1. Знание

Лживые «Друзья»: почему мимика отлично передает эмоций героев ситкомов, но с людьми все сложнее

Мы верим, когда нам врут, потому что слишком доверяем выражению лица

© Кадр сериала «Друзья» / Bright / Kauffman / Crane Productions / Warner Bros. Television

Мы оши­ба­ем­ся в лю­дях и до­ве­ря­ем лже­цам, по­то­му что опи­ра­ем­ся на при­выч­ные пред­став­ле­ния о по­до­зри­тель­ном по­ве­де­нии лю­дей, их ми­ми­ке, же­стах и ин­то­на­ции. Так счи­та­ет ис­то­рик и ав­тор The New Yorker Мал­кольм Гла­ду­элл. Свою по­зи­цию он от­ста­и­ва­ет в кни­ге «Раз­го­вор с незна­ком­цем», ко­то­рая ско­ро вый­дет в из­да­тель­стве «Аль­пи­на Па­б­ли­шер». «Цех» пуб­ли­ку­ет фраг­мент из гла­вы «Лжи­вые „Дру­зья“» о том, по­че­му вос­при­я­тие ми­ми­ки окру­жа­ю­щих нас силь­но под­во­дит.







В стан­дарт­ном се­зоне «Дру­зей» так мно­го сю­жет­ных ви­ра­жей и вы­вер­тов, мо­ду­ля­ций по­вест­во­ва­ния и раз­лич­ных эмо­ций, что ка­жет­ся, зри­те­лям нуж­на блок-схе­ма, что­бы не за­пу­тать­ся. Од­на­ко на са­мом деле все на­обо­рот. Если вы ви­де­ли хоть одну се­рию «Дру­зей», то по­ни­ма­е­те, что пу­тать­ся там не в чем. В этом сит­ко­ме все кри­сталь­но ясно. На­сколь­ко ясно? Ду­маю, вы пой­ме­те ло­ги­ку про­ис­хо­дя­ще­го, даже если вы­клю­чи­те звук.

Помни­те, в гла­ве 2 речь шла об осво­бож­де­нии по­до­зре­ва­е­мых под за­лог? Мы то­гда еще столк­ну­лись с за­гад­кой: по­че­му судьи оши­ба­ют­ся на­мно­го чаще, чем ком­пью­тер­ная про­грам­ма, хотя зна­ют об этих лю­дях го­раз­до боль­ше? В тре­тьей ча­сти кни­ги я по­пы­та­юсь дать от­вет на этот во­прос. И мы нач­нем с лю­бо­пыт­но­го об­сто­я­тель­ства, ка­са­ю­ще­го­ся про­зрач­но­сти те­ле­се­ри­а­лов вро­де «Дру­зей».

Что­бы про­ве­рить идею о кри­сталь­ной яс­но­сти «Дру­зей», я свя­зал­ся с Джен­ни­фер Фу­гейт — пси­хо­ло­гом и пре­по­да­ва­те­лем Мас­са­чу­сет­ско­го уни­вер­си­те­та в Дарт­му­те. Фу­гейт — спе­ци­а­лист по СКЛиД — Си­сте­ме ко­ди­ро­ва­ния ли­це­вых дви­же­ний (англ. FACS, Fa­cial Ac­tion Cod­ing Sys­tem).

В СКЛиД каж­до­му из 43 ха­рак­тер­ных дви­же­ний ли­це­вых мышц при­сво­ен но­мер, это так на­зы­ва­е­мые коды дви­га­тель­ных еди­ниц (ДЕ). Люди, обу­чен­ные, по­доб­но Фу­гейт, этой си­сте­ме, мо­гут по­смот­реть на ваше ме­ня­ю­ще­е­ся лицо и за­пи­сать всю ми­ми­ку, так же как му­зы­кант, про­слу­шав му­зы­каль­ный от­ры­вок, мо­жет при по­мо­щи нот за­пе­чат­леть его на бу­ма­ге. Вот, на­при­мер, взгля­ни­те на это фото:

Это так на­зы­ва­е­мая де­жур­ная улыб­ка, или улыб­ка борт­про­вод­ни­ка, — так вам улы­ба­ет­ся стю­ар­дес­са, ста­ра­ясь быть веж­ли­вой и лю­без­ной. В по­доб­ном слу­чае угол­ки губ при­под­ни­ма­ют­ся ис­клю­чи­тель­но за счет со­кра­ще­ния боль­шой ску­ло­вой мыш­цы, то­гда как все осталь­ные мыш­цы лица оста­ют­ся непо­движ­ны­ми. По­это­му та­кая улыб­ка и вы­гля­дит фаль­ши­вой. Со­глас­но СКЛиД, де­жур­ная улыб­ка обо­зна­ча­ет­ся как ДЕ 12.

Те­перь по­смот­ри­те на это изоб­ра­же­ние:

А вот это — так на­зы­ва­е­мая улыб­ка Дю­ше­на, эта­лон ис­крен­ней улыб­ки. В СКЛиД она обо­зна­ча­ет­ся как ДЕ 12 — ДЕ 6, то есть ли­це­вое дви­же­ние, пред­став­ля­ю­щее со­бой со­кра­ще­ние ниж­ней ча­сти кру­го­вой мыш­цы гла­за, при­под­ни­ма­ю­щее щеки, в ре­зуль­та­те чего кожа воз­ле глаз со­би­ра­ет­ся в ха­рак­тер­ные склад­ки.

СКЛиД — чрез­вы­чай­но слож­ный ин­стру­мент. Он вклю­ча­ет в себя де­таль­ный ка­та­лог ты­сяч мы­шеч­ных со­кра­ще­ний, при­чем неко­то­рые из них мож­но на­блю­дать на лице лишь долю се­кун­ды. В ру­ко­вод­стве по СКЛиД бо­лее 500 стра­ниц. Если Фу­гейт ста­нет ана­ли­зи­ро­вать с по­мо­щью дан­ной си­сте­мы весь «Эпи­зод с драч­ли­вой по­дру­гой Джо­уи», на это уй­дут дни, по­это­му я по­про­сил ее со­сре­до­то­чить­ся толь­ко на ввод­ной сцене: Росс ви­дит, что Мо­ни­ка об­ни­ма­ет­ся с Ченд­ле­ром, и при­хо­дит в ярость.

Вот что по­лу­чи­лось у Джен­ни­фер.

Ко­гда Росс смот­рит в при­от­кры­тую дверь и за­ме­ча­ет сест­ру в объ­я­ти­ях сво­е­го луч­ше­го дру­га, на его лице вид­ны ДЕ 10–16–25–26. Это: при­под­ня­тая верх­няя губа (на­пря­же­на квад­рат­ная мыш­ца верх­ней губы); опу­щен­ная ниж­няя губа (на­пря­же­на че­ты­рех­уголь­ная мыш­ца ниж­ней губы); раз­жа­тые губы (рас­слаб­ле­на кру­го­вая мыш­ца рта) и опу­щен­ная [ниж­няя] че­люсть (рас­слаб­ле­ны ви­соч­ная и ме­ди­аль­ная кры­ло­вид­ная мыш­цы).

Ин­тен­сив­ность каж­до­го дви­же­ния в СКЛиД обо­зна­ча­ет­ся ла­тин­ски­ми бук­ва­ми от A (ми­ни­маль­ная) до E (мак­си­маль­ная). Всем че­ты­рем дви­же­ни­ям мышц на лице Рос­са в этот мо­мент мож­но при­сво­ить от­мет­ку E. Если вы ста­не­те пе­ре­смат­ри­вать «Эпи­зод с драч­ли­вой по­дру­гой Джо­уи» и оста­но­ви­те плен­ку, ко­гда Росс кри­чит че­рез двер­ную це­поч­ку, вы уви­ди­те точ­ную ил­лю­стра­цию того, что опи­сы­ва­ют ко­ди­ров­щи­ки СКЛиД. На его лице без­оши­боч­но чи­та­ют­ся гнев и от­вра­ще­ние.

За­тем Росс вры­ва­ет­ся в квар­ти­ру. На­пря­же­ние в сцене уси­ли­ва­ет­ся, рав­но как и эмо­ции пер­со­на­жа. Те­перь на его лице мож­но про­честь: 4 °C — 5D — 7 °C — 10E — 16E — 25E — 26E. Сно­ва че­ты­ре Е!

«[Код ДЕ] 4 обо­зна­ча­ет опу­щен­ные бро­ви, — объ­яс­ня­ет Фу­гейт, — вы так де­ла­е­те, ко­гда мор­щи­те лоб, а 7 — со­щу­рен­ные гла­за, так на­зы­ва­е­мый на­тя­ги­ва­тель века. Росс как бы хму­рит­ся и од­но­вре­мен­но при­щу­ри­ва­ет гла­за: это ти­пич­ный гнев. А вот 10 здесь — клас­си­че­ское от­вра­ще­ние. То есть че­ло­век вро­де бы при­под­ни­ма­ет верх­нюю губу, и нос его оста­ет­ся непо­движ­ным, од­на­ко со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что он тоже при­под­ни­ма­ет­ся. Это­му ча­сто со­пут­ству­ет 16 — со­кра­ще­ние че­ты­рех­уголь­ной мыш­цы ниж­ней губы. Это ко­гда вы опус­ка­е­те губу так, что вид­ны ниж­ние зубы».

Хо­ро­шо, что у нас даль­ше? Мо­ни­ка у две­ри пы­та­ет­ся сде­лать вид, что все в по­ряд­ке. Она улы­ба­ет­ся бра­ту. Но это не улыб­ка Дю­ше­на, а де­жур­ная улыб­ка: что-то вро­де 12 и од­но­вре­мен­но 6 (но очень сла­бо, едва за­мет­но).

Росс го­нит­ся за Ченд­ле­ром во­круг ку­хон­но­го сто­ла. Ченд­лер пря­чет­ся за Мо­ни­кой и кри­чит при­бли­жа­ю­ще­му­ся Рос­су: «Слу­шай, мы же не про­сто так! У нас все се­рьез­но! По­нял? Я ее люб­лю».

Мо­ни­ка бе­рет бра­та за руку. «Мне очень жаль, что ты узнал обо всем та­ким об­ра­зом. Про­сти. Но это прав­да, и я тоже его люб­лю». Дол­гое мол­ча­ние, Росс смот­рит на них, обу­ре­ва­е­мый про­ти­во­ре­чи­вы­ми чув­ства­ми. За­тем он рас­плы­ва­ет­ся в улыб­ке, об­ни­ма­ет обо­их и по­вто­ря­ет, но на этот раз ра­дост­но: «Мой луч­ший друг и род­ная сест­ра! Про­сто по­ве­рить не могу!» В тот мо­мент, ко­гда Мо­ни­ка со­об­ща­ет но­вость бра­ту, Фу­гейт от­ме­ча­ет на ее лице сле­ду­ю­щие ДЕ: 1 °C — 2D — 12D. 1 в со­че­та­нии с 2 — это грусть: у нее под­ня­ты внут­рен­няя и внеш­няя ча­сти бро­вей. 12D — это, ко­неч­но же, эмо­ци­о­наль­но непол­ная де­жур­ная улыб­ка.

«Лицо де­вуш­ки, как ни стран­но это зву­чит, вы­ра­жа­ет грусть и сле­дом — сча­стье, — го­во­рит Фу­гейт. — Я ду­маю, что это не ли­ше­но смыс­ла, по­то­му что Мо­ни­ка спер­ва из­ви­ня­ет­ся, но за­тем по­ка­зы­ва­ет Рос­су, что са­мой ей дан­ная си­ту­а­ция при­ят­на». Росс неко­то­рое вре­мя смот­рит на сест­ру, де­мон­стри­руя клас­си­че­скую грусть. Сле­дом вы­ра­же­ние его лица сме­ща­ет­ся в сто­ро­ну 1E — 12D. Он в точ­но­сти воз­вра­ща­ет Мо­ни­ке ее же эмо­ции: грусть и за­рож­да­ю­ще­е­ся сча­стье. Это вполне объ­яс­ни­мо: Росс те­ря­ет сест­ру, но в то же вре­мя хо­чет, что­бы она зна­ла, что он рад ее сча­стью».

СКЛиД-ана­лиз Фу­гейт де­мон­стри­ру­ет, что ак­те­ры в «Дру­зьях» ста­ра­тель­но иг­ра­ют ли­цом каж­дую эмо­цию, про­жи­ва­е­мую пер­со­на­жем. Вот по­че­му мож­но вы­клю­чить звук и все рав­но усле­дить за сю­же­том. Ре­пли­ки ге­ро­ев сме­шат нас и уточ­ня­ют ка­кие-то де­та­ли рас­ска­за. Но сама ис­то­рия дер­жит­ся на ми­ми­ке. Игра ак­те­ров в «Дру­зьях» про­зрач­на.

Со­глас­но тео­рии про­зрач­но­сти, по­ве­де­ние че­ло­ве­ка и его ма­не­ра дер­жать­ся — в том виде, как мы их на­блю­да­ем сна­ру­жи, — дают нам под­лин­ную и до­сто­вер­ную ин­фор­ма­цию о том, что он чув­ству­ет внут­ри. Про­зрач­ность — еще один важ­ней­ший ин­стру­мент, к ко­то­ро­му мы при­бе­га­ем, что­бы по­нять незна­ком­ца. Если мы не зна­ем че­ло­ве­ка, не име­ем воз­мож­но­сти по­об­щать­ся с ним или у нас нет вре­ме­ни как сле­ду­ет его по­нять, мы ду­ма­ем, что нас вы­ру­чат его ма­не­ра ве­сти себя и ми­ми­ка.

Кон­цеп­ция про­зрач­но­сти име­ет дав­нюю ис­то­рию. В 1872 г., че­рез 13 лет по­сле пуб­ли­ка­ции сво­е­го зна­ме­ни­то­го трак­та­та «Про­ис­хож­де­ние ви­дов», Чарльз Дар­вин из­дал ра­бо­ту «Вы­ра­же­ние эмо­ций у че­ло­ве­ка и жи­вот­ных». Он утвер­ждал, что улы­бать­ся, хму­рить­ся и мор­щить носы люди на­учи­лись в про­цес­се эво­лю­ци­он­ной адап­та­ции: пе­ре­да­вать друг дру­гу эмо­ции быст­ро и точ­но было на­столь­ко важ­но для вы­жи­ва­ния Homo sapi­ens, что наше лицо пре­вра­ти­лось в сво­е­го рода «вит­ри­ну серд­ца».

Идея Дар­ви­на пре­дель­но про­ста для вос­при­я­тия. Вез­де дети улы­ба­ют­ся, ко­гда счаст­ли­вы, хму­рят­ся, ко­гда им груст­но, и сме­ют­ся, если им ве­се­ло, не так ли? По­нять, что чув­ству­ют Росс и Рэй­чел, мо­гут не толь­ко те, кто смот­рит «Дру­зей» в Клив­лен­де, То­рон­то или Сид­нее, — это пой­мет аб­со­лют­но лю­бой че­ло­век в мире.

Ра­бо­та судьи, на­зна­ча­ю­ще­го за­лог, о ко­то­рой мы го­во­ри­ли в гла­ве 2, тоже опи­ра­ет­ся на кон­цеп­цию про­зрач­но­сти. Судьи не ве­дут пе­ре­пис­ку с ист­ца­ми и от­вет­чи­ка­ми и не зво­нят им по те­ле­фо­ну. Они счи­та­ют, что очень важ­но смот­реть на лю­дей, чьи дела к ним по­па­да­ют. Несколь­ко лет на­зад в Ми­чи­гане был та­кой слу­чай: жен­щи­на-му­суль­ман­ка при­шла в суд в ни­ка­бе, скры­вав­шем все, кро­ме глаз. Су­дья по­про­сил ее снять ни­каб, но жен­щи­на от­ка­за­лась. То­гда су­дья от­кло­нил ее иск, по­сколь­ку ре­шил, что не смо­жет спра­вед­ли­во рас­су­дить спор. Он так по­яс­нил свою по­зи­цию:

«Ко­гда я слу­шаю по­ка­за­ния че­ло­ве­ка, мне про­сто необ­хо­ди­мо ви­деть его лицо и на­блю­дать, что с ним про­ис­хо­дит. Если вы не сни­ме­те эту шту­ку, я не уви­жу ва­ше­го лица, не смо­гу за­клю­чить, прав­ду ли вы го­во­ри­те, и не пой­му опре­де­лен­ных черт ва­ше­го по­ве­де­ния и тем­пе­ра­мен­та, ко­то­рые дол­жен знать для ве­де­ния про­цес­са».

Как вы ду­ма­е­те, прав ли этот су­дья? На­вер­ня­ка мно­гие из вас счи­та­ют, что да. Мы бы не тра­ти­ли столь­ко вре­ме­ни, всмат­ри­ва­ясь в лица лю­дей, если бы не по­ла­га­ли, буд­то это и впрямь по­мо­га­ет нам их узнать. Да взять хоть рас­хо­жие штам­пы из ро­ма­нов, вро­де «его гла­за рас­ши­ри­лись от удив­ле­ния» или «ее лицо вы­тя­ну­лось от огор­че­ния». Мы не со­мне­ва­ем­ся, что имен­но так все и про­ис­хо­дит в дей­стви­тель­но­сти. Мы мо­жем, вы­клю­чив звук, по­смот­реть на 4 °C — 5D — 7 °C — 10E — 16E — 25E — 26E на лице у Рос­са и по­нять, что озна­ча­ют эти гри­ма­сы, по­то­му что ты­ся­чи лет эво­лю­ции пре­вра­ти­ли вы­ше­упо­мя­ну­тую ком­би­на­цию в стан­дарт­ную мину че­ло­ве­ка, ис­пы­ты­ва­ю­ще­го удив­ле­ние и гнев. Мы счи­та­ем, что ми­ми­ка — это окно, ко­то­рое поз­во­ля­ет за­гля­нуть в душу че­ло­ве­ка. Од­на­ко да­вай­те вспом­ним про экс­пе­ри­мент Сен­ди­ла Мул­лай­на­та­на. Если у су­дей есть воз­мож­ность за­гля­нуть в душу об­ви­ня- емо­го, то по­че­му они го­раз­до хуже ви­дят, кто со­вер­шит но­вое пре­ступ­ле­ние, чем ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект, об­хо­дя­щий­ся без вся­ких «окон».

Если бы наша по­все­днев­ная жизнь на­по­ми­на­ла се­ри­ал «Дру­зья», люди справ­ля­лись бы на­мно­го луч­ше ком­пью­те­ров. Так мо­жет быть, ре­аль­ность все же кар­ди­наль­но от­ли­ча­ет­ся от сит­ко­ма?