1. Жизнь

Катастрофа для феминизма: почему пандемия коронавируса по-разному отразится на мужчинах и женщинах

Гендерное равенство как тихая жертва

© Shutterstock

Со­ци­аль­ная изо­ля­ция и ка­ран­тин ста­ли про­дук­тив­ным вре­ме­нем для Алек­сандра Пуш­ки­на (вспом­ним бол­дин­скую осень), Ви­лья­ма Шекс­пи­ра и Иса­а­ка Нью­то­на. Зна­е­те что их объ­еди­ня­ет? Ни­ко­му из них не нуж­но было за­бо­тить­ся о де­тях. Для тех, кому есть за кем уха­жи­вать и кого вос­пи­ты­вать, рас­про­стра­не­ние ко­ро­на­ви­ру­са вряд ли даст вре­мя и вдох­но­ве­ние, что­бы пи­сать сти­хо­тво­ре­ния и раз­ра­ба­ты­вать на­уч­ные тео­рии. Пан­де­мия уси­ли­ва­ет все су­ще­ству­ю­щее нера­вен­ство в об­ще­стве. «Бе­лым во­рот­нич­кам» лег­че пе­рей­ти на ра­бо­ту из дома, со­труд­ни­ки с тру­до­вым до­го­во­ром и офи­ци­аль­ны­ми зар­пла­та­ми луч­ше за­щи­ще­ны. Са­мо­изо­ля­ция в про­стор­ном доме про­хо­дит ком­форт­нее, чем в тес­ной квар­ти­ре. The At­lantic объ­яс­ня­ет, по­че­му ти­хой жерт­вой ко­ро­на­ви­ру­са ста­нет ген­дер­ное ра­вен­ство и неза­ви­си­мость жен­щин.







Ко­ро­на­ви­рус ме­нее опа­сен для жен­щин, если речь идет о фи­зи­че­ской бо­лез­ни. Од­на­ко мы пе­ре­жи­ва­ем не толь­ко кри­зис си­сте­мы здра­во­охра­не­ния, но и эко­но­ми­че­ский. Боль­шая часть обыч­ной жиз­ни при­оста­нав­ли­ва­ет­ся на неопре­де­лен­ный срок, мно­гие люди по­те­ря­ют ра­бо­ту или уже ее ли­ши­лись. За­кры­тие школ и изо­ля­ция до­мо­хо­зяйств пе­ре­во­дят уход за детьми из опла­чи­ва­е­мо­го сек­то­ра эко­но­ми­ки в неопла­чи­ва­е­мую. Это кри­ти­че­ская си­ту­а­ция для пар, в ко­то­рых оба че­ло­ве­ка ра­бо­та­ли, на­ни­ма­ли няню, от­прав­ля­ли де­тей в дет­ский сад или шко­лу. Те­перь им при­дет­ся ре­шать, кто из них возь­мет на себя за­бо­ту и роль вос­пи­та­те­ля. Ста­ти­сти­че­ски в ге­те­ро­сек­су­аль­ных па­рах жен­щи­ны чаще за­ра­ба­ты­ва­ют мень­ше муж­чин. Это зна­чит, что они ско­рее от­ка­жут­ся от этих де­нег ради вос­пи­та­ния, чем их бой­френ­ды и му­жья. На ин­ди­ви­ду­аль­ном уровне вы­бор мно­гих пар в те­че­ние сле­ду­ю­щих несколь­ких ме­ся­цев бу­дет иметь эко­но­ми­че­ский смысл.

Что нуж­но па­ци­ен­там с ко­ро­на­ви­ру­сом? За­бо­та и уход. Что нуж­но са­мо­изо­ли­ро­вав­шим­ся по­жи­лым лю­дям? За­бо­та и уход. Что нуж­но де­тям, ко­то­рые не хо­дят в шко­лу? За­бо­та и уход. Весь это неопла­чи­ва­е­мый и ма­ло­опла­чи­ва­е­мый труд в боль­шей сте­пе­ни ля­жет на жен­щин. И дело не толь­ко в со­ци­аль­ных нор­мах — в сек­то­ре эко­но­ми­ки за­бо­ты (мед­сест­ры, няни, школь­ные учи­те­ля) уже боль­ше жен­щин, чем муж­чин. Так­же речь идет об эко­но­ми­че­ской це­ле­со­об­раз­но­сти: кому пла­тят мень­ше? Жен­щи­нам.

Кста­ти, ис­сле­до­ва­те­ли по­след­ствий про­шлых вспы­шек раз­ных за­бо­ле­ва­ний — Эбо­лы, ви­ру­са Зика, сви­но­го и пти­чье­го грип­па — об­на­ру­жи­ли, что они ока­зы­ва­ют глу­бо­кое и про­дол­жи­тель­ное вли­я­ние на раз­ни­цу в за­ра­бот­ке. «Вспыш­ка Эбо­лы в За­пад­ной Аф­ри­ке силь­но по­вли­я­ла на до­ход всех граж­дан, — объ­яс­ня­ет Джу­лия Смит, ис­сле­до­ва­тель­ни­ца здра­во­охра­не­ния. — Од­на­ко по­сле ее за­вер­ше­ния до­ход муж­чин го­раз­до быст­рее вер­нул­ся к преж­ним зна­че­ни­ям, чем до­ход жен­щин».

Несмот­ря на все по­зи­тив­ные из­ме­не­ния по­след­них лет, двой­ная на­груз­ка на жен­щин (ра­бо­та + се­мья) все еще су­ще­ству­ет. Во всем мире жен­щи­ны, в том чис­ле ра­бо­та­ю­щие, име­ют боль­ше до­маш­них обя­зан­но­стей и мень­ше сво­бод­но­го вре­ме­ни, чем их парт­не­ры-муж­чи­ны. Даже еду по­ку­па­ют, в ос­нов­ном, жен­щи­ны. А еще, по дан­ным на 2017 год, око­ло тре­ти рос­сий­ских се­мей, то есть 5 из 17 мил­ли­о­нов, — ма­те­ри-оди­ноч­ки с детьми. Для срав­не­ния — толь­ко в 600 ты­ся­чах се­мей вос­пи­та­ни­ем де­тей за­ни­ма­ют­ся отцы-оди­ноч­ки. Все эти жен­щи­ны столк­нут­ся с боль­шой про­бле­мой: как сов­ме­стить за­ра­ба­ты­ва­ние де­нег и за­бо­ту о ре­бен­ке? За­кры­тие школ и воз­мож­ная по­те­ря ра­бо­ты де­ла­ют их жизнь еще слож­нее.

Еще один эф­фект, ко­то­рый на­блю­да­ли ис­сле­до­ва­те­ли ре­зуль­та­тов эпи­де­мии Эбо­лы и Зика, — рост до­маш­не­го и сек­су­аль­но­го на­си­лия. Стресс, ал­ко­голь и фи­нан­со­вые труд­но­сти — все это триг­ге­ры на­си­лия в се­мье, а ка­ран­тин толь­ко ухуд­ша­ет си­ту­а­цию. В Рос­сии, где до сих пор нет за­щи­ща­ю­ще­го жен­щин за­ко­на о до­маш­нем на­си­лии, а центр «На­си­лию нет» со­би­ра­ет день­ги кра­уд­фандин­гом, вряд ли бу­дет по-дру­го­му. Как по­ка­зы­ва­ет опыт про­шлых эпи­де­мии, так­же уве­ли­чит­ся рост смер­тей при ро­дах — все силы ме­ди­ков бу­дут бро­ше­ны на борь­бу с ви­ру­сом и ле­че­ние за­ра­зив­ших­ся.

Ис­сле­до­ва­те­ли обес­по­ко­е­ны тем, что их про­шлые вы­во­ды ни­как не по­вли­я­ли на се­го­дняш­ние ре­ше­ния ор­га­нов вла­сти. А еще у уче­ных недо­ста­точ­но воз­мож­но­стей для по­лу­че­ния важ­ных дан­ных. На­при­мер, невоз­мож­но со­ста­вить спе­ци­аль­ные ре­ко­мен­да­ции для бе­ре­мен­ных жен­щин — слиш­ком мало ин­фор­ма­ции о том, как ви­ру­сы, по­доб­ные COVID-19, вли­я­ют на них.