва­нии на ВИЧ.

Я все­гда при­зы­ваю лю­дей, ко­то­рые хо­тят по­мо­гать, пи­сать о том, что они уме­ют и чем при­мер­но хо­тят за­ни­мать­ся. Не все до кон­ца по­ни­ма­ют ме­ха­низ­мы и ак­тив­но­сти, ко­то­рые про­ис­хо­дят у нас внут­ри фон­да, но пи­ши­те хотя бы о том, что вы уме­е­те, что вы де­ла­ли до это­го, что вам ин­те­рес­но, то­гда нам бу­дет про­ще по­нять, куда вас под­клю­чить.

— Ка­кие у вас пла­ны? Вам при­шлось от­ка­зать­ся от ча­сти из них из-за ко­ро­на­ви­ру­са или фи­нан­со­вых при­чин?

— Пока у нас есть план в июне или июле от­крыть фи­ли­ал в Санкт-Пе­тер­бур­ге. Еще пла­ни­ру­ем в сен­тяб­ре про­ве­сти тре­тью еже­год­ную кон­фе­рен­цию про ВИЧ в Скол­ко­во. У нас есть Шко­ла мо­ло­дых вра­чей, ко­то­рая про­хо­дит раз в се­зон. Судя по все­му, в этом году ее гра­фик бу­дет сдви­гать­ся. Воз­мож­но, мы ор­га­ни­зу­ем все­рос­сий­скую он­лайн груп­пу под­держ­ки лю­дей с ВИЧ, в ко­то­рую смо­гут об­ра­щать­ся люди из раз­ных го­ро­дов. Мы хо­те­ли бы, что­бы этот сер­вис не огра­ни­чи­вал­ся Моск­вой и Мос­ков­ской об­ла­стью.

— СПИД.ЦЕНТР на­чал ра­бо­тать в 2016 году. Как за вре­мя его су­ще­ство­ва­ния в об­ще­стве из­ме­ни­лось от­но­ше­ние к лю­дям с ВИЧ и со СПИ­Дом?

— Мне бы, ко­неч­но, хо­те­лось ве­рить, что из­ме­не­ния есть. По моим лич­ным ощу­ще­ни­ям, люди ста­ли по­ни­мать хотя бы ба­зо­вые вещи: с этим мож­но жить, лю­дей с ВИЧ не нуж­но бо­ять­ся, нуж­но ис­поль­зо­вать пре­зер­ва­ти­вы, нуж­но те­сти­ро­вать­ся. Люди ста­ли по­ни­мать, куда мож­но об­ра­тить­ся. В це­лом уро­вень жиз­ни ВИЧ-по­ло­жи­тель­но­го че­ло­ве­ка с мо­мен­та на­ше­го от­кры­тия по­вы­сил­ся. Мне слож­но ска­зать, на­сколь­ко ве­лик наш вклад в это, но мне он ка­жет­ся до­ста­точ­но боль­шим. Во вре­мя ос­но­ва­ния фон­да были толь­ко пла­ка­ти­ки со шпри­ца­ми и смер­тью с фор­му­ли­ров­кой «СПИД не спит», ко­то­рые ни­ка­кой ре­аль­ной по­мо­щи в борь­бе с эпи­де­ми­ей не ока­зы­ва­ли. Ак­тив­ность, ко­то­рую ве­дут Ан­тон Кра­сов­ский, Еле­на Мо­ро­зо­ва и дру­гие пуб­лич­ные лич­но­сти, свя­зан­ные с фон­дом, еще и сво­е­го рода лоб­бист­ская. За эти годы были ини­ци­и­ро­ва­ны несколь­ко за­ко­но­про­ек­тов. На­при­мер, до­воль­но дав­но идет и, по­хо­же, под­хо­дит к кон­цу ис­то­рия с от­ме­ной за­пре­та на усы­нов­ле­ние ВИЧ-по­ло­жи­тель­ны­ми людь­ми де­тей. И в це­лом па­да­ет уро­вень стиг­ма­ти­за­ции, по­сте­пен­но улуч­ша­ет­ся уро­вень предо­став­ля­е­мой ан­ти­ре­тро­ви­рус­ной те­ра­пии.