1. Практика

Когнитивная гибкость: расширение сознания без психоделиков

Кто такие полиматы и зачем нобелевские лауреты собирают насекомых

© Hanson Lu / Unsplash

Ко­гни­тив­ная гиб­кость — одно из са­мых вос­тре­бо­ван­ных про­фес­си­о­наль­ных ка­честв 2020 года, счи­та­ют участ­ни­ки Все­мир­но­го эко­но­ми­че­ско­го фо­ру­ма. Что это за на­вык, и как его ис­поль­зо­вать, что­бы учить­ся и ра­бо­тать эф­фек­тив­нее? Как гиб­кость мыш­ле­ния по­мо­жет пре­успеть, по мне­нию фу­ту­ро­ло­гов? И по­че­му но­бе­лев­ские ла­у­ре­а­ты чаще дру­гих уче­ных увле­ка­ют­ся ис­кус­ством? Пе­ре­ска­зы­ва­ем ста­тью Ва­ка­са Ах­ме­да, ав­то­ра кни­ги «По­ли­мат» и экс­пер­та в об­ла­сти меж­дис­ци­пли­нар­но­го мыш­ле­ния.







Неко­то­рые опре­де­ля­ют ко­гни­тив­ную гиб­кость как спо­соб­ность моз­га эф­фек­тив­но пе­ре­клю­чать­ся меж­ду раз­ны­ми мыс­ли­тель­ны­ми на­вы­ка­ми. Дру­гие счи­та­ют бо­лее важ­ной ее ха­рак­те­ри­сти­кой го­тов­ность ра­ди­каль­но ме­нять сам об­раз мыш­ле­ния, по­ве­де­ние или точ­ку зре­ния в за­ви­си­мо­сти от об­сто­я­тельств. Наи­бо­лее точ­ной Ва­кас Ах­мед счи­та­ет ин­тер­пре­та­цию, пред­ло­жен­ную Рэн­дом Спи­ро, ис­сле­до­ва­те­лем пси­хо­ло­гии об­ра­зо­ва­ния из Пен­силь­ван­ско­го уни­вер­си­те­та.

Ко­гни­тив­ная гиб­кость — это спо­соб­ность раз­ны­ми спо­со­ба­ми спон­тан­но ре­струк­ту­ри­ро­вать соб­ствен­ное зна­ние, адап­ти­ру­ясь к ра­ди­каль­но ме­ня­ю­щим­ся об­сто­я­тель­ствам
Рэнд Спиро, психолог

Ко­гни­тив­ная гиб­кость — ка­че­ство, ко­то­рое ис­поль­зу­ют в сво­ей ра­бо­те пе­ре­вод­чи­ки, ча­сто пе­ре­клю­ча­ю­щи­е­ся меж­ду язы­ка­ми, или ак­те­ры, ко­то­рым при­хо­дит­ся вжи­вать­ся в но­вые роли. Без гиб­ко­сти мыш­ле­ния не обой­тись и слэш-ка­рье­ри­стам — лю­дям, сов­ме­ща­ю­щим несколь­ко раз­ных про­фес­сий. А еще она свой­ствен­на тем, кто об­ла­да­ет несколь­ки­ми со­ци­аль­ны­ми или куль­тур­ны­ми иден­тич­но­стя­ми. Ска­жем, де­воч­ке-би­линг­ву из ра­бо­чей се­мьи, бла­го­да­ря сво­им ста­ра­ни­ям по­лу­чив­шей воз­мож­ность учить­ся в луч­шей шко­ле го­ро­да. В за­ви­си­мо­сти от окру­же­ния ей при­хо­дит­ся не толь­ко го­во­рить на раз­ных язы­ках, но и ме­нять об­раз мыс­ли и ма­не­ру об­ще­ния.

Тан­цу­ю­щие но­бе­лев­ские ла­у­ре­а­ты

Рэнд Спи­ро уве­ря­ет, что по­движ­ность мыш­ле­ния по­мо­га­ет кре­а­тив­но­сти. Ко­гни­тив­но гиб­кий че­ло­век не бо­ит­ся ра­бо­тать с раз­ны­ми иде­я­ми, пат­тер­на­ми и точ­ка­ми зре­ния — ча­сто из чуж­дой ему об­ла­сти зна­ния.

Воз­мож­но, имен­но раз­но­об­раз­ные ин­те­ре­сы и от­кры­тость но­во­му по­мо­га­ла до­сти­гать боль­ших успе­хов но­бе­лев­ским ла­у­ре­а­там. Аме­ри­кан­ский пси­хо­лог Бер­нис Эй­ду­сон, про­вел боль­шое ис­сле­до­ва­ние, в ко­то­ром вы­яс­нил, что боль­ше по­ло­ви­ны ла­у­ре­а­тов «но­бе­лев­ки» из об­ла­сти на­у­ки увле­ка­лись, по край­ней мере, од­ним ви­дом ис­кус­ства. При этом по­чти у всех было хоб­би — от шах­мат до эн­то­мо­ло­гии. Чет­верть были му­зы­кан­та­ми. 18% ри­со­ва­ли. В 25 раз чаще, чем дру­гие уче­ные, но­бе­лев­ские ла­у­ре­а­ты за­ни­ма­лись пе­ни­ем, ак­тер­ским ма­стер­ством или тан­ца­ми, в 17 раз чаще прак­ти­ко­ва­ли ви­зу­аль­ное ис­кус­ство и в 12 раз чаще пи­са­ли по­э­зию или про­зу. По­сто­ян­ное пе­ре­клю­че­ние меж­ду раз­ны­ми прак­ти­ка­ми по­мо­га­ет уви­деть в сво­ей ра­бо­те то, чего не за­ме­ча­ют дру­гие.

Рас­ши­ре­ние со­зна­ния без пси­хо­де­ли­ков

В неко­то­рых слу­ча­ях ко­гни­тив­ная гиб­кость мо­жет стать по­боч­ным эф­фек­том за­бо­ле­ва­ний моз­га вро­де син­дро­ма Са­ван­та, ду­хов­ных пе­ре­жи­ва­ний или пси­хо­де­ли­че­ско­го опы­та. Так­же по­движ­ность мыш­ле­ния при­су­ща по­ли­ма­там — лю­дям с необыч­но мно­го­сто­рон­ни­ми ин­те­ре­са­ми вро­де Лео­нар­до да Вин­чи, Бен­джа­ми­на Фран­кли­на или пер­вой аф­ро­аме­ри­кан­ки, по­ле­тев­шей в кос­мос Мэй Дже­ми­сон, за свою жизнь осво­ив­шей хи­ми­че­ское ма­ши­но­стро­е­ние, фи­зи­ку, ме­ди­ци­ну и аф­ро­аме­ри­кан­ские ис­сле­до­ва­ния.

Как рас­ши­рять гра­ни­цы сво­е­го со­зна­ния, если вы не по­ли­мат от рож­де­ния? Ва­кас Ах­мед ре­ко­мен­ду­ет прак­ти­ко­вать па­рал­лель­ное и си­сте­ма­ти­че­ское мыш­ле­ние и учить­ся смот­реть на слож­ные си­ту­а­ции с аль­тер­на­тив­ной точ­ки зре­ния. А что­бы удач­нее осва­и­вать эти под­хо­ды — при­ме­нять кри­ти­че­ское мыш­ле­ние.

Па­рал­лель­ное мыш­ле­ние — это прак­ти­ка, пред­ло­жен­ная Эд­вар­дом де Боно в кни­ге «Шесть шляп мыш­ле­ния». Ее суть за­клю­ча­ет­ся в том, что груп­па лю­дей на­чи­на­ет ис­сле­до­вать некую тему од­но­вре­мен­но с несколь­ких раз­ных то­чек зре­ния. Каж­дый вы­ска­зы­ва­ет как мож­но боль­ше идей. Даже если его мыс­ли аб­со­лют­но про­ти­во­по­лож­ны раз­мыш­ле­ни­ям осталь­ных, спо­рить он не пы­та­ет­ся.

Важ­ным усло­ви­ем до­сти­же­ния гиб­ко­сти ума Ах­мед счи­та­ет от­кры­тость но­вым ги­по­те­зам и тео­ри­ям. Чем боль­ше но­вых об­ла­стей зна­ния мы осва­и­ва­ем, тем бо­га­че ста­но­вит­ся наша кар­ти­на мира. От­кры­тость но­во­му — чер­та ха­рак­те­ра, из­на­чаль­но при­су­щая неко­то­рым лю­дям. Тем не ме­нее все мы мо­жем рас­ши­рить гра­ни­цы сво­их пред­став­ле­ний о мире, раз­ви­вая в себе то, что зоо­лог Де­смонд Мор­рис на­зы­ва­ет неофи­ли­че­ским устрем­ле­ни­ем — лю­бо­вью к но­во­му. А для это­го нуж­но чаще ока­зы­вать­ся в непри­выч­ных си­ту­а­ци­ях, боль­ше ре­флек­си­ро­вать и по­сто­ян­но под­вер­гать со­мне­нию соб­ствен­ное пред­став­ле­ние о мире.

Важ­но так­же про­во­дить в уме но­вые свя­зи меж­ду ве­ща­ми и яв­ле­ни­я­ми. В этом по­мо­жет си­сте­ма­ти­че­ское мыш­ле­ние, ко­то­рое рас­смат­ри­ва­ет мир как сеть, а не как со­во­куп­ность несвя­зан­ных меж­ду со­бой яче­ек зна­ния. Ко­гни­тив­ная гиб­кость, за­клю­ча­ет Ах­мед, учит ско­рее даже не пе­ре­клю­чать­ся меж­ду раз­лич­ны­ми ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми сфе­ра­ми, а плав­но пе­ре­те­кать из од­ной в дру­гую, не за­ме­чая пе­ре­хо­да.

Для кого най­дет­ся ра­бо­та в мире бу­ду­ще­го

Смерть мно­гих про­фес­сий не за го­ра­ми. Ви­ной тому — ав­то­ма­ти­за­ция и ком­пью­те­ри­за­ция. Ис­то­рик и фу­ту­ро­лог Юваль Ной Ха­ра­ри в «21 уро­ке для XXI века» пре­ду­пре­жда­ет: «Что­бы идти в ногу с ми­ром об­раз­ца 2050 года, по­тре­бу­ет­ся не про­сто пред­ла­гать но­вые идеи и про­дук­ты — преж­де все­го нуж­но бу­дет по­сто­ян­но об­нов­лять са­мих себя».

О важ­но­сти ко­гни­тив­ной гиб­ко­сти го­во­рит и Ан­дерс Сэнд­берг, ней­ро­уче­ный и фи­ло­соф из Ин­сти­ту­та бу­ду­ще­го че­ло­ве­че­ства при Окс­форд­ском уни­вер­си­те­те: «По край­ней мере, в бли­жай­шие несколь­ко де­ся­ти­ле­тий, пока ма­ши­ны не ста­ли ум­нее че­ло­ве­ка, по­ли­ма­ты бу­дут очень важ­ны для об­ще­ства». А фу­ту­ро­лог Рэй Курцвейл счи­та­ет от­кры­тость мыш­ле­ния необ­хо­ди­мой, по­то­му что «все чаще ре­ше­ния про­блем на­хо­дят­ся на гра­ни­це меж­ду раз­ны­ми сфе­ра­ми зна­ни­я­ми… Уз­ко­спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные спе­ци­а­ли­сты оста­нут­ся важ­ны для ко­манд­ной ра­бо­ты, но ли­де­ра­ми бу­дут те, кто вы­стра­и­ва­ет мо­сты меж­ду раз­ны­ми об­ла­стя­ми».

Ко­гни­тив­ная гиб­кость не про­сто за­ба­ва для ин­тел­лек­ту­а­лов, же­ла­ю­щих по­чув­ство­вать себя людь­ми эпо­хи Воз­рож­де­ния. Это неотъ­ем­ле­мый на­вык, ко­то­рый по­слу­жит для же­ла­ю­щих на­учить­ся адап­ти­ро­вать­ся к двум са­мым важ­ным вы­зо­вам XXI века: по­сто­ян­ным из­ме­не­ни­ям и на­рас­та­ю­щей слож­но­сти мира. Мо­жет быть, и вам за свою жизнь еще не раз при­дет­ся осво­ить но­вую про­фес­сию — без гиб­ко­сти мыш­ле­ния сде­лать это прак­ти­че­ски невоз­мож­но.