1. Практика

«Нужен мне стол — я взяла и сделала его за две недели». Как Сабина Шаховская совмещает работу столяром и психологом

«Через столярное дело я обучаю другому жизненному подходу, где процесс важнее результата»

© Фото: Shutterstock. Коллаж: Миша Надь / Цех

Се­го­дня на­ли­чие несколь­ких про­фес­сий или ис­точ­ни­ков за­ра­бот­ка — не при­хоть мак­си­ма­ли­ста, а тре­бо­ва­ние жиз­ни, но не всем уда­ет­ся эф­фек­тив­но рас­пре­де­лить свое вре­мя и ре­шить­ся сра­зу на несколь­ко про­ек­тов. В руб­ри­ке «slash» мы де­лим­ся ис­то­ри­я­ми лю­дей, ко­то­рые смог­ли встро­ить в свою жизнь прин­ци­пи­аль­но раз­ные за­ня­тия. Са­би­на Ша­хов­ская сов­ме­ща­ет две про­фес­сии: сто­ля­ра-крас­но­де­рев­щи­ка и пси­хо­ло­га. В ин­тер­вью «Цеху» она рас­ска­за­ла, по­че­му од­но­вре­мен­но ре­ши­ла осво­ить два дела, как успе­ва­ет сов­ме­щать ру­ко­вод­ство ма­стер­ской с пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ски­ми сес­си­я­ми и в чем ви­дит пер­спек­ти­вы для раз­ви­тия.







Вы­бор про­фес­сии и ра­бо­та в сто­ляр­ной ма­стер­ской

Я окон­чи­ла Го­су­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет управ­ле­ния по спе­ци­аль­но­сти «Управ­ле­ние пер­со­на­лом». Это было ком­про­мисс­ное ре­ше­ние — я хо­те­ла учить­ся на пси­хо­ло­гии, а мама счи­та­ла, что то­гда мне при­дет­ся ра­бо­тать школь­ным пси­хо­ло­гом, так что надо по­сту­пать на эко­но­ми­ку. Учить­ся было неве­ро­ят­но скуч­но и тя­же­ло, но я по­шла ра­бо­тать по про­фес­сии в ре­кру­тин­го­вую ком­па­нию в неф­те­га­зо­вой сфе­ре. Там у меня слу­чил­ся эк­зи­стен­ци­аль­ный кри­зис — я не по­ни­ма­ла, за­чем ра­бо­таю. Мне хо­те­лось ви­деть ре­зуль­тат, пом­ню, что все вре­мя то­гда го­во­ри­ла: «Вот сто­ляр сде­лал стул, он ви­дит ре­зуль­тат сво­е­го тру­да». Я по­шла к пси­хо­те­ра­пев­ту, бро­си­ла ра­бо­ту, уеха­ла в Азию, по­жи­ла там ка­кое-то вре­мя и вер­ну­лась. За­тем од­но­вре­мен­но обу­ча­лась сто­ляр­но­му делу у ма­сте­ра Фе­до­ру Алек­се­е­ви­чу Бон­да­ре­ву и че­ло­ве­ко­цен­три­ро­ван­но­му под­хо­ду в пси­хо­ло­гии в ма­ги­стра­ту­ре НИУ ВШЭ.

В сто­ляр­ную ма­стер­скую я впер­вые при­шла по­сле от­пус­ка, с ма­ни­кюр­чи­ком. Пер­вые два ме­ся­ца то­чи­ла ста­мес­ки и ножи для ру­бан­ков. Мы боль­ше ни­че­го не де­ла­ли — то­чи­ли ин­стру­мент, что­бы на­учить­ся это де­лать, по­то­му что остро­та ин­стру­мен­та в сто­ляр­ке — это 95% успе­ха. Есть фра­за: если мне да­дут три часа на то, что­бы спи­лить де­ре­во, я из них 1,5 по­тра­чу на за­точ­ку то­по­ра. Это аб­со­лют­ная ис­ти­на. Я пла­ти­ла до­ста­точ­но боль­шие день­ги, при­хо­ди­ла два­жды в неде­лю, у меня все руки были чер­ные. Но я по­ни­ма­ла, что я это вы­бра­ла, я это­го хочу. Ин­те­рес­но, что 25 гра­ду­сов, под ко­то­ры­ми нуж­но то­чить ста­мес­ку я лов­лю те­перь без вся­ких при­спо­соб­ле­ний — за­то­чи­ла за 30 се­кунд и по­шла даль­ше ра­бо­тать. В ма­стер­ской «Де­лай вещь», где я сей­час ра­бо­таю, так ни­кто не уме­ет.


Сов­ме­щать за­ня­тия в ма­стер­ской и уче­бу в ма­ги­стра­ту­ре было очень слож­но — я мо­та­лась по всей Москве и не пом­ню, ко­гда успе­ва­ла спать. Это было очень опре­де­ля­ю­щее ис­пы­та­ние. Я сде­ла­ла вы­бор, что я хочу и то, и дру­гое. Пси­хо­те­ра­пия учит ори­ен­ти­ро­вать­ся на себя и при­ни­мать вы­бор, ощу­щая пол­ную сво­бо­ду. Но вме­сте с этой сво­бо­дой ты бе­решь и от­вет­ствен­ность.

Как устро­е­на ма­стер­ская «Де­лай вещь»

Я при­шла в «Де­лай вещь», по­то­му что мне нуж­но со­зда­вать функ­ци­о­наль­ные пред­ме­ты ме­бе­ли быст­рее, чем за де­вять ме­ся­цев. Хо­те­лось быст­ро сде­лать и уви­деть ре­зуль­тат. У Фе­до­ра Алек­се­е­ви­ча мы все де­ла­ли вруч­ную и пер­вый год за­ни­ма­лись ин­стру­мен­таль­ным ка­би­не­том — это та­кой ящи­чек, ко­то­рый ви­сит на стене, ты его от­кры­ва­ешь, а там у тебя кра­си­во и удоб­но раз­ло­же­ны ру­бан­ки, ста­мес­ки и пилы. Это пред­мет, ко­то­рый сто­ил сво­е­го вре­ме­ни и сил, но мне хо­те­лось чего-то бо­лее быст­ро­го в про­из­вод­стве. На­при­мер, ну­жен мне стол — я взя­ла и сде­ла­ла его за две неде­ли.

«Де­лай вещь» ра­бо­та­ет как от­кры­тая сто­ляр­ная ма­стер­ская. Если кто-то всю жизнь меч­тал сде­лать та­бу­рет­ку, но един­ствен­ный раз дер­жал лоб­зик в пя­том клас­се на уро­ке тру­да, то он мо­жет прий­ти к нам. Под ру­ко­вод­ством ма­сте­ра его и обу­чат ра­бо­тать с ин­стру­мен­том, и по­мо­гут эту та­бу­рет­ку сде­лать, и по­зна­ко­мят с ин­те­рес­ны­ми людь­ми. По­том че­ло­век мо­жет при­хо­дить са­мо­сто­я­тель­но, де­лать свои про­ек­ты.

Чем сто­ляр-крас­но­де­рев­щик от­ли­ча­ет­ся от бе­ло­де­рев­щи­ка

Раз­де­ле­ние на бе­ло­де­рев­щи­ков и крас­но­де­рев­щи­ков идет еще с пет­ров­ских вре­мен. До Пет­ра I у нас ра­бо­та­ли толь­ко пи­лой и то­по­ром, де­ла­ли функ­ци­о­наль­ную ме­бель из бе­ло­го де­ре­ва (липы, бе­ре­зы, сос­ны), а он при­вез ру­бан­ки. Это бо­лее про­фес­си­о­наль­ные изыс­кан­ные ин­стру­мен­ты для про­из­вод­ства ме­бе­ли. За­хо­дишь в ка­кой-ни­будь Эр­ми­таж и ви­дишь, что ме­бель там очень кра­си­вая. Она как буд­то раз­ри­со­ва­на цве­та­ми, но это не про­сто ри­су­нок ки­сточ­кой, а об­ли­цов­ка из шпо­на крас­но­го де­ре­ва, при­ве­зен­но­го из Аф­ри­ки. Люди, ко­то­рые мог­ли ра­бо­тать со шпо­ном, на то­кар­ном стан­ке, за­ни­мать­ся резь­бой и бо­лее изыс­кан­ным сто­ляр­ным ре­меслом, на­зы­ва­лись крас­но­де­рев­щи­ка­ми.


Сей­час внут­ри со­об­ще­ства крас­но­де­рев­щи­ка­ми счи­та­ют тех, кто про­дол­жа­ет эту тра­ди­цию — уме­ет ра­бо­тать руч­ным ин­стру­мен­том, то­чить на то­кар­ном стан­ке, ра­бо­тать со шпо­ном, за­ни­мать­ся резь­бой. Они мо­гут в те­че­ние года де­лать один пред­мет. Я за­ни­ма­юсь как функ­ци­о­наль­ной ме­бе­лью, так и экс­клю­зив­ны­ми ве­ща­ми. На­при­мер, я пол­но­стью вруч­ную сде­ла­ла шка­тул­ку-хью­ми­дор для хра­не­ния си­гар. Для та­ких ве­щей нуж­на опре­де­лен­ная дре­ве­си­на, что­бы со­хра­нял­ся уро­вень влаж­но­сти. На крыш­ке у моей шка­тул­ки кра­си­вый аб­стракт­ный на­бор из шпо­на и ла­ту­ни. Это очень до­ро­гой пред­мет руч­но­го тру­да в един­ствен­ном эк­зем­пля­ре.

Как я сов­ме­щаю две ра­бо­ты

Рань­ше ра­бо­ту в ма­стер­ской и сес­сии с кли­ен­та­ми я раз­би­ва­ла по раз­ным дням. По­том, ко­гда я ста­ла ру­ко­во­дить про­из­вод­ством, по­ня­ла, что я не могу на це­лый день его остав­лять. Сей­час я по утрам про­во­жу сес­сии с кли­ен­та­ми, а во вто­рой по­ло­вине дня иду в ма­стер­скую. Фи­нан­со­во я за­ви­шу от обе­их ра­бот — то одно дело боль­ше при­но­сит, то дру­гое.

Сто­ляр­ную ма­стер­скую я ощу­щаю как дом, и я за него от­вет­ствен­на, по­чти как мама. На са­мом деле сей­час все неста­биль­но — у нас были пла­ны, но ка­ран­тин все из­ме­нил. Мне очень важ­но сюда вкла­ды­вать­ся. Я по­ни­маю, что маль­чи­ки-сто­ля­ры рас­тут и ста­но­вят­ся бо­лее са­мо­сто­я­тель­ны­ми, так что уже не ру­ко­во­жу, а ско­рее ко­ор­ди­ни­рую их. На­вер­ное, в бу­ду­щем мы нач­нем ак­тив­нее обу­чать лю­дей, ко­то­рые хо­тят ра­бо­тать не толь­ко элек­тро­ин­стру­мен­том, но и вруч­ную, что­бы са­мо­сто­я­тель­но де­лать свой дом уют­нее. Они при­хо­дят к нам в сто­ляр­ку, и мне нра­вит­ся де­лить­ся с ними сво­им опы­том, по­ка­зы­вать свой лайф­стайл.

У нас в ма­стер­ской есть клуб, в него вхо­дят люди, ко­то­рые у нас ра­бо­та­ют и учат­ся. Все мы уве­ре­ны, что каж­дый мо­жет сде­лать мир луч­ше. Здесь мож­но об­ра­тить­ся за со­ве­том, при­ду­мать ка­кую-ни­будь ини­ци­а­ти­ву, и тебя под­дер­жат. Люди при­хо­дят к нам учить­ся, по­сте­пен­но за­ра­жа­ют­ся этой ат­мо­сфе­рой и тоже всту­па­ют в клуб. «Я при­шел тум­боч­ку сде­лать, а оста­юсь, по­то­му что тут класс­но». Вне ма­стер­ской мы вме­сте ез­дим в по­хо­ды, хо­дим на кон­цер­ты.


Че­рез сто­ляр­ное дело я обу­чаю дру­го­му жиз­нен­но­му под­хо­ду, где про­цесс важ­нее ре­зуль­та­та. Мне са­мой было слож­но пе­ре­стро­ить­ся, в за­пад­ной куль­ту­ре все ори­ен­ти­ро­ва­ны на ре­зуль­тат. Ко­гда фо­ку­си­ру­ешь­ся на про­цес­се, ты при­хо­дишь к ре­зуль­та­ту го­раз­до лег­че и здо­ро­вее.

У меня есть уче­ник, ко­то­рый по­пал в сто­ляр­ку, по­то­му что хо­тел сде­лать стол. У него был план по вре­ме­ни, и ему было важ­но его при­дер­жи­вать­ся. А я знаю: ко­гда ты по­ра­бо­тал ча­сок, надо пой­ти по­пить чаю. Если я не от­дох­ну, то у меня бу­дет рас­фо­кус вни­ма­ния, я где-то на­ла­жаю, и по­том при­дет­ся дол­го все ис­прав­лять. Важ­но об­ра­щать вни­ма­ние на то, как ты жи­вешь, вы­стра­и­вать все так, что­бы жизнь тебе нра­ви­лась. И нра­вит­ся она долж­на в про­цес­се, а не в ре­зуль­та­те. Ина­че в чем смысл все­го?

А в че­ло­ве­ко­цен­три­ро­ван­ном под­хо­де, ко­то­ро­го я при­дер­жи­ва­юсь в пси­хо­те­ра­пии, тоже важ­но оста­вать­ся спут­ни­ком кли­ен­та. Те­ра­певт не зна­ет пра­виль­но­го от­ве­та, не зна­ет, как тебе луч­ше. Но он мо­жет по­мочь тебе вы­яс­нить это и это­го до­стичь. Если по­ло­жить кар­то­фе­ли­ну в чер­но­зем и по­ли­вать, то из нее вы­рас­тет пре­крас­ный куст, а если за­быть ее в тем­ном под­ва­ле, то из нее все рав­но по­явит­ся ма­лень­кий ро­сто­чек. В этом вся суть че­ло­ве­че­ской при­ро­ды — у нее есть по­тен­ци­ал. Вы­рас­та­ем мы в раз­ных усло­ви­ях. А за­да­ча те­ра­пев­та — не ис­пра­вить дру­го­го, а вме­сте с ним разо­брать­ся, ка­кой у него по­тен­ци­ал, как он его мо­жет ис­поль­зо­вать.