1. Знание

Неандертальцы — не наши предки, а никаких питекантропов не было: как изменился дарвинизм в XXI веке

Почему картинка о происхождении человека из школьного учебника давно устарела

© WikiCommons

С об­щей схе­мой эво­лю­ци­он­но­го ме­ха­низ­ма боль­шин­ство из нас по­зна­ко­ми­лись в сред­ней шко­ле. Сто­ит ли ей ве­рить? Или луч­ше при­слу­шать­ся к но­во­стям о «ко­рен­ном пе­ре­смот­ре всех взгля­дов уче­ных на эво­лю­цию»? На­уч­ный жур­на­лист Бо­рис Жу­ков сво­ей кни­ге «Дар­ви­низм в XXI веке» (вы­шла в из­да­тель­стве Cor­pus) по­ка­зал сла­бые и силь­ные ме­ста тео­рии эво­лю­ции, её со­вре­мен­ное со­сто­я­ние, связь с ге­не­ти­кой, эм­брио­ло­ги­ей и дру­ги­ми на­у­ка­ми. Пуб­ли­ку­ем фраг­мент из гла­вы «Судь­ба че­ло­ве­ка».







Как про­сто и ясно было все в школь­ном учеб­ни­ке на­шей юно­сти! Че­ло­ве­ко­об­раз­ные обе­зья­ны и ис­ко­па­е­мые су­ще­ства по­слуш­но вы­стра­и­ва­лись на его стра­ни­це в пра­виль­ный ряд. У каж­до­го участ­ни­ка это­го па­ра­да осан­ка была немно­го пря­мее, че­реп — немно­го боль­ше, а че­лю­сти — ко­ро­че, чем у его пред­ше­ствен­ни­ка. За­мы­кал (или, на­обо­рот, воз­глав­лял) эту ко­лон­ну, ра­зу­ме­ет­ся, ве­нец тво­ре­ния — Homo sapi­ens, об­ла­да­тель са­мо­го боль­шо­го моз­га, са­мой пря­мой спи­ны и са­мых ма­лень­ких че­лю­стей.

Се­го­дня эта зна­ме­ни­тая кар­тин­ка бо­лее по­пу­ляр­на у ка­ри­ка­ту­ри­стов, чем у уче­ных. За по­след­ние 25–30 лет на­у­ка о про­ис­хож­де­нии че­ло­ве­ка — па­лео­ан­тро­по­ло­гия — узна­ла боль­ше но­во­го, чем за все преды­ду­щие 100 лет сво­е­го су­ще­ство­ва­ния. Ред­кий год про­хо­дит без от­кры­тия но­вых ис­ко­па­е­мых пред­ков и род­ствен­ни­ков че­ло­ве­ка. Об­щее чис­ло из­вест­ных на­у­ке ви­дов го­минид (так на­зы­ва­ют пред­ста­ви­те­лей че­ло­ве­че­ской эво­лю­ци­он­ной вет­ви) пе­ре­ва­ли­ло за два де­сят­ка, при­чем неко­то­рые из этих ви­дов пред­став­ле­ны мно­ги­ми сот­ня­ми эк­зем­пля­ров. Не го­во­ря уж о на­ход­ках из­вест­ных форм в тех ме­стах и вре­мен­ных сло­ях, где их преж­де не на­хо­ди­ли, о со­пут­ству­ю­щих на­ход­ках (ору­дий, сле­дов огня и т. п.) и об успе­хах смеж­ных наук — от ис­сле­до­ва­ний по­ве­де­ния че­ло­ве­ко­об­раз­ных обе­зьян до срав­не­ния ДНК че­ло­ве­ка и его род­ствен­ни­ков.

С од­ной сто­ро­ны, та­кое оби­лие но­вых зна­ний не мо­жет не ра­до­вать, с дру­гой — но­вые фак­ты не столь­ко про­ли­ва­ют свет на ста­рые за­гад­ки, сколь­ко но­ро­вят за­га­дать но­вые. Уже ясно, что био­ло­ги­че­ская ис­то­рия че­ло­ве­че­ства мало по­хо­ди­ла на трам­вай­ный марш­рут с един­ствен­ной ко­ле­ей и несколь­ки­ми про­ме­жу­точ­ны­ми стан­ци­я­ми. В ней было мно­же­ство зиг­за­гов, раз­ви­лок, ту­пи­ко­вых вет­вей и па­рал­лель­ных ли­ний.

В об­щих чер­тах эво­лю­ци­он­ную ис­то­рию че­ло­ве­ка уче­ные се­го­дня пред­став­ля­ют при­мер­но так. Дав­ным-дав­но, око­ло 20 мил­ли­о­нов лет на­зад, жили про­кон­су­ли­ды — при­ми­тив­ные че­ло­ве­ко­об­раз­ные обе­зья­ны. Они оби­та­ли в тро­пи­че­ских ле­сах Ста­ро­го Све­та, ко­то­рые в ту пору по­кры­ва­ли го­раз­до бо­лее об­шир­ные про­стран­ства, чем се­го­дня — по­чти всю Аф­ри­ку, огром­ные тер­ри­то­рии в Азии и даже юж­ную Ев­ро­пу и За­кав­ка­зье. Про ди­е­ту и об­раз жиз­ни этих древ­них обе­зьян се­го­дня мож­но толь­ко га­дать, но, ве­ро­ят­нее все­го, они были су­ще­ства­ми стай­ны­ми, днев­ны­ми и неспе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми в еде. Про­ще го­во­ря, ели все, что лег­ко до­быть и пе­ре­ва­рить: фрук­ты, оре­хи, на­се­ко­мых, яйца, при слу­чае — мел­ких по­зво­ноч­ных и т. д. Их жизнь была тес­но свя­за­на с де­ре­вья­ми, но нема­лую часть вре­ме­ни они про- во­ди­ли и на зем­ле. Про­кон­су­ли­ды жили на раз­ных кон­ти­нен­тах, но к на­шей ис­то­рии име­ют от­но­ше­ние толь­ко аф­ри­кан­ские.

Це­поч­ка со­бы­тий, при­вед­шая в ко­неч­ном сче­те к на­ше­му по­яв­ле­нию, на­чи­на­ет­ся с из­ме­не­ний кли­ма­та. Око­ло 15 мил­ли­о­нов лет на­зад кли­мат Аф­ри­ки на­чал ста­но­вить­ся суше. На боль­шей ча­сти кон­ти­нен­та, а осо­бен­но на во­сто­ке его — меж­ду Ин­дий­ским оке­а­ном и ве­ли­ки­ми аф­ри­кан­ски­ми озе­ра­ми — мас­си­вы влаж­ных тро­пи­че­ских ле­сов ста­ли по­сте­пен­но со­кра­щать­ся. Во вла­де­ни­ях обе­зья­ньих стай неза­мет­но по­яви­лись про­пле­ши­ны, че­рез ко­то­рые нель­зя было пе­ре­брать­ся по вет­кам — нуж­но было спус­кать­ся на зем­лю. По­сте­пен­но та­ких мест ста­но­ви­лось все боль­ше, бес­край­ний ко­гда-то лес рас­па­дал­ся на та­ю­щие ост­ров­ки, и обе­зья­нье на­се­ле­ние, не по­ки­дая род­ных мест, в кон­це кон­цов очу­ти­лось в са­ванне, по­кры­той тра­вой, ку­стар­ни­ком и ред­ко­стой­ны­ми су­хи­ми ро­ща­ми. Впро­чем, это про­ис­хо­ди­ло не вез­де — на за­па­де Аф­ри­ки лес оста­вал­ся ле­сом, и та­мош­ние обе­зья­ны про­дол­жа­ли жить в при­выч­ных усло­ви­ях. Так око­ло 7 мил­ли­о­нов лет на­зад разо­шлись эво­лю­ци­он­ные пути на­ших пред­ков и пред­ков на­ших бли­жай­ших со­вре­мен­ных ро­ди­чей — аф­ри­кан­ских че­ло­ве­ко­об­раз­ных обе­зьян.

Прак­ти­че­ски сра­зу по­сле это­го про­изо­шло еще одно важ­ное из­ме­не­ние — «са­ван­но­вые» че­ло­ве­ко­об­раз­ные пе­ре­шли к пе­ре­дви­же­нию на двух но­гах. Это, впро­чем, не по­влек­ло за со­бой быст­ро­го «оче­ло­ве­чи­ва­ния» — во всех осталь­ных от­но­ше­ни­ях они оста­ва­лись обе­зья­на­ми. Тем не ме­нее вы­ход­цы из леса успеш­но осво­и­ли жизнь в от­кры­тых ланд­шаф­тах, ши­ро­ко рас­се­лив­шись по са­ван­нам и об­ра­зо­вав це­лый бу­кет форм. Са­мые древ­ние из из­вест­ных се­го­дня — это са­хе­лян­троп (жив­ший 7 млн лет на­зад) и ор­ро­рин (6,5 млн). К бо­лее позд­ним вре­ме­нам (5,5 и 4,4 млн лет на­зад) от­но­сят­ся остан­ки двух ви­дов ар­дипи­те­ков. Еще поз­же (на­чи­ная с 4,2 млн лет на­зад) на сце­ну вы­хо­дят ав­стра­ло­пи­те­ки — несколь­ко по­хо­жих друг на дру­га ви­дов, эво­лю­ци­он­ные свя­зи меж­ду ко­то­ры­ми не вполне по­нят­ны. Имен­но к од­но­му из ви­дов этой груп­пы — Aus­tralo­p­ithe­cus afaren­sis — при­над­ле­жа­ла зна­ме­ни­тая Люси. Впро­чем, в ши­ро­ком смыс­ле ав­стра­ло­пи­те­ка­ми на­зы­ва­ют не толь­ко пред­ста­ви­те­лей рода Aus­tralo­p­ithe­cus, но и их бли­жай­ших род­ствен­ни­ков — плос­ко­ли­це­го ке­ни­ан­тро­па и мас­сив­ных, об­ла­дав­ших сверх­мощ­ны­ми че­лю­стя­ми па­ран­тро­пов. Несмот­ря на гор­де­ли­вый ко­рень «ан­троп» в неко­то­рых ро­до­вых на­зва­ни­ях, все они оста­ва­лись не бо­лее чем пря­мо­хо­дя­щи­ми обе­зья­на­ми.

Од­на­ко не позд­нее 2,3 млн лет на­зад в Во­сточ­ной Аф­ри­ке от од­но­го из ви­дов ав­стра­ло­пи­те­ков от­поч­ко­вы­ва­ет­ся но­вая фор­ма. Глав­ное ее от­ли­чие — за­мет­но уве­ли­чен­ный объ­ем моз­га: если у ав­стра­ло­пи­те­ков он был та­ким же, как у всех пред­ше­ство­вав­ших им форм (в сред­нем око­ло 450 ку­би­че­ских сан­ти­мет­ров), то у но­во­го су­ще­ства он пре­вы­шал 600 куб. см и про­дол­жал уве­ли­чи­вать­ся в про­цес­се даль­ней­шей эво­лю­ции. Об­ла­да­тель та­ко­го моз­га по­лу­чил на­уч­ное имя Homo ha­bilis — «че­ло­век уме­лый». Гор­дое Homo в ка­че­стве ро­до­во­го име­ни, по­ми­мо все­го про­че­го, озна­ча­ет, что этих су­ществ (и всех их по­том­ков) уче­ные при­чис­ля­ют уже не к обе­зья­нам, а к лю­дям. Хотя ре­аль­ные раз­ли­чия меж­ду ран­ни­ми ха­би­ли­са­ми и позд- ними ав­стра­ло­пи­те­ка­ми не так уж ве­ли­ки.

В даль­ней­шем со­бы­тия раз­ви­ва­ют­ся быст­рее. Уже око­ло 1,9 млн лет на­зад всё там же, в Во­сточ­ной Аф­ри­ке, по­яв­ля­ют­ся по­том­ки ха­би­ли­сов — так на­зы­ва­е­мые ар­хан­тро­пы, или эрек­ту­сы. У уче­ных нет еди­но­го мне­ния о том, сколь­ко био­ло­ги­че­ских ви­дов кро­ет­ся за этим тер­ми­ном. Одни объ­еди­ня­ют всех ар­хан­тро­пов в один вид Homo erec­tus — ши­ро­ко рас­про­стра­нен­ный и весь­ма из­мен­чи­вый. Дру­гие вы­де­ля­ют ран­ние аф­ри­кан­ские на­ход­ки в от­дель­ный вид Homo er­gaster. Тре­тьи счи­та­ют необ­хо­ди­мым при­дать ви­до­вой ста­тус ев­ро­пей­ским эрек­ту­сам — Homo an­te­ces­sor и Homo hei­del­ber­gen­sis (впро­чем, для это­го надо сна­ча­ла ре­шить, счи­тать ли их раз­ны­ми ви­да­ми или од­ним). Соб­ствен­ные ла­тин­ские на­зва­ния име­ют и неко­то­рые дру­гие пред­ста­ви­те­ли этой груп­пы ис­ко­па­е­мых го­минид. Но все уче­ные со­глас­ны с тем, что эрек­ту­сы — сколь­ко бы их там ни было — пред­став­ля­ют со­бой не про­сто но­вую фор­му, но но­вую сту­пень «оче­ло­ве­чи­ва­ния» по срав­не­нию с ха­би­ли­са­ми. Они окон­ча­тель­но рас­пря­ми­лись (сло­во erec­tus и озна­ча­ет «вы­прям­лен­ный»), на­учи­лись поль­зо­вать­ся ог­нем, их раз­ме­ры были го­раз­до круп­нее, чем у ха­би­ли­сов, а объ­ем моз­га до­сти­гал 800–1000 куб. см. И имен­но эрек­ту­сы пер­вы­ми из го­минид вы­шли за пре­де­лы Аф­ри­ки, рас­се­лив­шись от Бри­тан­ских ост­ро­вов до Ин­до­не­зии. Кста­ти, ин­до­не­зий­ский эрек­тус — это то са­мое су­ще­ство, ко­то­рое ши­ро­ко из­вест­но под уста­рев­шим и не вполне кор­рект­ным име­нем «пи­те­кан­троп». Во­пре­ки рас­хо­жим вы­дум­кам ни­кто его не «от­ме­нил» и не «раз­об­ла­чил» — на­обо­рот, в той же мест­но­сти, где в 1891 году Эжен Дю­буа на­шел пер­вые фраг­мен­ты ске­ле­та сво­е­го пи­те­кан­тро­па, позд­нее были най­де­ны остан­ки еще несколь­ких осо­бей того же вида, до­ка­зы­ва­ю­щие, что эти су­ще­ства оби­та­ли в тех кра­ях по­сто­ян­но в те­че­ние по край­ней мере несколь­ких со­тен ты­сяч лет. Но вот само сло­во «пи­те­кан­троп» се­го­дня ан­тро­по­ло­ги дей­стви­тель­но не упо­треб­ля­ют: при бес­при­страст­ном рас­смот­ре­нии от­ли­чия эрек­ту­сов (как яван­ских, так и всех про­чих) от со­вре­мен­ных лю­дей ока­за­лись слиш­ком малы, что­бы от­но­сить их к раз­ным си­сте­ма­ти­че­ским ро­дам. Эрек­ту­сов вклю­чи­ли в род Homo, и род Pithecan­thro­pus ока­зал­ся упразд­нен.

Эрек­ту­сы и ста­ли непо­сред­ствен­ны­ми пред­ка­ми со­вре­мен­ных лю­дей — Homo sapi­ens. Дол­гое вре­мя счи­та­лось, что меж­ду ними была еще про­ме­жу­точ­ная ста­дия — неан­дер­таль­цы. Од­на­ко в XXI веке спе­ци­а­ли­сты по ге­но­ми­ке окон­ча­тель­но до­ка­за­ли то, что по­до­зре­ва­ли мно­гие ан­тро­по­ло­ги XX века: неан­дер­таль­цы — не пред­ки са­пи­ен­сов, а па­рал­лель­ная ветвь, «дво­ю­род­ные бра­тья». В это же вре­мя были от­кры­ты еще как ми­ни­мум два вида «позд­них Homo», су­ще­ство­вав­ших од­но­вре­мен­но с H. sapi­ens — H. flo­re­sien­sis с ин­до­не­зий­ско­го ост­ро­ва Фло­рес (по­лу­чив­ший за свой ма­лый рост про­зви­ще «хоб­бит») и не име­ю­щий пока офи­ци­аль­но­го ла­тин­ско­го на­зва­ния ал­тай­ский «че­ло­век из Де­ни­со­вой пе­ще­ры» — де­ни­со­вец. Ви­ди­мо, оба они — тоже по­том­ки ка­ких-то эрек­ту­сов, но их точ­ное ме­сто на фа­миль­ном дре­ве го­минид еще пред­сто­ит вы­яс­нить. На­ко­нец, со­всем уже недав­но, в ап­ре­ле 2019 года, ко­ман­да па­лео­ан­тро­по­ло­гов, мно­го лет вед­шая рас­коп­ки на фи­лип­пин­ском ост­ро­ве Лу­сон, воз­ве­сти­ла о су­ще­ство­ва­нии еще од­но­го вида древ­них лю­дей — Homo lu­zo­nen­sis. Най­ден­ные ими остан­ки име­ют воз­раст 50–67 ты­сяч лет, но на ост­ро­ве най­де­ны так­же ка­мен­ные ору­дия, воз­раст са­мых ста­рых из ко­то­рых оце­ни­ва- ется в 700 ты­сяч лет. Пока что по­ло­же­ние H. lu­zo­nen­sis на ро­до­слов­ном дре­ве го­минид и даже обос­но­ван­ность вы­де­ле­ния их в са­мо­сто­я­тель­ный вид со­вер­шен­но неяс­ны, но пред­по­ла­га­ет­ся, что они, как и фло­рес­ские «хоб­би­ты», — по­том­ки яван­ских эрек­ту­сов, как-то по­пав­ших на Фи­лип­пи­ны и про­шед­ших там соб­ствен­ную эво­лю­цию.

Что же ка­са­ет­ся на­ше­го соб­ствен­но­го вида, то он, со­глас­но наи­бо­лее при­ня­той вер­сии, сфор­ми­ро­вал­ся око­ло 200 ты­сяч лет на­зад опять-таки в во­сточ­ной Аф­ри­ке. С тех пор он несколь­ко раз пы­тал­ся рас­се­лить­ся за ее пре­де­лы — че­рез Су­эц­кий пе­ре­ше­ек либо че­рез Баб-эль-Ман­деб­ский про­лив (ко­то­рый, как и мно­гие дру­гие про­ли­вы, в плей­сто­це­но­вые вре­ме­на был на­мно­го уже, чем сей­час — огром­ная мас­са воды была со­сре­до­то­че­на в ма­те­ри­ко­вых лед­ни­ках, и уро­вень Ми­ро­во­го оке­а­на был на де­сят­ки мет­ров ниже со­вре­мен­но­го). Неко­то­рые из этих по­пы­ток, ви­ди­мо, кон­ча­лись неудач­но — по­пу­ля­ции са­пи­ен­сов-пе­ре­се­лен­цев че­рез неко­то­рое вре­мя уга­са­ли. Но око­ло 50 ты­сяч лет на­зад одна из волн экс­пан­сии са­пи­ен­сов, прой­дя вдоль бе­ре­гов Ин­дий­ско­го оке­а­на, до­бра­лась до Ав­стра­лии. А вско­ре еще одна вол­на про­рва­лась на Ближ­ний Во­сток и да­лее — в Ев­ро­пу. В даль­ней­шем ее по­том­ки вы­тес­ни­ли ко­рен­ных оби­та­те­лей этих мест — неан­дер­таль­цев, а за­тем за­се­ли­ли и весь осталь­ной мир.


Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем в на­шем Face­book