1. Жизнь

«И где-нибудь на свете потанцуй»: танцы как лекарство от депрессии

Исследования танцевально-двигательной терапии подтверждают её эффективность при лечении депрессии у взрослых

© Американская ассоциация танцевально-двигательной терапии

Тан­це­валь­но-дви­га­тель­ная те­ра­пия — это боль­ше, чем про­сто тан­цы. Она спо­соб­ству­ет луч­ше­му по­ни­ма­нию сво­е­го тела, со­еди­не­нию фи­зи­че­ско­го и мен­таль­но­го, в ко­неч­ном ито­ге, об­ще­му бла­го­по­лу­чию.







В от­ли­чие от бо­лее по­пу­ляр­ной раз­го­вор­ной пси­хо­те­ра­пии, тан­це­валь­но-дви­га­тель­ная за­дей­ству­ет всё тело це­ли­ком и ра­бо­та­ет с кли­ен­том на неве­рабль­ном и бо­лее кре­а­тив­ном уровне. Фи­зи­че­ские ощу­ще­ния и мыс­ли на­хо­дят­ся в по­сто­ян­ном вза­и­мо­дей­ствии. Че­ло­ве­че­ское тело в дви­же­нии — это и со­об­ще­ние, и в то же вре­мя, ка­нал по ко­то­ро­му оно пе­ре­да­ёт­ся.

Недав­ний си­сте­ма­ти­че­ский об­зор ис­сле­до­ва­ний, по­свя­щен­ных дви­га­тель­ной и тан­це­валь­ной те­ра­пии, по­ка­зал, что это прак­ти­ка осо­бен­но эф­фек­тив­на для ле­че­ния де­прес­сии у вро­с­лых лю­дей.

Дру­гой об­зор вклю­чал в себя во­семь убе­ди­тель­ных ис­сле­до­ва­ний, каж­дое из ко­то­рых про­де­мон­стри­ро­ва­ло из­ме­не­ния в струк­ту­ре моз­га по­сле тан­це­валь­но­го те­ра­пии. Эти из­ме­не­ния вклю­ча­ли: уве­ли­че­ние объ­е­ма гип­по­кам­па и па­ра­гип­по­кам­па (от­ве­ча­ют за па­мять), уве­ли­че­ние объ­е­ма се­ро­го ве­ще­ства в пре­цен­траль­ной из­ви­лине (от­ве­ча­ет за мо­то­ри­ку) и це­лост­ность бе­ло­го ве­ще­ства в мо­зо­ли­стом теле (иг­ра­ет роль в об­мене дан­ны­ми меж­ду ле­вым и пра­вым по­лу­ша­ри­я­ми).

Сто­рон­ни­ки это­го под­хо­да го­во­рят о том, что с од­ной сто­ро­ны, тело, в от­ли­чие от са­мо­го че­ло­ве­ка, не врёт. Ко­гда кому-то страш­но, дро­жит го­лос, ко­гда ра­дост­но, че­ло­ве­ка бук­валь­но рас­пи­ра­ет, ко­гда груст­но — опус­ка­ют­ся пле­чи.

С дру­гой сто­ро­ны, та­нец все­гда был сред­ством ком­му­ни­ка­ции и сбро­са на­пря­же­ния — в пле­ме­нах люди объ­еди­ня­лись в ре­ли­ги­оз­ных пляс­ках, в сред­не­ве­ко­вье тан­цы были важ­ным ат­ри­бу­том лю­бо­го празд­ни­ка, в век про­свя­ще­ния тан­це­валь­ные балы ста­ли пло­щад­кой для со­ци­аль­ных вза­и­мо­дей­ствий: зна­комств, от­но­ше­ний, фор­ми­ро­ва­ния но­вых свя­зей.

Тан­це­валь­но-дви­га­тель­но те­ра­пия, ко­неч­но, от­ли­ча­ет­ся от обыч­но­го тан­ца:

Дей­стви­тель­но, тан­цуя где угод­но, в том чис­ле в клу­бе, люди мо­гут на­блю­дать раз­ные те­ра­пев­ти­че­ские эф­фек­ты — ме­ня­ет­ся со­сто­я­ние, на­стро­е­ние, са­мо­ощу­ще­ние, от­но­ше­ния с людь­ми. Та­нец, ре­ли­ги­оз­ный или свет­ский, вы­пол­нял мно­же­ство по­доб­ных функ­ций с древ­них вре­мён. Яв­ля­ет­ся ли это пси­хо­те­ра­пи­ей? Нет. Что же яв­ля­ет­ся? От­вет на са­мом деле очень про­стой: тот та­нец, ко­то­рый раз­ме­щён в пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский кон­текст

Ме­ди­цин­ский пси­хо­лог На­та­лья Иг­на­то­ва ис­поль­зо­ва­ла ме­то­ды тан­це­валь­но-дви­га­тель­ной те­ра­пии в ра­бо­те с де­прес­сив­ны­ми кли­ен­та­ми и при­шла к та­ким вы­во­дам:

  • зна­чи­тель­но по­ни­жа­ет­ся уро­вень тре­во­ги и сте­пень вы­ра­жен­но­сти де­прес­сии,
  • рас­ши­ря­ет­ся дви­га­тель­ный, ро­ле­вой и ком­му­ни­ка­тив­ный ре­пер­ту­ар,
  • по­вы­ша­ет­ся спон­тан­ность по­ве­де­ния,
  • улуч­ша­ет­ся са­мо­при­ня­тие и от­но­ше­ния с дру­ги­ми, что при­во­дит к сни­же­нию эмо­ци­о­наль­но­го на­пря­же­ния, бо­лее кон­струк­тив­ным спо­со­бам вы­ра­же­ния эмо­ций, по­вы­ше­нию адап­тив­но­сти по­ве­де­ния, фор­ми­ро­ва­нию жиз­нен­ных це­лей и улуч­ше­нию пси­хо­ло­ги­че­ско­го бла­го­по­лу­чия.