1. Знание

Повседневный садизм и милая агрессия. Почему вам хочется ущипнуть младенца за щечку

Отрывок из книги «Психология зла» Джулии Шоу

© Shutterstock

По­че­му су­ще­ству­ет зло? Чем злые люди от­ли­ча­ют­ся (и от­ли­ча­ют­ся ли во­все) от осталь­ных? В чем раз­ни­ца меж­ду моз­гом пси­хо­па­та и моз­гом обыч­но­го че­ло­ве­ка? Толь­ко ли у пло­хих лю­дей воз­ни­ка­ют фан­та­зии об убий­стве? В кни­ге «Пси­хо­ло­гия зла» док­тор Джу­лия Шоу по­дроб­но ис­сле­ду­ет тем­ную сто­ро­ну че­ло­ве­ка, при­во­дя при­ме­ры из ис­то­рии и мас­со­вой куль­ту­ры. «Цех» пуб­ли­ку­ет от­ры­вок из кни­ги, в ко­то­ром она объ­яс­ня­ет, по­че­му ваше же­ла­ние креп­ко стис­нуть щен­ка или ущип­нуть мла­ден­ца — аб­со­лют­но нор­маль­но.







По­все­днев­ный са­дизм

В ста­тье 1999 года, на­пи­сан­ной пси­хо­ло­га­ми Роем Ба­у­май­сте­ром и Ки­том Кэм­п­бел­лом, ска­за­но: «Са­дизм, опре­де­ля­е­мый как непо­сред­ствен­ное по­лу­че­ние удо­воль­ствия от на­не­се­ния вре­да дру­гим, с наи­боль­шей оче­вид­но­стью пред­став­ля­ет со­бой во­пло­ще­ние под­лин­ной при­вле­ка­тель­но­сти злых по­ступ­ков». Уче­ные утвер­жда­ют, что су­ще­ство­ва­ние са­диз­ма де­ла­ет дру­гие тео­рии или объ­яс­не­ния зла из­бы­точ­ны­ми: «Люди по­сту­па­ют так, по­то­му что это при­ят­но, и это­го до­воль­но».

Эрин Ба­келз с кол­ле­га­ми, от­ча­сти вдох­нов­лен­ная ра­бо­той Ба­у­май­сте­ра, так­же утвер­жда­ет, что са­дизм во­об­ще-то вполне нор­ма­лен. В ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в 2013 году, она за­яв­ля­ет, что «со­вре­мен­ные кон­цеп­ции са­диз­ма ред­ко про­сти­ра­ют­ся за пре­де­лы сек­су­аль­ных фе­ти­шей или кри­ми­наль­но­го по­ве­де­ния… И все же же­сто­ко­стью мо­гут на­сла­ждать­ся и оче­вид­но нор­маль­ные, обык­но­вен­ные люди… Эти ря­до­вые про­яв­ле­ния же­сто­ко­сти яв­ля­ют­ся суб­кли­ни­че­ской фор­мой са­диз­ма, или, по­про­сту го­во­ря, по­все­днев­ным са­диз­мом».

Ба­келз с ко­ман­дой уче­ных про­ве­ла два изоб­ре­та­тель­ных экс­пе­ри­мен­та. Они опи­сы­ва­ют­ся в ста­тье так: «Оче­вид­но, что изу­чить че­ло­ве­че­ское убий­ство в ла­бо­ра­то­рии невоз­мож­но. По­это­му мы сфо­ку­си­ро­ва­лись на схо­жем по­ве­де­нии, до­пу­сти­мом в ис­сле­до­ва­тель­ской эти­ке, а имен­но на убий­стве на­се­ко­мых». Дей­стви­тель­но, оче­вид­но. Итак, вме­сто того что­бы по­про­сить участ­ни­ков экс­пе­ри­мен­та уби­вать лю­дей, их по­про­си­ли уби­вать на­се­ко­мых. Ко­неч­но, все мы зна­ем, что на­се­ко­мые во­все не по­хо­жи на лю­дей, — все мы, на­вер­ное, их уби­ва­ли, — но это за­да­ние все же мог­ло по­ка­зать, кто го­тов быть са­ди­стом, а кто нет.

Как все про­ис­хо­ди­ло? Лю­дей при­гла­си­ли при­нять уча­стие в ис­сле­до­ва­нии «лич­но­сти и то­ле­рант­но­сти к труд­ным про­фес­си­ям». Ко­гда они при­бы­ли в ла­бо­ра­то­рию, им пред­ло­жи­ли вы­брать одно из че­ты­рех за­ня­тий, свя­зан­ных с ре­аль­ны­ми про­фес­си­я­ми. Участ­ни­ки мог­ли стать либо дезин­сек­то­ра­ми (уби­вать на­се­ко­мых), либо по­мощ­ни­ка­ми дезин­сек­то­ров (по­мо­гать экс­пе­ри­мен­та­то­ру уби­вать на­се­ко­мых), либо убор­щи­ка­ми (мыть туа­ле­ты) или ра­бо­тать в хо­лод­ной сре­де (тер­петь боль от на­хож­де­ния в ле­дя­ной воде). Груп­па, ко­то­рая боль­ше все­го ин­те­ре­со­ва­ла уче­ных, — те, кто пред­по­чел роль дезин­сек­то­ров. Им дали ко­фе­мол­ку, что­бы пе­ре­ма­лы­вать на­се­ко­мых, и три чаш­ки, в каж­дую из ко­то­рых по­са­ди­ли по жи­во­му на­се­ко­мо­му.

Осо­бен­но сто­ит от­ме­тить твор­че­ский под­ход к ор­га­ни­за­ции это­го экс­пе­ри­мен­та. Ис­сле­до­ва­те­ли пи­шут: «Что­бы уси­лить ощу­ще­ние же­сто­ко­сти по­став­лен­ной за­да­чи, мы сде­ла­ли так, что­бы ма­ши­на для убий­ства про­из­во­ди­ла от­чет­ли­вый хруст. Что­бы оче­ло­ве­чить жертв, мы дали им умень­ши­тель­но­лас­ка­тель­ные про­зви­ща». Име­на были на­пи­са­ны на чаш­ках: «Кек­сик», «Чу­вак», «Ми­лаш­ка».

Как ду­ма­е­те, взя­лись бы вы уни­что­жать на­се­ко­мых? Слу­шать, как они хру­стят, пе­ре­ма­лы­ва­ясь за­жи­во, толь­ко по­то­му, что вас об этом по­про­си­ли? Эту за­да­чу вы­бра­ли бо­лее чет­вер­ти (26,8%) участ­ни­ков. Сле­ду­ю­щий во­прос, при­шлось бы это по душе вам. По ре­зуль­та­там ис­сле­до­ва­ния, чем боль­ше бал­лов участ­ни­ки на­би­ра­ли по шка­ле са­дист­ских им­пуль­сов, тем боль­ше им нра­ви­лось уби­вать на­се­ко­мых и тем бо­лее они были склон­ны убить всех трех на­се­ко­мых, не пре­кра­тив экс­пе­ри­мент. Это были нор­маль­ные люди, и мно­гие из них дей­стви­тель­но по­лу­ча­ли удо­воль­ствие от ис­треб­ле­ния жи­вых су­ществ. Быст­рая про­вер­ка: пока я опи­сы­ва­ла ме­то­ди­че­скую часть, обес­по­ко­и­лись ли вы хоть раз бла­го­по­лу­чи­ем на­се­ко­мых? Мо­жет, вы даже по­сме­и­ва­лись, пред­став­ляя то, как за­бав­но их уби­вать? Хм… ве­ро­ят­но, по вер­сии ис­сле­до­ва­те­лей, вы ока­же­тесь в груп­пе суб­кли­ни­че­ских са­ди­стов. К сча­стью для Кек­си­ка, Чу­ва­ка и Ми­лаш­ки, «ба­рьер не да­вал лез­ви­ям по­вре­ждать на­се­ко­мых, но участ­ни­ки об этом не зна­ли». Ис­сле­до­ва­те­ли уве­ря­ют нас, что в ходе на­уч­но­го экс­пе­ри­мен­та не по­стра­да­ло ни одно на­се­ко­мое.

Ко­ман­да так­же про­ве­ла вто­рой, со­вер­шен­но иной экс­пе­ри­мент. Он ка­сал­ся на­не­се­ния вре­да невин­ным жерт­вам. Доб­ро­воль­цам пред­ло­жи­ли сыг­рать в ком­пью­тер­ную игру, их оп­по­нен­та­ми, как они по­ла­га­ли, были дру­гие люди, си­дя­щие в со­сед­ней ком­на­те. Участ­ни­ки долж­ны были на­жи­мать кла­ви­шу быст­рее со­пер­ни­ка, а по­бе­ди­те­лю сле­до­ва­ло «взо­рвать» про­тив­ни­ка, при­чем по­бе­ди­тель мог кон­тро­ли­ро­вать уро­вень шума. По­ло­ви­на участ­ни­ков мог­ла «взо­рвать» парт­не­ра сра­зу по­сле вы­иг­ры­ша, а осталь­ным же, преж­де чем по­шу­меть, нуж­но было вы­пол­нить ко­рот­кое, но скуч­ное за­да­ние: под­счи­тать, сколь­ко раз в бес­смыс­лен­ном тек­сте по­яв­ля­ет­ся некая бук­ва. Это было про­сто, но уто­ми­тель­но. Если их во­об­ра­жа­е­мый со­пер­ник по­беж­дал, то все­гда вы­би­рал са­мый низ­кий уро­вень шума, так что у участ­ни­ков не было нуж­ды в воз­мез­дии. Вы бы взо­рва­ли сво­е­го оп­по­нен­та? На­сколь­ко гром­ко? И, на­ко­нец, бу­де­те ли вы ста­рать­ся ради воз­мож­но­сти на­вре­дить ему? Ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли, что, хотя мно­гие из нас го­то­вы на­вре­дить невин­ной жерт­ве, толь­ко те, кто на­би­рал вы­со­кие бал­лы по шка­ле са­диз­ма, уси­ли­ва­ли звук, ко­гда по­ни­ма­ли, что дру­гой че­ло­век им не от­ве­тит. Они так­же были един­ствен­ны­ми, го­то­вы­ми вы­пол­нять скуч­ное за­да­ние, что­бы на­ка­зать со­пер­ни­ка.

По­хо­же, что мно­гие «нор­маль­ные» люди с го­тов­но­стью ве­дут себя са­дист­ски. Ре­зуль­та­ты поз­во­ли­ли ис­сле­до­ва­те­лям утвер­ждать, что, если мы дей­стви­тель­но хо­тим по­нять са­дизм, нам сле­ду­ет луч­ше узнать себя.

Что­бы пол­но­стью спра­вить­ся с фе­но­ме­ном са­диз­ма, нуж­но при­знать его по­все­днев­ность и по­ра­зи­тель­ную обы­ден­ность

Ка­ко­вы обыч­ные ха­рак­те­ри­сти­ки са­дист­ско­го по­ве­де­ния та­ко­го рода? Одна из об­щих тем в раз­ных кон­текстах — агрес­сия. Ко­гда вы при­чи­ня­е­те кому-то вред, на­при­мер, уби­ва­е­те на­се­ко­мое, вы ве­де­те себя агрес­сив­но. Схо­жим об­ра­зом, что­бы по­лу­чить са­дист­ское удо­воль­ствие, по­хо­же, боль­шую часть вре­ме­ни че­ло­ве­ку нуж­но де­лать что-то агрес­сив­ное. Да­вай­те-ка по­ду­ма­ем. Ка­кие еще бы­ва­ют виды агрес­сии? Нач­нем с агрес­сии, ко­то­рую вы, на­вер­ное, чув­ство­ва­ли, но ни­ко­гда не по­ни­ма­ли: стран­ное ощу­ще­ние, что вы хо­ти­те при­чи­нить вред ма­лень­ким пу­ши­стым жи­вот­ным.

Ми­лая агрес­сия

Неожи­дан­но, но наши са­дист­ские на­клон­но­сти, по­хо­же, про­яв­ля­ют себя в при­сут­ствии ми­лых жи­вот­ных. Вы ко­гда-ни­будь ви­де­ли столь оча­ро­ва­тель­но­го щен­ка, что не мог­ли с со­бой со­вла­дать? Вы ис­пы­ты­ва­ли же­ла­ние креп­ко-креп­ко сжать его мяг­кую мор­даш­ку? Неко­то­рые зве­рюш­ки та­кие ми­лые, что нас так и тя­нет при­чи­нить им боль. Ко­тя­та, ще­ня­та, птен­цы пе­ре­пе­лок — нам хо­чет­ся креп­ко стис­нуть их, по­щи­пать за щеки, уку­сить, по­ры­чать на них.

По­че­му так про­ис­хо­дит? Раз­ве не пси­хо­па­ты и се­рий­ные убий­цы му­ча­ют жи­вот­ных? Ис­сле­до­ва­те­ли уве­ря­ют нас, что боль­шин­ство лю­дей в дей­стви­тель­но­сти не хо­тят при­чи­нить стра­да­ния зве­рям, и, хотя это зву­чит са­дист­ски, та­кие эмо­ции не сви­де­тель­ству­ют о мрач­ной тайне, скры­ва­ю­щей­ся в глу­би­нах ва­шей пси­хи­ки. Воз­мож­но, вы лю­би­те Пу­ши­сти­ка и на са­мом деле не же­ла­е­те ему зла. Од­на­ко это не объ­яс­ня­ет, по­че­му ваш мозг ис­ку­ша­ет и му­чит вас ква­зиа­грес­сив­ной ре­ак­ци­ей. Чув­ство, что вы хо­ти­те на­вре­дить тем, кто вам мил, на­столь­ко рас­про­стра­не­но, что для его обо­зна­че­ния по­явил­ся тер­мин — «ми­лая агрес­сия».

Неко­то­рые зве­рюш­ки та­кие ми­лые, что нас так и тя­нет при­чи­нить им боль

Ори­а­на Ара­гон с кол­ле­га­ми из Йель­ско­го уни­вер­си­те­та пер­вы­ми изу­чи­ли этот стран­ный фе­но­мен и в 2015 году опуб­ли­ко­ва­ли ста­тью. Уче­ные про­ве­ли се­рию ис­сле­до­ва­ний. Участ­ни­кам од­но­го из экс­пе­ри­мен­тов по­ка­зы­ва­ли фо­то­гра­фии ми­лых жи­вот­ных и вру­ча­ли боль­шой ку­сок воз­душ­но-пу­зыр­ча­той плен­ки. «Мы пред­по­ло­жи­ли, что если у лю­дей при виде ми­лых жи­вот­ных по­яв­ля­ет­ся им­пульс их сдав­ли­вать, то, ко­гда мы да­дим им ми­лые сти­му­лы и что-то, что мож­но сдав­ли­вать, они так и по­сту­пят». Те, кто рас­смат­ри­вал изоб­ра­же­ния де­те­ны­шей жи­вот­ных, ло­па­ли зна­чи­тель­но боль­ше пу­зырь­ков, чем те, кто ви­дел фо­то­гра­фии взрос­лых осо­бей.

Ав­то­ры за­да­лись во­про­сом, не уй­дет ли агрес­сия, если на ко­ле­нях участ­ни­ков бу­дет ле­жать что-то по­хо­жее на зве­рю­шек — то, что даст волю их чув­ствам. Для это­го ис­сле­до­ва­те­ли сши­ли по­душ­ку «из очень мяг­ко­го, шел­ко­ви­сто­го меха», и по­ло­ви­на доб­ро­воль­цев дер­жа­ли ее, гля­дя на изоб­ра­же­ния жи­вот­ных. Уче­ные рас­суж­да­ли, что, если лю­дям дать что-то, что мож­но сжи­мать и гла­дить, воз­мож­но, у них не воз­ник­нет агрес­сив­ных эмо­ций.

Ис­сле­до­ва­те­ли об­на­ру­жи­ли про­ти­во­по­лож­ный эф­фект. Участ­ни­ки экс­пе­ри­мен­та де­мон­стри­ро­ва­ли боль­ше ми­лой агрес­сии, так как «был до­бав­лен так­тиль­ный сти­мул чего-то ми­ло­го». Уче­ные ре­ши­ли, что это мо­жет сви­де­тель­ство­вать о том, что в дей­стви­тель­но­сти мог­ло бы слу­чить­ся, если бы доб­ро­воль­цам и прав­да до­ве­ри­ли жи­вых де­те­ны­шей: «Ко­гда вы раз­ду­мы­ва­е­те, да­вать ли лю­дям по­дер­жать очень ма­лень­ких, мяг­ких, пу­ши­стых жи­вот­ных, [до­ба­воч­ный сти­мул] мо­жет при­ве­сти к уси­ле­нию агрес­сив­ных про­яв­ле­ний». Ины­ми сло­ва­ми, рас­смат­ри­ва­ние фо­то­гра­фий ко­тят в ин­тер­не­те вы­зы­ва­ет же­ла­ние их об­нять, но, если они по­па­дут к вам на руки, же­ла­ние мо­жет ока­зать­ся чрез­мер­ным.

Как по­ла­га­ет ко­ман­да ис­сле­до­ва­те­лей, тот же прин­цип рас­про­стра­ня­ет­ся и на мла­ден­цев. По­смот­рим, как вы от­ре­а­ги­ру­е­те на неко­то­рые утвер­жде­ния, взя­тые из опрос­ни­ка, ко­то­рый Ара­гон и кол­ле­ги вы­да­ва­ли участ­ни­кам.

  • Ко­гда я дер­жу очень ми­ло­го мла­ден­ца, у меня воз­ни­ка­ет стрем­ле­ние по­тис­кать его (ее) кро­шеч­ные тол­стые нож­ки.
  • Ко­гда я вижу неве­ро­ят­но ми­ло­го мла­ден­ца, я хочу ущип­нуть его (ее) за щеч­ку.
  • Ко­гда я вижу что-то, что ка­жет­ся мне ми­лым, я сжи­маю ку­ла­ки.
  • Я тот че­ло­век, ко­то­рый ска­жет ми­ло­му ре­бен­ку сквозь зубы: «Я бы тебя съел!»

Если вы со­глас­ны с од­ним из этих пунк­тов, у вас на­блю­да­ет­ся ми­лая агрес­сия не толь­ко по от­но­ше­нию к ко­тя­там и щен­кам, но и к мла­ден­цам. Что тоже мо­жет вы­зы­вать стран­ные эмо­ции, ис­пы­ты­вая ко­то­рые, ро­ди­те­ли на­чи­на­ют бес­по­ко­ить­ся о сво­их чув­ствах к соб­ствен­ным де­тям («По­че­му мне ка­жет­ся, буд­то я хочу на­вре­дить ма­лы­шу, ведь я ни­ко­гда бы не при­чи­нил (а) ему зла?»). Это одна из мно­гих мрач­ных мыс­лей, ко­то­рые мо­гут воз­ник­нуть у ро­ди­те­лей, и они ни с кем не за­хо­тят ими де­лить­ся из стра­ха быть на­зван­ны­ми пло­хи­ми ма­те­ря­ми и от­ца­ми или пло­хи­ми людь­ми. Но, если это слу­ча­ет­ся, не вол­нуй­тесь. Дан­ное чув­ство, по­хо­же, вполне нор­маль­но, что неуди­ви­тель­но. Ми­лая агрес­сия, ви­ди­мо, по­боч­ный про­дукт адап­та­ции че­ло­ве­ка. Если мы счи­та­ем кого-то хо­ро­шень­ким, обыч­но мы стре­мим­ся со­хра­нить ему жизнь, по­за­бо­тить­ся о нем. Воз­мож­но, из-за это­го нам хо­чет­ся дер­жать оча­ро­ва­тель­ных жи­вот­ных в ка­че­стве до­маш­них пи­том­цев.

Ве­ро­ят­нее все­го это про­изой­дет, если мы ви­дим, что су­ще­ство на­по­ми­на­ет сво­и­ми чер­та­ми мла­ден­ца: у него боль­шие, ши­ро­ко рас­став­лен­ные гла­за, круг­лые щеки и ма­лень­кий под­бо­ро­док. Не важ­но, че­ло­ве­че­ский ли это де­те­ныш или жи­вот­ное. Если муль­тяш­ные ге­рои со­от­вет­ству­ют это­му опи­са­нию, они ка­жут­ся нам ми­лы­ми, то же са­мое мы мо­жем ис­пы­тать по от­но­ше­нию к плю­ше­вым иг­руш­кам, а ком­па­ния Google раз­ра­бо­та­ла свой пер­вый бес­пи­лот­ный ав­то­мо­биль ис­хо­дя из этих пред­став­ле­ний — что­бы мы мень­ше бо­я­лись но­вой тех­ни­ки.

Ав­то­ры ис­сле­до­ва­ний, по­свя­щен­ных ми­лой агрес­сии, пред­по­ла­га­ют: по­сколь­ку ми­лые со­зда­ния вы­зы­ва­ют та­кие силь­ные по­ло­жи­тель­ные пе­ре­жи­ва­ния, наш мозг не в со­сто­я­нии спра­вить­ся с по­треб­но­стью вы­ра­зить за­бо­ту и пы­та­ет­ся про­ти­во­дей­ство­вать ей, вы­ра­жая агрес­сию. Это про­ис­хо­дит, по­то­му что люди по­рой де­мон­стри­ру­ют «двой­ствен­ные про­яв­ле­ния»: мы не все­гда от­ве­ча­ем на сти­му­лы од­но­знач­но и вы­ра­жа­ем две эмо­ции од­но­вре­мен­но. И та­кая ре­ак­ция мо­жет со­сто­ять из сме­ше­ния по­ло­жи­тель­ной и от­ри­ца­тель­ной эмо­ции.