1. Деньги

«Рынок человеческого капитала будет работать по типу биржевого». Как стартап Human IPO продает время успешных людей

Интервью с основателями — Кириллом Горюновым и Власом Лезиным

© Фото: Личный архив

«Та­лант по­всю­ду, а воз­мож­но­сти нет» — так зву­чит сло­ган аме­ри­кан­ско­го стар­та­па Hu­man IPO, ко­то­рый поз­во­ля­ет лю­дям тор­го­вать сво­им вре­ме­нем и по­ку­пать вре­мя дру­гих. Осе­нью 2019 года его со­зда­ли быв­ший со­труд­ник нью-йорк­ско­го под­раз­де­ле­ния Google Ки­рилл Го­рю­нов и экс-со­труд­ник бан­ка Gold­man Sachs Влас Ле­зин. Они рас­ска­за­ли «Цеху», как устро­ен их сер­вис, кто мо­жет на нем за­ра­бо­тать и по­че­му они уве­ре­ны, что Hu­man IPO по­мо­жет спра­вить­ся с нера­вен­ством, а не уси­лить его.







— До сов­мест­но­го стар­та­па вы оба ра­бо­та­ли в IT — чем имен­но за­ни­ма­лись?

Ки­рилл: Я на­чи­нал свою про­фес­си­о­наль­ную де­я­тель­ность в Москве как про­грам­мист, ин­же­нер. До­ста­точ­но быст­ро вы­рос до тим­ли­да, за­тем воз­гла­вил один из офи­сов меж­ду­на­род­ной ком­па­нии как тех­ни­че­ский ди­рек­тор. Это все про­изо­шло за пять лет. По­том я по­ра­бо­тал еще в несколь­ких стар­та­пах меж­ду Лон­до­ном и Моск­вой, ос­но­вал свою soft­ware-аут­сор­синг ком­па­нию. В 2018 году по­лу­чил пред­ло­же­ние пе­ре­ехать в Нью-Йорк, что­бы там за­ни­мать­ся несколь­ки­ми про­ек­та­ми в Google. Там я по­мо­гал со­зда­вать внут­рен­ние про­дук­ты в об­ла­сти Tal­ent Ac­qui­si­tion (при­вле­че­ние та­лан­тов) и Peo­ple man­age­ment (управ­ле­ние пер­со­на­лом). Если сум­ми­ро­вать, то 80% мо­е­го бэк­гра­ун­да — фи­нан­сы и тех­но­ло­гии, 20% — по­стро­е­ние ко­манд, при­вле­че­ние та­лан­тов.

Влас: Я очень мно­го лет живу США, пе­ре­ехал еще ре­бен­ком. Учил­ся здесь, на­чи­нал ка­рье­ру в ин­ве­сти­ци­он­ном бан­ке Gold­man Sachs в Нью-Йор­ке, от­ве­чал за по­стро­е­ние ко­ли­че­ствен­ных стра­те­гий. За­тем пе­ре­ехал в Солт-Лейк-Сити и ра­бо­тал тоже в Gold­man Sachs — за пять лет вы­рос до вице-пре­зи­ден­та. Про­ра­бо­тал там до 2018 года, и за­тем пе­ре­шел в банк Wells Fargo, где за­ни­мал­ся ин­ве­сти­ци­он­но-бан­ков­ски­ми, бир­же­вы­ми про­дук­та­ми, про­во­дил тех­но­ло­ги­че­скую транс­фор­ма­цию.

— Как вы по­зна­ко­ми­лись и при­ду­ма­ли Hu­man IPO?

Ки­рилл: В ав­гу­сте 2018 года я был на кон­фе­рен­ции в Лас-Ве­га­се, и это была со­вер­шен­но слу­чай­ная встре­ча. Мы сто­я­ли в оче­ре­ди, ка­жет­ся, за бес­плат­ным хав­чи­ком. Услы­ша­ли рус­скую речь и раз­го­во­ри­лись. Я рас­ска­зал Вла­су о сво­ей идее — на тот мо­мент у меня уже был пер­вый про­то­тип. Тема че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла его сра­зу за­це­пи­ла. У меня не было со­мне­ний, что ры­нок че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла в бу­ду­щем бу­дет ра­бо­тать по типу бир­же­во­го. В 2018 мы про­дол­жи­ли ра­бо­тать над иде­ей, до­ра­ба­ты­вать ее и пе­ре­ра­ба­ты­вать, в пер­вич­ный MVP (Min­i­mum vi­able prod­uct — ми­ни­маль­но жиз­не­спо­соб­ный про­дукт. — Прим. «Цеха») она пре­вра­ти­лась толь­ко в се­ре­дине ок­тяб­ря 2019 года.

Влас: Я всю свою жизнь ра­бо­тал в ком­па­ни­ях, по­мо­гал под­ни­мать им день­ги. И мне ка­за­лось немно­го непра­виль­ным, что ком­па­нии име­ют до­ступ как к дол­го­во­му ка­пи­та­лу, так и к ак­ци­о­нер­но­му, а люди толь­ко к дол­го­во­му. То есть мы мо­жем взять кре­ди­ты, но ни­как не мо­жем ин­ве­сти­ро­вать в свой успех. Идея Ки­рил­ла мне по­ка­за­лась очень ин­те­рес­ной. Мы дол­го под­хо­ди­ли к ней с раз­ных сто­рон и фи­на­ли­зи­ро­ва­ли в сен­тяб­ре 2019 года.

— Как со вре­ме­нем транс­фор­ми­ро­ва­лась кон­цеп­ция Hu­man IPO?

Влас: Сна­ча­ла мы ду­ма­ли — раз IPO, зна­чит надо при­вя­зать все к день­гам. Услов­но го­во­ря, вы сей­час ин­ве­сти­ру­е­те в ка­ко­го-то че­ло­ве­ка, а че­рез де­сять лет он вам нач­нет вы­пла­чи­вать ди­ви­ден­ды из сво­их до­хо­дов.

Ки­рилл: Мы об­ща­лись с раз­ны­ми людь­ми, ин­ве­сто­ра­ми и по­ни­ма­ли, что люди не до кон­ца го­то­вы про­да­вать свою долю в бу­ду­щем до­хо­де. Они до­ста­точ­но пер­спек­тив­ны и уве­ре­ны, что бу­дут успеш­ны. А ин­ве­сто­ры не до кон­ца по­ни­ма­ли, как все бу­дет ре­гу­ли­ро­вать­ся, и что в ито­ге они по­лу­ча­ют. Было мно­го во­про­сов. Если по­тен­ци­аль­ный кли­ент не по­ни­ма­ет про­дукт, то ве­ро­ят­ность по­куп­ки стре­мит­ся к нулю. То­гда мы при­ду­ма­ли но­вую кон­цеп­цию — ты как ин­ве­стор мо­жешь ку­пить вре­мя в бу­ду­щем успеш­ных лю­дей. Мы уви­де­ли по­тря­са­ю­щую об­рат­ную связь с обе­их сто­рон. Люди го­то­вы про­да­вать свое бу­ду­щее вре­мя в ра­зум­ных объ­е­мах (не боль­ше 500 ча­сов). Им не нуж­но в чи­стом виде вы­пла­чи­вать долг — они мо­гут по­де­лить­ся на­вы­ка­ми и опы­том с теми, кому они дей­стви­тель­но нуж­ны. Это про­све­ти­тель­ская, мен­тор­ская ис­то­рия. А ин­ве­сто­рам те­перь по­ня­тен фи­наль­ный про­дукт — не бу­маж­ки или непо­нят­ный про­цент, а час вре­ме­ни, на­при­мер, бу­ду­ще­го Бил­ла Гейт­са. Вре­мя успеш­ных лю­дей — са­мый лик­вид­ный то­вар.

— Как вы­гля­дит вза­и­мо­дей­ствие с Hu­man IPO с точ­ки зре­ния че­ло­ве­ка, ко­то­рый хо­чет про­дать свое вре­мя, и ин­ве­сто­ра?

Влас: Есть три груп­пы лю­дей, ко­то­рые на са­мом деле пе­ре­се­ка­ют­ся: люди, ко­то­рые про­да­ют свое вре­мя — про­во­дят «че­ло­ве­че­ское IPO», участ­ни­ки рын­ка и ко­неч­ные по­тре­би­те­ли. Для пер­вой груп­пы все устро­е­но так: вы за­хо­ди­те на плат­фор­му, за­пол­ня­е­те за­яв­ку. Мы про­ве­ря­ем, что вы это дей­стви­тель­но вы, и за­клю­ча­ем с вами кон­тракт — вы про­да­е­те свое вре­мя в виде Hu­man IPO-ак­ций, мы по­мо­га­ем их про­дви­гать. Участ­ни­ки рын­ка мо­гут ку­пить ваше вре­мя у вас на­пря­мую для пе­ре­про­да­жи. Одни — по­то­му что ве­рят в ваш успех и хо­тят под­дер­жать, дру­гие — про­сто ради за­ра­бот­ка. Ко­неч­ные по­тре­би­те­ли — те, кому нуж­ны ка­кие-то зна­ния и на­вы­ки. До­пу­стим, вам как жур­на­ли­сту нуж­но по­го­во­рить с услов­ным Лар­ри Кин­гом. Вы мо­же­те ку­пить ак­цию у участ­ни­ков рын­ка и об­ме­нять ее на кон­суль­та­цию с Кин­гом. Ко­гда об­мен про­ис­хо­дит, ак­ция ис­че­за­ет.

Ки­рилл: Осо­бен­ность Hu­man IPO — вто­рич­ный ры­нок, то есть воз­мож­ность пе­ре­про­да­вать ак­ции. На­при­мер, у нас стар­то­ва­ло IPO Сан­джая — мо­ло­до­го че­ло­ве­ка из Ин­дии. В 2010 году он по­те­рял слух, ра­бо­тал за зар­пла­ту в 120 дол­ла­ров в ме­сяц, что­бы на­учить­ся про­грам­ми­ро­вать, в ито­ге сде­лал свой стар­тап, в ко­то­рый ин­ве­сти­ро­вал со­ос­но­ва­тель Twit­ter. Пред­ставь­те, что сей­час, вы ку­пи­те его вре­мя, а че­рез несколь­ко лет его про­ект вы­рас­тет, он пе­ре­едет в Крем­ни­е­вую до­ли­ну, а его вре­мя бу­дет сто­ить уже не 100 дол­ла­ров, а ми­ни­мум 250, если не боль­ше.

— Как про­ис­хо­дит эта оцен­ка вре­ме­ни? Кто ре­ша­ет, сколь­ко сто­ит вре­мя че­ло­ве­ка, ко­то­рый хо­чет его про­дать?

Влас: Мы ста­ра­ем­ся най­ти ба­ланс, что­бы пред­ло­же­ние было ин­те­рес­но участ­ни­кам рын­ка и что­бы че­ло­век, про­да­ю­щий вре­мя, по­лу­чил мак­си­маль­ную сум­му при вы­пус­ке. Люди вы­став­ля­ет цену часа сами, но мы мо­жем по­со­ве­то­вать ее из­ме­нить. Ин­те­рес­но, что ко­гда люди с нами не со­гла­ша­ют­ся, они обыч­но хо­тят по­ста­вить цену ниже на­ше­го пред­ло­же­ния. Сей­час час вре­ме­ни раз­ных лю­дей на плат­фор­ме сто­ит от 12 до 1000 дол­ла­ров.

Ки­рилл: Че­ло­век ука­зы­ва­ет цену сво­е­го вре­ме­ни уже в за­яв­ке. Важ­ный мо­мент — мы ни­ко­го не оце­ни­ва­ем, мы толь­ко даем ре­ко­мен­да­ции на ос­но­ва­нии очень боль­шо­го ко­ли­че­ства фак­тов.

— Ка­ких, на­при­мер?

Влас: Мы смот­рим, на­сколь­ко на­вы­ки че­ло­ве­ка со­от­вет­ству­ют цене, ко­то­рую он за­пра­ши­ва­ет — на­сколь­ко они вос­тре­бо­ва­ны на рын­ке, про­да­ва­е­мы. И за­тем го­во­рим че­ло­ве­ку: люди с ва­шим опы­том и на­вы­ка­ми бе­рут за та­кую ра­бо­ту при­мер­но столь­ко.

Ки­рилл: На са­мом деле мы учи­ты­ва­ем до­воль­но мно­го фак­то­ров: кор­ре­ля­цию с ана­ло­гич­ным ти­пов про­фи­лей, ка­рьер­ные за­слу­ги. На­при­мер, если че­ло­век по­пал в спи­сок Forbes «30 до 30», вы­иг­рал олим­пи­а­ду по про­грам­ми­ро­ва­нию или был на­зван пред­при­ни­ма­те­лем года, то это, ко­неч­но, под­ни­ма­ет цену.

— Сколь­ко у вас уже поль­зо­ва­те­лей? Сколь­ко че­ло­век про­да­ют свое вре­мя че­рез вашу плат­фор­му?

Ки­рилл: Мы сей­час очень быст­ро рас­тем по это­му по­ка­за­те­лю — за по­след­ние две неде­ли на 107%. Сей­час здесь пред­став­ле­ны люди из 48 стран, это про­фай­лы очень вы­со­ко­го уров­ня. На­при­мер, вы мо­же­те ин­ве­сти­ро­вать в VC ак­се­ле­ра­то­ра 500 Star­tups Три­ста­на Пол­ло­ка, ко­то­рый был в спис­ке Forbes «30 до 30». Или в се­рий­ную пред­при­ни­ма­тель­ни­цу из Ни­ге­рии Оду­найо Эве­ни, она тоже была в этом спис­ке.

В на­шем ком­мью­ни­ти сей­час боль­ше двух ты­сяч че­ло­век и боль­ше 600 за­явок от тех, кто хо­чет про­да­вать свое вре­мя. 52 кон­трак­та уже под­пи­са­ны, око­ло 30 еще под­пи­шем до кон­ца сле­ду­ю­щей неде­ли.

— Мо­гут ли люди без вы­со­ких за­слуг про­да­вать свое вре­мя? Ка­кой у вас по­рог вхо­да?

Влас: В це­лом у нас во­об­ще нет по­ро­га вхо­да. Лю­бой че­ло­век мо­жет за­ре­ги­стри­ро­вать­ся. Един­ствен­ное, что мы де­ла­ем — при­о­ри­те­зи­ру­ем. Мы в са­мом на­ча­ле, по­это­му не тра­тим ни ко­пей­ки на мар­ке­тинг, де­ла­ем все сами. По­это­му мы сей­час мы в первую оче­редь пуб­ли­ку­ем про­фи­ли лю­дей, ко­то­рые ин­те­рес­ны с точ­ки зре­ния мар­ке­тин­га — с боль­шим нетвор­ком, со­ци­аль­ным ка­пи­та­лом. Как толь­ко мы вый­дем на нор­маль­ный уро­вень опе­ра­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, ни­ка­ко­го от­ка­за не бу­дет — если вы счи­та­е­те, что смо­же­те под­нять день­ги, то, по­жа­луй­ста, за­хо­ди­те.

— Люди, ко­то­рые ин­ве­сти­ру­ют день­ги, мо­гут узнать, на что они по­шли? На­при­мер, на об­ра­зо­ва­ние?

Ки­рилл: Ка­рьер­ный и пред­при­ни­ма­тель­ский путь к успе­ху для каж­до­го уни­ка­лен. Кому-то, что­бы до­стичь успе­ха, нуж­но прой­ти кур­сы, а кому-то — на­ко­нец по­ехать в от­пуск и от­дох­нуть. Че­ло­век сам ре­ша­ет, как ему управ­лять ка­пи­та­лом, но цель все­гда одна.

— На чем вы за­ра­ба­ты­ва­е­те? Как устро­е­на мо­не­ти­за­ция?

Влас: Мы бе­рем про­цент от вы­пус­ка­е­мых ак­ций, как это де­ла­ют ин­ве­сти­ци­он­ные бан­ки: 10% — от пер­во­го вы­пус­ка, 6% — от по­сле­ду­ю­ще­го. За каж­дую тран­зак­цию мы, как бир­жа, бе­рем 0,5%. В пла­нах есть и дру­гие спо­со­бы мо­не­ти­за­ции.

Ки­рилл: Они свя­за­ны с ана­ли­ти­кой дан­ных и мар­ке­тин­гом для лю­дей, ко­то­рые про­во­дят IPO на плат­фор­ме. На­при­мер, они смо­гут за­ка­зы­вать ре­кла­му про­фа­ла на плат­фор­ме.

— В чем за­клю­ча­ет­ся ваша гло­баль­ная цель?

Влас: Мы хо­тим соз­дать плат­фор­му, ко­то­рая мак­си­маль­но урав­ни­ва­ет лю­дей. Вре­мя есть у всех, один час ра­вен для всех. И каж­дый с по­мо­щью на­шей плат­фор­мы, сво­их та­лан­тов, лю­дей, ко­то­рые в него ве­рят, и на­ше­го комью­ни­ти, по­лу­ча­ет та­кую воз­мож­ность. Один из на­ших сло­га­нов: Tal­ent is every­where, op­por­tu­nity is not — та­лант по­всю­ду, а воз­мож­но­сти — нет. Вто­рой — Fund your free­dom — про­фи­нан­си­руй­те свою сво­бо­ду. По­нят­но, что мы не смо­жем спра­вить­ся с нера­вен­ством. Ты про­стой па­рень из ураль­ской де­рев­ни или ты ро­дил­ся в бо­га­той се­мье в Крем­ни­е­вой до­лине — сум­ма де­нег, ко­то­рую ты смо­жешь со­брать у бли­жай­ших род­ствен­ни­ков, ко­неч­но, выше во вто­ром слу­чае. Но ты­ся­ча дол­ла­ров, со­бран­ная па­рень­ком на Ура­ле, и 50 ты­сяч дол­ла­ров, со­бран­ные в Крем­ни­е­вой до­лине, мо­гут иметь со­вер­шен­но раз­ное вли­я­ние на жизнь. В пер­вом слу­чае — кар­ди­наль­но из­ме­нить жизнь че­ло­ве­ка, во вто­ром — стать про­сто при­ят­ным бо­ну­сом.

Ки­рилл: Еще мы хо­тим, что­бы люди пе­ре­осмыс­ли­ли цен­ность соб­ствен­но­го вре­ме­ни и того, как они его ис­поль­зу­ют. Все рав­ны пе­ред вре­ме­нем, но кто-то смо­жет до­бить­ся успе­ха, а кто-то все то же вре­мя про­си­дит в соц­се­тях.