1. Деньги

Медитация по-русски: как выходцы из Mail.ru Group создали «Мо» — российского конкурента Headspace

Интервью с инвестором и бизнесменом Александром Горным

© Фото: Личный архив

Ме­ди­та­ция позволяет­ лю­дям луч­ше справ­лять­ся со стра­хом, стрес­сом, тре­во­га­ми и вред­ны­ми при­выч­ка­ми. Прак­ти­ко­вать ее мно­гим по­мо­га­ют под­ка­сты и при­ло­же­ния. Про­шлым ле­том на рос­сий­ском рын­ке со­сто­ял­ся пер­вый ре­лиз сер­ви­са «Мо: Ме­ди­та­ция и Сон», ко­то­рый со­зда­ли вы­ход­цы из Mail.ru Group: быв­ший зам­ди­рек­то­ра де­пар­та­мен­та сли­я­ний и по­гло­ще­ний Ан­дрей Мол­ча­нов, а так­же Алек­сандр Гор­ный — экс-ди­рек­тор по стра­те­гии и ана­ли­зу и со­ос­но­ва­тель клу­ба ин­ве­сто­ров United In­vestors. Недав­но их про­ект при­влек 15 мил­ли­о­нов руб­лей ин­ве­сти­ций. Алек­сандр рас­ска­зал «Цеху» о том, ко­гда сам увлек­ся ме­ди­та­ци­ей, чем «Мо» от­ли­ча­ет­ся от по­пу­ляр­но­го аме­ри­кан­ско­го Head­space и как на биз­нес по­вли­я­ла пан­де­мия.







— В 2017 году вы на­пи­са­ли кри­ти­че­ский пост о Head­space — од­ном из ли­де­ров сре­ди при­ло­же­ний для ме­ди­та­ций. Сей­час вы со­глас­ны со всем, о чем то­гда го­во­ри­ли?

— И да, и нет. Три года на­зад я пи­сал в #стар­тапд­ня про несколь­ко дру­гой про­дукт, не тот, что есть сей­час. И да, я не ве­рил в то, что ме­ди­та­ции мож­но на­учить, и имен­но на этом то­гда фо­ку­си­ро­вал­ся Head­space. Сей­час Head­space, как и Calm, «Мо» и мно­гие дру­гие при­ло­же­ния, по­мо­га­ет, а не учит. А по­мочь мож­но.

— Как ваше лич­ное от­но­ше­ние к ме­ди­та­ции из­ме­ни­лось за эти годы? Рас­ска­жи­те про свой опыт.

— Ме­ди­ти­ро­вать до­воль­но слож­но, не могу ска­зать, что я об­раз­цо­во-по­ка­за­тель­ный поль­зо­ва­тель «Мо». С мо­мен­та, как я впер­вые ме­ди­ти­ро­вал, про­шло несколь­ко лет. За это вре­мя я по­ме­нял ра­бо­ту, за­пу­стил свой биз­нес, стал бо­лее здо­ро­во пи­тать­ся, про­изо­шли неко­то­рые из­ме­не­ния в лич­ной жиз­ни. Что из это­го было свя­за­но с ме­ди­та­ци­ей? Черт его зна­ет! У меня не было ди­кой де­прес­сии, осо­бых про­блем, тре­бу­ю­щих ре­ше­ния, я был счаст­ли­вым са­мо­до­ста­точ­ным че­ло­ве­ком и оста­юсь им сей­час. На мне уви­деть эф­фект кон­крет­ной пи­люли невоз­мож­но. Но мой лич­ный опыт мало что зна­чит, да­вай­те по­смот­рим на ста­ти­сти­ку, а не кон­крет­но­го меня. И она в поль­зу ме­ди­та­ций: на­у­ка под­твер­жда­ет, что ме­ха­низм ра­бо­та­ет.

— К мо­мен­ту за­пус­ка стар­та­па у вас уже был боль­шой опыт ин­ве­сто­ра. Как он вам по­мог и в чем по­ме­шал?

— К ана­ли­зу, сто­ит ли за­пус­кать «Мо», мы с моим парт­не­ром, Ан­дре­ем Мол­ча­но­вым, под­хо­ди­ли с ин­ве­сти­ци­он­ной точ­ки зре­ния, и это очень по­мог­ло с пра­виль­ным вы­бо­ром. Но бы­ва­ет и на­обо­рот. В про­шлом в моей жиз­ни было несколь­ко эпи­зо­дов, ко­гда опыт по­ме­шал — ин­ве­стор при­вык го­во­рить «нет». К каж­до­му ин­ве­сто­ру при­хо­дят ты­ся­чи стар­та­пе­ров, 95% из них про­ва­лит­ся. Нор­маль­ное мыш­ле­ние ин­ве­сто­ра — по­нять, по­че­му про­ва­лит­ся тот или иной про­ект. И нор­маль­но, что воз­ни­ка­ет пе­ре­обу­чен­ность — даже тем, ко­то­рые вы­жи­вут, тоже хо­чет­ся ска­зать «нет». Несколь­ко раз в сво­ей жиз­ни я зря не участ­во­вал в про­ек­тах. Но в этом участ­вую, и пока все идет хо­ро­шо.

— По­че­му вы как ин­ве­стор ве­ри­те в успех «Мо»?

— Я же со­ос­но­ва­тель, я не могу не ве­рить. Но ин­ве­сто­ру в моей душе все тоже нра­вит­ся. Мы де­ла­ем по­лез­ный про­дукт, и при этом за­ра­ба­ты­ва­ем. Биз­нес-мо­дель эф­фек­тив­на — мы про­да­ем, не неся за­трат на каж­до­го кон­крет­но­го поль­зо­ва­те­ля. В Шта­тах у Calm и Head­space все хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся. Наши пла­ны ис­пол­ня­ют­ся, даже пе­ре­вы­пол­ня­ют­ся. Как тут не по­ве­рить в успех?

— У рос­сий­ско­го поль­зо­ва­те­ля есть до­ступ к Calm, Head­space и дру­гим при­ло­же­ни­ям. Чем вы вы­год­но от них от­ли­ча­е­тесь, кро­ме того, что вы на рус­ском язы­ке? Вдруг их пе­ре­ве­дут на рус­ский?

— Тут про­бле­ма немно­го глуб­же, чем в пе­ре­во­де. Нуж­но сде­лать все для рос­си­ян — как ми­ни­мум на­нять пол­но­цен­ную ко­ман­ду, ко­то­рая бу­дут пи­сать для рус­ской ауди­то­рии, ина­че кон­тент оста­нет­ся за­мет­но хуже. Наш кон­ку­рент в Рос­сии, Med­i­topia, пе­ре­во­дит кон­тент с ан­глий­ско­го или, воз­мож­но, с ту­рец­ко­го, не знаю как у них устро­е­но. И по­смот­ри­те, что по­лу­ча­ет­ся. Про­стой при­мер — их ме­ди­та­ции на тему «Си­дим дома» из-за ко­ро­на­ви­ру­са. Они пи­са­лись под аме­ри­кан­ские ре­а­лии, там есть фра­зы вро­де: «Трамп ска­зал, что на сле­ду­ю­щей неде­ле ре­сто­ра­ны от­кро­ют­ся, так что вы не бес­по­кой­тесь». Я утри­рую, но идея по­нят­на. И что с этим де­лать рус­ской ауди­то­рии?

— Вы пла­ни­ру­е­те про­да­вать свой про­дукт ком­па­ни­ям и кор­по­ра­ци­ям. В Рос­сии они неча­сто за­бо­тят­ся о фи­зи­че­ском и мен­таль­ном здо­ро­вье со­труд­ни­ков. По­че­му вы ре­ши­ли, что сто­ит по­про­бо­вать та­кой спо­соб мо­не­ти­за­ции?

— Мы вы­шли из Mail.Ru Group, там боль­шая куль­ту­ра по­мо­щи со­труд­ни­кам, и, ко­неч­но, это по­вли­я­ло на наши взгля­ды. Но ве­рим, Mail.Ru Group — да­ле­ко не един­ствен­ная ком­па­ния в Рос­сии, ко­то­рая за­бо­тит­ся о сво­их со­труд­ни­ках. Дру­гая при­чи­на — Head­space ак­тив­но про­да­ет свой про­дукт ком­па­ни­ям, и у них это ра­бо­та­ет, нам есть с кого брать при­мер. На прак­ти­ке B2B мы ещё не про­ве­ри­ли, — объ­яви­ли о стар­те все­го ме­сяц на­зад.

— Я по­смот­ре­ла от­зы­вы к ва­ше­му при­ло­же­нию в App­Store. Они, в ос­нов­ном, хо­ро­шие, но есть несколь­ко лю­дей, ко­то­рые жа­лу­ют­ся, что у них сня­ли день­ги еще до того, как про­шел trial. Это был баг или ваш под­ход к freemium-мо­де­ли?

— По ва­ше­му опи­са­нию про­ис­хо­дит сле­ду­ю­щее: че­ло­век на­чи­на­ет trial, с него не спи­сы­ва­ют­ся день­ги. За­тем он от­ме­ня­ет под­пис­ку, уда­ля­ет, а по­том еще раз ска­чи­ва­ет при­ло­же­ние, пы­та­ет­ся на­чать trial еще раз, и в этот мо­мент Ap­ple спи­сы­ва­ет у него день­ги. По­ли­ти­ка Ap­ple — не мо­жет быть двух проб­ных пе­ри­о­дов. Мы это не кон­тро­ли­ру­ем.

— Как пан­де­мия ко­ро­на­ви­ру­са и кри­зис по­вли­я­ли на по­пу­ляр­ность «Мо»?

— Мы про­дол­жи­ли до­ста­точ­но силь­но рас­ти с мар­та по май. Бо­им­ся, что это все по­то­му, что люди ста­ли бо­лее бес­по­кой­ные, а на­де­ем­ся — по­то­му, что мы та­кие мо­лод­цы. Пока нель­зя ска­зать точ­но, ка­кая из ги­по­тез вер­на. Но мож­но по­смот­реть на кон­ку­рен­тов — мы срав­ни­ва­ем по­ка­за­те­ли с Med­i­topia, у это­го при­ло­же­ния они упа­ли. По­лу­ча­ет­ся, что у них эф­фект «у меня мень­ше де­нег» пе­ре­би­ва­ет эф­фект «все ста­ли боль­ше вол­но­вать­ся», зна­чит рас­тем мы сами по себе. За­кон­чит­ся ка­ран­тин и по­смот­рим, что бу­дет.

— Тема вел­не­са сей­час очень по­пу­ляр­на, при этом ры­нок стар­та­пов в этой сфе­ре еще не за­пол­нен. На ка­кие про­ек­ты та­кой те­ма­ти­ки вы как ин­ве­стор об­ра­ща­е­те вни­ма­ние?

— Сей­час оче­вид­но, что по­явил­ся за­прос на все ди­стан­ци­он­ное: при­ло­же­ния с фит­нес-тре­ни­ров­ка­ми, устрой­ства вро­де Pelo­ton, ко­то­рые по­мо­га­ют за­ни­мать­ся дома. У все­го это­го есть одно пре­иму­ще­ство и две боль­шие про­бле­мы. Пре­иму­ще­ство — да, лю­дям это дей­стви­тель­но сей­час нуж­но. Пря­мо сей­час воз­ни­ка­ют стар­та­пы, ко­то­рые на­чи­на­ют за­ра­ба­ты­вать с пер­во­го дня. Они быст­ро рас­тут и чув­ству­ют, что по­па­ли в нишу. С дру­гой сто­ро­ны, сей­час по­яв­ля­ет­ся очень мно­го по­хо­жих про­ек­тов. По­сле пер­во­на­чаль­но­го ро­ста они нач­нут друг с дру­гом жест­ко кон­ку­ри­ро­вать, и у всех все бу­дет пло­хо. Вто­рая про­бле­ма — ка­ран­тин за­кон­чит­ся, и ни­кто не зна­ет, ка­кая часть из тех, кто сей­час за­ни­ма­ет­ся спор­том дома, про­дол­жит это де­лать, а ка­кая вер­нет­ся в нор­маль­ные фит­нес-клу­бы. Вы­иг­ра­ют те, кто смо­жет вы­де­лить­ся из кру­га 20 оди­на­ко­вых, при­ду­мать что-то, что слож­но по­вто­ря­ет­ся.

— Вы сле­ди­те за ме­ди­цин­ски­ми стар­та­па­ми, ко­то­рые ра­бо­та­ют над вак­ци­ной и ле­кар­ством от ко­ро­на­ви­ру­са?

— Каж­дый дол­жен за­ни­мать­ся тем, в чем раз­би­ра­ет­ся. Я не раз­би­ра­юсь в мо­ле­ку­лах.

— Как ин­ве­стор вы ста­ли чаще го­во­рить «нет» на ка­ран­тине?

— У меня не было ни од­ной сдел­ки с мо­мен­та, как все на­ча­лось. Я не знаю, на­сколь­ко это слу­чай­ность, а на­сколь­ко моя боль­шая стро­гость, но от­сут­ствие сде­лок два ме­ся­ца — до­воль­но ти­пич­ная си­ту­а­ция.