1. Знание

Чему нас научили эпидемии прошлого: 5 исторических уроков

Изоляция и вакцины работают — мы это знаем, благодаря истории

© Национальный музей здоровья и медицины США / WikiCommons

Лю­бое гло­баль­ное со­бы­тие вы­но­сит на по­верх­ность об­ще­ствен­ные пред­рас­суд­ки, де­ла­ет оче­вид­ны­ми уяз­ви­мо­сти го­род­ских и на­ци­о­наль­ных си­стем, а еще пре­под­но­сит нам цен­ные жиз­нен­ные уро­ки. На се­го­дняш­ний день за­ре­ги­стри­ро­ва­но бо­лее 1,8 млн слу­ча­ев за­ра­же­ния ко­ро­на­ви­ру­сом, из них бо­лее 114 ты­сяч за­кон­чи­лись ле­таль­ным ис­хо­дом. Мы еще не мо­жем точ­но ска­зать, как пан­де­мия COVID-19 по­вли­я­ет на бу­ду­щее по­ли­ти­ки, эко­но­ми­ки и здра­во­охра­ни­тель­ной си­сте­мы, од­на­ко уже сей­час мож­но най­ти неко­то­рые па­рал­ле­ли с пан­де­ми­я­ми про­шло­го. На­уч­ный жур­на­лист Лиза Мар­шалл по­го­во­ри­ла с про­фес­со­ра­ми ис­то­рии и за­фик­си­ро­ва­ла пять уро­ков, ко­то­рые об­ще­ство из­влек­ло из опы­та борь­бы с са­мы­ми мас­со­вы­ми ви­ру­са­ми.







1. На­зва­ния име­ют зна­че­ние

Несмот­ря на по­пу­ляр­ное за­блуж­де­ние, оча­гом рас­про­стра­не­ния «ис­пан­ско­го грип­па» была во­все не Ис­па­ния. Ско­рее все­го, ви­рус был об­на­ру­жен на во­ен­ной базе в Кан­за­се, а ис­пан­цы пер­вы­ми за­яви­ли о но­вой бо­лез­ни, рас­ска­зы­ва­ет Сю­зан Кент, ав­тор кни­ги о пан­де­мии ин­флю­эн­ции 1918–1919 го­дов.

На тот мо­мент Ис­па­ния со­хра­ня­ла ней­тра­ли­тет, по­это­му была од­ной из немно­гих стран, где от­сут­ство­ва­ли огра­ни­че­ния для СМИ и мож­но было опуб­ли­ко­вать но­во­сти об эпи­де­мии — в от­ли­чие от Гер­ма­нии, США и Фран­ции.

Неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли от­ме­ча­ют, что на­зва­ние «ис­пан­ский грипп» при­ве­ло к некор­рект­ной трак­тов­ке — к при­ме­ру, у жи­те­лей США со­зда­лось впе­чат­ле­ние, буд­то ви­рус — это да­ле­кая, внеш­няя угро­за, ко­гда, на са­мом деле, он дав­но бро­дил по стране и ис­кал оче­ред­ных жертв.

Кро­ме того, та­кие на­зва­ния, как, на­при­мер, «ки­тай­ский грипп» по­до­гре­ва­ют ра­сист­ские на­стро­е­ния. Люди на­чи­на­ют ду­мать, что ви­рус рас­про­стра­ня­ют жи­те­ли опре­де­лен­ных стран. Это не так: ви­ру­су все рав­но ка­кой вы на­ци­о­наль­но­сти.

2. Фи­зи­че­ское ди­стан­ци­ро­ва­ние ра­бо­та­ет

Кент объ­яс­ня­ет: во­ен­ное вре­мя спо­соб­ство­ва­ло быст­ро­му рас­про­стра­не­нию ви­ру­са. В 1918, как и в 2020 году, ин­флю­эн­ция раз­но­си­лась вме­сте с людь­ми, ко­то­рые пе­ре­дви­га­лись из од­ной стра­ны в дру­гую: аме­ри­кан­ские сол­да­ты сна­ча­ла пе­ре­ме­сти­лись на Во­сточ­ный бе­рег, а от­ту­да — в Ев­ро­пу.

Не имея под ру­кой со­вре­мен­ных мик­ро­ско­пов и не об­ла­дая тех­но­ло­ги­ей се­кве­ни­ро­ва­ния ге­нов, уче­ные на­ча­ла XX века оши­боч­но пред­по­ло­жи­ли, что бо­лезнь име­ла бак­те­ри­аль­ную при­ро­ду. Из-за это­го были вы­бра­ны невер­ные ме­то­ды ле­че­ния и вак­ци­на­ции. В от­вет на уже­сто­чав­шу­ю­ся угро­зу, го­ро­да ста­ли за­кры­вать шко­лы, те­ат­ры и биб­лио­те­ки. Во­ен­ные от­ря­ды от­прав­ля­ли в ка­ран­тин, а долж­ност­ных лиц обя­за­ли но­сить мас­ки.

Все­го в США от ин­флю­эн­ции умер­ло 675 ты­сяч че­ло­век — это боль­ше, чем ко­ли­че­ство аме­ри­кан­цев, по­гиб­ших во Вто­рой Ми­ро­вой

Изо­ля­ция ока­за­лась един­ствен­ным эф­фек­тив­ным спо­со­бом предот­вра­тить рас­про­стра­не­ние бо­лез­ни. Те го­ро­да, ко­то­рые вы­бра­ли ка­ран­тин, — спра­ви­лись луч­ше и по­стра­да­ли мень­ше тех, кто не по­счи­тал изо­ля­цию необ­хо­ди­мой.

3. Ви­ру­сы не ща­дят мо­ло­дых лю­дей

Ви­рус 1918 года осо­бен­но уда­рил по мо­ло­дым и от­но­си­тель­но здо­ро­вым лю­дям — сре­ди по­гиб­ших от ин­флю­эн­ции было мно­го лю­дей в воз­расте от 15 до 45 лет.

Как вы­яс­ни­лось поз­же, от­ча­сти это было свя­за­но с им­му­ни­те­том са­мих па­ци­ен­тов — у за­бо­лев­ших ак­тив­но сра­ба­ты­ва­ла за­щит­ная си­сте­ма ор­га­низ­ма, по­дав­ляя не толь­ко вре­до­нос­ные клет­ки, но и вме­ши­ва­ясь в ра­бо­ту жиз­нен­но­важ­ных ор­га­нов.

Ста­ти­сти­ка по ко­ро­на­ви­ру­су по­ка­зы­ва­ет, что бо­лезнь чаще все­го при­во­дит к ле­таль­ным слу­ча­ям у па­ци­ен­тов стар­ше­го воз­рас­та и тех, кто стра­да­ет хро­ни­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми. Тем не ме­нее, по­пав в ор­га­низм мо­ло­дых лю­дей, COVID-19 ве­дет себя по­хо­жим на ин­флю­эн­цию об­ра­зом — в худ­ших слу­ча­ях ко­ро­на­ви­рус вы­зы­ва­ет так на­зы­ва­е­мый «ци­то­ки­но­вый шторм», ата­ку­ю­щий лег­кие. Он так­же на­блю­дал­ся и у боль­ных грип­пом 1918 года.

4. При­вив­ки по­мо­га­ют

Во вре­мя эпи­де­мии оспы в Се­вер­ной Аме­ри­ке, ко­то­рая дли­лась с 1775 по 1782 годы, сол­да­ты впер­вые при­ме­ни­ли при­вив­ки, что­бы за­щи­тить­ся от за­ра­же­ния. Этот ме­тод на­зы­вал­ся ва­рио­ля­ци­ей — то­гда вме­сто инъ­ек­ций де­ла­ли над­рез на коже и вти­ра­ли в него со­дер­жи­мое оспен­ных пу­зырь­ков боль­но­го че­ло­ве­ка. Часть во­ен­ных по­сле про­це­ду­ры все же пе­ре­нес­ла бо­лезнь, 5% па­ци­ен­тов умер­ло, но боль­шая часть по­лу­чи­ла лег­кую вер­сию оспы.

В 1796 году ан­глий­ский врач Эд­вард Джен­нер ис­поль­зо­вал эту ме­то­ди­ку, но по­шел даль­ше: он об­на­ру­жил, что если че­ло­ве­ку вве­сти ма­лую дозу ко­ро­вьей оспы, то тот поз­же не за­ра­зит­ся ви­ру­сом. Так и ро­ди­лась прак­ти­ка вак­ци­на­ции. Само сло­во «вак­ци­на» про­изо­шло от ла­тин­ско­го на­зва­ния жи­вот­но­го — vacca.

Сей­час ис­то­рия со­вер­ши­ла пол­ный круг и о ме­то­де ва­рио­ля­ции сно­ва вспом­ни­ли: уче­ные про­во­дят те­сты, пы­та­ясь соз­дать пре­па­рат из кро­ви пе­ре­бо­лев­ших ко­ро­на­ви­ру­сом.

5. Боль­ные не ви­но­ва­ты

Из­вест­но, что COVID-19 впер­вые был об­на­ру­жен в Ки­тае, в про­вин­ции Ухань. По мере рас­про­стра­не­ния ко­ро­на­ви­ру­са, мож­но было бы на­блю­дать, как уси­ли­ва­ют­ся ан­ти­а­зи­ат­ские на­стро­е­ния.

Про­фес­сор ис­то­рии Эли­за­бет Фенн от­ме­ча­ет, что, к со­жа­ле­нию, ис­то­рия зна­ет мас­су слу­ча­ев ра­сиз­ма и об­ви­не­ний лю­дей, ко­то­рые ста­ли пер­вы­ми жерт­ва­ми и пе­ре­нос­чи­ка­ми ви­ру­са.

Ко­гда в се­ре­дине XIX века раз­го­ре­лась эпи­де­мия хо­ле­ры, бе­лые про­те­стан­ты про­го­ня­ли ир­ланд­ских им­ми­гран­тов, так как счи­та­ли их пе­ре­нос­чи­ка­ми бо­лез­ни. В 1950-е, во вре­мя вспыш­ки по­лио­ми­е­ли­та, из­го­я­ми ста­ли аф­ро­аме­ри­кан­цы и оби­та­те­ли бед­ных рай­о­нов. В 1980-е вина за рас­про­стра­не­ние ВИЧ-ин­фек­ции была воз­ло­же­на на пред­ста­ви­те­лей ЛГБТ+ со­об­ще­ства.

Вме­сте с тем, в том же са­мом 1980 году ВОЗ объ­яви­ла о том, что оспа ста­ла пер­вым ин­фек­ци­он­ным за­бо­ле­ва­ни­ем в ис­то­рии на­шей ци­ви­ли­за­ции, ко­то­рое уда­лось окон­ча­тель­но по­бе­дить. И до­стиг­нуть это­го было воз­мож­но, толь­ко бла­го­да­ря со­труд­ни­че­ству, объ­еди­нен­ным уси­ли­ям уче­ных и про­стых лю­дей из раз­ных стран.


Несмот­ря на быст­рый темп за­ра­же­ния и ко­ли­че­ство ле­таль­ных ис­хо­дов, Кент уве­ре­на, что слу­чай COVID-19 не до­стиг­нет ужа­са­ю­щих по­ка­за­те­лей ин­флю­эн­ции 1918 года. Се­го­дняш­няя меж­ду­на­род­ная си­сте­ма здра­во­охра­не­ния, на­уч­ные и ме­ди­цин­ские ин­стру­мен­ты — зна­чи­тель­но луч­ше сво­их пред­ше­ствен­ни­ков.

Кро­ме того, мы до­воль­но быст­ро су­ме­ли опре­де­лить про­ис­хож­де­ние па­то­ге­на, до­бав­ля­ет Фенн.

Впе­ре­ди — мно­го слож­ных ме­ся­цев, ко­то­рые, на­вер­ня­ка, пре­под­не­сут нам ни один цен­ный урок на бу­ду­щее. Пока же нам оста­ет­ся толь­ко на­блю­дать за про­ис­хо­дя­щим и по­мо­гать уче­ным и ме­ди­кам сгла­дить кри­вую.