1. Жизнь
27/07/20

«Никто не думал, насколько это будет обсуждаемый сериал». Как актёр из «Чик» Сергей Гилёв совмещает съемки и работу в медиа

«Мне всегда кажется, что вокруг меня люди могут всё, а я только пришел и начинаю с ними знакомиться»

© Фото: Татьяна Полосина / Коллаж: Вика Шибаева / ЦЕХ

Се­го­дня на­ли­чие несколь­ких про­фес­сий или ис­точ­ни­ков за­ра­бот­ка — не при­хоть мак­си­ма­ли­ста, а тре­бо­ва­ние жиз­ни, но не всем уда­ет­ся эф­фек­тив­но рас­пре­де­лить свое вре­мя и ре­шить­ся сра­зу на несколь­ко про­ек­тов. В руб­ри­ке «slash» мы де­лим­ся ис­то­ри­я­ми лю­дей, ко­то­рые смог­ли встро­ить в свою жизнь прин­ци­пи­аль­но раз­ные за­ня­тия. Сер­гей Ги­лёв иг­ра­ет ко­ло­рит­но­го бан­ди­та Да­ни­лу в од­ном из луч­ших рос­сий­ских се­ри­а­лов по­след­них лет — тра­ги­ко­ме­дии «Чики» Эду­ар­да Ога­не­ся­на. Это ис­то­рия о че­ты­рех про­вин­ци­аль­ных секс-ра­бот­ни­цах, ко­то­рые ре­ша­ют по­кон­чить с про­шлым и на­чать свой биз­нес. На са­мом деле Да­ни­ла — пер­вая боль­шая роль Ги­лё­ва, мно­го лет он стро­ил ак­тер­скую ка­рье­ру па­рал­лель­но с ра­бо­той SMM-ре­дак­то­ром в ме­диа про об­ра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние де­тей «Мел». Он рас­ска­зал «Цеху» о том, как пе­ре­ехал из Ижев­ска в Моск­ву, по­че­му бро­сил два вуза, так и не по­лу­чив выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, и за­чем сов­ме­ща­ет ра­бо­ту в кино и ме­диа.







Про по­ис­ки себя и первую ра­бо­ту

По­сле окон­ча­ния шко­лы я во­об­ще ни­че­го не по­ни­мал, у меня не было ни­ка­ких стрем­ле­ний. По­ехал по­сту­пать в во­ен­ное учи­ли­ще, по­то­му что мо­е­му дру­гу его папа по­со­ве­то­вал: «В Ижев­ске че­ты­ре вуза. Ез­жай­те луч­ше в Са­ра­тов­ский во­ен­ный ин­сти­тут, у меня там друг, он вам по­мо­жет». Но мне там не по­нра­ви­лось, и я вер­нул­ся до­мой, а при­ем до­ку­мен­тов уже вез­де за­кон­чил­ся. 18 лет мне ис­пол­ня­лось толь­ко в ок­тяб­ре, то есть я мог взять от­пуск по­сле шко­лы и не бо­ять­ся ар­мии. Но ока­за­лось, что у моей тети была зна­ко­мая в сель­хоз­а­ка­де­мии (Ижев­ская ГСХА), и туда по­че­му-то осе­нью еще мож­но было по­сту­пить на за­оч­ное. «Иди туда» — хо­ро­шо, по­шел туда. Там учи­лись уди­ви­тель­но взрос­лые люди, все ста­ли мо­и­ми дру­зья­ми. У од­но­го я взял конь­ки. На боль­шом пе­ре­ры­ве, ко­гда все обе­да­ли, я шел че­рез до­ро­гу на ка­ток, чи­стил его от сне­га и ка­тал­ся. Мне было ве­се­ло. Но я не усле­дил, что в это вре­мя все сда­ва­ли за­че­ты. Там учи­лись люди, ко­то­рые по­ни­ма­ли, за­чем они это де­ла­ют. Я не по­ни­мал и про­сто ка­тал­ся на конь­ках. Меня вы­гна­ли че­рез два года.

Уехать из Ижев­ска я ни­ку­да не мог, по­то­му что де­нег мне хва­та­ло мак­си­мум на про­езд. Я не пред­став­лял себе мир за пре­де­ла­ми это­го го­ро­да, он до­хо­дил по ка­бель­но­му и на ви­део­кас­се­тах. А в Ижев­ске было ра­дио, и его ве­ду­щие счи­та­лись звез­да­ми. Это было чем-то недо­ся­га­е­мым. Каж­дый раз, ко­гда объ­яв­ля­ли на­бор но­вых ве­ду­щих, я пы­тал­ся по­пасть. На од­ной но­вой ра­дио­стан­ции ра­бо­та­ли несколь­ко моих зна­ко­мых, и они по­че­му-то меня взя­ли, хотя я очень пло­хо про­шел про­бы. Вол­но­вал­ся так силь­но, что у меня все вре­мя дро­жал го­лос. Так я ока­зал­ся на ра­дио и стал зна­ме­ни­тым в уз­ких кру­гах Ижев­ска.

Я все­гда ду­мал, что люди, ко­то­рые ра­бо­та­ют на ра­дио, бо­га­тые. Ока­за­лось, что ве­ду­щим пла­тят не очень. Ты по­лу­ча­ешь за свои сме­ны и ино­гда — за озву­чи­ва­ние ре­кла­мы. Вто­рое мне не уда­ва­лось, и на озвуч­ке я осо­бо не за­ра­ба­ты­вал. Если бы я ду­мал стро­ить ка­рье­ру, то, на­вер­ное, по­шел бы ра­бо­тать на те­ле­ви­де­ние или еще куда-ни­будь. Но мне нра­ви­лось ве­се­лить­ся в эфи­ре и раз­вле­кать­ся по­сле. Пом­ню, что нам пла­ти­ли два раза в ме­сяц. С пер­вой ча­сти зар­пла­ты я мог поз­во­лить себе бу­тыл­ку пива на оста­нов­ке че­рез до­ро­гу от на­ше­го офи­са и так­си, что­бы не чув­ство­вать себя бед­ным и что­бы чуть-чуть де­нег оста­лось. Сна­ча­ла это не тре­во­жи­ло, но по­том ста­ло стран­но. Как-то раз мы устро­и­ли бунт на ра­бо­те, по­тре­бо­ва­ли нам боль­ше пла­тить. А в го­ро­де было три ра­дио­стан­ции, и на од­ной из них шел оче­ред­ной на­бор ве­ду­щих, мы по­шли туда на про­слу­ши­ва­ние тол­пой как уже из­вест­ные на ра­дио люди. В ито­ге с пер­во­го ме­ста ра­бо­ты ушел толь­ко я один, и не пом­ню, что­бы по­лу­чал на вто­ром боль­ше. Охран­ни­ки там мне го­во­ри­ли, что груз­чи­ком мож­но за­ра­бо­тать в два раза боль­ше. По­том я вы­ле­тел с ра­дио­стан­ции и на по­след­ние день­ги ку­пил би­лет в Моск­ву в один ко­нец. У меня там жил и жи­вет дво­ю­род­ный брат. Тетя, дядя, брат с сест­рой — все в двух­ком­нат­ной квар­ти­ре, при­чем одна ком­на­та про­ход­ная. Я к ним при­е­хал, мол, у вас по­жи­ву немнож­ко. Брат тут же устро­ил меня груз­чи­ком, я им ра­бо­тал че­ты­ре года. Тол­пой мы жили недол­го — че­рез ме­сяц я снял себе квар­ти­ру, ко­гда по­нял, как это де­ла­ет­ся.


В 2007 году я устро­ил­ся ра­бо­тать на Sports.ru — уви­дел объ­яв­ле­ние, что нуж­ны люди в блог «Те­ле­ви­зор 2.0», сде­лал те­сто­вое и про­шел. Сна­ча­ла это была одна из несколь­ких ра­бот, но я уже по­яв­лял­ся в офи­се, бы­вал на пла­нер­ках. По­ни­мал, как все устро­е­но. Мне нра­ви­лось ра­бо­тать в ме­диа, и я по­ду­мал: день­ги у меня ка­кие-то по­яви­лись, мо­жет быть, я на­ко­нец по­лу­чу выс­шее об­ра­зо­ва­ние? Мне то­гда было лет 27. Я на­чал ис­кать вузы и уви­дел РГГУ — вро­де на­зва­ние кле­вое, нестыд­но лю­дям ска­зать. По­сту­пил на за­оч­ное на фа­куль­тет жур­на­ли­сти­ки. В пер­вые же дни я по­ду­мал: «Ре­бя­туш­ки, из пла­не­рок и ра­бо­ты в Sports.ru я уже знаю куда боль­ше, чем то, чему вы меня учи­те и со­би­ра­е­тесь учить». Един­ствен­ное, что мне по­нра­ви­лось РГГУ — лек­ции по физ­куль­ту­ре. Их вел на­столь­ко класс­ный дядь­ка, я его пря­мо по­лю­бил. Он был чем-то по­хож на спор­тив­но­го ком­мен­та­то­ра Мас­ла­чен­ко. В ито­ге я, как обыч­но, про­пу­стил все за­че­ты, и до эк­за­ме­нов меня не до­пу­сти­ли.

Про ак­тер­ское об­ра­зо­ва­ние и ка­рье­ру

Как все люди, ко­то­рые хо­тят стать ак­те­ра­ми и у ко­то­рых в дру­зьях ак­те­ров нет, я не пред­став­лял, что та­кое выс­шее ак­тер­ское об­ра­зо­ва­ние и куда имен­но нуж­но идти. Мне нра­вит­ся кино — мне надо идти учить­ся во ВГИК, раз он ки­нош­ный ин­сти­тут.

Я по­зво­нил во ВГИК, они мне ска­за­ли, что при­ем идет, но «вы уже слиш­ком ста­рый, даже не при­хо­ди­те»

Я по­слу­шал­ся и не по­шел, а дру­гие ва­ри­ан­ты даже не рас­смат­ри­вал. Плюс все­гда го­во­ри­ли о ка­ких-то ди­ких кон­кур­сах на по­ступ­ле­ние. В ито­ге в 2012 году я по­пал в Шко­лу дра­мы Гер­ма­на Си­да­ко­ва — это очень хо­ро­шее учеб­ное за­ве­де­ние. Я пол­го­да участ­во­вал в су­перин­тен­сив­ном кур­се, ко­гда ты всю неде­лю учишь­ся, ре­пе­ти­ру­ешь, а каж­дое вос­кре­се­нье вы­хо­дишь на сце­ну и по-на­сто­я­ще­му иг­ра­ешь. По­сле это­го по­лу­го­дия уже ста­но­вишь­ся немно­го ак­те­ром. Ча­сто пи­шут, что это ка­кая-то лю­би­тель­ская ис­то­рия, но это не так. Че­рез пол­го­да мы ста­ви­ли и иг­ра­ли спек­так­ли. У нас был ре­жис­сер, ко­то­рый сей­час ра­бо­та­ет в те­ат­ре Ро­ма­на Вик­тю­ка. В та­ком со­сто­я­нии я про­вел 5 лет — по­чти выс­шее об­ра­зо­ва­ние.

В ак­тер­ской шко­ле или вузе ты на­чи­на­ешь по­ни­мать, как люди ока­зы­ва­ют­ся в кино. Тебе нуж­но по­пасть на про­бы, а для это­го дол­жен быть агент — без него ты про­сто не узна­ешь о хо­ро­ших, ни­кто тебя на них не по­зо­вет. Аген­та най­ти чуть ли не слож­нее все­го, по­то­му что их немно­го. Ак­те­ры ме­чут­ся туда-сюда, узна­ют кон­так­ты аген­тов, ка­стинг-ди­рек­то­ров, при­гла­ша­ют их на спек­так­ли, по­па­да­ют в ка­кие-то огром­ные агент­ства, где на тебя не об­ра­ща­ют вни­ма­ния. Мне по­вез­ло — кто-то из на­ших по­звал на спек­такль аген­та Катю Кор­ни­ло­ву, по ка­кой-то при­чине я ей по­нра­вил­ся, и она пред­ло­жи­ла ра­бо­тать вме­сте. Я шел по го­ро­ду и ду­мал: «Вау! Я буду в кино! У меня те­перь есть агент, зна­чит ско­ро пой­дут про­бы! Буду хо­дить на на­сто­я­щие ки­нош­ные про­бы к ре­жис­се­рам! Куда-ни­будь меня утвер­дят! Все уви­дят, ка­кой я кле­вый тип, и нач­нут звать на­пе­ре­бой! У меня по­явят­ся день­жа­та, я смо­гу ку­пить себе квар­ти­ру в цен­тре Моск­вы и дачу в Чер­но­го­рии или в Сочи!» Пред­став­лял себя на об­лож­ке Es­quire. Но так не по­лу­чи­лось.

Катя очень хо­ро­шо на меня ра­бо­та­ла. Она сде­ла­ла так, что обо мне узна­ли все ка­стинг-ди­рек­то­ра, со­бра­ла все воз­мож­ные пред­ло­же­ния и от­пра­ви­ла на про­бы. Но я рань­ше не стал­ки­вал­ся ни с про­ба­ми, ни с ка­ме­рой, ни с ре­жис­се­ра­ми, ни с тем, как надо с ними об­щать­ся и ве­сти себя, хотя мне было лет 35. У меня ни­че­го не по­лу­чи­лось — я пло­хо учил текст к про­бам, при­хо­дил, вол­но­вал­ся, го­лос дро­жал. Я не иг­рал, а толь­ко вспо­ми­нал текст. В те­ат­ре мы три ме­ся­ца ре­пе­ти­ру­ем, весь текст я знаю от на­ча­ла до кон­ца с лю­бо­го ме­ста — даже если парт­нер за­бу­дет, то я при­ду­маю, как вы­кру­тить­ся. А в кино во­об­ще по-дру­го­му, к это­му при­шлось при­вы­кать. Пол­то­ра года мы по­тру­ди­лись и пе­ре­ста­ли ра­бо­тать с Ка­тей, по­то­му что ни­че­го не по­лу­чи­лось. Я ино­гда сни­мал­ся в ка­ких-то ко­рот­ко­мет­раж­ках, при­вы­кал к ка­ме­ре, хо­дил на про­бы смот­реть, как себя ве­дут дру­гие ак­те­ры.

Че­рез ка­кое-то вре­мя по­мощ­ни­ца Кати Даша ушла в дру­гое агент­ство. Она мне под­ки­ды­ва­ла под­хо­дя­щие про­бы. А этим ле­том мы с Да­шей окон­ча­тель­но до­го­во­ри­лись, что она мой агент и я боль­ше ни­ко­го не ищу. Она мне по­мо­га­ет — вы­би­ва­ет из меня всю лиш­нюю дрянь, ко­то­рая ме­ша­ет на про­бах, по­то­му что на них я дол­жен со­сре­до­то­чить­ся и ду­мать толь­ко о том, что де­лаю пря­мо сей­час.

Про сов­ме­ще­ние ра­бо­ты в SMM «Мела» с ак­тер­ской ка­рье­рой

По­след­ние лет 15 моя ра­бо­та в он­лайн-ме­диа про­ис­хо­дит уда­лен­но, это су­пер удоб­но для ак­те­ра. Ка­кая раз­ни­ца, где ты сей­час на­хо­дишь­ся –– сни­ма­ешь­ся где-то в ле­сах или в углу ждешь сво­ей сце­ны на ко­рот­ко­мет­раж­ке — ты си­дишь за ком­пом и ра­бо­та­ешь на «Мел». Са­мое глав­ное, что­бы это не ме­ша­ло ни «Мелу», ни съем­кам. Вро­де у меня все­гда по­лу­ча­лось это сов­ме­щать. Мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство съе­мок было на «Чи­ках» — 12 смен с ав­гу­ста по ок­тябрь про­шло­го года. Кро­ме «Мела» я то­гда ра­бо­тал на «Ки­но­по­ис­ке», при­хо­ди­лось слож­но­ва­то. Во вре­мя съе­мок очень мно­го вни­ма­ния хо­чет­ся уде­лить роли, тек­сту, все­му, что про­ис­хо­дит во­круг, а тебе нуж­но пе­ре­клю­чать­ся на со­всем дру­гую ра­бо­ту. Я за­ни­ма­юсь SMM. Бы­ва­ет, ты пря­мо пе­ред кад­ром узна­ешь, что нуж­но сроч­но что-то сде­лать, из-за это­го ты немно­го всех под­во­дишь. Это обид­но, но если бы я то­гда ото­всю­ду уво­лил­ся, то что бы де­лал в ка­ран­тин? Про­сто по­шел бы и за­ко­пал себя во дво­ре. Ра­бо­та меня спас­ла. Но если сей­час на­ста­нет пе­ре­лом­ный мо­мент, и у меня бу­дет слиш­ком мно­го съе­мок с пе­ре­ле­та­ми и всем осталь­ным, то, на­вер­ное, мне при­дет­ся уйти из «Мела». Бу­дет обид­но, по­то­му что я люб­лю этот про­ект.

В ак­тер­ской сре­де очень важ­но знать всех, и что­бы тебя зна­ли все. Я на са­мом деле не очень пом­ню, как мы по­зна­ко­ми­лись с Эди­ком (Эду­ард Ога­не­сян — ре­жис­сер се­ри­а­ла «Чики» — Прим. «Цеха»), но пом­ню, как я при­хо­дил про­бы в дру­гой его се­ри­ал. В тот про­ект меня не взя­ли, зато при­гла­си­ли снять­ся в пи­ло­те «Чик».

Ко­гда мы все про­чи­та­ли сце­на­рий, по­ня­ли, на­сколь­ко это уди­ви­тель­ная, кра­си­вая и при­ят­ная вещь. Но я не пом­ню, что­бы кто-то из нас во вре­мя съе­мок го­во­рил: «Ре­бя­туш­ки, мы сни­ма­ем мега-хит». Мне ка­жет­ся, ни­кто не ду­мал, на­сколь­ко это бу­дет об­суж­да­е­мый се­ри­ал, ни­кто на это не за­ма­хи­вал­ся. Ко­гда мы его сни­ма­ли, ка­жет­ся, еще не по­яви­лась плат­фор­ма More.tv, на ко­то­рой вы­шел се­ри­ал. Люди не зна­ли, что это та­кое, и меня все вре­мя спра­ши­ва­ли.

Про син­дром са­мо­зван­ца и пла­ны

По­сле успе­ха «Чик» у меня по­яви­лось ощу­ще­ние, что мне нуж­но что-то до­ка­зать, но я ре­шил этим не тя­го­тить­ся. Это та­кой син­дром са­мо­зван­ца — мне все­гда ка­жет­ся, что во­круг меня люди мо­гут всё, а я толь­ко при­шел и на­чи­наю с ними зна­ко­мить­ся. С этим надо бо­роть­ся. Я знаю, ка­кие у меня ми­ну­сы, на­при­мер, я не очень хо­ро­шо учу текст, по­это­му на про­бах бы­ва­ет, что не иг­раю, а толь­ко вспо­ми­наю. Это непра­виль­но. Надо учить­ся учить текст, пра­виль­нее раз­ви­вать сце­ны, быть раз­ным и вы­да­вать энер­гию, по­то­му что я че­ло­век очень спо­кой­ный, даже вя­лый. Я могу быть бод­рым, ко­гда я с людь­ми. Надо про­бо­вать де­лать это по­всю­ду, по­то­му что вя­лые люди ни­ко­му не нуж­ны, нуж­ны ак­тив­ные и энер­гич­ные. Бла­го­да­ря «Чи­кам», ре­жис­се­ры, ка­стинг-ди­рек­то­ра и про­дю­се­ры с чуть боль­шим ин­те­ре­сом уде­ля­ют мне вре­мя. Не 15 ми­нут, а пол­ча­са. Не уве­рен, что рань­ше со мной бы так во­зи­лись. От ко­ли­че­ства проб у меня по­яв­ля­ет­ся опыт для сле­ду­ю­щих, я на­чи­наю боль­ше узна­вать о себе — как мне пра­виль­но го­то­вить­ся, сколь­ко нуж­но спать, в ка­ком со­сто­я­нии вый­ти, за сколь­ко вре­ме­ни при­быть, что­бы нор­маль­но себя чув­ство­вать.

Сей­час я хочу на­учить­ся иг­рать как мож­но боль­ше раз­ных ро­лей, что­бы ока­зать­ся в со­вер­шен­но раз­ных об­ра­зах и по­лу­чить от зри­те­лей от­зы­вы: вау, я и не ду­мал, что это тот же са­мый чу­вак. Если по­лу­чит­ся, то это зна­чит, что у меня есть по­тен­ци­ал, мож­но на­де­ять­ся на ка­кие-то вы­да­ю­щи­е­ся роли и в кон­це кон­цов стать ве­ли­ким ар­ти­стом


Толь­ко по­лез­ные по­сты и сто­рис — в на­шем In­sta­gram