1. Жизнь

Тапри чай: как чайные ларьки помогают индийцам спасаться от токсичной офисной атмосферы

Как традиция сближает людей разного социального положения, и что произойдет с ней после коронавируса

© Shutterstock

Го­ря­чий чай с мо­ло­ком — им­бирь или кар­да­мон по вку­су. Несколь­ко раз в день ин­дий­ские офис­ные со­труд­ни­ки по­ки­да­ют свои ра­бо­чие ме­ста, что­бы на­сла­дить­ся этим на­пит­ком и по­бол­тать с кол­ле­га­ми. Встре­ча­ют­ся у чай­ных ларь­ков и па­ла­ток, ко­то­рые в Ин­дии на­зы­ва­ют та­при чай. Об­суж­да­ют ра­бо­ту, лич­ную жизнь, по­ли­ти­ку. Вер­нее, так было до пан­де­мии. 24 мар­та в Ин­дии объ­яви­ли трех­ме­сяч­ный ка­ран­тин, и чай­ные ларь­ки по всей стране за­кры­ли свои став­ни. Рас­ска­зы­ва­ем о том, по­че­му ин­дий­цы до­ро­жат тра­ди­ци­ей та­при чай и что с ней мо­жет про­изой­ти из-за ко­ро­на­ви­ру­са.







Чай, си­га­ре­ты и раз­го­во­ры по ду­шам

Сей­час ка­ран­тин в Ин­дии по­сте­пен­но сни­ма­ют, но чай­ных ла­вок на ули­цах прак­ти­че­ски нет. А к тем, кто вер­нул­ся к ра­бо­те, по­чти не при­хо­дят кли­ен­ты — офис­ных ра­бо­чих при­зы­ва­ют про­дол­жать ра­бо­тать уда­лен­но. Те же, кто вер­нул­ся в офи­сы, из­бе­га­ют та­при чай, что­бы лиш­ний раз не кон­так­ти­ро­вать с кол­ле­га­ми.

Ин­дия — вто­рой по­сле Ки­тая про­из­во­ди­тель чая в мире. При этом 80% чая по­треб­ля­ют внут­ри стра­ны. Он по­пу­ляр­нее кофе, и его пьют по­чти в 88% се­мей

Ар­джун Ки­шор, стар­ший ме­не­джер в од­ной из ме­ди­цин­ских ком­па­ний го­ро­да Гу­ру­грам в 30 ки­ло­мет­рах от Дели, до ко­ро­на­ви­ру­са де­лал пе­ре­ры­вы на чай и си­га­ре­ты пять раз в день.

«Я пе­ре­шел в эту ком­па­нию пару ме­ся­цев на­зад, и имен­но так мы здесь зна­ко­мим­ся, — го­во­рит Ки­шор. — Нефор­маль­ные бе­се­ды о том, кто мы вне ра­бо­ты, про­ис­хо­дят тут. Еще мы го­во­рим о стрес­се и о непри­ят­ных си­ту­а­ци­ях в об­ще­нии с на­чаль­ни­ка­ми, и в то же вре­мя это воз­мож­ность узнать о чьей-то лич­ной жиз­ни».

Док­тор Май­три Чанд, те­ра­певт из Дели, счи­та­ет, что эти пе­ре­ры­вы по­лез­ны для пси­хо­ло­ги­че­ско­го здо­ро­вья: «Ко­гда вы вы­би­ра­е­тесь на ули­цу, ме­ня­ет­ся об­ста­нов­ка. Вы уже не в ко­роб­ке из стек­ла и бе­то­на, а на от­кры­том воз­ду­хе, на солн­це. При­выч­ка вы­хо­дить, что­бы сде­лать пе­ре­рыв и вы­пу­стить пар, ста­но­вит­ся ри­ту­а­лом». А ко­гда вы про­во­ди­те вре­мя с кол­ле­га­ми в дру­же­ской об­ста­нов­ке, это по­вы­ша­ет вашу про­дук­тив­ность, го­во­рит Чанд, ссы­ла­ясь на ис­сле­до­ва­ние.

Арул Кани, со­цио­лог из Бен­га­лу­ру, ве­рит, что у ин­дий­цев «со­вер­шен­но осо­бое вос­при­я­тие пуб­лич­ных про­странств по срав­не­нию с аме­ри­кан­ца­ми и ев­ро­пей­ца­ми». «Об­ще­ствен­ные ме­ста урав­ни­ва­ют лю­дей, — объ­яс­ня­ет Кани. — В этих чай­ных ларь­ках фор­ми­ру­ют­ся по­все­днев­ные от­но­ше­ния меж­ду людь­ми — будь это кол­ле­ги, ко­то­рые вме­сте пьют чай и за­ку­сы­ва­ют са­мо­сой, или сту­ден­ты уни­вер­си­те­тов, об­суж­да­ю­щие по­ли­ти­ку».

Джу­хи Де­сай ра­бо­та­ет ме­не­дже­ром по ис­сле­до­ва­ни­ям и раз­ра­бот­кам в го­ро­де Пуна, в ин­дий­ском шта­те Ма­ха­ра­шт­ра. Она хо­дит в та­при, что­бы вы­пить с кол­ле­гой ли­мон­но­го чаю и за­ку­сить ин­дий­ски­ми бу­лоч­ка­ми с мас­лом под на­зва­ни­ем мас­ка. «Так мы сни­ма­ем на­пря­же­ние, — го­во­рит Де­сай. — Есть вещи, ко­то­рые мы не мо­жем об­су­дить на ра­бо­те, по­то­му что моя кол­ле­га ниже по по­ло­же­нию».

В боль­шин­стве ин­дий­ских кор­по­ра­ций со­хра­ня­ет­ся тра­ди­ци­он­ная иерар­хи­че­ская мо­дель управ­ле­ния. Если двое со­труд­ни­ков на­хо­дят­ся на раз­ных сту­пе­нях этой иерар­хии, это мо­жет стать пре­гра­дой для их сво­бод­но­го об­ще­ния в сте­нах офи­са

Ис­сле­до­ва­ние 2019 года по­ка­за­ло, что ток­сич­ная ра­бо­чая куль­ту­ра — одна из глав­ных при­чин вы­го­ра­ния ин­дий­ских со­труд­ни­ков, на­ря­ду с дол­ги­ми ра­бо­чи­ми ча­са­ми, недо­стат­ком вре­ме­ни на лич­ную жизнь и вы­со­кой на­груз­кой. В этих усло­ви­ях та­при чай ста­но­вят­ся без­опас­ным ме­сто, куда мож­но сбе­жать от непри­ят­ной ра­бо­чей ат­мо­сфе­ры и по­бол­тать с кол­ле­га­ми по ду­шам.

За­кры­тие та­при чай и мас­со­вый ис­ход чай­ных про­дав­цов в де­рев­ни

Эпи­де­мия ко­ро­на­ви­ру­са и по­сле­до­вав­ший за ней ка­ран­тин по­ста­ви­ли эко­си­сте­му та­при чай под угро­зу. Од­на­ко по­след­ствия ока­за­лись се­рьез­нее, чем про­сто вре­мен­ное за­кры­тие чай­ных ларь­ков.

Сра­зу по­сле объ­яв­ле­ния о необ­хо­ди­мо­сти са­мо­изо­ля­ции, тол­пы лю­дей на­ча­ли по­ки­дать круп­ные го­ро­да. Это были раз­но­ра­бо­чие, стро­и­те­ли, при­слу­га, улич­ные про­дав­цы. Все они по­лу­ча­ли зар­пла­ту по­су­точ­но, ко­гда-то при­е­хав сюда из сель­ских рай­о­нов Ин­дии на за­ра­бот­ки. Боль­шин­ство улич­ных тор­гов­цев едой и чаем — ми­гран­ты из сла­бо­раз­ви­тых шта­тов, ори­ен­ти­ро­ван­ных на сель­ское хо­зяй­ство, — из Би­ха­ра, Ра­джаст­ха­на, Оди­ши, Ут­тар-Пра­де­ша. По­сле объ­яв­ле­ния ка­ран­ти­на воз­мож­но­сти ра­бо­тать у них не ста­ло. Из-за за­кры­тия об­ще­ствен­но­го транс­пор­та им при­шлось прой­ти сот­ни ки­ло­мет­ров пеш­ком, что­бы до­брать­ся до дома. Неко­то­рые уми­ра­ли по до­ро­ге.

Ки­шор Ча­уд­ха­ри — про­да­вец чая и еды из Гу­ру­гра­ма. Боль­шин­ство из его зна­ко­мых вла­дель­цев ларь­ков уеха­ли в свои де­рев­ни. Сам Ча­уд­ха­ри из-за ка­ран­ти­на тоже вы­нуж­ден был за­крыть­ся. Ко­гда огра­ни­че­ния ста­ли по­сте­пен­но сни­мать, он вер­нул­ся к тор­гов­ле. До пан­де­мии Ки­шор об­слу­жи­вал по пол­ты­ся­чи кли­ен­тов еже­днев­но. Сей­час к нему под­хо­ди­ли все­го 2-3 че­ло­ве­ка в день, так что тор­гов­лю сно­ва при­шлось свер­нуть.

Бу­ду­щее куль­ту­ры та­при

Вы­дер­жит ли куль­ту­ра та­при удар, на­не­сен­ный ей эпи­де­ми­ей? Со­цио­лог Арул Кани счи­та­ет, что в бли­жай­шее вре­мя люди не бу­дут про­во­дить у чай­ных ларь­ков столь­ко же вре­ме­ни, сколь­ко рань­ше. Так что бе­се­ды ста­нут ко­ро­че, и воз­мож­но­стей для нетвор­кин­га бу­дет мень­ше. К тому же слож­но пить чай, ко­гда тебе нуж­но хо­дить в мас­ке.

Про­дав­цам при­дет­ся при­спо­со­бить­ся к «но­вой нор­маль­но­сти»: «Мы долж­ны на­учить их но­сить мас­ки, [ис­поль­зо­вать] са­ни­тай­зе­ры, при­ни­мать элек­трон­ные пла­те­жи, [ис­поль­зо­вать] од­но­ра­зо­вые ста­кан­чи­ки и соз­дать усло­вия для ути­ли­за­ции от­хо­дов», — го­во­рит Ануб­хав Са­пра, ор­га­ни­зу­ю­щий га­стро­но­ми­че­ские туры по Дели. Тем не ме­нее, уве­рен Са­пра, куль­ту­ра та­при ни­ку­да не ис­чез­нет. Ведь та­при чай — «это не про­сто раз­вле­че­ние; это необ­хо­ди­мость», — объ­яс­ня­ет Са­пра. У этой тра­ди­ции есть вес­кая эко­но­ми­че­ская при­чи­на — в род­ных де­рев­нях вла­дель­цы чай­ных ларь­ков не смо­гут рас­счи­ты­вать на го­род­ские зар­пла­ты.

Да и к тому же, по­треб­ность в со­ци­аль­ном вза­и­мо­дей­ствии и че­ло­ве­че­ском об­ще­нии сде­ла­ла та­при неотъ­ем­ле­мой ча­стью ин­дий­ской офис­ной куль­ту­ры. Так что, ко­гда чай­ные ларь­ки сно­ва вер­нут­ся на ули­цы — в ка­кой фор­ме бы это ни про­изо­шло — мно­гие дви­нут­ся к ним, что­бы вы­пить лю­би­мо­го чаю и чуть бли­же узнать сво­их кол­лег.


Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем на на­шей стра­ни­це ВКон­так­те