1. Деньги

«Это дизайн, программирование, инженерия, лингвистика и история в одном флаконе». Как устроена работа шрифтового дизайнера

Рассказывает основательница студии Contrast Foundry Мария Дореули

© Фото: Личный архив

Са­мые раз­ные шриф­ты мы ви­дим по­всю­ду — на сай­тах из­да­ний, афи­шах, ре­кла­мах и упа­ков­ках про­дук­тов. За каж­дым из них сто­ит кро­пот­ли­вая ра­бо­та ди­зай­не­ра. Ма­рия До­ре­ули окон­чи­ла МГУП, со­зда­ла шрифт William, ко­то­рый во­шел в де­сят­ку луч­ших шриф­тов де­ся­ти­ле­тия, учи­лась в Ко­ро­лев­ской ака­де­мии ис­кусств в Га­а­ге, ос­но­ва­ла в Москве Con­trast Foundry — одно из немно­гих бюро, ко­то­рое за­ни­ма­ет­ся имен­но раз­ра­бот­кой шриф­тов, а по­том уеха­ла в Сан-Фран­цис­ко, что­бы по­лу­чить меж­ду­на­род­ный про­фес­си­о­наль­ный опыт. Сре­ди кли­ен­тов ее мос­ков­ско­го бюро: «Моск­вич Mag», LaM­oda, аме­ри­кан­ский жур­нал Fader, «Ян­декс», Mail.Ru, Тре­тья­ков­ская Га­ле­рея и дру­гие ком­па­нии. По­ми­мо ра­бо­ты над са­ми­ми шриф­та­ми, со­труд­ни­ки ком­па­нии де­ла­ют об­ра­зо­ва­тель­ные про­грам­мы — так Ави­то, Ян­декс, Mail.Ru зо­вут их чи­тать лек­ции для сво­их ра­бот­ни­ков. «Цех» по­про­сил ос­но­ва­тель­ни­цу Ма­рию До­ре­ули рас­ска­зать, как устро­е­на эта про­фес­си­о­наль­ная сфе­ра се­го­дня и что дол­жен уметь и знать шриф­то­вой ди­зай­нер.







«Вряд ли есть дети, ко­то­рые меч­та­ют стать шриф­то­вы­ми ди­зай­не­ра­ми»

Как-то мою кол­ле­гу Кри­сту Ра­до­е­ву по­зва­ли на те­ле­ви­де­ние, что­бы по­го­во­рить про про­фес­сию шриф­то­во­го ди­зай­не­ра. Один из во­про­сов ве­ду­щей зву­чал так: «Что вы по­со­ве­ту­е­те де­тям, ко­то­рые меч­та­ют стать шриф­то­вы­ми ди­зай­не­ра­ми?» Она даже рас­те­ря­лась от неожи­дан­но­сти. Эта ис­то­рия ста­ла для нас анек­до­том — вряд ли есть та­кие дети, ко­то­рые меч­та­ют стать шриф­то­вы­ми ди­зай­не­ра­ми. Чаще все­го, же­ла­ние ри­со­вать шриф­ты по­яв­ля­ет­ся как по­боч­ный эф­фект от со­при­кос­но­ве­ния с ди­зай­ном в це­лом.

В дет­стве я по­се­ща­ла Ху­до­же­ствен­ную шко­лу лет с 12 — счи­та­ет­ся, что я на­ча­ла до­воль­но позд­но. В Рос­сии, что­бы по­сту­пить в ху­до­же­ствен­ный вуз, надо го­то­вить­ся за­ра­нее, где-то с 10 лет. По­сле шко­лы я учи­лась шесть лет во МГУ­Пе, а по­том еще год в ма­ги­стра­ту­ре Ко­ро­лев­ской ака­де­мии ис­кусств в Га­а­ге на кур­се Type and Me­dia. В це­лом в МГУ­Пе очень се­рьез­ная шко­ла по ри­со­ва­нию, но это несиль­но от­но­сит­ся к са­мой про­фес­сии, ско­рее по­мо­га­ет раз­вить чув­ство ком­по­зи­ции, вни­ма­ние к де­та­лям, по­ста­вить руку. Сей­час бла­го­да­ря при­ло­же­ни­ям вро­де Robo­font, Font­lab, Glyphs тех­ни­че­ски шрифт ста­ло ри­со­вать го­раз­до про­ще. Кто угод­но мо­жет на­чать это де­лать, даже ре­бе­нок. Глав­ное — же­ла­ние.

Ин­те­рес и лю­бовь к шриф­то­во­му ди­зай­ну мне в уни­вер­си­те­те при­вил один из на­ших пре­по­да­ва­те­лей — Алек­сандр Тар­бе­ев. Уже то­гда было по­нят­но, что это ра­бо­та не для всех, тут дол­жен быть опре­де­лен­ный склад ха­рак­тер: шриф­то­вые ди­зай­не­ры немно­го за­ну­ды-пер­фек­ци­о­ни­сты.

По­сле вы­пус­ка я в ка­кой-то мо­мент по­ду­ма­ла, что не буду боль­ше за­ни­мать­ся ди­зай­ном шриф­тов: в Рос­сии то­гда не ока­за­лось сту­дии, куда я хо­те­ла бы пой­ти ста­жи­ро­вать­ся или ра­бо­тать. По­это­му я устро­и­лась гра­фи­че­ским ди­зай­не­ром в РИА Но­во­сти и про­ве­ла там три года. Па­рал­лель­но я ве­че­ра­ми ри­со­ва­ла бук­вы, у меня уже были ка­кие-то за­ка­зы, я за­кан­чи­ва­ла ра­бо­ту над сво­им ди­плом­ным шриф­том William, от­сы­ла­ла его на меж­ду­на­род­ные кон­кур­сы. В ито­ге в 2011 году он за­нял пер­вое ме­сто на кон­кур­се Granshan Non-Latin Type­face De­sign Com­pe­ti­tion и по­пал в спи­сок луч­ших шриф­тов де­ся­ти­ле­тия. Ухо­дить с ос­нов­ной ра­бо­ты и за­ни­мать­ся толь­ко шриф­та­ми было бо­яз­но, да и я по­ни­ма­ла, что знаю еще да­ле­ко не все, от­ча­сти по­это­му и уеха­ла в Га­а­гу. Там я по­лу­чи­ла воз­мож­ность пе­ре­нять опыт у мэтров этой об­ла­сти, за­вя­зать мно­го кон­так­тов — и быв­шие, и ны­неш­ние сту­ден­ты Type& Me­dia ак­тив­но об­ща­ют­ся друг с дру­гом, — и вый­ти на ми­ро­вую аре­ну, как бы вы­со­ко­пар­но это ни про­зву­ча­ло. Курс в Га­а­ге — это, ко­неч­но, не па­на­цея: мно­гие, от­учив­шись там, в ито­ге шриф­то­вым ди­зай­ном не за­ни­ма­ют­ся.

«Кон­ку­рен­ции хо­те­лось не толь­ко на рын­ке ки­рил­ли­цы, но и ла­ти­ни­цы тоже»

О том, что­бы ос­но­вать соб­ствен­ную сту­дию я за­ду­ма­лась еще в уни­вер­си­те­те. В то вре­мя не было та­ко­го ме­ста, куда бы ты мог пой­ти ста­жи­ро­вать­ся, по­гру­зить­ся в сре­ду, что­бы это по­мог­ло тво­е­му об­ще­му и про­фес­си­о­наль­но­му раз­ви­тию. И то­гда я ре­ши­ла, что надо сде­лать его са­мой, если я хочу за­ни­мать­ся этим даль­ше и раз­ви­вать­ся в этой об­ла­сти. Раз ни­кто дру­гой это­го де­лать не хо­чет.

В 2013 году мы от­кры­ли нашу сту­дию Con­trast Foundry. Пер­вые два года до­де­лы­ва­ли свои шриф­ты, за­пус­ка­ли сайт, раз­би­ра­лись с ли­цен­зи­я­ми. За 7 лет мы со­бра­ли все ошиб­ки, ко­то­рые толь­ко мож­но было со­брать. Зато по­сте­пен­но на­учи­лись об­щать­ся с за­каз­чи­ка­ми, де­ле­ги­ро­вать, ре­шать ка­кие-то юри­ди­че­ские про­бле­мы. Сей­час у нас есть юрист, и это со­вер­шен­но но­вый уро­вень. Шриф­ты — это и про­грамм­ное обес­пе­че­ние, и объ­ект ав­тор­ско­го пра­ва, по­это­му важ­но раз­би­рать­ся в юри­ди­че­ских тон­ко­стях и иметь та­ких лю­дей, ко­то­рые, если что, смо­гут по­со­ве­то­вать, под­го­то­вить гра­мот­ный до­го­вор, бу­дут от­ста­и­вать вашу сто­ро­ну.

Несмот­ря на то, что ла­тин­ских шриф­тов очень мно­го, все рав­но по­сто­ян­но вы­пус­ка­ют но­вые. Всем нуж­но что-то и све­жее, и от­ве­ча­ю­щее но­вым тех­но­ло­ги­че­ским стан­дар­там

По­чти два года на­зад я уеха­ла в Сан-Фран­цис­ко, по­то­му что хо­те­лось но­во­го опы­та и боль­шей кон­ку­рен­ции. В Рос­сии она уже тоже по­яви­лась, но пока все наши шриф­то­вые сту­дии все рав­но мож­но по паль­цам пе­ре­счи­тать. Плюс, кон­ку­рен­ции хо­те­лось не толь­ко на рын­ке ки­рил­ли­цы, но и ла­ти­ни­цы тоже. Хо­чет­ся не толь­ко все вре­мя быть до­го­ня­ю­щи­ми и до­ри­со­вы­вать ки­рил­ли­цу к уже го­то­вым шриф­там, но и со­зда­вать зна­чи­мые про­ек­ты для меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства, а на­хо­дясь в сре­де это де­лать про­ще. Несмот­ря на то, что ла­тин­ских шриф­тов очень мно­го, все рав­но по­сто­ян­но вы­пус­ка­ют но­вые. Всем нуж­но что-то и све­жее, от­ве­ча­ю­щее но­вым тех­но­ло­ги­че­ским стан­дар­там.


«Ри­со­вать абы что, про­сто что­бы за­ра­бо­тать на еду, со­всем не ин­те­рес­но»

Са­мые луч­шие про­ек­ты по­лу­ча­ют­ся, ко­гда ты со­труд­ни­ча­ешь с людь­ми, ко­то­рые по­ни­ма­ют цен­ность тво­ей ра­бо­ты, и ко­гда за­каз­чик до­ве­ря­ет имен­но тебе. Бы­ва­ет так, что за­каз­чик при­хо­дит про­сто по­счи­тать сме­ту, а по­том идет к кому-то еще, что­бы срав­нить, вы­брать, у кого усло­вия по­луч­ше. Это нор­маль­но, но мы ра­бо­та­ем над тем, что­бы кли­ент вы­би­рал нас по дру­гим па­ра­мет­рам и при­хо­дил со слож­ны­ми и ин­те­рес­ны­ми пред­ло­же­ни­я­ми имен­но к нам. Все-таки ри­со­вать абы что, про­сто что­бы за­ра­бо­тать на еду, со­всем не ин­те­рес­но.

Ча­сто бы­ва­ет так: у нас по­яв­ля­ет­ся ка­кая-то идея, мы на­чи­на­ем над ней ра­бо­тать, де­лим­ся ей в сво­их ка­на­лах, это ви­дит по­тен­ци­аль­ный кли­ент, и к нам при­хо­дит за­каз. Из это­го обыч­но по­лу­ча­ют­ся очень кру­тые ис­то­рии — это и нам ин­те­рес­но, и кли­ент рад, что у него в ра­бо­те что-то све­жее. Так было, на­при­мер, со шриф­том CoFo FlicFlac. Я сде­ла­ла эс­киз, ко­то­рый уви­дел ве­не­су­эль­ский ди­зай­нер из Па­ри­жа Кар­лин Диез и по­про­сил раз­ре­ше­ния ис­поль­зо­вать в кли­пе му­зы­каль­ной груп­пы. По­том я его до­де­ла­ла, и мы опуб­ли­ко­ва­ли уже пол­но­цен­ный шрифт у нас в ма­га­зине. В ос­нов­ном имен­но так все и про­ис­хо­дит: ты дол­го-дол­го что-то ри­су­ешь, а по­том люди на­чи­на­ют это ис­поль­зо­вать.

Если го­во­рить о шриф­тах из на­шей биб­лио­те­ки, то ми­ни­маль­ная ли­цен­зия на одно на­чер­та­ние (это кон­крет­ный ри­су­нок шриф­та, ос­нов­ные на­чер­та­ния — обыч­ное, жир­ное, кур­сив и по­лу­жир­ный кур­сив — Прим. «Цеха») сто­ит по­ряд­ка 5 ты­сяч руб­лей. Та­кой ли­цен­зии до­ста­точ­но что­бы уста­но­вить шрифт себе на ком­пью­тер и де­лать огра­ни­чен­ное ко­ли­че­ство ве­щей — жур­нал, кни­гу, по­стер, до­ку­мен­ты, кар­тин­ки. За все осталь­ное при­дет­ся до­пла­чи­вать. Так, для веба нуж­на от­дель­ная ли­цен­зия, для то­вар­но­го зна­ка — тоже. В це­лом ли­цен­зии рас­счи­ты­ва­ют­ся, ис­хо­дя из охва­та ауди­то­рии. Все-таки одно дело ис­поль­зо­вать шрифт в вы­вес­ке неболь­шо­го кафе, а дру­гое — сети ре­сто­ра­нов по все­му миру.

Мы ана­ли­зи­ру­ем ста­ти­сти­ку на сай­те и ви­дим, кто и в ка­ком ко­ли­че­стве у нас что-то по­ку­па­ет и сколь­ко мы мо­жем за­ра­бо­тать на од­ной гар­ни­ту­ре (гар­ни­ту­ра — груп­па на­чер­та­ний шриф­та, объ­еди­нен­ных по ха­рак­те­ру ри­сун­ка — Прим. «Цеха»). Ко­гда за­каз­чик про­сит раз­ра­бо­тать экс­клю­зив­ный шрифт и пе­ре­дать пра­ва на него на­все­гда, мы по­ни­ма­ем: на од­ной чаше ве­сов толь­ко этот за­каз, на дру­гой — ра­бо­та над соб­ствен­ны­ми шриф­та­ми, ко­то­рые у нас бу­дут по­ку­пать всю жизнь.

Если го­во­рить про ба­зо­вый шрифт с нуля, где мо­жет быть два на­чер­та­ния, то ми­ни­маль­ный по­рог — это 1 000 000 руб­лей. За эти день­ги вы не по­лу­чи­те пол­ные пра­ва на шрифт на­все­гда

Все за­ви­сит от того, на­сколь­ко круп­ная ор­га­ни­за­ция и от того, на ка­кой срок у нас бу­дут вы­ку­пать ли­цен­зию. Все все­гда хо­тят все и на­все­гда, по­то­му что это удоб­но —ку­пил экс­клю­зив и боль­ше про это не ду­ма­ешь. Это при­выч­ный прин­цип ра­бо­ты для агентств и ди­зайн-сту­дий. В шриф­тах же все по-дру­го­му. Мы мо­жем всю жизнь по­лу­чать ста­биль­ный до­ход от про­да­жи со­здан­но­го нами шриф­та, по­это­му если мы на­все­гда от­да­ем пра­ва на него, это сто­ит боль­ших де­нег. В боль­шин­стве слу­ча­ев за­каз­чи­ку до­ста­точ­но ку­пить экс­клю­зив на 3, 5, 10 лет, а если по ис­те­че­нии это­го вре­ме­ни шрифт все еще им бу­дет ну­жен, они смо­гут до­пла­тить и ис­поль­зо­вать даль­ше. Чаще все­го, объ­яс­нить это за­каз­чи­ку ока­зы­ва­ет­ся слож­нее все­го. По­это­му с од­ной сто­ро­ны, мы де­ла­ем всё воз­мож­ное, что­бы сде­лать ком­мер­че­ское пред­ло­же­ние при­вле­ка­тель­ным для кли­ен­та, а с дру­гой — най­ти пра­виль­ные ар­гу­мен­ты, объ­яс­нить, по­че­му на са­мом деле вы­ку­пать шрифт на­все­гда им не нуж­но.

«Наша за­да­ча — об­ра­зо­вы­вать пуб­ли­ку, что­бы люди по­ни­ма­ли, что мы де­ла­ем»

Сей­час об­ласть раз­ви­ва­ет­ся. На­при­мер, ко­гда я за­кан­чи­ва­ла уни­вер­си­тет, было очень про­сто «вы­стре­лить». Ка­кой бы шрифт ты ни вы­пу­стил, к нему так или ина­че было боль­шое вни­ма­ние, даже если это сы­рая ра­бо­та. На­при­мер, с моим ди­плом­ным про­ек­том William по­лу­чи­лось так, что люди прак­ти­че­ски сра­зу ста­ли мне пи­сать, что хо­тят его ку­пить. Сей­час и шриф­то­вых ди­зай­не­ров, и сту­дий го­раз­до боль­ше, по­это­му уро­вень уже дру­гой, рас­тет кон­ку­рен­ция в этой об­ла­сти.

Если го­во­рить про за­каз­чи­ков, пока мало кто чув­ству­ет раз­ни­цу меж­ду «хо­ро­шим» и «пло­хим» шриф­том. Что­бы ви­деть ка­че­ство, по­ни­мать, что хо­ро­шо, а что нет, ну­жен опыт, на­смот­рен­ность в ра­бо­те со шриф­том, силь­ное по­гру­же­ние в ти­по­гра­фи­ку. А со­от­вет­ству­ю­щие ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти круп­ных ор­га­ни­за­ций в Рос­сии чаще все­го за­ни­ма­ют люди, ко­то­рые учи­лись во вре­ме­на, ко­гда о та­ких ве­щах как шрифт и ти­по­гра­фи­ка во­об­ще и не го­во­ри­ли и не обу­ча­ли это­му. Наша за­да­ча — об­ра­зо­вы­вать пуб­ли­ку, в част­но­сти, чи­тать лек­ции, что­бы люди по­ни­ма­ли, что мы де­ла­ем. Мы об­ща­ем­ся со мно­ги­ми ди­зай­не­ра­ми и ру­ко­во­ди­те­ля­ми боль­ших ком­па­ний, неболь­шие сту­дии тоже при­гла­ша­ют нас рас­ска­зать, чем мы за­ни­ма­ем­ся. В мае мы долж­ны были про­ве­сти боль­шой ворк­шоп в Mail.Ru для со­труд­ни­ков, но из-за ка­ран­ти­на его при­шлось пе­ре­не­сти.

Тем, кто пла­ни­ру­ет раз­ви­вать­ся в этой об­ла­сти важ­но по­ни­мать, что ра­бо­та не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко ри­со­ва­ни­ем букв. Нуж­но ин­те­ре­со­вать­ся все­ми смеж­ны­ми об­ла­стя­ми, смот­реть, что де­ла­ют ди­зай­не­ры, ар­хи­тек­то­ры, ху­дож­ни­ки, об­щать­ся с ними, из­бе­гать про­фес­си­о­наль­но­го ва­ку­у­ма. В этом и вся пре­лесть этой про­фес­сии—это и ди­зайн, и про­грам­ми­ро­ва­ние, и ин­же­не­рия, и линг­ви­сти­ка, и ис­то­рия в од­ном фла­коне. Имен­но это меня ко­гда-то так и за­влек­ло.

Где учить­ся на шриф­то­во­го ди­зай­не­ра?